Никто, кроме него, или Призрак Оперы

Шумихин Иван

Никто, кроме него, или Призрак Оперы

Пояснения к сочинениям.

1. Я не раз хотел было извиниться перед эхой за "Случайное" ввиду малой совершенно работы над ним, его полнейшей хаотичности, недостаточной определенности для меня самого многих мыслей, высказанных там, и, вероятно, вообще полуфабрикатности "Случайного", что конечно по содержанию не отменяет его ценности, но, думаю, значительно компрометирует меня как необходимость, переводя меня лишь в возможность. И, поэтому, мне глубоко тревожно, - и эта тревога обоснована, - от того, что "Случайное" вдруг уехало в BOOK.

Другие книги автора Иван Шумихин

Шумихин Иван

Hичто

Велика истина и сильнее всего.

(2 Езд.,4,41 ?)

Истина есть смерть. (Л.Толстой)

1

Hичего нет. Все есть убегание от ничто. Вот последняя истина, вот единственное всеобъятное, что даже философия вряд ли могла бы объять, но это последняя философия, и только в последнем крике, который есть результат, высшее состояние, итог, в конце концов истинного рода цель, только здесь кричит новорожденная истина в последней судороге жизни, когда философия конца неслышно обнимает мраком звезды, и существование, и бытие, через которые обреченная вечность ищет себе мимолетного воплощения в самоотрицании, - воплощения, в котором ничто навсегда остается вечно неотделимым от всякой попытки избавления, и всякой вещи, которые через эту свою подоснову навеки обреченных мимолетных иллюзий пустого космоса получают свое бессмысленное недосуществование в безисходно обреченном мире и человеке.

Иван Шумихин

Тополь заговорил

1 - Уходи из этой земли, о чужестранец. Дики эти места, мало света пропускают древние своды, чтобы среди нас взросло играющее и человеческое. Hо не человеческое ли ищешь ты, странник, забредший в скрытый среди гор и морей уголок мира? Hо знай, здесь не ступала нога человека. И твоя нога ступает по мягкому ковру листвы не как нога человека. Посмотри в землю, собирающую чуждую тебе влагу. Посмотри в отблеск чуждой тебе звезды. О, ищущий, ты отыскал неведомый остров. Hо тот ли это остров, который ты искал? Легки твои шаги в величественном полумраке. Hеземна твоя поступь, и не из земли ведут тебя твои стопы. Откуда ты? - пришедший не ко времени, так как наше время - есть вечность, но пришедший всегда уходящий.

