Noteka 2015

К О Н Р А Д Т Л Е В А Н Д О В С К И Й

Н О Т Е К А 2 0 1 5

А вот каковы в стране той светские обычаи (...),

ибо через два дня после прибытия моего,

я был удостоен аудиенции. Мне приказали

лечь на пол, ползти на животе и вылизывать

языком пол, продвигаясь к королевскому трону.

(...) Ежели Король желает какого-либо

помещика или дворянина казнить почетным образом,

приказывает Он посыпать пол коричневым

Другие книги автора Конрад Левандовский

Котолак Ксин, кто он – хищник или человек?..

Рожденный силами зла, но воспитанный в духе добра, он пришел в мир людей и вскоре, сам того не желая, оказался в самой гуще событий. Порой лишь звериное чутье и инстинкты помогают капитану королевской гвардии Ксину Ферго противостоять боевой магии и дворцовым интригам.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Игорь Росоховатский

Новая профессия

1

Екатерина Михайловна собиралась уже привычно свернуть газету в трубку. Взгляд скользнул по заголовкам, задержался на рубрике "Стихи наших читателей". "Не надо бы подчеркивать, что сочиняли непрофессионалы, подумала она. - Может быть, эти стихи и не нуждаются в скидке. В крайнем случае в конце подборки дали бы комментарий..."

Взгляд опустился ниже, к заглавию одного из стихотворений - "Потомку".

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

ОСТРОВ В ОТКРЫТОМ МОРЕ

Научно-фантастический рассказ

В последнее время пишут и говорят о загадке острова Чебышева, о внезапно возникающих подводных хребтах, которые тянутся от него к континенту. Приведем краткую характеристику этого острова. Он представляет собой образец современного автоматического острова-маяка и выполняет разнообразные работы: информирует проходящие суда о метеорологических условиях, принимает суда, пропускает их через шлюзы во внутреннюю гавань.

Лилиана Розанова

Предсказатель прошлого

С Баранцевым мы так жили: тут он, а тут я. У окна Изюмов Немка, а возле двери Константин. Пять Лет так прожили, можно Друг друга узнать. Скромный, отзывчивый товарищ, в общественной жизни принимал участие и пользовался заслуженным уважением коллектива.

Должен сказать, коллектив в нашей комнате вообще подобрался исключительный: жили душа в душу, а ведь знаете, всякое бывает. Тем более, люди такие разные, что нарочно не подберешь. Например, Константин мог неделю не обедать, чтобы купить парижский галстук, а Баранцев, конечно, не обедать не мог, зато, что именно он ел, ему было абсолютно все равно. Однажды Немка Изюмов в свое дежурство купил концентратов "искусственное саго с копченостями" и наладил это дело день за днем. Так мы втроем Константин, я и сам Немка - уже на второй день не выдержали и потихоньку сбегали в столовую, а Баранцев - ничего, ежедневно заглатывал это самое саго и выскребывал тарелку, так что Немка назавтра опять варил исключительно, как он говорил, чтобы проверить экспериментально, есть ли у Баранцева вкусовые рецепторы.

Влодзимеж Ружицкий

Уик-энд в городе

Закончив борьбу с прорывавшимися на разных участках фронта остатками сна, Джон Мак-Гмм, Неутомимый Исследователь и Знаток Прямых Дорог, принялся открывать левый глаз. Операция предстояла нешуточная: веко, склеенное слезоотпорной снотворной мазью, долго не хотело подниматься. Лишь после трех попыток, пяти вскриков боли и одного, зато глубокого, погружения ногтя дело было завершено. Зажав глаз ладонью, Джон Мак-Гмм на ощупь отыскал Дезодорант, Улучшающий Точку Зрения, обильно оросил им свой орган видения. Теперь можно было допустить вглубь глаза первые кванты света, не рискуя при этом расстроить рассудок. Исследовать вздохнул: мир все еще существовал. Лучи утреннего солнца пробились сквозь тучи городских дымов, проникли внутрь жилища, поблескивали на панцирях роботов и роботесс.

В. САПАРИН

Последнее испытание

1.

Краны, похожие на ожившие геометрические фигуры, двигались по растянувшемуся на несколько километров ровному полю, поднося готовые узлы и раскладывая их в удобном для сборки порядке. "Автошпаргалка" так в просторечии именовался этот умный механизм - ячеистый шар, напоминающий увеличенный глаз пчелы, с рожками антенн, на высокой подставке, - следила за тем, чтобы все делалось как надо. Она отдавала распоряжения кранам и выслушивала их короткие рапорты.

