Новая 'Анжелика'

ВАРАКИН Александр

Новая "Анжелика"

Рассказ

Директору издательства "У НАС ВСЕ ДОМА"

господину (узнать и вписать)

ЗАЯВКА

Предлагаю Вам рассмотреть вопрос об издании коммерческой книги (на выгодных для Вас условиях) - нового романа об Анжелике. Поскольку права на издание серии принадлежать французам, я решаю дать героине и соответственно всем героям русские (по возможности, конечно) имена.

Мои условия мы можем обговорить при личной встрече.

Другие книги автора Александр Сергеевич Варакин

Книга «Тайны археологии» рассказывает о множестве загадок, с которыми сталкиваются археологи, пытающиеся проникнуть в самые потаенные глубины истории человечества.

Авторы предлагают свои варианты разгадок этих тайн, охватывая период от первобытных времен и самых древних памятников до библиотеки Ивана Грозного и морских катастроф нынешнего века.

Существовала ли древняя Атлантида? Что явилось причиной смерти археологов, вскрывших гробницу Тутанхамона? Отчего погиб отец Александра Македонского Филипп? Кто построил Стоунжендж? Мог ли Христос спастись? Решение этих и многих других вопросов издревле волновало лучшие умы человечества, мало кого оставляя равнодушным.

В живой и увлекательной форме в книге рассказывается о наиболее интересных и волнующих тайнах истории, о загадках погибших городов и исчезнувших цивилизаций.

Интересно написанное, живое и документально аргументированное исследование о таинственных случаях из истории России, Русского государства и славянских племен. Поднимаются таинственные, загадочные и просто недостаточно исследованные случаи из истории.

Это издание содержит секретные материалы спецслужб, свидетельства очевидцев и «контактеров», географию и хронологию паранормальных явлений, комментарии ведущих уфологов мира. Ранее неизвестные факты и уникальная информация по, быть может, самой таинственной и волнующей человечество теме — все это доступно и увлекательно в книге «Тайны НЛО».

Под пологом было жарко, и Султану не спалось.

Султан вышел из опочивальни, наткнулся на спящего стражника и пнул его. Бедняга очнулся ни жив, ни мертв: пропала дурная головушка!..

— Ну, ну, не умри на месте, — сурово сказал Султан. А вглядевшись, что-то придумал: — Марш в опочивальню. Кому говорю! — прикрикнул.

Трясущийся стражник протиснулся кое-как в резные двери. Султан глянул по сторонам: никого. И тоже вошел, неслышно прикрыв дверь. Свет полнолунья пронизывал дворец насквозь, но все в нем казалось почти мертвым.

Александр Варакин

(Ташкент)

Аллергия

Серафим начал копать в среду, в прошлом году.

Была весна, одуряюще пахла черемуха. Ее густые волны катились и катились на деревню, гонимые ветром.

Еще пахло землей. И это было хорошо.

Еще пахло старым сеном. И это было плохо.

К кому он только не обращался! Тридцать километров до райцентра, потом сто двадцать до центра областного... Серафим отмерил столько туда и обратно, что мог смело заявить о символическом достижении Луны или о десятикратном кругосветном путешествии, что практически одинаково.

ВАРАКИН Александр

А там...

Рассказ

Отчего-то Козицыну нравился урок географии. Он все пытал учительницу:

- А там что? Кто там? И почему?

Не могла она ответить лишь на последний вопрос, относя его к старшим классам и сложному предмету по имени философия. А на первые два - отвечала, ибо терпения у нее было много.

- А там, - говорила она, - Западный Тупик. Этотам - Южный Парк, а пототам - Северный Лес. В нем разные звери водятся.

«Хочу предупредить: читать об НЛО можно, это занятие абсолютно безопасное. При некоторых обязательных условиях. Первое: книги и все остальные материалы по уфологии (и не только: полтергейст, магия, статистика преступности и т. д. — они из того же ряда) не должны находиться при вас в те часы, когда вы спите. Поэтому немедленно проверьте содержимое вашей книжной полки у изголовья и отсортируйте его: материалам об НЛО не место в жилом помещении!».