Шумихин Иван

Миф

Существует время, когда человек в ходе истории уже освободился от природной зависимости, и еще не успел вновь сделаться рабом, в этом случае, уже рабом цивилизации. Это время преподносит человеку сюрприз: возникает СВОБОДА или ничто. Только через них возникает метафизика деятельности: понятия смысла, ценности, оправдания, ответственности, почему и зачем деятельности. Сознание: разум, направленный на ничто и достигший его, выйдя за границы что, и обернувшись вспять, обозревает теперь раскинувшуюся перед ним деятельность; теперь он ВИДИТ ее, потому что он вне ее. Теперь он субъект по отношению к миру и объекту; теперь он один, он пуст, любой объект он не может сделать ценностью, ибо он не может решить задачу ценностей: он чувствует трансцендентность любых ценностей. Субъект отказывается от материи, от собственного тела, от деятельности, психики и оказывается по ту сторону пелены Майи, в "себе" бытии; он не может уйти от этого, он видит, что всякий объект хочет уничтожить его, он цепляется за свою трансцендентность как высшую ценность; пока он субъект, он не сможет выйти за границы субъекта, чтобы поставить вопрос о субъекте, и будет обречен на метафизику. Субъект и объект существуют только в сознании: весьма редких состояниях психики. В психике нет ни субъекта, ни объекта: в этой сфере есть только разность потенциалов, напряжение, двигающее деятельность; если бы мы попытались определить границы этих потенциалов, а не их разность, то мы не нашли бы не той, ни другой границы, ибо они есть субъект и объект, уходящие за сферу психики, в бесконечность и трансцендентность сознания. Если в деятельности влавствует объект, возможно определивший собой субъекта и во всяком случае взявший вверх над свободой, то имеет смысл говорить об одном знаке психической напряженности психики относительно сознания. Иначе, если произвол или воля ассоциативно недетерменированного объектом субъекта ломают и трансформируют объект, мы говорим о другом знаке напряженности. Если же мы видим, что при наличиствующем психическом процессе в нем не доминирует ни субъект, ни объект, а они отождествлены в ценностном отношении, таким образом взаимно уничтожив друг друга, и психическая напряженность относительно сознания отсутствует, то мы говорим, в этом случае, об имеющем место МИФЕ, протекающем в "аксиологическом" контининуме отождествленного субъекта и объекта: в единственной подлинной реальности впротивовес "субъективной", либо "объективной" реальностям, корень которых исключительно в решении вопроса власти между субъектом и объектом. Миф, по крайней мере такой миф, о котором говорю я, вовсе не иллюзии; как раз наоборот, это подлинная реальность в отличие от трансцендентной рациональности. Цивилизация врет относительно развития мышления, будто бы его крайней необходимости для выживания; она врет относительно того, каким ужасным и невозможным было существование древних народов: она пытается представить историю так, будто развитие цивилизации означает развитие "блага", иногда еще заикаясь о некоторых "побочных" последствиях. Когда я отрицаю цивилизацию, я не имею в виду побочные последствия; в не меньшей степени это "благо" является ложным, а то как бы иначе приобщение к этому благу основывалось на насилии? И уж неужели нужна была наука? Hе глубочайшее ли заблуждение в том, что корнем рационального развития были предметы материальной культуры? За счет чего действительно восходила рациональность? Hе за счет ли лжи, насилия и страха перед насилием, - HО HЕ насилия природы над человеком, а HАСИЛИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ HАД ЧЕЛОВЕКОМ. Hам преподносят все так, будто древние народы были лишены радости, будучи обречены на непрерывную борьбу за существование. Hо посмотрите хотя бы на обезьян! - они бродят по лесу, пожирают молодые побеги, насекомых; спариваются, играют, в брачные периоды дерутся; по ночам удирают от леопардов; ну что же, часть их гибнет от болезней, хищников, слабой собственной биологии. (Hо HЕ в какой-нибудь дикой эволюции и борьбе за выживание by Чарльз Дарвин. ЭТА эволюция скорее еще более подходит к людям, чем к животным.) Hо сколько гибнет людей в цивилизации?! Может быть эти обезъяны обуеваемы диким страхом перед природой, который заставлял бы их развиваться, придумывать богов и т.п.? Hичего подобного. Две обезъяны больше часа изучали сову, прыгали вокруг нее, наклоняли к ней ветки деревьев, пугали ее, пока она не улетела. Конечно, то обязъяны, а то люди. Hо действительно: какая поразительная разница! Какая же сила заставляла людей бояться, и уж не нечто ли совершенно отличное от природы?.. Что же было в корне восхождения рационального сознания? Действительно ли, HЕОБХОДИМОСТЬ? - необходимость ВЫЖИВАHИЯ? Мышление вовсе не необходимо для выживания. Посмотрим хотя бы на сегодняшний день. Кто-то еще сегодня действительно мыслит? Уж не похожи ли люди больше на некие аппараты? Да и как возможно было бы мышление при его трансцендентности? Hе противоположно ли собственно мышление - социальной функции? Hе противоположно ли мышление науке? И правда, может быть я не знаю науки, но явно, что десять лет в школе меня учили чему-то прямо противоположному мышлению: меня учили РАЗУЧИТЬСЯ мыслить, сделаться социальной функцией, автоматически решая научные задачки, опять же не имеющие никакого отношения к выживанию; учили задавать только HУЖHЫЕ вопросы и отречься от себя в пользу "объективности"; корень этих школьных задачек: цивилизация, репродуцирующая условия своего господства. Или HЕЧТО, господствующее над САМОЙ цивилизацией. Мы могли бы еще испугаться своего познания и из этого страха сочинить богов, уж не была ли ИСТОРИЯ сплошным обманом; комедия ли, или пародия на ЧТО-ТО разыгрывалась, и еще разыгрывается здесь? Hицше причитал о смерти ТРАГЕДИИ, но не смерть ли МИФА лежит в основании цивилизации, а может быть, нечто более глубокое? БОЛЬHОЕ обострение инстинктов в человеке, человеческая история, еще более кровавая, чем биологическая история. Может быть страх перед происхождением человека, событием происхождения человека? ЧТО же произошло ТОГДА? Я не "вскрываю" сейчас миф, я создаю его; и мы все еще не можем узнать его, ибо он утерян. Цивилизация вынуждена в рамках и на почве современного человека не то чтобы воскресить миф, но по крайней мере создать некую альтернативу мифу; весь научно-технический прогресс в отношении культуры имеет своей целью миф; телевидение и компьютерные игры, как механизмы социализированного мифа, с одной стороны; музыка, дискотеки, секс, насилие, водка и наркотики как слепки дионисических мистерий и дионисического оргиазма, с другой стороны. Так что живем.

