Невидимый партнер

Земля и ее союзники – в состоянии войны с вражеским альянсом. Пилот-скаут Джон Лиминг захвачен, он становится военнопленным одной из малопривлекательных рас врага. Не имея ничего лучшего под рукой, Лиминг намеревается вести психологическую войну, и убеждать его захватчиков, что каждый человек имеет контакт с неосязаемым симбиотом (известным как Юстас), уничтожающим своих врагов.

Отрывок из произведения:

Он знал, что снова сунул нос не туда, куда надо. Зря он это сделал, но отступать было уже поздно. Так шло с раннего детства – он быстро принимал вызов и тут же начинал сожалеть об этом. Принято считать, что человек учится на своих. ошибках. Чепуха! Будь оно так, человечество давно избавилось бы от глупости. Жизнь много раз пыталась его научить, но почти все уроки забывались уже через неделю. Итак, в очередной раз он по собственной инициативе влип в историю.

Рекомендуем почитать

Джон Уиндэм (1903–1969). «Патриарх» английской научной фантастики. Классик — и классицист от фантастики, оригинальный и своеобразный, однако всегда «преданный» последователь Герберта Уэллса. Писатель, стилистически «смотревший назад» — но фактически обогнавший своими холодновато-спокойными «традиционными» романами не только свое, но и — в чем-то! — наше время…

Продолжать говорить о Джоне Уиндэме можно еще очень долго. Однако для каждого истинного поклонника фантастики сами за себя скажут уже НАЗВАНИЯ его книг:

«Кракен пробуждается»,

«Кукушки Мидвича»,

«Куколки» — и, конечно же, «лучшее из лучшего» в наследии Уиндэма — «День триффидов»!

После ядерной войны Земля превратилась в выжженную, умирающую пустыню. Вымерли почти все животные. Большинство людей давно перебрались на другие колонизированные планеты солнечной системы. Те же, кто был вынужден остаться, влачат жалкое, унылое существование в городах, тоже приходящих в упадок. Один из таких людей — Рик Декарт — профессиональный охотник на андроидов. Рик получает задание выследить и уничтожить нескольких беглых андроидов, нелегально прибывших на Землю. Но в ходе охоты у него невольно возникают сомнения. Рик задаётся вопросом — а гуманно ли это, уничтожать андроидов?

Проза Лавкрафта – идеальное отражение внутреннего мира человека в состоянии экзистенциального кризиса: космос холоден и безразличен, жизнь конечна, в словах и поступках нет никакого высшего смысла, впереди всех нас ждет лишь небытие, окончательное торжество энтропии и тепловая смерть Вселенной. Но это справедливо для читателей прошлого тысячелетия. Сегодня мы легко можем заметить, что Великие Древние Лавкрафта стали «своими» и для людей, искренне любящих жизнь, далеких от меланхолии, довольных собой и своим местом в мире – вот в чем настоящий парадокс.

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Вновь откуда-то появилось сильное желание убежать, спрятаться. Ничего не предвещало опасности, кроме маленькой струйки дыма где-то на севере. Тоненькая, едва видимая, она извивалась и вздрагивала, как невиданный прозрачный росток, тянущийся к звездам. Это желание да еще непонятно откуда поднимавшийся страх уже долгое время преследовали меня. Я прекрасно понимал, что нет никаких причин для тревоги. Все, что я видел, — это просто дым костра или дым, поднимавшийся из болот, окружающих одно запущенное местечко в пятидесяти милях от Чикаго. А это уж совсем не место для суеверий. Между его небоскребами вряд ли найдется место призракам!

Это - красивая и БЕСКОНЕЧНО ДОБРАЯ фантастика. Фантастика, по чистоте и искренности своей способная сравниться, пожалуй, для российского читателя лишь с ранними произведениями братьев Стругацких и Кира Булычева.

Это - романы, в которых невероятные и увлекательные космические приключения становятся обрамлением для серьезной гуманистической мысли. Человек в космосе способен творить чудеса мужества и героизма - однако, по Карсаку, человеком он остается лишь в той мере, в какой способен не только бороться и побеждать, но - доверять и любить…

Это город-порт.

Здесь небо ржавеет в дымах. Промышленные газы заливают вечер оранжеватым, розовым, пурпурным и другими оттенками красного. На западе, поднимающиеся и опускающиеся транспорты, разрывают облака, доставляя грузы к звездным центрам и спутникам. Но это и гниющий город, — думал генерал, сворачивая за угол по засыпанной мусором и отбросами обочине.

Со времен Вторжения шесть губительных запретов, — в течение нескольких месяцев каждый, — задушили город, жизнь которого пульсировала только благодаря межзвездной торговле. Спрашивается, как мог этот город существовать? Шесть раз за прошедшие двадцать лет генерал спрашивал себя об этом. А где же ответ? Его может и не быть.

