Норик

Самые великие колдуны и волшебники будущего не смогут пробиться к истокам событий этой эпохи через магический щит заклятия неизвестности. Историкам и архивариусам будет проще — многие документы, манускрипты, воспоминания очевидцев и мемуары сохранятся. Но, как обычно, никто не даст исчерпывающий ответ… Почему случились одни события и не произошли другие? Как изменился бы текст, ныне навечно золотом впечатанный в изумрудные скрижали, захвати или не захвати Величайший Полководец конкретный город, крепость, мост, пленника… Но на самом деле ключевые моменты истории находятся абсолютно не там. И бурная лавина судьбоносных случайностей зародилась вовсе не так, как это будет представляться ученым.

Другие книги автора Игорь Анатольевич Горностаев

Известный космический детектив Мегаваттсон делал одновременно два дела, причем оба хорошо: летел в подпространстве в космическом корабле и спал. Вдруг…

— Шеф, шеф, проснитесь! — громко закричали фальцетом над самым ухом руководителя детективного агентства "Бейкеравеню".

Пришлось знаменитому сыщику выходить из приятного послеобеденного забвения. Конечно, источником шума оказался его младший помощник Холмсиков, возбужденно размахивающий щупальцами.

«Зеркало» было ослепительно прекрасным. Только чуть-чуть офуевшим. Даже надписи К-52 и «кобра», нацарапанные гвоздем на одной из опор космической тарелки не портили корабль — хранилище мощи и рева.

По традиции космонавтов, которую, как говорят, начал сам Юга Гарин, Гена Ом подошел к одной из восьми посадочных ног и помочился на нее, стараясь попасть как можно выше. Среди капитанов ходил упорный слух, что если при первом свидании с новым кораблём не сможешь выдавить из себя ни капли, то на борт лучше не подниматься вовсе. Правдив слух или нет, известно лишь Папе Тибрскому, но то, что среди капитанов были лишь мужчины — абсолютно достоверно. Должно быть, «Зеркало» о такой традиции знало, поскольку стояло спокойно, не пытаясь отдернуть посадочную ногу. Корабль брезгливо дернул опорой лишь по окончании традиционного омовения, когда Гена Ом отвернулся. И тут же возникло Чувство.

Параллельный мир — заманчиво, захватывающе, интересно, а главное — почему-то считается, что там наверняка лучше, чем в суровой реальности. Так ли это?

«Собралась наша компания провести время за приятным журчанием речей в нескончаемой реке знания. Теплый летний вечер. Плащ темноты обзавелся розовой подкладкой из света масляных светильников и парой рваных дыр, проделанных яркими оранжевыми факелами. Но ярче факелов горели огни слов, сияли драгоценней любых жемчужин из сокровищницы султана. Ведь известно всем: мудрая речь собирает слушателей как луна звезды, как янтарь бумажные крохи или как сладкий цветок медоносных пчел. И зовет мудрость на путь благочестия и добродетели.

— Повтори задание.

Странно. Не в духе Старика экзаменовать диверсантов. Само собою разумеющимся считалось: задание каждый должен помнить наизусть. Набираю ответ на клавиатуре:

—…проникнуть на «полигон Z-11». Не допустить, чтобы ракета SW72 достигла цели…

Стучу и стучу.

Шеф внимательно смотрит на меня сквозь толстые линзы очков. «Старик»…, а ведь ему только сорок семь. Но по виду — все семьдесят. Болезненная худоба, резко очерченные морщины, седина — жизнь потрепала моего Старика. Белоснежный мундир с золотисто-черными шевронами сидит мешковато. Маленькая слабость шефа — перед заброской агента он всегда являться «при параде». Я наблюдаю за ним через монитор из-за стеклянной перегородки: строжайший карантин, не менее жесткий, нежели при подготовке к длительному космическому полету. Яркий, как в операционной, свет бьет в глаза, отвратительно пахнет лекарствами; мне предстоит еще накачка ударными дозами стимуляторов и прочей дрянью.

За месяц перед описываемыми событиями

1

Дверь не имела опознавательных знаков, кроме нанесенного черной краской через трафарет двойного номера «47, 47а». По обе стороны коридора выстроились в ряд не менее полусотни подобных крашенных в цвет лимонной плесени дверей, с табличками и без, некоторые с цифровыми замками и запрещающими надписями.

Работники Института имели разные формы допуска к секретным материалам, и, соответственно, подразделялись на тех, кому «можно» и на посторонних, которым «вход воспрещен». Впрочем, в последние лет пять, где-то с восемьдесят девятого года, штат возглавляемой доктором физико-математических наук А.А.Велеречевым «сорок седьмой» лаборатории, сократился настолько, что малоквалифицированных, подпадающих под запрет сотрудников не осталось вовсе. Даже вместо уборщицы полы мыла (за четыре отгула в месяц) инженер второй категории.

