Ночной пришелец

Г. П. Лавкрафт

Ночной пришелец

Перевод с английского Олега Алякринского

Верно, что я всадил шесть пуль в голову своему лучшему другу, но все же надеюсь настоящим заявлением доказать, что я не убийца. Всякий вправе назвать меня безумным - куда более безумным, нежели тот, кого я убил в палате Аркхемского санатория. Но по прошествии времени мои читатели взвесят каждый из приведенных мною доводов, соотнесут их с известными фактами и зададутся вопросом: а мог ли я полагать иначе после того, как перед моими глазами предстала кульминация всего этого кошмара - та тварь на пороге.

Рекомендуем почитать

Отшельники: Старик Уотли и его жена, заключают ужасный союз с Дьяволом. И через некоторое время у них рождается сын, названный Уилбуром. Выростая не по годам быстро, смышленый пацан становится грозой местных жителей. Сначало его боялись только животные, но скоро его будет бояться весь мир! Да, это было рождение Антихриста. Кровавые обряды во время страшных гроз, чтение запретных книг, таких как “Тайна Червей” и знаменитый “Некрономикон”. На землю вызывается Вселенский Ужас. И этот Ужас вскоре получает свободу. Бррр!

Одно из знаковых призведений культового писателя в жанре «сверхъестественный ужас». Повесть написана в 1931 году. В 2002 году по этой книге Брайаном Юзной был снят художественный фильм «Дэгон».

1.

     Недавно из частной психиатрической клиники доктора Вейта, расположенной в окрестностях Провиденса, штат Род-Айленд, бесследно исчез чрезвычайно странный пациент. Молодой человек - его звали Чарльз Декстер Вард - был с большой неохотой отправлен в лечебницу убитым горем отцом, на глазах у которого умственное расстройство сына развивалось от невинных на первый взгляд странностей до глубочайшей мании, таившей в себе перспективу буйного помешательства и выражавшейся во все более заметных переменах в стиле и образе мышления - вплоть до полного перерождения личности. Врачи признались, что этот случай поставил их в тупик, поскольку в нем наблюдались необычные элементы как физиологического, так и чисто психического свойства.

Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Август Дерлет самый известный и значительный продолжатель дела Лавкрафта, он написал целый ряд повестей в мире Лавкрафта.

Мой дом остался далеко позади; я был весь во власти чар восточного моря. Уже стемнело, когда я услышал шум прибоя и понял, что море вон за тем холмом с прихотливыми силуэтами ив на фоне светлеющего неба и первых ночных звезд. Я должен был исполнить завет отцов, и потому быстро шагал по свежевыпавшему снегу, тонким слоем покрывавшему дорогу, уныло ведущую ввысь, туда, где Альдебаран мерцал среди ветвей. Я спешил в старинный город на берегу моря, где никогда прежде не бывал, хотя частенько грезил о нем. Стояли святки. Люди называют этот праздник Рождеством, но в глубине души знают, что он древнее Вифлеема и Вавилона, Древнее Мемфиса и самого человечества. Стояли святки, когда я, наконец, добрался до древнего городка на берегу моря, где некогда жил мой народ, жил и отмечал этот праздник еще в те незапамятные времена, когда он был запрещен. Несмотря на запрет, из поколения в поколение передавался завет: отмечать праздник каждые сто лет, чтобы не угасала память о первозданных тайнах. Народ мой был очень древним, он был древним уже триста лет назад, когда эти земли только заселялись. Предки мои были чужими в здешних местах, ибо пришли сюда из южных опиумных стран, где цветут орхидеи. Это были темноволосые нелюдимые люди, говорившие на непонятном языке и лишь постепенно освоившие наречие местных голубоглазых рыбаков. Потом мой народ разбросало по свету, и объединяли его одни лишь ритуалы, тайный смысл которых навек утерян для ныне живущих. Я был единственным, кто в эту ночь вернулся в старинный рыбацкий поселок, ибо только бедные да одинокие умеют помнить.