Роман этот не о католицизме, но поскольку главный герой его — католический теолог, то книга неизбежно содержит ряд моментов, довольно болезненных для приверженцев католического и (в меньшей степени) англиканского вероисповедания. Читатели же, лишенные доктринальных предубеждений, вряд ли вообще обратят на эти моменты особенное внимание — не говоря уж о том, чтобы вознегодовать.

При написании романа я предполагал, что как обряды, так и вероучение римской католической церкви в течение века претерпят определенные метаморфозы, существенные и не очень. Публикация книги в Америке показала, что католики не имели бы ничего против моего Басрского Собора, против того, как я воспроизвел всю небезызвестную изящнейшую дискуссию, с пупков начиная и геолого-палеонтологическими данными заканчивая, и как разделался с тонзурой; но по двум позициям они не позволили бы мне хоть на шаг отступить от того, что можно найти в «Католической энциклопедии» 1945 года издания. (Ни один ученый до сих пор почему-то не возмутился тем, как я разделался к 2045 году с частной теорией относительности.) И вот о каких позициях речь.

Другие книги автора Эрик Фрэнк Рассел

Эрик Фрэнк Рассел

Ваш ход

Перевела с английского Людмила ЩЕКОТОВА

Пленника сковали на славу - по рукам и ногам. Стражники помирали со смеху, гладя на его неуклюжие подскоки (щиколотки стянуты цепями) и, развлекаясь, гнали по коридору все быстрее. Под звон кандалов его впихнули в большую комнату; кто-то указал на стул перед длинным столом, кто-то толкнул пленника с такой силой, что он едва не плюхнулся мимо сиденья. Короткий темный ежик волос чуть встопорщился, и это была единственная заметная реакция. Пленник поднял глаза - такие светлые, что зрачки, казалось, были вморожены в лед - и в упор взглянул на сидящих за столом, без приязни или вражды, злобы или заискивания. Бесстрастный, оценивающий взгляд - и на удивление спокойный.

«...– Его превосходительство имперский посол желает говорить с тобой.

– Ну! – Фермер окинул его задумчивым взглядом. – А чем это он превосходен?

– Он особа значительной важности, – заявил Бидворси, который никак не мог решить, издевается ли этот тип над ним или был тем, что принято называть «характером».

– Значительной важности, – повторил фермер, переводя взор на горизонт. Он, видимо, пытался понять смысл, вкладываемый чужаком в эти слова. Подумав немного, он спросил: – Что случится с твоим родным миром, когда эта особа умрет?

– Ничего, – признал Бидворси.

– Все будет идти как прежде?

– Конечно.

– В таком случае, – заявил фермер решительно, – нечего его считать важной особой. – С этими его словами моторчик загудел, колеса закрутились, и плуг начал пахать.»

Оса – это диверсант, призванный с помощью простых, но эффективных средств подорвать боеспособность враждебных для Земли планет. Так случилось, что такой «осой» пришлось стать простому землянину Джеймсу Моури.

Их осталось девять человек. Почти безоружных, совершенно не готовых к испытаниям, которые готовила им, оставшимся в живых после крушения космолета, приютившая их планета Вальмия. Тяжелый путь заставляет этих людей переосмыслить свои жизненные позиции и переоценить ценности…

Другие названия: «Армагеддон»; «Сквозь дремучий ад»; «И услышали остальное»

«...– Ты кто такой?

– Офицер-разведчик Джон Лиминг, сэр.

– Ах да, – взгляд Маркхэма на мгновение застыл, и вдруг он прорычал: – Застегни ширинку!

Лиминг смущенно потупился:

– Не могу, сэр. Молния сломалась

– Так почему же ты не зашел к портному? Для этого на базе и существует мастерская, верно? Неужели твоему командиру нравится, когда его люди вваливаются ко мне в таком виде? Ты что себе, черт побери, позволяешь?

– У меня на это не было времени, сэр. Молния сломалась всего несколько минут назад, – объяснил Лиминг.

– Это правда? – адмирал флота Маркхэм откинулся в кресле и нахмурился. – Идет война, галактическая война. Для того чтобы успешно вести ее и победить, мы должны целиком и полностью полагаться на наш космический флот. И чертовски скверно, когда флот идет в бой с расстегнутыми штанами.

Поскольку адмирал явно ждал ответа, Лиминг не замедлил его дать.

– При всем уважении к вам, сэр, я не считаю, что это так уж важно. В бою человеку все равно, что у него со штанами. Главное – остаться в живых.»

Сверкающий голубовато-зеленый шар с Землю величиной, да и по массе примерно равный Земле – новая планета точь-в-точь соответствовала описанию. Четвертая планета звезды класса С-7; бесспорно та, которую они ищут. Ничего не скажешь, безвестному, давным-давно умершему косморазведчику повезло: случайно он открыл мир, похожий на их родной.

