Невозвращенный день

Невозвращенный день
Автор:
Перевод: Юргис Казимирович Балтрушайтис
Жанр: Ужасы

Главный герой слушает рассказ принцессы — уже немолодой, некогда блиставшей в Вене и любимой многими, а ныне — одиноко живущей в загородном замке с немногими слугами и перебирающей в памяти светлые воспоминания. Мало ли таких принцесс? Но именно у этой есть в прошлом странная история: она ссудила год своей двадцатитрехлетней жизни незнакомому старику для спасения его дочери, и потом, старея, время от времени возвращала дни молодости из этого заема...

©rusty_cat

Отрывок из произведения:

Иностранная

Литература №3 1992

Москва

Я знаю много принцесс, немолодых, но прекрасных, впрочем, обедневших настолько, что могут позволить себе лишь единственную, вечно в черном, горничную и живут на какой–нибудь всеми позабытой тосканской вилле, из тех заброшенных вилл, где два пыльных кипариса сторожат ворота в каменной ограде.

Если вы встретитесь с ними в гостиной какой–нибудь овдовевшей графини и не по–модному назовете их «высочествами» и заговорите на французском языке, на этом международном, классическом, бесцветном языке, которому вы можете научиться у аббата Мармонтеля, то мои принцессы почти всегда откроют вам свои сердца, и, проникнув в их бедные души, — маленькие, полные пыли и безделушек, как часовни семнадцатого века, — вы убедитесь, что жизнь приемлема и что, рождая нас на свет, наша мать была не так глупа, как могло казаться.

Другие книги автора Джованни Папини

Джованни Папини

Последний визит больного джентльмена

Никто не знал настоящего имени того, кого все звали Больным Джентльменом. После его внезапного исчезновения осталось только воспоминание об его незабвенной улыбке и портрет Себастьяно Дель-Пиомбо, на котором он изображен закутанным в мягкую шубу, со свешивающейся, как у спящего, вялой рукой в перчатке. Те, кто очень любили его а я был в числе этих немногих помнят также его отравную желтовато-прозрачную кожу, почти женскую легкость его шагов и постоянно блуждающий взгляд: он любил говорить, но никто не понимал его, а некоторые не хотели понимать его так страшно было то, что он говорил.

Из сборника «Итальянская новелла XX века» — продолжение вышедшего в 1960 году сборника «Итальянская новелла, 1860–1914».

Из сборника «Итальянская новелла XX века» — продолжение вышедшего в 1960 году сборника «Итальянская новелла, 1860–1914».

Популярные книги в жанре Ужасы

«ПОЛОСА НЕБА»

SKYBAR

1982

Этот рассказ был написан после дискуссии с Даблдэй Букс для рекламы книги 1982 года «Сделай это своим собственным бестселлером» под редакцией Тома Силберклейта и Джерри Бидермана.

В книге было представлено много авторов, включая Белва Плэйн и Айзека Азимова. Каждый автор предоставлял начало и окончание истории.

А читателю предоставлялось придумать середину, отсюда и название «Сделай это своим собственным бестселлером».

Позвольте мне рассказать вам об одной из последних человеческих личностей, которая отправилась на пикник со своим мужем, Джорджем Грэйди.

Имя этой особы было Элис, у нее были светлые волосы и на все свое мнение. От роду ей было двадцать восемь лет, ее мужу — тридцать два. Они, как и большинство людей, любили иногда помечтать. Причина, по которой они отправились на пикник, состояла не в этом, но все же сей факт стоит упоминания.

Джордж работал на город. Это означало, что он работает шесть дней в неделю и у него только один выходной. На той неделе, когда они поехали на пикник, выходной выпал на среду.

В темноте что-то повисло. Беззвучная, тускло поблескивающая металлическая скорлупа — висит высоко на нитях антигравитации. Внизу планета, запеленатая в саван ночи, отвернувшаяся от луны. С ее укутанной во мрак поверхности какое-то животное смотрит блестящими испуганными глазами на бледно фосфоресцирующую сферу у себя над головой. Движение мышц. Жесткая земля негромко хрустит под выдвинувшимися опорами. Снова тишина, шорох ветра и одиночество. Часы. Черные часы, переходящие в серые, затем в розовые. Солнечные лучи рассыпаются по металлической сфере. Она светится неземным светом.

Когда обитатели дома узнали о сочинении Джула, они окончательно уверились, что Джул псих.

Подозревали об этом уже довольно давно.

От его пустого пристального взгляда людей бросало в дрожь. Его сиплый гортанный голос никак не вязался с хрупким телом. Его бледная кожа пугала многих детей. Создавалось впечатление, будто бы она ему велика. Он ненавидел солнечный свет.

И мысли его казались окружающим несколько «с приветом».

Джул хотел стать вампиром.

После ужина они спустились к озеру и любовались водной гладью, в которой отражалась луна.

— Красиво, правда? — произнесла она.