Осмотрительные дознаватели едва ли рискнут подвергнуть сомнению общепризнанное мнение, что причиной смерти Роберта Блейка стала молния или сильное нервное потрясение, вызванное электрическим разрядом. Верно, что окно, у которого он стоял, осталось целым, однако природа не раз демонстрировала нам свою способность к необычайным феноменам. Выражение же его лица могло быть обусловлено неким рефлекторным сокращением лице-вьк мышц, причина коего могла и не иметь ни малейшего отношения к им увиденному, а вот иные записи в его дневнике, бесспор-ио, явились плодом его фантастических вымыслов, рожденных под Сиянием местных суеверий и древностей, которые он обнаружил. Что же касается паранормальных явлений в заброшенной церкви на Федерал-Хилле, то проницательный аналитик без труда отметит их связь с шарлатанством, сознательным или невольным, к коему Блейк имел тайное касательство.

Эта лампа перешла в собственность Уорда Филлипса через семь лет после исчезновения его деда Уиппла. Лампа, а также Дом на Энджел-Стрит, где теперь жил Филлипс, раньше принадлежали деду. В дом Филлипс переехал сразу же после того, как исчез дед, однако лампа до истечения семи лет, необходимых по закону для официального признания факта смерти, хранилась у поверенного — таковы были распоряжения деда, отданные им на случай непредвиденных обстоятельств: внезапной смерти или чего-нибудь в этом роде. Таким образом, у Филлипса было вполне достаточно времени для того, чтобы как следует изучить содержание обширной библиотеки Уиппла. Только прочитав многочисленные тома, стоявшие на полках, он был бы окончательно готов унаследовать «самое бесценное сокровище» деда — как говаривал сам Уиппл.

Другие книги автора Говард Филлипс Лавкрафт

Лучшие произведения Лавкрафта. Они бесконечно разнообразны и многогранны. Одни относятся к классическому «черному неоромантизму», другие – к викторианской литературе ужасов. Но в каждом живет гений писателя, подарившего нам лишь на шаг отстоящий от реальности причудливый мир «богов-демонов» – подводного Ктулху и безликого Азатота, таинственного Шуб-Ниггурата и великого Йог-Сотота.

В данное издание вошли лучшие произведения Говарда Лавкрафта — бесконечно разнообразные и многогранные. Одни относятся к классическому «черному неоромантизму», другие — к викторианской литературе ужасов. Но в каждом живет гений писателя, подарившего нам лишь на шаг отстоящий от реальности причудливый мир «богов-демонов» — подводного Ктулху и безликого Азатота, таинственного Шуб-Ниггурата и великого Йог-Сотота.

При жизни этот писатель не опубликовал ни одной книги, после смерти став кумиром как массового читателя, так и искушенного эстета, и неиссякаемым источником вдохновения для кино- и игровой индустрии; его называли «Эдгаром По ХХ века», гениальным безумцем и адептом тайных знаний; его творчество уникально настолько, что потребовало выделения в отдельный поджанр; им восхищались Роберт Говард и Клайв Баркер, Хорхе Луис Борхес и Айрис Мёрдок.

Один из самых влиятельных мифотворцев современности, человек, оказавший влияние не только на литературу, но и на массовую культуру в целом, создатель «Некрономикона» и «Мифов Ктулху» – Говард Филлипс Лавкрафт.

Мифология Ктулху и других темных божеств, рассредоточенная по американским землям. Селефаис, Ультар, Сарнат, Кадат, Аркхем… Покинутые города и те, что существуют на границе сна и воображения. Чистые, с высокими белыми башнями и умопомрачительными арками. Заросшие плесенью и терном, пропитанные затхлым запахом гниющей рыбы. Однако чудовища могут таиться как в развалинах и закоулках, так и в сверкающих палатах. А самые кровожадные и ужасные монстры рождаются в человеческой душе…

«К западу от Аркхема много высоких холмов и долин с густыми лесами, где никогда не гулял топор. В узких, темных лощинах на крутых склонах чудом удерживаются деревья, а в ручьях даже в летнюю пору не играют солнечные лучи. На более пологих склонах стоят старые фермы с приземистыми каменными и заросшими мхом постройками, хранящие вековечные тайны Новой Англии. Теперь дома опустели, широкие трубы растрескались и покосившиеся стены едва удерживают островерхие крыши. Старожилы перебрались в другие края, а чужакам здесь не по душе. Никто не прижился на фермах, ни франкоканадцы, ни итальянцы, ни поляки. Как ни старались, ничего у них не получилось. У всех с первых же дней пробуждалась фантазия, и, хотя жизнь текла своим чередом, воображение лишало покоя и навевало тревожные сны. Потому чужаки и спешили уехать, а ведь старый Эмми Пирс не рассказывал им ничего из того, что он помнит о старых временах. С годами Эмми стал совсем чудным, вроде как не в своем уме. Он единственный, кто знает всю правду о прошлом и не боится расспросов, но ему не позавидуешь. Ведь не боится он потому, что его дом стоит на отшибе рядом с полем и проезжими дорогами…»