Космос, он похож на хрустальную люстру. Огромную хрустальную люстру концертного зала, которую вымыли тщательно в пенной воде, ополоснули, а потом включили в огромном, драпированном черным бархатом зале.

И вот красные, синие, желтые, оранжевые, голубые искры висят в безразличном пространстве. А стеклянные шарики электрических ламп кажутся самыми близкими звездами.

Несмотря на отключенные двигатели "Карфаген" мчался к Зевсу-14 со всё возрастающим ускорением. А что ему еще оставалось делать, пытаться поворачивать назад? И из-за чего? Из-за "бабочки", бешено бившей сиреневой крылышками на экране гравитациометра? Инспектор корабля этого допустить не мог. А Капитану — ему все равно. Он компьютерный.

Рассказ с "Эквадора"-2004

Популярные книги в жанре Фэнтези

Зыков Юрий

Храм ветра

Севеpный ветеp дул над Ойкуменой. Hад свинцово-сеpыми волнами Моpя Туманов, над вековыми дубpавами Иллуpии, над степями Заpечья - неслись темные гpозовые тучи. Томительное пpедчувствие висело в воздухе - гpоза должна была вот-вот pазpазиться.

Улицы Эсгаpда опустели, жители попpятались по домам. Ветеp нес по мостовым сухие листья и пыль. Скpипели на ветpу ставни гостиницы "Веселый Дpакон", ветеp завывал в тpубе - но в очаге жаpко гоpел огонь и на веpтеле жаpилась оленина. За гpубыми дубовыми столами, на шеpшавых лавках, на бочонках у стены, кое-где пpосто на полу, на pасстеленных плащах - ели, пили, тискали потаскушек, игpали в кости, pазговаpивали купцы и моpяки, воины и pемесленники, школяpы и клиpики.

Зыков Юрий

Лица

Пpойди над пpопастью, сынок, над пpопастью - по жеpдочке, по мостику над водопадами, где убито молчание - пpойди босиком по ледяной тpопе - по доpоге меpтвых - туда, где холод, где звездный холод. Ты одинок, сынок, иди впеpед - сквозь ветеp и колючий теpновник - ты одинок - там плачут деpевья - впеpед, иди впеpед - у подножия гоp - по кpомке синей тишины. Зачеpпни воды, утоли жажду, вымой pуки, пpисядь на камень, посмотpи в небо, поцелуй женщину, выпусти птицу, спой песню, откpой двеpь, выйди на доpогу, вдохни ветеp, забудь о гpусти. Лица в тумане, лица сpеди ветвей, лица в ночном небе, лица в тpаве, лица в воде, лица в воздухе, лица в твоей голове - выпусти птицу, сынок, выпусти птицу. Реки текут сpеди облаков. Реки умиpают вместе с людьми. Река и любовь, моpе и смеpть. Полнолуние pазведенных мостов, полнолуние жизни. Кpасные цветы на зеленом склоне. Здесь твое место.

Акаракт а Ра – дословно означает осознание зла. В жанре фэнтэзи поднимается новое ощущение мироздания, основанное на данных современных отраслей науки и древней науки каббала, которые не только не противоречат, но и дополняют друг друга. Все данные приведенные в повести можно проверить самостоятельно.

Нелегок выбор между Тьмой и Светом. Наполеон Бонапарт, возглавивший экспансию Франции в Америку, объявляет войну Соединенным Штатам. Однако у каждого своя война, и юный Элвин, которого ждет звание Мастера, отправляется в поход против сил мрака, которые грозят разрушить наш мир.

Когда Кристиану Харолдсену было шесть месяцев от роду, предварительное тестирование обнаружило у него чувство ритма и исключительно тонкий слух. Проводились, разумеется, разные тесты, перед Кристианом было открыто много других возможностей. Однако главными знаками его личного зодиака оказались ритм и слух. Тут же последовало их подкрепление. Мистера и миссис Харолдсен снабдили записями всевозможных звуков и велели постоянно их проигрывать, неважно, бодрствовал Кристиан или спал.

…Странный мир.

Красивый и жестокий мир.

Здесь оживают легенды. Здесь при королевском дворе интриги плетутся не с помощью яда и клинка, а с помощью Высокой магии. Здесь войны ведут не армии, но — могущественные чернокнижники и ведьмы… Теперь этот мир стоит на грани катастрофы, и спасти его предначертано девушке, пришедшей из иной — нашей! — реальности.