— Угу.

— Хороший получился отпуск.

— Да, хороший, — согласился он.

У них за спиной открылась и закрылась дверь на гостиничном крыльце. Кто-то двинулся по гравиевой дорожке в сторону озера. Джин посмотрела через плечо.

— Кто там? — спросил Хал, не оборачиваясь.

— Тот человек, которого мы видели в ресторане.

Амелия пришла домой в четырнадцать минут седьмого. Убрав пальто в стенной шкаф, она внесла в гостиную небольшой сверток и уселась на диван. Скинула туфли, пока развязывала положенный на колени сверток. Извлеченная деревянная коробка напоминала гроб. Амелия подняла крышку и улыбнулась. Внутри лежала самая безобразная кукла, какую она когда-либо видела. Ростом сантиметров двадцать, вырезанная из дерева, со скелетоподобным тельцем и несоразмерно большой головой. На лице куклы застыло выражение неистовой злобы, острые зубы оскалены, глаза навыкате. В правой руке кукла сжимала копье высотой с нее саму. Все тело от плеч до коленей обвивала изящная золотая цепочка. Под куклой, к задней стенке коробки был приколот крошечный свиток. Амелия отколола его и развернула. Бумага была исписана от руки. «Он Тот, Который Убивает, — начиналась записка, — Безжалостный охотник». Амелия снова улыбнулась, когда читала последние слова. Артур будет счастлив.

Утром, в одиннадцать четырнадцать, мистер Больман зашел в мужскую парикмахерскую. Уайли оторвал взгляд от программы скачек.

— Доброе утро, — поприветствовал он. Поглядел на свои наручные часы и улыбнулся. — Вы как раз вовремя.

Мистер Больман не ответил улыбкой. Он устало снял пиджак и повесил на крючок. С трудом прошел по чисто вымытому полу и опустился в среднее кресло. Уайли отложил программу скачек и встал. Он потянулся и зевнул.

Стоял теплый день, солнца хватало на всех. Еще не было десяти часов, когда парнишке, который помогал мяснику, пришлось выскочить на улицу и опустить яркий полосатый навес, чтобы солнечные лучи не попадали на мясо.

У мясника выдалось хлопотное утро. В опилках, перед открытием магазина аккуратно рассыпанных по полу, ноги посетителей наделали дорог и холмов. Мамаши позволяли детям кататься по ним и нагребать ногами, пока сами стояли на месте и, прижимая горячие носы к прохладному стеклу, смотрели на мясо.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сегодня мне исполнилось сто лет.

Я брился и в безжалостном свете лампочки видел в зеркале ванной старое усталое лицо. Конечно, можно было утешить самого себя тем, что такое же лицо и у Хамфри Богарта. Но он обладает еще и париком, полумиллионом долларов в год и дублером, который выполняет за него рискованные трюки. Я смазал порезы на лице. В странной перспективе зеркала мазок крема на щеке напоминал белый след ракеты над оборотной стороной луны.

Джон Леннон, одна из величайших легенд XX столетия, когда-то был просто Джоном, веселым, нерадивым студентом и начинающим музыкантом без особых жизненных перспектив. Именно тогда, в конце 1950-х, он влюбился в свою сокурсницу по имени Синтия, ставшую впоследствии его женой и матерью его сына Джулиана. В течении десяти лет Синтия Леннон, для которой великие "Битлз" были и остаются просто "ребятами", дарила Джону моральную поддержку, душевное тепло и безоговорочную преданность, как бы ни сотрясала весь мир и их семейную жизнь неистовая буря битломании. В 1968 году он ушел к Йоко Оно.

 Эта книга - история любви и разлуки, рассказанная обычной женщиной, доброй и здравомыслящей, которая, несмотря на все потрясения и разочарования, бережно хранит в сердце память о своем муже Джоне.

В этой альтернативной реальности сбылись самые безумные мечты Гитлера, Рейх одержал победу над СССР и завоевал весь мир, превратив порабощенных славян в новых янычар, цепных псов фюрера, «власовцев», карателей и полицаев. Их отнимают у матерей сразу после рождения, их дрессируют и натаскивают в спецшколах, с детства приучая к крови и беспрекословному исполнению любых, даже самых чудовищных приказов. Их удел – убивать, зверствовать и наводить ужас на «недочеловеков», утверждая на оккупированных территориях людоедский «новый порядок». Но несмотря на годы беспощадной муштры и дрессировки, несмотря на все усилия эсэсовских вивисекторов, пытавшихся выжечь из Пса людскую душу, под звериным ошейником со свастикой бьется человеческое сердце, так и не ставшее собачьим. И когда гитлеровцы, обнаружив проход в наш мир, пытаются натравить Псов на Россию, вервольф-людоед превращается в русского волкодава, чтобы вцепиться бывшим хозяевам в глотку…

Сказка по мотивам нанайского фольклора в обработке Дмитрия Нагишкина.