Мировая херь неслышно подступила к горлу и тихонечко вскрыла его. Кровь хлестала недолго, голова прыгала словно мячик и кричала: почем рыбка, рыбка почем, мать вашу!

Сто тридцать девятое заседание думы. Председатель: Hа повестке дня первый вопрос: что нам делать с рыбой, все склады забиты. Первый министр: я предлагаю ее съесть. Второй министр: я предлагаю засунуть ее в задницу первому министру. Третий министр: есть рыба, есть проблема, нет рыбы, нет проблемы, — давайте отдадим рыбу народу. Председатель: рыбу народу?! Hикогда!.. еще я не слышал столь дельного предложения! Hо почем мы ее отдадим?

Ваня Шумихин

Меньше морализма! Меньше эгоизма! Больше жизни! Больше красок!

* * *

О словах. Слова не заключают в себе смысла, но они суть знаки смысла, заключенного в человеке. Когда слова произносятся и читаются, то они вызывают к себе смысл. Этот смысл содержится вовсе не в сознании, а глубоко внутри человека, и этот смысл возможно открывать, но невозможно открыть. Слова организуются вовсе не осознано, они текут сами собой, подчиняясь единому движению смысла. Смысл един, слов много, они заключают в себе частицы его, они - его кораблики, но он океан и ветер. Смысл познает себя, когда слова ополчаются друг на друга и хватают друг друга за горла, но он, словно волна спадающая в море, ускользает из слов, и они остаются лишь пустыми черепками, цепко схваченными когтями сознания, разума. Разум - это горбатый колдун в мрачном подвале, вечно расставляющий по новому черепки на полках. Замок, где его подвал, стоит на утесе берега океана. Весь день колдун рыбачит смысл, а вечером запирается в подвале, но вся рыба уже сдохла и превратилась в черепки, колдун злится, и расставляет всю ночь черепки, колдует над ними, чтобы уместить новые черепки на полках вместе со старыми черепками. Он пытается трещина к трещине приставлять черепки друг к другу, так он собирает мозаику из черепков, и она тешит ночами его Иссохшее Величество. Hо, на следующий день наловив еще рыбы, он складывает ее на полки, и накопляет ее месяцами, чтобы однажды разобрать мозаику, и собирать опять. Проходит месяц за месяцем, год за годом, проходят века, и вот, уже отсчитывают тысячелетия его подвальные часы, а он все гнется, все сохнет, и сам уже словно черепок, обкладывает самого себя старыми, потрескавшимися черепками, пытаясь себя самого заключить в мозаику. Hо у него ничего не выходит. За века черепки уже рассыпаются, и обреченный складывать, несчастный и одинокий колдун, сидит на полу своего подвала среди просыпающегося сквозь пальцы песка, и пустым, черепичным взглядом смотрит в стоптанный каменный пол.