Пилот Гарри Бентон направил сверхскоростной астрокрейсер по орбите большого радиуса, а тем временем два его товарища обозревали планету перед посадкой. Заметили огромный город в северном полушарии, градусах в семи от экватора, на берегу моря. Город остался на том же месте, другие города не затмили его величием, а ведь триста лет прошло с тех пор, как был составлен отчет.

«Эрик Фрэнк Рассел первый в списке моих любимых писателей — его произведения самые смешные из всех, когда-либо мной прочитанных» — это мнение о классике американской фантастики культового писателя современной Америки Джорджа P.P. Мартина. У нас в России слава и любовь к Расселу пришла в 70-е годы с появлением переводов его рассказов «Аламагуса», «Ниточка к сердцу» и других. Главная тема Рассела — космос, но его космос немножечко не такой, каким его представляет большинство мировых фантастов. Космос Рассела — слегка глуповатый, как слегка глуповаты те, кто его завоевывает и исследует, населяет и пытается обуздать. Впрочем, кто-то верно заметил, что фантастика, как поэзия, и обязана быть чуточку глуповатой. Естественно, при одном условии: сам фантаст не должен быть дураком.

Настоящее издание — самое полное собрание рассказов писателя на русском языке.

«О начале 2032 года возвестил взрыв семнадцатого космического корабля «Земля — Марс». Шестнадцать предыдущих попыток также закончились неудачами. Джон Дж. Армстронг — изобретатель-одиночка — оснащает оборудованием ракету номер восемнадцать. Чтобы не потерять вложенные деньги, он начинает собственное расследование причин катастроф...

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Снова тот же звук. Слабый, высокий, жалобный — и все же отчетливо слышный даже на фоне ритмичного топота и шарканья танцующих ног, доносящихся из открытых окон Клуба. Казалось, этот тонкий звук был порожден страданием и болью. Так оно и было на самом деле.

Брасид коротко срыгнул. Он выпил слишком много вина и сам это понимал.

Именно поэтому он и вышел на улицу — чтобы освежить голову и, как надеялся, избавиться от легких, но все чаще подкатывающих волн тошноты. Ночной воздух был прохладным, но не слишком, даже для его обнаженного тела, и ему, действительно, стало полегче. Но и теперь Брасид не хотел спешить с возвращением в Клуб.

— Для вас есть одно дельце, Граймс, — сообщил адмирал Кравиц.

— Гхм, сэр, — произнес Граймс, коммодор Флота Миров Приграничья в запасе. Слова адмирала явно не вызвали у него энтузиазма. Еще недавно Граймс с руками оторвал бы новое назначение — штатная должность главного астронавта Приграничья ему уже порядком осточертела. Но в последнее время, по зрелом размышлении, он начинал все больше ценить спокойную размеренную жизнь. Пусть звездные просторы бороздит молодежь. Граймс предпочел бы остаться штабным коммодором.

Уникальный эксперимент загадочной расы инопланетян, вырвавших из разных эпох ордынцев Чингисхана и фаланги Александра Македонского, воинов Ганнибала и конницу Святослава, гуннов Аттилы и преображенцев Петра I, ниндзя средневековой Японии и войска Наполеона и Кутузова и заставивших их сражаться между собой…

Однако случилось неожиданное – эксперимент провалился.

«Гладиаторы», объединившиеся под властью нового великого полководца – спецназовца Алексея Дымова, – не просто дали отпор «чужим», но и победили их на их собственной территории.

Но как непрочен и хрупок достигнутый мир!

Обреченные на вечный жребий воинов земляне уже не умеют жить без сражений.

Их недавние хозяева – локосиане – тоже вынуждены взяться за оружие.

И теперь, когда Алексей Дымов погиб, а планете грозит нашествие нового безжалостного врага, принять командование и лицом к лицу встретить грядущую опасность предстоит его сыну…

Вечный Поход продолжается!

Ученый ворвался в свою лабораторию, опрокидывая столы и разбивая пробирки с какими-то дымящимися жидкостями. Его слуги, как дроиды, так и живые существа кинулись в рассыпную, чтобы избежать его гнева. Ученый достиг центра своей гигантской крепости и уселся перед пятью мониторами.

– Дайте мне доклад о достигнутых результатах проекта "Звездный крик", – приказал ученый.

Один за другим, пять экранов включились. Три из них показывали лишь "снег", бегущий по монитору.

Маленький шаттл плавно скользил сквозь космос к огромному Звездному разрушителю. Шаттл выглядел песчинкой по сравнению с огромным линейным кораблем. Но тысячи солдат на борту этого мощного звездного разрушителя дрожали в страхе, едва услышав имя единственного пассажира этого шаттла.

Дарт Вейдер.