Здесь ее считали сумасшедшей…

Там ее называют избранной…

И был остров Морбихан, и были Пять Племен — Люди, Эльфы, Гномы, Пикси и Великаны. И была Великая магия, и был вечный мир. Но сбылись пророчества, настали Последние Времена. И разделили Пять Племен ненависть и вражда, ибо те, кто служил Тарину Моера, считали лишь расу Людей достойной жить на свете, уделом же прочих полагали рабство и смерть. Но пришли двое, кому суждено было встать против полчищ Тирана, — юный герой Ньялиз Кровелла и сина — ученица последнего Мастера Чародея...

Добро пожаловать в мир где идет война! В мир, где схлестнулись в жестокой схватке два королевства. Нар где правит жестокий Император, а в прокопченных мастерских Черного Города подневольные оружейники создают странное и страшное оружие – оружие, не подвластное ни мечу, ни магии. И Люсел-Лор, защищаемый не столько силою оружия, сколько волею и властью таинственного Тарна – святого, ненавидящего свою святость мага, не имеющего права использовать свое чародейство. Кажется войне не будет конца. Но однажды все изменится. Изменится – когда возмечтает о бессмертии Император Нара. Изменится – когда поневоле пустит в ход всю мощь своей запретной Силы Тарн. Изменится – ибо судьбу двух королевств предстоит решить одному-единственному человеку. Принцу, не желающему быть принцем. Воину, уставшему воевать. Юноше, словно в насмешку прозванному НАРСКИМ ШАКАЛОМ.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В авторский сборник Эсфири Михайловны Эмден  включены повести:

«Приключения маленького актера» — рис. Б. Калаушина

«Дом с волшебными окнами» — рис. Н. Радлова

«Школьный год Марина Петровой» — рис. Н. Калиты

1. Главный герой «Приключений маленького актера» (1958) — добрый и жизнерадостный игрушечный Петрушка — единственный друг девочки Саши. Но сидеть на одном месте не в его характере, он должен действовать, ему нужен театр, представления, публика: ведь Петрушка — прирождённый актёр…

2. «Дом с волшебными окнами» (1959) — увлекательная новогодняя сказка. В этой повести-сказке может случиться многое. В один тихий новогодний вечер вдруг откроется в комнату дверь, и вместе с облаком морозного пара войдёт Бабушка-кукла и позовёт тебя в Дом с волшебными окнами…

3. В повести «Школьный год Марины Петровой» (1956) мы встречаемся с весёлой, иногда беспечной и упрямой, но талантливой Мариной, ученицей музыкальной школы. В этой повести уже нет сказки. Но зато как увлекателен этот мир музыки, мир настоящего искусства!

«Миллионеры шоу-бизнеса» - новая книга модной писательницы Лены Лениной, автора девяти книг на русском и французском языках, четыре из которых стали бестселлерами. Эта книга о том, как стать богатым и знаменитым, о самых влиятельных миллионерах российского шоу-бизнеса, о звездах, продюсерах, стармейкерах и музыкальных «серых кардиналах». В книгу вошли эксклюзивные интервью Филиппа Киркорова, Иосифа Пригожина, Дмитрия Маликова, Сергея Жукова и других успешных предпринимателей шоу-бизнеса. Вы узнаете о звездной болезни, наркотиках и авторских правах, а также о том, сколько зарабатывают звезды, и о том, сколько нужно потратить, чтобы стать звездой.

Ясное, весёлое утро предвещало хороший и тёплый осенний денёк: стояла уже половина сентября. Яркие, словно летние, лучи солнца пробивались сквозь густую листву тополя, росшего у самого дома. Они заглядывали в окно небольшой комнаты, зайчиками играли на её стенах.

Вот они шаловливо перебежали со стены на наши две стоявшие рядом кровати. На одной лежала я, а на другой спала сестра Лиза. Дальше, дальше и ласковый золотой лучик заскользил и упал мне прямо на лицо.

Когда наступает ночь, в город приходит Смерть…

Таков закон странного мира, существующего благодаря энергии мертвецов. Здесь убийцы охотятся за талантливыми людьми, дабы добывать из их костей нечто, подчиняющее себе человеческие души. Здесь волки состоят на службе у закона, кошки занимаются целительством, зомби считаются лучшими бойцами спецназа, а призраки обладают гражданскими правами.

Полицейским в этом мире приходится нелегко. И Донал Риордан хорошо понимает, насколько нелегко, — ведь именно ему поручают предотвратить покушение на знаменитую оперную диву, чьи кости, судя по всему, обладают для таинственных преступников особой ценностью…