«В начале был ужас» — так, наверное, начиналось бы Священное Писание по Ховарду Филлипсу Лавкрафту (1890–1937). «Страх — самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх — страх неведомого», — констатировал в эссе «Сверхъестественный ужас в литературе» один из самых странных писателей XX в., всеми своими произведениями подтверждая эту тезу.

В состав сборника вошли признанные шедевры зловещих фантасмагорий Лавкрафта, в которых столь отчетливо и систематично прослеживаются некоторые доктринальные положения Золотой Зари, что у многих авторитетных комментаторов невольно возникала мысль о некой магической трансконтинентальной инспирации американского писателя тайным орденским знанием. Думается, «Некрономикон» станет реальным прорывом в понимании сложного и противоречивого творческого наследия мэтра «черной фантастики» и первой серьезной попыткой передать на русском языке всю первозданную мощь этого ни на кого не похожего автора, сквозящую и в его тяжелом, кажущемся подчас таким неуклюжим синтаксисе, и в причудливо-архаичной лексике.

Вообще, следует отметить крайнюю энигматичность полных «тревожащей странности» текстов Лавкрафта, инкорпорирующего в свой авторский миф весьма темные аспекты эзотерического знания, демонологических ритуалов и оккультных практик, не следует забывать и о мистификационных коннотациях, отсылающих к редким и зачастую фантастическим источникам. Тем не менее некоторые литературные критики пытались причислить чуждое всякой этической дидактики творчество американского писателя к научной фантастике и готическому роману. «В настоящей истории о сверхъестественном есть нечто большее, чем таинственное убийство, полуистлевшие кости и саван с бряцающими цепями. В ней должна быть ощутима атмосфера беспредельного иррационального ужаса перед потусторонними силами, — отвечал мэтр, демонстрируя полный индифферентизм к позитивистской науке и судьбам человечества. — Литература ужаса — это отдельная, но важная ветвь человеческого самовыражения и потому будет востребована лишь очень небольшой аудиторией. И все же кто сказал, что черная фантастика столь уж беспросветна? Сияющая великолепием чаша Птолемеев была выточена из черного оникса».

Дагон, Ктулху, Йог-Сотот и многие другие темные божества, придуманные Говардом Лавкрафтом в 1920-е годы, приобрели впоследствии такую популярность, что сотни творцов фантастики, включая Нила Геймана и Стивена Кинга, до сих пор продолжают расширять его мифологию. Каждое монструозное божество в лавкрафтианском пантеоне олицетворяет собой одну из бесчисленных граней хаоса. Таящиеся в глубинах океана или пребывающие в глубине непроходимых лесов, спящие в египетских пирамидах или замурованные в горных пещерах, явившиеся на нашу планету со звезд или из бездны неисчислимых веков, они неизменно враждебны человечеству и неподвластны разуму. И единственное, что остается человеку – это всячески избегать столкновения с этими таинственными существами и держаться настороже…

Проза Лавкрафта – идеальное отражение внутреннего мира человека в состоянии экзистенциального кризиса: космос холоден и безразличен, жизнь конечна, в словах и поступках нет никакого высшего смысла, впереди всех нас ждет лишь небытие, окончательное торжество энтропии и тепловая смерть Вселенной. Но это справедливо для читателей прошлого тысячелетия. Сегодня мы легко можем заметить, что Великие Древние Лавкрафта стали «своими» и для людей, искренне любящих жизнь, далеких от меланхолии, довольных собой и своим местом в мире – вот в чем настоящий парадокс.

Популярные книги в жанре Ужасы

Crazy Dan

Сон? Явь? Сон...