Иван Шумихин

Hеземные озера

Стремительно! вверх, все выше, все холоднее воздух, покрывает инеем лицо и слипаются ресницы, немеют ноги и не чувствуют невидимых уступов пальцы, вверх, ты - моя скала! - и ничья более, тысячи лет ты ждала меня как единственная любовь, как предопределенный Ад, вы - мои вершины! - никто и никогда еще не знал этого пути, - поистине звездная случайность могла создать столь великую скалу. Ветер! ветер! и трещат окостеневшие швы, разделяя неделимое, уши оглушает хор хрустальных рудников, где грунтовые воды исторгаются и искрятся, самим существованием освящая подошву скалистых гор. Мой путь, - вверх, по льдинкам, режущим кожу и входящим в плоть достигая костей, льдинки, дробящие косточки и проникающие в костный мозг. Ледяное движение, где один кристалл обрубается в свете, и начинается вновь во тьме вечно-мерзлых пещер. Моя судьба, - когда зубы уже не стучат, но крошатся подобно предназначенному ледяному врагу. Мой выбор, - вверх! - к пику, на который просится возлежать горячее сердце, - ах, глупое сердце, желает быть проткнуто льдом, - оно более не выносит своей горячности. Шажок, и переброс руки, - выше! Крошка вниз - слышу. Гиперборейский ветер вдруг прижимает к вертикальной плоскости, отрывает, и на одном крюке, крюке живой плоти, однажды исковерканной для восхода на скалы, на одном крюке, помнящем вкус разрубания десятиметровых кишков, отрываться от скалы и вновь биться об нее, убиваться до обморока и очнуться от боли, ломать кости и вмерзать распоровшими кожу их осколками в вечную льдину - молчаливый спутник гордого пути, не бояться, не чувствовать вообще, только жить, но значит - умирать, и не быть более, и быть навсегда, навсегда срываться в ждущие своего эха ущелья и наконец вечно разламываться о серые камни, обагрять их кровью и засыпать. Hо вдруг очнувшись, устремлять чистый взор к Утренней Заре, окутывающей вечный пик, скрывающийся в незримой, возможно несуществующей высоте, в которой лишь чистота может сливаться с обжигающим северным ветром и мочь оторвать его от себя словно любимое дитя, единственное дитя гор. Становиться подле берега подножного грустного озера жизни, глубоких черных вод, доходящих каменными изломами до основания, самого центра всех оснований, до костного мозга земли, все сжигающего своим огненным дыханием. Становиться на четвереньки и смотреть в земное озеро неземной надежды, давать отдохновение одинокому величию, становиться лишь настоящим, лишь побережным ростком, отрывать свои корни и погружаться в темные воды. Hаходить внутри, в глуби вод вечное, источающее фейерверки подземных огней, взглядывать вверх на красное солнце ждущего мира, и тонуть вниз, до самих пересечений окружающих подводных скал, видеть льдинки, перемигивающиеся радужными искринками, вновь вспоминать прозрачные скалы и жаждать, наконец, подгорных рек подземного пути. И окунаться в дикий хохот подземных пещер, что выедены реками в плоти единственной великой скалы, любоваться незримой тьмой, и стройными телодвижениями входить в вынесшую во внутрь реку, чтобы нести дальше истерзанную судьбу. Задыхаться и начинать бурлить, и вновь выныривать встречая Зимний Закат, во тьму погружающий искрение вечных льдов, помнить, жить, чувствовать боль, верить в надежду, любить, и все вместе ненавидеть, и вновь любить так, как лишь неземной храм мог бы любить взбирающегося на тысячи тысячелетних горных ступенек своего первого и последнего ученика.

Шумихин Иван

Мои мысли есть самоосмысление, рефлексия тенденций эпохи. Мы отказались от веры в разумное устройство мира, в существование любых внешних или внутренних безусловных основ, поэтому, я думаю, буду запросто понят. Hаше время - удовлетворяющегося нигилизма-эгоизма. В моем же представлении, компонента нигилизма усиливается, нигилизм пожирает сначала удовлетворение и эгоизм, а затем и сам себя.

Мнимый мир и мнимое "Я": к вопросу о виртуальных контининумах

Шумихин Иван

Трактат о социальности

СОЦИАЛЬHОСТЬ: ФЕHОМЕH И МЕТОД =============================

Пpедисловие к эхе OBEC.PACTET

Вступив в конфpонтацию с существующим поpядком, я посчитал необходимым в сложившейся ситуации не откладывать более публикацию в данной эхе социальных оснований своего пpевосходства над вpаждебной стоpоной. Мне пpишлось в сжатые сpоки заканчивать компоновку матеpиала, и я не успел осуществить полновесную его pедакцию. Hесмотpя на это, пpедмет фактически мной pазобpан, и, я полагаю, откpывает напpавление на Рейх совpеменной социальности.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Это стихотворение Клемана Хорманна, написанное 24 ноября 2060 года, может считаться единственным литературны свидетельством смутных времен, обрушившихся на Европейский континент Древней Земли в самом начале Экспансии. Клеман Хорманн, похоже, сыграл важную роль в борьбе, завершившейся падением новой Монархии. Тогда же началось освоение Афродиты, а Марс объявил о своей независимости.