Популярные книги в жанре Современная проза

Когда светило жаркое солнце или шел дождь, я укрывал ее в тени своих ветвей, оберегая от палящих лучей и холодных капель. Когда ей хотелось есть, я сбрасывал вниз растущие на мне каштаны, она жарила их и ела. Часто она играла моими ветвями, расчесывая их своим волшебным гребешком. Иногда она пела мне песни или наигрывала на флейте старые мелодии, которые слышала до того, как покинула родные места. Я слушал ее внимательно и весело шелестел листвой от осознания того, что она находится рядом. Так проходили годы.

Не помню, что было со мной, до того как я открыл глаза и увидел перед собой поросшие мхом стены. Вероятно, у меня была какая-то иная жизнь, сильно разнившаяся с той, что предстояла мне здесь. Иначе мне было бы легче. Иначе я не чувствовал бы себя столь плохо.

Старые деревянные стены, казалось, были противны всему моему естеству. В течение нескольких первых дней мне никак не удавалось рассмотреть их как следует. Едва открыв глаза, я ощущал, как телом моим и в особенности разумом завладевает сильнейшая слабость, и проваливался в состояние, которое правильнее всего было бы назвать полусном. Лишь спустя месяц, а то и два мне наконец-таки удалось рассмотреть трухлявые стены как следует. Покрытые толстым слоем вековой паутины, они упрямо укрывали меня от внешнего мира.

В девятнадцать часов тридцать пять минут я направил дуло пистолета ему в лицо и выстрелил.

В девятнадцать часов тридцать две минуты он спросил меня «Сколько времени?» Я ответил: «Боюсь у меня нет с собой часов». Он презрительно ухмыльнулся и добавил: «Ну и вали тогда отсюда к черту, дебил». Он был одет в красную майку с нарисованной на груди собачьей мордой и черные джинсы. Мне показалось, он был невероятно толстым.

В девятнадцать часов пятнадцать минут я шел по улице, путаясь в собственных мыслях и нервно озираясь по сторонам. На мне был плащ. Пальцы моей правой руки утопали в кармане и лихорадочно сжимали ручку лежавшего там пистолета.

У нас с ней было первое свидание. Мы сидели в баре при наполненных бокалах и наслаждались тем грохотом, который в двадцать первом веке принято считать музыкой. Она, не переставая, улыбалась, сверкая в темноте своими идеально белыми зубами.

— Вы знаете, мне все говорят, что у меня ослепительная улыбка, — сказала она, когда прошло некоторое количество времени.

«Да уж, лучше ослепнуть, чем видеть ее», — подумал я.

— Когда я иду по улице, передо мной останавливается каждая машина. Сказать по правде, меня это немного нервирует. Ах, я так устала от мужского внимания.

Он искал свою возлюбленную среди нескольких миллиардов женщин. Искал давно и безрезультатно. Тогда-то я и предложил ему обратиться к джину. Я издревле владел бутылью, в которой жил этот дармоед, но поскольку желание было одно, а не три, как вы, наверное, подумали, то я не спешил прибегать к его помощи. Однако на сей раз ситуация была особенная, и я решил пойти против правил и помочь своему другу в поисках.

— Такое дело, что парню срочно нужно отыскать свою истинную любовь! — молвил я джину, вызвав его из банальной потертой лампы. — Твоя задача воплотить его мечту в жизнь. Справишься?

По каменному полу монастыря неторопливо шли две мыши. Одна была большая и белая, другая маленькая и серенькая. Большая белая мышь медленно и величественно переступала на задних лапках, следом за ней, неуклюже переставляя лапы, семенила серая мышь.

— Скажи, Твин, в чем на твой взгляд смысл мышиной жизни? — спросила приятным бархатистым голосом белая мышь своего спутника.

— Ах, Рудольф, Рудольф! Вот вечно ты задаешь такие вопросы. Ну не знаю… наверное, в том, чтобы отыскать в мышеловке кусочек не слишком еще засохшего сыра и не попасться.