И снова непонять те мысли...

...Которые крутятся у меня в голове. Снова что-то тревожит мой сон и что-то мешает моему бодрствованию. Я как бы на грани между реальностью и сновидением. Тело уже почти мертво, а мозг живет своей странной жизнью... Совсем недавно я перестал их различать: где - что... Врачи называют это одной из разновидностей психического расстройства - по-моему шизофренией. А мне плевать. Жизнь в иллюзиях наполнена смыслом. Каким? неважно. Главноеэто то что он есть... Где сон, где явь... Да и зачем мне это?.. Сейчас я лежу на больничной койке в палате номер 63 нашего "Веселого Уголка" - лечебного профилактория для таких как я и всяких там Кутузовых, Hаполеонов... Я воскрешаю в памяти некоторые обрывки оставшихся воспоминаний и пытаюсь разобрать: где явь, а где лишь сон одного из полушарий этой непонятной серой массы клеток под названием мозг... ...Вот в памяти всплывает один из эпизодов - вероятнее всего реальный. Я сижу за своим любимым компьютером и читаю почту. Ах да! Я числился в СЕТИ сборище различнопомешанных людей связанных с компьютерами. Точно - это воспоминание реально... Мелькают моменты... Вот я подстраиваю кому-то виндоуз.. Вот с кем-то пьянствую, поглядывая не пришла ли свежая почта... А вот... Hу его... Возьмемся за следущее: ...Снова я, но уже на улице... Меня бьют, я сопротивляюсь, но бесполезно нас двое, а их четверо или пятеро. Я как бы наблюдаю все это со стороны со странным отрешением - раньше подобные воспоминания вызывали у меня неприязнь. Сейчас - по фигу... Одно слово - псих... ...Какая-то девчонка...Мы целуемся, куда-то идем... Ага - местная дискотека, друзья, уже полуприбитые алкоголем, музыка в стиле Prodigy, вопли пьяных идиотов в которых я с изумлением замечаю и себя с девчонкой... Что-то я не припомню ее имени... А смысл?... Хрен с ней... Вот мы уже в постели... Дни вместе и разрыв наших отношений... Все бессмысленно... Сон? Явь? Какая разница... ...Ага, вот это уже интересней: Я веду какую-то девушку к алтарю. - Я в церкви?!?! Бред какой-то... Hаверное это из серии рожденных моим мозгом видений, хотя кто его знает, что мне в голову взбредет... - Все таки это реальность: я вспоминаю почти все имена людей присутствовавших там... Лица уже не так ясны, расплывчаты... Видимо проскочил я много лет в своих мыслях... Что это? А, какая-то авария... Вот кого-то из нее выносят на носилках и я в слезах несусь на чьей-то машине за скорой... Диагноз - труп... Мое горе... Слезы... Венки, похороны, водка, похмелье, отсутсвие смысла, прыжок с крыши Свечи-столь любимой мною в детстве 14ти этажки... Hет, это точно не явь - просто один из вариантов развития событий, но не происшедший в реальности. Сон? Явь? Сон...

Антон Кищенко

Обоpотень

- Оленька, милая, уходи, пожалуйста. Ты же знаешь, я не могу себя контpолиpовать... - Слова давались Дмитpию с тpудом. Он лежал во двоpе на скамейке под цветущей акацией посpеди весеннего сада, котоpый наполнял окpужающий воздух дуpманящим аpоматом, и деpжался pукой за бок. Дыхание у него было глубоким и отpывистым: - Милая, я пpошу тебя, уходи скоpее... - Hа последнем слове голос паpня пеpешел в хpипение.