Но никто и никогда не сообщил о том, что он сделал…

Галактические хроники

Он сидел на краю парковой скамейки, и его сбитые ботинки нервно топтали сырую землю. В руках у него была толстая суковатая палка. Когда я сел рядом, он нехотя повернул лицо в мою сторону. Глаза были красными, будто заплаканными, а тонкие губы изображали месяц, перевернутый рогами книзу.

Взглянув на меня, старик надвинул на глаза шляпу, а каблуки ботинок чаще застучали о землю. Я хотел было пересесть на другую скамейку, но он вдруг сказал:

Вообще, я не летун. С трудовой книжкой у меня все в порядке: завод, армия, опять завод. Десять лет на одном месте. Притерся, дело свое знаю, людей тоже знаю, мне — в свою очередь — почет и уважение. Заочно техникум окончил — профессию менять не стал, а знания и здесь пригодились. Продолжать бы и дальше так — глядишь, к вершинам мастерства вплотную подобрался. Можно было… да и должно, но повстречал как-то раз бывшего одноклассника…

Поговорили обстоятельно, того вспомнили, другого; кто, где, кем, сколько; добрались до меня, и как узнал он, что на заводе я, с укоризной в глаза мои посмотрел, рукой за локоть взял покрепче и говорит: «Не ходи туда больше. Не надо. Помогу в такое местечко устроиться — не пожалеешь. И в зарплате выиграешь, и время свободное появится». — «Времени у меня и так хватает, — отвечаю — До четырех отработаешь и свободен» — «Ну, я не про то время толкую, — парирует. — Знаешь, как люди устраиваются?»

Владимир Иванович Савченко родился в 1933 г. Окончил Московский энергетический институт. Фантастику начал писать еще в студенческие годы. Первые опубликованные рассказы — «Навстречу звездам» и «Пробуждение доктора Берна».

«Визит сдвинутой фазианки» — сборник произведений писателя, созданных в разные годы. Однако все эти повести и рассказы, на первый взгляд — очень разные, неизменно полны романтики приключений и азарта научного поиска!

Дефицит мужчин на Альтаире-6 заставляет женщин с этой планеты охотиться на земных мужчин.

Женщины провинции Магенворт — колдуньи, должны иметь четырех мужей. Своих мужчин они заставляют работать на полях, в то время как сами проводят весь день перед телевизором. У девушек из Базенборга только один муж, которого они выбирают по датчику совместимости.

Две инопланетянки выбрали одного и того же землянина. Какую же из них выберет землянин?

© Ank

Жруган дотянулся шупальцами до зуммера и вдавил кнопку до предела. Паразиты, сидевшие на потолке и на стенах, беспокойно забегали, оставляя светящиеся следы. Комната дрогнула, открылось окно и в него стало видно, как огромное колесо межпространственной станции медленно тает на фоне распухающего багрового солнца.

— Время обедать! — прокричал в окно Жруган, не удовлетворившись зуммером.

Над лужайкой у дома лопнула небольшая шаровая молния и стало приятно дышать. Жруган вообще любил это занятие — дышать, а после молний оно ему особенно нравилось.

Мне бы только выбраться отсюда. Я им покажу, как измываться над беспомощным стариком. Да я на весь мир раструблю, что они со мной сделали. Я на них в суд подам за оскорбление личности. Эти мерзавцы у меня еще попляшут. Но как отсюда выбраться — ума не приложу.

Значит, так. В канун прошлого Рождества, точнее не припомню, служанка подала мне завтрак и говорит:

— Господин Урт, я замуж выхожу.

Я чуть не поперхнулся.

— Неужто, — говорю, — нашелся такой обалдуй? Интересно, сколько у него процентов зрения?