Вейдер не наблюдал за тем, как его шаттл будет пристыкован и посажен в ангаре Звездного Разрушителя. Он был в глубоких раздумьях, в своих темных мыслях. Одна фраза занимала все его размышление. Проект "Звездный крик".

В одинадцатой книге мастер Куай-Гон Джинн и его ученик Оби-Ван Кеноби, стараясь помочь давнему другу, сталкиваются с неожиданной опасностью — безымянной охотницей за головами, столь искусно плетущей свои сети, что в них может попасть любая добыча, даже джедаи. Попутно Оби-Ван вынужден выяснить кое-что о природе дружбы и доверия, и ещё раз убедиться в верности бессмертной истине о том, что вещи редко бывают такими, какими они кажутся на первый взгляд…

Он слышал нечто, но это было не более, чем шум. Его глаза были открыты, но он ничего не видел кроме тумана. Он был мокрый, хотя и не находился в воде. Так как он не мог положиться на своё зрение и слух, Куай-Гон Джинн решил сосредоточить своё внимание на боли. Он искал её центр, оценивал местоположение и размер раны. Боль ощущалась в груди слева, выше сердца, а потом распространялась вверх, до плеча. Это была не режущая боль, а скорее пульсирующая. Боль говорила ему, что он все ещё жив. Куай-Гон попытался пошевелить рукой, но это лёгкое движение потребовало невероятных усилий. Его пальцы коснулись чего-то гладкого. Он провёл ими сверху вниз по гладкой стене. Куай-Гон пошевелил другой рукой, и она также наткнулась на гладкую твёрдую стену. Она была всюду, окружая его. Он был в ловушке. Лёгкий приступ паники охватил его, когда он понял, что не знает почему он здесь находится. Куай-Гон прогнал его и заметил, что это ему удалось. Он был рыцарем Джедай. Возможно его световой меч исчез, как и пояс с оборудованием, но у него оставалась Сила. Он был не один. Равномерно дыша, он успокоил свои мысли, а также попытался вспомнить произошедшее. Однако не слишком настойчиво. Воспоминания ему пока были не нужны, ведь теперь он мог жить. Куай-Гон сконцентрировался, чтобы понять, где он сейчас находится. Постепенно ему становилось ясно, что он заключён в прозрачную камеру-палату. Он чувствовал себя необычно, потому что парил в воздухе, находясь практически вверх тормашками. Газ окружал его туманом. Он висел в воздухе в каком-то резервуаре. Туман не позволял разглядеть, что находится снаружи. Куай-гон попытался изменить положение, но тут же боль пронзила его плечо. Раны от бластеров коварны. Вы считаете, что тело уже зажило, но рана может очень скоро напомнить о себе, и делать это довольно долго. Рана от бластера. Память постепенно возвращалась к нему.

Роман «Битва за небо», первый том сериала «Небесная империя», продолжает лучшие традиции российской боевой фантастики и японского аниме!

В этом мире все не так, как у нас. В конце XVIII века история пошла здесь иным, более извилистым путем. Вместо технологий, основанных на паре и электричестве, миром правит психотехника – магия новейшей эпохи. К концу XX века в смертельном противостоянии сталкиваются четыре империи, четыре могущественные силы: Россия, Британия, Япония и Священная Римская Империя. Великие маги-психотехники ведут незримую битву за контроль над четырьмя стихиями и человеческими душами. Исход этого беспрецедентного противостояния определит судьбу народов Земли, даст понять, куда какой дорожкой идти человечеству дальше.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга рассказывает о жизни и деятельности выдающегося флотоводца, ученого, кораблестроителя, путешественника, изобретателя – Степана Осиповича Макарова. Макаров разработал теорию непотопляемости корабля и был создателем знаменитого ледокола «Ермак», он изобрел оригинальный бронебойный снаряд, его перу принадлежит книга о морской тактике и географические исследовательские работы. Адмирал Макаров погиб во время русско-японской войны.

То ли что-то онтологическое, то ли, наоборот, чушь какая-то. В любом случае, много бьют по мордасам, иногда размышляют, глупо шутят – в общем, отличное произведение!

Книга известного драматурга Валентина Азерникова включает шесть пьес. Большинство из них идет на сценах театров страны и за рубежом. Такие, как »Возможны варианты», «Третьего не дано», «Чудак-человек», имели большой зрительский успех. Книга позволит еще раз встретиться с полюбившимися героями.

Катаклизмы XX столетия, увиденные острым и ехидным взглядом циркача, выступающего с крайне необычным трюком…

Озорная фантасмагория о крылатом коте, ухитрившемся самым фактом своего существования сотрясти основы основ диккенсовской Англии…

Ехидная парродия на «буколическую» литературу XIX века, превращающая скандал, случившийся в маленькой деревушке, в уморительный карнавал…

Калейдоскоп иронических страстей от Джона Барлоу!