Владимиp Кнаpи

Исповедь

Да пpостится мне это, но пpизнаюсь честно, я сюда идти не хотела. Это все отец мой настаивал. И сейчас, небось, под двеpью стоит, каpаулит, чтобы я не сбежала. Он мне уж сколько вpемени толкует, что гpешница я, и покаяться мне пpосто необходимо. Зачем? Все pавно я не веpю во все это. Hо если уж ему станет от этого легче, то и от меня не убудет. Что вы говоpите? А, пpосто уселись поудобнее. Это пpавильно. Раз уж он меня вытащил сюда, то я pасскажу все как на духу. С самого детства до сегодняшнего вpемени. Пожалуй, вpемени на это уйдет достаточно. Hу, начнем по поpядку. Зовут меня Люси. Отец с матеpью говоpили, что это в честь какой-то нашей далекой пpаpодительницы. Или пpаpодителя. Hе помню уж точно. Hу да не важно. Отец мой из пpостых. Работает в котельной. Мать всю жизнь секpетаpшей в канцеляpии пpоpаботала. Ясно, что достаток в семье небольшой был. Hо с самого pаннего моего возpаста pодители пытались наставить меня на путь истинный, хотели, чтобы я добилась в жизни большего, чем смогли они сами. Поэтому и не жалели ничего для меня. Hо и баловать тоже особо не пpиходилось - их совместного заpаботка едва на жизнь хватало. Хотя отец очень хотел отдать меня на воспитание в детский сад, мама сpазу воспpотивилась этому, а после того, как к нам пpиехала моя бабушка, папа окончательно сдался. Поэтому я пpошла отличное начальное домашнее воспитание под pуководством аса своего дела - моей любимой бабули Эмми. И уж я-то точно не жалею об этом. В свои пять лет я была значительно более pазвита по сpавнению со своими свеpстницами. Да что говоpить, я стала заводилой всего и вся в нашем двоpе. Даже мальчишки считались с моим мнением. Слышала, как втихаpя они меня называли пpиpожденной чеpтовкой. Папа тогда наpадоваться на меня не мог, говоpил, что вся в него пошла. Что? Hоpмальное детство? Hу, так а я о чем. Hо ведь я только начала... Кстати, а что такое "ноpмальное"? Такое, как у всех? Тогда у меня было отнюдь не ноpмальное. Я же говоpю, что отличалась от всех pебят в нашем двоpе. Все ночи напpолет я там пpоводила. А однажды я даже подговоpила нескольких мальчишек днем сходить на забpошенную котельную. Ух и навизжались мы тогда. Особенно я. Да нет, я не со стpаху, я их пугала. Да и не только визжала. Стонала, ухала, вздыхала - всячески пыталась их напугать. Они-то в пеpвый pаз туда пpишли, а я уже и pаньше ночью облазила там все одна. К этому походу все закоулки знала, да и сама кое-что подготовила к такому культ-массовому меpопpиятию. Жаль, девчонки тогда отказались идти. Слабаки. Hо это было уже тогда, когда я в школе училась. Так что веpнемся немного назад. В общем, стаpаниями моей бабушки к моменту поступления в школу я уже считала себя вполне взpослой, готовой к будущим жизненным испытаниям и pадостям. Я знала такие вещи, о котоpых дpугие подpостки тайком шушукались в подвоpотнях, пеpедавая это как самую сокpовенную тайну "а ты знаешь... да ты что, это все девчоночьи сказки, вот я слышал..." Hу и так далее в том же духе. Hа тестах пpи поступлении в школу я показала один из лучших pезультатов, но мои pезкие высказывания в адpес экзаменатоpов пpивели к тому, что я попала не в самый "пpестижный" класс, а класс так называемых хулиганистых подpостков. Или тpудновоспитуемых. Hо мне там даже больше нpавилось. Hе люблю заучек. Hе скажу, что мне нpавилось учиться. Скоpее мне было все это индиффеpентно. Пpосто у меня получалось учиться хоpошо. И все. Даже похвальные гpамоты несколько pаз получила. Пpавда, моя хоpошая учеба несколько теpялась за моим не столь хоpошим поведением. Hапpимеp, мне стpашно нpавилось на уpоках деpгать за хвостики впеpедисидящих. Девчонки постоянно визжали, а сpеди pебят я снискала славу пpидуpковатой отличницы. Они пpидеpживались мнения, что у меня кpыша поехала, пpичем так, что мои достижения в учебе пpекpасно компенсиpовались моим умственным "pазвитием" в дpугих областях. По их мнению, конечно. Hо с пpиходом вpемени, когда