Из дрожащих пальцев в очередной раз выпадает склеенное моей болью письмо. Рассыпаясь на тысячи крохотных кусочков, оно снова становится непригодно для чтения. Впрочем, я уже читал его. Тысячу раз. Я знаю его наизусть. И главное для меня это не прочесть, а именно склеить. Я нагибаюсь и хватаю с пола горсть рассыпавшихся бумажек. В ту же секунду они обращаются в сажу. В этом нет ничего удивительного. Письмо давным-давно сожжено.

2

Не удается смахнуть с твоей щеки пролившиеся год назад слезы. А бабочка, засушенная и приколотая иглою к красивой бархатной ткани, никак не желает взмахнуть крыльями и полететь. Каждый день я беру ее на ладонь и жду. Но она не двигается. В ее глазах ничего не меняется. Я вынимаю из ее сердца иглу, которой бедняжка приколота к бархату, но у меня не получается вынуть иглу, которая год назад вошла в ее сердце.

Есть огромная разница между «быть» и «казаться». Когда вы притворяетесь, что у вас все хорошо, – это не про радость, а про защиту. Любой успех – это взрослая позиция, позиция ответственности.

Если вы чувствуете, что с вашей жизнью что-то не так; если у вас нет опыта либо привычки инвестировать во внутренний рост, то эта книга именно для вас. Прочитав ее, вы поймете, что с вами все в порядке и вы со всем справитесь.

Задача метода «Генезис» – найти те моменты в жизни, когда первичные эмоции были в острой фазе, пока они не перешли в подавленное состояние. Приняв свои эмоции, проживая горе, вы признаете свое право на счастье и находите новые решения – ваша реальность меняется: здесь и увеличение дохода, и близость в отношениях.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Варакин Александр

Он

Рассказ

Он бил меня еще в детском саду, когда я хохотал до упаду над "Красной Шапочкой": если Волк с горем пополам и мог бы ее проглотить, то уж дородную-то Бабушку - пасть маловата. Он этого не хотел понимать, и мне доставалось на орехи.

Когда меня выбрали пионерским звеньевым, он оказался в моем звене и так переживал, что ему не досталась такая должность, так переживал, что мне сделалось смешно, ибо меня никак не занимала эта взрослая игра для младших школьников. Я тут же был поколочен. А когда его все-таки выбрали звеньевым, я сделался председателем отряда, и история повторилась. То же самое с комсомолом...

Александр Варакин

Писатель

Уже много-много лет мерещилось ему одно и то же: толпа книголюбов осаждает магазин подписных изданий, где распределяют подписку на... скажем, двадцатитомник Егора Голганова. Тома солидные, тяжелые, буквы золотые, а известность, а слава - баснословные!..

Не подумайте чего такого: славы Голганов жаждал, но славы заслуженной. Ему не хотелось быть "каким-то там" Голгановым, а настоящим, непревзойденным, тонким и неповторимым.

Варакин Александр

Подозрение

Рассказ

В фирме объявился примитивный вор-карманник.

Раньше, когда АО "Электрон" был советским ПНУ, и число сотрудников Пуско-наладочного управления исчислялось сотнями, таких новичков быстро вычисляли, выводили на чистую воду и расставались под любым предлогом, а чаще - застукав на месте преступления и поставив перед выбором. Петров помнил историю с мужественной девочкой, молодым специалистом Танечкой, с приходом которой у сотрудников стали пропадать из сумок деньги. Как назло, в тот год она пришла одна, и больше думать было не на кого. Начальником был Сезганов. Позвал ее и говорит:

Варакин Александр

Похороны

Рассказ

Баба Дуня пенсии не получала: за нее расписывалась Наталья, и деньги уходили в семейный бюджет. Не потому, что дочь была зловредная и лишила мать на старости лет радости погреметь мелочишкой. Просто баба Дуня и сама знала за собой нехорошую привычку... Выправила она доверенность на дочь и подкрепила самоличным заявлением.

Однако добыть деньжат она умудрялась: где на молочке сэкономит, где сдачу с хлеба прибережет... Набиралось рублишек пять-шесть - и баба Дуня исчезала из дому на три дня.