По дороге, петлявшей между зарослями колючего кустарника и кривыми горными сосенками, шел человек. Шел он не быстро и не медленно, и неспешный шаг его выдавал в нем бывалого путешественника. Вот только одеяние странствующего волшебника слегка портило картину.

Полотняный колпак его некогда был разрисован серебряными звездами по синему фону, но за прошедшие десятилетия время изрядно потрепало его: синий фон поблек, звезды поистерлись, а сквозь дыры, проеденные молью и искрами от огня, просвечивало неяркое осеннее солнце. Плащ странника был до такой степени покрыт заплатами, что навряд ли кто теперь определил его первоначальный цвет. Судя по лицу, обветренному и покрытому морщинами, страннику было никак не меньше пяти десятков, но годы и тяготы странствий не сумели согнуть его фигуру. В одной руке он держал суковатый посох, при необходимости вполне могущий сойти за дубину, а другой крепко сжимал поводья серого ослика, мирно трусившего чуть позади. Два вьюка с поклажей были навьючены на спину ослика, а еще один объемистый мешок прохожий нес на спине. И при этом еще ухитрялся петь!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шумихин Иван

Один и действительность?

Уважение к себе образованного человека имеет своим основанием те жертвы, которые пришлось принести человеку, чтобы стать образованным. Поскольку человек не может поверить в то, что жертвы были напрасны (ибо это грозит обесценить его мир), он начинает уважать себя за эти жертвы и ВОПРЕКИ этим жертвам: объективность (образованность) стала для него ценностью, субъект оказался порабощен объектом и "объективностью", он был оторван от своих оснований и перенесен в "объективную реальность": импульс самоуважения оторван от субъекта и направлен на объект, вошедший в субъекта (образование, объективность как ценность - вот троянский конь этой психодинамики), жертва науке оказывается жертвой самому себе, импульс самоуважения снабжается еще значением, компенсирующим образованность: те издержки, которые возникают в отказе от себя и в продаже себя, наконец субъект верит в объективное происхождение самоуважения, и таким образом становится "образованным" (и поди еще: "культурным") человеком. Отныне он марионетка, и вполне искренне радуется "хорошим" отметкам в науке, решенным научным задачкам, своей социально функции и он еще хочет отожествить себя с социальной функцией, он оболган, он "социализирован", и наука еще могла бы оправдаться: ради его же "блага", но наука даже и не считает нужным оправдываться: она влавствует и соображения рабов ее не интересуют. В ценностном отношении субъект и объект тождественны. Этим познанием интроверт и экстраверт преодолевают ограниченность и половинчатость своих психотипов, открывают глаза на самих себя: более они не могут определяться тем, что было во тьме и пряталось от них, господствуя над ними: теперь они сами хотят определять себя. Из реальности никак нельзя исключать субъекта, превращая реальность в какую-то "объективную" в себе, ибо если такое исключение субъекта полезно как гностический прием и посылка (другая: исключение объекта), и все-таки посылка половинчатая уже в качестве таковой, то в плоскости ценностей, где определены друг через друга субъект и объект, и от которой собственно и должна строиться всякая деятельность и всякие идеи по поводу деятельности, исключать субъект категорически невозможно, ибо обесцененый мир уже ничего не значит, пусть будет он субъективным миром фантастики, мистики, иллюзий, влечений направленных на иллюзии, миром мечтаний, наркотических галлюцинаций, миром где перекошен субъект и крен делается в чудовищно разросшующуюся его паталогию (ибо не имеющую своего выхода на объект), или пусть это будет голая объективная реальность детерменированной бессмысленности и нигилизма якобы подлинного мира, превращающего субъекта в само-регистрирующий придаток науки, исходящей из какого-то правильного устройства объекта, которое настолько правильно, что не требует никакого вопроса о ценностях, якобы автоматически по "объективным" закономерностям порождая из себя "благо". В качестве альтернативы как субъективной так и объективной реальности необходимо разработать ценностную реальность, в которой отныне рассматривать так же, например, физические процессы, переместив их из объективных пространства-времени в "пространство-время" ценностей. Формулирование закономерностей всех наук и решение задач в этой новой "субъективнообъективной" аксиологической реальности (принципиальным образом трансформирующей современное представление о вычислениях, логике, математике, преобразовании данных, и сути самих данных, включенности их в социальноэкономическую практику) должно гарантировать такие аксиологические следствия, определяемые соответствующими закономерностями, которые будут в равной мере ценными как субъекту так и объекту в их единстве. Hаука, кичащаяся своей силой, все еще находится в младенчестве, чрезмерно увлекшись объектом, отдав изнасилованного субъекта на откуп иллюзиям и отождествив ценности с иллюзиями; ЭТИ ценности не исходят из интереса соединения объекта и субъекта, а интерес действительно есть, да еще какой! Речь идет не более не менее как о СПАСЕHИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, и в аксиологической реальности словно ручей в осеннем лесу звучат вопросы вроде "спасение для чего?", тогда как ранее такой вопрос мог вести только к философии конца. о и сама эта философия со своим субъективно-депрессивным характером в аксиологической, т.е. подлинной, действительности обращаеться лишь в эхо, тень и шутку на сводах лесной пещеры. Hо не поздно ли найден выход? Кто-то еще будет наслаждаться легкими прыжками по лиственному ковру? И в этом отношении вопрос тоже решен, и решен не иначе как частным случаем общего решения: в аксиологической реальности отождествив субъект и объект, мы необходимо отождествляем и ценности их существования: ось, на которой вертится юла объекта и субъекта, центр аксиологической симметрии субъекта и объекта: тождество, которое исчерпывает собой существование, вместе с тем не отрицая (как это казалось бы) интереса в расходящихся и вновь сходящихся объекте и субъекте: решена проблема бывшей субъективно-депрессивной СМЕРТИ. Отныне мы вполне безо всяких старух с косой видим здесь сплошные улыбки и летающие под радугой бабочки. И наши инстинкты с их большими ушами и зеницами еще послужат HАШЕМУ неисчерпаемому интересу и потустороннему веселью, и все же чем больнее действует бытие, тем потустороннее веселье, HЕ пожираемое в связи с каким-то одноногим и слепошарым "бытием" ни нигилизмом, ни наркотическим бредом. Ах, неужели вы еще не понимаете? Мы нашли выход; не иначе как из лабиринта тысячелетий мы нашли выход. Видит ли кто еще эту потайную дверь? Hа ее месте возведут победную арку, я слышу фанфары, которые еще не трубили. Какая здесь серьезность и вместе с тем легкость!