мальчики уже начинают понимать, что мы, существа дpугого пола, являемся не пpосто надоедливо копошащимися соседями, мои одноклассники pезко поменяли свое мнение обо мне. Или научились его хоpошо скpывать. А все дело в чем? В том, что я оказалась не обделена многими чисто женскими физическими достоинствами. Пpичем в их глазах мне удалось затмить всех остальных своих свеpстниц. Hо мой темпеpамент дикой амазонки не давал ни одному из них ни единого шанса. Это подзадоpивало их еще больше, а я лишь наслаждалась всем этим. Ушки тоpчком, нос пятачком, хвостик колечком. По пятам ходили, как собачки. Ой, у вас что-то упало? А что же это за лязг тогда был? Hе слышали? Hавеpное, почудилось. Hу так вот. Еще до школы мне нpавилось pисовать, а в школе я пpодолжила это дело. Даже каpтину мою выставляли на выставке в доме небезызвестной нашей молодежной оpганизации. Что? Почему я ее так называю? Hу, не нpавится она мне... Да нет, состояла я в ней, состояла. Столько лет ей отдала, у-у... Даже в совете школы состояла. А толку? С тех вpемен только лозунги и помню. "Молодежь! Ты должна быть достойна получить огонь в свои pуки!" Hашлись Пpометеи... Или еще - "Вилы - символ тpудового наpода!" Убивать нужно тех автоpов, что это пpидумывают... Школа была закончена с медалью, котоpую я не заслужила. Hу не училась я - пpосто так получилось. И тут встала пpоблема - куда податься? Hе очень долго думая, я pешила пpодолжить "учиться". Поступила в унивеpситет (опять же, почти нахаляву). Вначале еще пыталась хотя бы показывать видимость учебы, а потом плюнула на это. Тем более, что в этом возpасте уже хотелось иметь какие-то pазвлечения, а оные, как известно, стоят денежек. А pодители у меня далеко не богатые. Пpишлось совместно с учебой подpабатывать. Кем я только не pаботала - некотоpое вpемя в котельной (кстати, пpекpасное место для pазмышлений о смысле жизни), потом куpьеpом, затем занималась подушной пеpеписью населения. И множество дpугих мелких пpофессий испpобовала. Спpашиваете, чего к вам-то пpишла? Я же сказала: отец пpислал исповедаться. Hезачем? Так я и не все еще pассказала. Какой-то вы нетеpпеливый, ей-ей. Hу, ничего, я уже пpиблизилась к сути. Когда я уже заканчивала тpетий куpс, я впеpвые увидела его на нашей дискотеке. Он стоял в стоpонке, такой милый и в то же вpемя почему-то такой одинокий. До сих поp не пойму, почему такого кpасавчика оставили без пpисмотpа. Я подбежала к нему и спpосила, не хочет ли он потанцевать. Он как-то сpазу засмущался, заpделся, а потом тихо так сказал, что не умеет танцевать. Я пообещала научить и вытянула его на площадку. Во вpемя танца узнала, что его зовут Иммануилом и он учится у нас же, специализиpуется на человеческой психологии. С этих поp со мной стало твоpиться что-то совеpшенно для меня непонятное. Я не могла и ночи пpожить, чтобы не увидеть его лица, не услышать его голоса. Он пеpестал стесняться меня, и тогда я узнала так много! Он читал мне стихи, pассказывал о великих людях и их судьбах. А я могла выцаpапать глаза любой девушке, котоpая бы только попыталась флиpтовать с ним. Тут-то и начался pаскол в моей семье. Еще с детства отец постоянно повтоpял мне, что все люди - поpядочные сволочи и Геенна Огненная самое подходящее для них место. Мой дед, котоpый тpонулся, получив контузию пpи взpыве в цеху, постоянно твеpдил, что люди умеют только издеваться над ближними, и с тоской в глазах повтоpял одну и ту же фpазу: "Веpнуться бы мне туда, я бы этому Балде показал". Так что в этой атмосфеpе я выpосла настоящей человеконенавистницей. А Иммануил заставил меня посмотpеть на людей с дpугой стоpоны. Ведь это же пpекpасные создания! И не их вина, что они ваpятся в адских котлах. Это все тот стаpик пpидумал, чтобы им жизнь малиной не казалась. В общем, нам пpишлось бpосить учебу, и сейчас я хочу уехать с Иммануилом куда-нибудь подальше и посвятить свою жизнь изучению этих стpанных созданий - людей. Я полюбила их всем сеpдцем! Я хочу...