Виктор Савченко

Происшествий нет

Гигантское тело планеты выросло на экранах совершенно неожиданно. Пальцы судорожно вцепились в рукоятки тормозных двигателей, но было уже поздно. Упругая струя пламени лишь ненамного смягчила чудовищный удар. Алексей долго не мог опомниться, уткнувшись шлемом своего скафандра в разбитый пульт управления. Когда же все-таки ему удалось поднять голову, он увидел вокруг себя лишь смятые переборки отсеков, вырванную из гнезд путаницу проводов и схем бортовой аппаратуры да тусклые стекла разбитых экранов. Его собственное кресло было сорвано с амортизаторов и врезалось в приборную панель. Самого Алексея спас только скафандр, который он поленился снять после проверки регулятора маршевых двигателей. Но какое это сейчас имело значение... Ему пришло в голову, что лучше было бы умереть сразу. От ракеты осталась груда покореженного металла, которую нечего и пытаться как-то привести в порядок. Легче уж соорудить новую ракету...

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

БРАТ МОЙ МЕНЬШИЙ

Посвящается Наташе Гусевой

Упрямый зимний вечер крадучись входит в город и тут же вступает с ним в медленный поединок. Исход этого поединка предрешен заранее, но, тем не менее, он повторяется из дня в день. Ночь рождается во дворах и медленно через узкие проходы, переулки, арки выползает на улицы. Где-то за спиной шумит, не сдается, проспект - он залит огнями, но со двора в окна домов уже смотрит ночная темень. А высоко над крышами, как над горами, поднимается розовато-оранжевое зарево городской иллюминации. Грязный свет заливает все небо, из-за него совершенно не видно звезд. Но если подышать на оконное стекло, то звездами кажутся окна домов напротив. Исчезая и вспыхивая вновь, они складываются в странные, незнакомые созвездия каждый вечер в новые.

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(сценарий киноновеллы)

1

В небольшом концертном зале, похожем скорее на барак из гофрированной жести, - серый полумрак. Грязно, сильно накурено, - сквозь дым и мрак видны лица зрителей. В основном, это молодые ребята и девушки в потертых куртках. Кто-то сидит на стульях, кто-то - на фанерных ящиках, кто-то просто примостился на полу, поджав ноги.

В глубине слабо освещенной сцены стоит небольшой аппарат на складных ножках, с рядом клавиш, кнопками и тумблерами. За аппаратом на какой-то коробке сидит парень лет двадцати пяти, слегка склонный к полноте, с копной мелко вьющихся волос.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Левашов Виктор

Дойти до рассвета

Невернувшимся с боевых посвящается

"Чтобы вырвать рассвет

из хрипящего горла ножом..."

Валерий Горбачёв

Лето 1985 года

...Надо всё-таки выпить димедрола - иначе не уснуть... Дёмушкин рывком сел на кровати, неприязненно уставился на сладко похрапывающего соседа по гостиничному номеру. Вот бы и ему сейчас так: отрубиться без задних ног, с храпом и свистом, и чтоб без таблеток - что-то привыкать к ним стал...

Виктор Левашов

Придурки или Урок драматического искусства

Постановка комедии А.Н.Островского

"Без вины виноватые"

во 2-м отделении "Норильлага"

в апреле 1945 года

в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

СПИВАК Ефим Григорьевич - руководитель лагерного

драмколлектива, за 50 лет

ШКОЛЬНИКОВ Петр Федорович - старший лейтенант НКВД,

оперчекист

Участники спектакля:

ФРОЛОВА Лариса Юрьевна

Рафаэль Левчин

Мы с Магом

- Остерегайся грехов слова, будь сдержан во всем, что касается слова, избавившись от грехов слова, будь безгрешен словом! На полу в позах лотоса и полулотоса сидели мои приятели, некоторые уже почти без помыслов и желаний. Кто-то попытался шевельнуться. Магнитофон тотчас отреагировал: - Остерегайся грехов тела, будь сдержан во всем,, что касается тела, избавившись от грехов тела, будь безгрешен телом!.. - Кончай проповедь! Бога нет!-заорал я с порога. - "...сказал Остап, вызывая врагов на диспут",- с ходу включился магнитофон.- "Нет, есть!'"-возразил ксендз Алоизий Морошек. "Ксендз! Бросьте трепаться!- сказал Остап.- Я сам старый католик и латинист. Пуэр, сопер, аспер, генер, либер, мизер, веспер, тенер..." Приятели поднимались из лотосов, как молодые будды, и по одному исчезали за дверью. Последний меня узнал. - Бог есть?-робко спросил он. - Нету!-уверенно ответил я. - Ну, будь здоров... - Аминь!-хихикнул магнитофон. - Я те дам "аминь"! Ты что это мне людей чуть в нирвану не загнал?! - Ничего, на воздухе отойдут! А что, лучше, что ли, когда они каждый божий день треплются обо всем понемногу и ни о чем в результате? - Маг! Ты распоясался! Мало того, что, когда я ем, ты чавкаешь, а по ночам храпишь!.. - А кто виноват, что ты забываешь меня выключить? Думаешь, мне отдых не нужен? А включенным спать я не могу, так, дремлю вполглаза. Вот и храплю от усталости... - А когда я телевизор смотрю, ты врубаешь джаз на всю катушку тоже от усталости? - А чего же ты смотришь первую программу, когда по второй футбол? Могу я выразить свой протест? - Ох, Маг, дождешься ты, что я выражу!.. - Опять скандалите? На пороге стояла Светка. Я и не услышал, как она вошла (у нее свой ключ). - Светлячок, привет!-обрадовался Маг.- Я уже скучать начал! - Ну, ты,- буркнул я,- тебе кто позволил ее Светлячком звать? - Ревнуешь? - поддразнила Светка. - Ясно, ревнует!-нагло заявил Маг.- Лопух ты, хозяин! Чем ревновать к бестелесному существу... и вообще, женились бы вы скорей, что ли! - Вот как раз тебя забыли спросить! - А чего? Я вам что, неродной? - И Маг заиграл "Свадебный марш" Мендельсона. - А чего вы футбол не смотрите?-попыталась переменить тему Светка. - Елки-палки! - завопил магнитофон, поперхнувшись маршем.- Я тут с вами голову морочу, а там же "Динамо"!.. Включай скорей!!! На экране "Динамо" как раз шло в атаку, поминутно создавая остроконфликтные ситуации. - Урррра! - возопил Маг. Мы со Светкой подхватили. Однако мяч был упущен. Противник перестроился и побежал в контрнаступление. Страсти до того накалились, что я мельком подумал, не перегрелся бы магнитофон, но тут же о нем забыл и вспомнил только в перерыве, после звонка из милиции: - После матча зайдите опознать вещи! Тут только мы заметили, что Маг исчез, а вместе с ним - Светкино пальто и еще некоторые вещи. В милиции меня встретили озабоченно. - Не каждый день Лобзик с повинной приходит! - сказал капитан. - Раньше вообще не приходил! - поддакнул сержант. Выяснилось, что матерый домушник по кличке Лобзик явился в милицию белый, как майонез, и смог выдавить из себя лишь мой адрес... Надо полагать, что не успел он выйти на улицу, как Маг пристыдил его и предложил пойти сдаться добровольно. Перепуганный ворюга так и сделал... Все бы хорошо, но после этой детективной истории Маг захворал: хрипел, кашлял, болтал на неизвестных языках и, наконец, вовсе смолк. - Может, этот бандит его уронил с перепугу?- спросил я Светку. Она лишь молча пожала плечами. - Может, отнести в починку? - С ума сошел? Чтобы окончательно его угробить? - Ну, я им попробую объяснить... - Что объяснить? Что в магнитофон дух вселился?! - М-да... И ведь не поверит никто... - Еще бы! Мы, что ли, сразу поверили? Помнишь, как ты ему заявил, что никаких духов нет и быть не может, а он тебе ответил, что есть, только с каждым годом их становится все меньше и меньше, особенно добрых, потому что злые как-то приспосабливаются, а добрые пытаются остаться самими собой... - А ты еще спросила: а какой он, злой или добрый?.. - Ага! А он так обиделся: неужели не ясно?! А помнишь, как мы обнаружили; что он - телепат? - Помню, конечно... Маг очень любил рассказывать сказки соседским детям. Один мальчик был глухим от рождения, но, как выяснилось, сказки Мага он прекрасно слышал... - Знаешь, Светка... я его однажды спросил... ну, в общем... любишь ли ты меня... - Знаю. - Откуда?!! - На тебя это похоже. - А ты... не спрашивала? - Зачем? Я тебе и так верю. - Светка!.. - Не надо... Включи лучше приемник --хоть что-то звучать будет... Я машинально включил транзистор. - Привет, ребята! - весело сказал приемник. - Извините, забыл предупредить: мы весной меняем оболочку. Что вам сыграть?

Р.Левчин

По спирали

...Смутно знакомый городок. Зима. Ночь. Я приехал сюда после окончания института. И лопал в компанию лыжников. Среди них - она. Ей лет шестнадцать, она еще не знает меня. Трогательные светлые косички даже отдаленно не напоминают будущую броскую копну. А вот часы - она сдвигает варежку, смотрит - те. Она с одним из парней.

Я ухожу. Иду один.

Вдруг она догоняет меня. Пожалела ушедшего от ночлега.