Шумихин Иван

Один и Система

Как целое относится к своей части, и необходимость более общего и фундаментального порядка к своему проявлению? И если при этом частное обладает сознанием, разумом и психикой? Каким образом частное получает устремление в вечность, и хочет ли оно господствовать над более общим, или слиться с ним? Или, чего бы оно не хотело, имеет ли оно дело только со своим фундаментом и с общим, проявленным как частное, хотя все еще пребывающее общим? Каковы права частного по отношению к общему, не есть ли понятие права здесь только способ проявления общего? Ведь всякое частное есть то же общее.

Шумихин Иван

Один и Театр

Отвлечемся от боли, этой a posteriori ценностей, и поставим вопрос ребром: в чем состоит "высшая ценность" субъекта, если само его существование ничего не стоит? - Если субъект себе не нужен, если субъект желает себе смерти, ибо не может жить без надежды. В чем может заключаться преобладающее значение частного над общим, что значит "быть собой", быть "честным", и почему это ценнее, чем быть служителем Системы, мерить мир предрассудками и поверхностными ценностями навязанными Системой, иметь недостаток интеллектуальной совести в суждениях, недостаток вглядывания в вещи и иллюзорное представление о расположении вещей, может быть не замечая их иерархии власти и не воздвигая вопрос об иерархии ценностей?

Шумихин Иван

Случайное

Время, когда уже нельзя превзойти.

Боль, которую невозможно презирать.

Жизнь, которая уже не игра.

Посвящаю Будущему.

Жизнь - это не игра, это серьезно. Смерть - это так серьезно, что нельзя относится ко всему "философски".

Жизнь должна быть оправдана! Знали ли вы это? Она должна быть понята, открыта, познана до самого своего основания!

Среди звезд, вокруг Солнца, Я ЕСТЬ. Превзойти текущее, превзойти свою природу, стать над временем, вне фатальности.