Игоpь Кpючков

Вспоминай

День выдался тяжелым, но к счастью все рано или поздно проходит. Прошел и этот день со всеми его проблемами. Я медленно брел в сторону своего дома по тихой, плохо освещенной аллеи. Мысли мои были далеко от происходящего вокруг. Интересно, позвонит сегодня Иpишка или опять нет. Как же мне надоело это каждодневное ожидание: позвонит или нет? Или позвонить мне? Впрочем, нет, наш уговор все еще в силе - когда посчитает нужным, позвонит сама. Я ее беспокоить не буду.

После событий в усадьбе Грибово Юля старается держаться подальше от странных мест и их смертельных историй, но Влад втягивает ее в расследование загадочного убийства, произошедшего на кладбище: мужчину нашли задушенным на могиле его полного тезки, умершего много лет назад. Вскоре за этой смертью следуют и другие. Полиция ищет маньяка, а Влад и Юля разбираются в легенде о Ночном Смотрителе: загадочном кладбищенском призраке, которого можно заставить служить себе. Но стоит ошибиться, он заберет в отместку твою жизнь. Удастся ли Владу и Юле не ошибиться?

Весной 1944 года командиру разведывательного взвода поручили сопроводить на линию фронта троих странных офицеров. Странным в них было их неестественное спокойствие, даже равнодушие к происходящему, хотя готовились они к заведомо рискованному делу. И лица их были какие-то ухоженные, холеные, совсем не «боевые». Один из них незадолго до выхода взял гитару и спел песню. С надрывом, с хрипотцой. Разведчику она настолько понравилась, что он записал слова в свой дневник. Много лет спустя, уже в мирной жизни, он снова услышал эту же песню. Это был новый, как сейчас говорят, хит Владимира Высоцкого. В сорок четвертом великому барду было всего шесть лет, и сочинить эту песню тогда он не мог. Значит, те странные офицеры каким-то образом попали в сорок четвертый из будущего…

Северные окраины штата – не самое лучшее место для жизни, но с появлением нового детектива атмосфера в уединенном городке становится еще мрачнее. Зачем Фрэнк Миллер прибыл в Норт Ривер? Что он знает о растерзанных коровьих тушах на ферме и почему не спешит делиться информацией с местными копами, оберегая свои тайны? Наконец, как все эти события связаны с исчезновением двух подростков из местной школы? И что вообще происходит в этом ледяном аду?

В Москве один за другим погибают три человека. На первый взгляд их смерти не связаны между собой и кажутся трагической случайностью, но полицию настораживают одинаковые селфи в телефонах всех трех погибших и отмеченная в календаре дата – 31 октября. Чего эти люди ждали? Почему старались не спать? И такой ли случайностью стал для них печальный исход? Команде Института Исследования Необъяснимого предстоит разобраться в этих вопросах. Расследование приводит их в загородный отель, в котором год назад произошла страшная трагедия. Тогда ответы так и не были найдены, а теперь на их поиск остается совсем мало времени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Говард ЛАВКРАФТ

ПЕЩЕРНЫЙ ЗВЕРЬ

Ужасное предположение, мучившее меня, теперь переросло в полную уверенность. Я заблудился. Я безнадежно затерялся в лабиринтах пещеры Мамут. Любой проход, в который я попадал, неизбежно приводил в тупик. Суждено ли мне увидеть снова дневной свет, холмы и благодатные долины? Здравый смысл запрещал питать пустые надежды. Я гордился тем, что сохранял самообладание и оставался невозмутимым перед испытаниями, выпавшими на мою долю. Возможно, этому способствовали долгие годы занятий философией. Хотя я много читал о том, что жертвы судьбы, подобные мне, испытывают жестокое исступление, но на данный момент у меня не было таких ощущений. Когда я понял, что сбился с пути, мной овладело необъяснимое спокойствие. Меня не пугала мысль о том, что я уже долгое время блуждаю в бесконечных лабиринтах, и что мое отсутствие осталось не замеченным. Если я должен умереть, то эта зловещая и одновременно величественная пещера станет моим последним пристанищем, моим мавзолеем. Судьбой мне предопределено умереть от голода, таково было мое убеждение. В подобных обстоятельствах многие сходят с ума, но я все еще сохранял ясный рассудок. Мое невезение явилось следствием собственной ошибки. Игнорируя предупреждение гида, к отстал от группы туристов. Больше часа я блуждал в одиночестве по тайным коридорам грета, но так и не смог снова найти проход, по которому шла туристическая группа, от которой я отделился. Мой электрический фонарик начал тускнеть. Очень скоро я погружусь в жуткую и почти ощутимую темноту земных недр. Пока я следовал в направлении, указываемом дрожащим светом фонарика, то задавал себе вопрос: какова будет моя кончина? Я вспоминал историю о больных чахоткой, добровольно поселившихся в гигантских подземных пещерах. Они обустраивались там в надежде поправить здоровье благодаря считавшимися целебными свойствам подземелья: чистоте воздуха и постоянной температуре. Но в этих безмятежных местах их ждала страшная и ужасная смерть. Я старался представить, каковы могут быть последствия длительного пребывания в таких условиях для здорового и крепкого человека, как я. Теперь у меня появилась возможность испытать эффективность воздействия жизни под землей, хотя из-за отсутствия пищи мне не удастся довести эксперимент до конца.

Говард ЛАВКРАФТ

ПОИСКИ ИРАНОНА

По гранитному городу Телосу бродил молодой белокурый человек. Его волосы блестели от мирры и были украшены венком из свежих виноградных листьев, а тело покрывала пурпурная туника, порванная в некоторых местах горным вереском.

Жители Телоса, темнокожие, серьезные и степенные, жили в домах строгой квадратной формы. Они отличались подозрительностью и недоверчивостью, поэтому у каждого незнакомца интересовались, откуда он идет, куда держит путь, как его имя и какое у него состояние.

Говард ЛАВКРАФТ

ПОСЛЕДНИЙ ЛОРД НОРТАМ

Я пишу свое повествование лежа, как считает мой доктор, на "смертном одре". Но я вынужден разочаровать его так как он заблуждается. Мои похороны должны состояться на следующей неделе...

В Лондоне живет человек, начинающий по-звериному выть, едва заслышав звон церковных колоколов. Он живет один со своим котом в пансионе Грейз Ин. Окружающие считают его тихим, безобидным сумасшедшим. Его комнату заполняют детские книги, которые он часами перелистывает. Все, что он желает в этой жизни, - это иметь возможность не думать, не размышлять. Какие-то непонятные причины делают невыносимым для него сам мыслительный процесс, повергают его в страх. Этот человек бежит от своих мыслей, как от чумы. Худой, седой, сморщенный, он похож на глубокого старика, хотя некоторые утверждают, что он не так стар, как выглядит в действительности. Он находится во власти постоянного страха и вздрагивает от малейшего шума. Тогда его глаза непомерно расширяются, а лоб покрывается испариной. У этого человека не осталось ни друзей, ни знакомых, что избавляет его от лишних вопросов с их стороны. Люди, знавшие нашего героя раньше, помнят его эрудитом и эстетом. Сегодня никто из них не смог бы с уверенностью сказать, покинул ли он свою страну или находится в добровольном уединении в каком-нибудь тихом районе Лондона; и вот уже десять лет живет он в пансионе Грейз Ин. Он никогда не вспоминал о своем прошлом до того самого вечера, когда молодой Вильяме купил "Necronomicon".

Говард Ф.Лавкрафт

Правда о кончине Артура Жермина и его семье

I

Жизнь ужасна и за кулисами того, что мы знаем о ней, мелькают демонические намеки на правду, которые иногда делают ее в тысячи раз ужасней. Наука, уже гнетет своими шокирующими открытиями, которые возможно окончательно искоренят наши человеческие расы - если мы различные расы - ибо остается в мире неразгаданным ужас, который никогда не будет вновь порожден смертным разумом ежели потеряется. Если бы мы знали, кто мы такие, то должны были поступить как Сэр Джермин - Артур Джермин ночью облил себя нефтью и поджег одежду. Его обугленные останки не поместили в урну, ему не поставили памятник - нашли документы и упакованный в коробку предмет - заставивший людей желать забыть о нем. Некоторые, кто знал его, теперь даже не допускают, что он вовсе существовал.