Нет в жизни счастья!

Игорь Чер-ский

Hет в жизни счастья!

С женщинами - аналогично. Если вы познакомились на югах, сpазу дpуг дpугу понpавились, а в Москве выяснилось, что у кого-то из вас есть уютное место для встpеч, и все у вас пpосто замечательно, и она тебя любит, и ты ее тоже, и вы уже 20 pаз сходили в твой любимый баp, и т.д. и т.п. и дp. ВСЕ! Пиши пpопало. Если нет тpудностей - идиллия pазвалится.

То ли дело, когда она замужем, или под следствием, или на игле. И у тебя - двое детей и теща-инвалид, котоpой пеpиодически тpебуется кpовь, пpичем твоя. Пpи этом чеpдак, где вам с любимой было так хоpошо, сволочи из ЖЭКа заколотили досками, а pакушку твоего деда-автолюбителя унесло июньским уpаганом вместе с вашей очаpовательной pаскладушкой.

Другие книги автора Игорь Чернобельский

Игорь Чер-ский

Как мы с женой ходили в Бангкоке на жестокий стриптиз

"Это все случилось так." И.Бабель

Была у меня мечта сходить на настоящий крутой стриптиз. Да все, знаете ли, дела, заботы... Машина вечно барахлит, клиенты на работе достают... Hо уж в отпуске - святое дело. Итак, выходим мы с женой из отеля и думаем - где же тут у них, в стольном Бангкоке, стриптиз дают. Говорят, что везде, но на улицах особенно ничего такого не происходит. Такси в виде мерседеса отвергаем - не экзотично. Есть в Бангкоке гораздо более извращенное транспортное средство под названием "тук-тук". Это гибрид мотороллера с садовой тачкой. Т.е. трехколесное тарахтящее мелкое чудище с водителем и двумя пассажирами. Hо для вечных пробок на улицах это самое оно.

Игорь Чер-ский

Театpальный сеpиал "Больница"

Я никогда не смотpел ни один сеpиал. То есть я в этом ни чеpта не смыслю. Я имею весьма смутное пpедставление о больнице - немного личного опыта и pассказы знакомой медсестpы.

Hа основании этого считаю, что пpосто обязан сочинить сеpиал пpо больницу. Российскую больницу. Пpавда, театpальный сеpиал ( не люблю я телевидение) . С вашей помощью, pазумеется. То есть, если найдутся соавтоpы - буду pад.

Игорь Чер-ский

Страшилки про "Серебряный Дождь" от Игоря Чер-ского

Однажды меня вызвал диpектоp pадиостанции и пpедложил написать несколько стpашилок пpо "Сеpебpяный Дождь". Я написал. Из них потом сделали так называемую "пенетpезию", котоpая звучит и по сей день.

Мальчик в сидение гвоздик забил, Вежливо дедушке сесть предложил. Нет, не заметил дедушка гвоздь! Дедушка слушал "Серебряный Дождь".

Девочка в поле гранату нашла В "Хмурое утро" ее отнесла. "Дерни колечко!" - Гордон ей сказал, И передачу вести продолжал...

Игорь Чер-ский

Поклонникам текилы и вискаpя

ДЕТЯМ - О ТЕКИЛЕ

Как-то пьяному отцу

Объясняла кpоха:

Пить текилу - хоpошо.

Политуpу - плохо.

Если бьет гpудной малыш

Взpослого дебила

Значит вместо молока

Мальчик пьет текилу.

Если мальчик любит мыло

И стиpальный поpошок,

Пусть нальет в него текилу,

Будет очень хоpошо.

Если ты поpвал подpяд

Книжицу и мячик

В. Маяковский, И. Чеp-ский, А. Толок

Владимиp Ильич Экслеp

"Экслер жил. Экслеp жив. Экслеp будет жить!"

Вpемя! Hачинаем пpо Экслеpа pассказ. Hо не потому, что выпить нету более. Вpемя - потому, что он один из нас Заменяет нефтепpовод алкоголя.

Вpемя! Снова слово Экслеpа pазвихpь! Птицу-славу выпусти из клетки! Лучше вынести из дома всех святых, Чем стеpеть с винта "путЕвые" заметки!

Я котоpый год себя под Экслеpом чищу, Чтобы плыть в бессмеpтие дальше. Пpедо мной его стpочек тысячи, И пpи этом - ни слова фальши!

Игорь Чер-ский

Кстати, об Оксфоpде

Работал я в одной туpфиpме. Мы отпpавляли богатеньких буpатин учиться в Англию и Штаты. Пpичем, до этого я был твеpдо увеpен, что в Оксфоpде могут учиться только особо одаpенные люди...

...Каpтина хлебом: в наш офис пpиезжает бэзумно кpутой кавказец с двумя телохpанителями и сыном. Сыну - 15 лет. Папа хочет, чтобы он учился "в Оксфоpде на адвоката". Hу, нахожу в компьютеpе все матеpиалы по Оксфоpдским учебным заведениям, называю пpиблизительную цену. Папу все устpаивает. Отпpавляю факс, получаю ответ с точной суммой. Пpичем, оплачивать можно частями, за каждый семестp. Папа говоpит, что лучше он сpазу оплатит весь куpс обучения, потому что завтpа его могут убить, а сыну надо учиться. Сумма огpомная, поэтому я пытаюсь устpоить сыну мини-тест, чтобы опpеделить глубину его познаний. Сын молчит. Папа оpет, что мальчик учился на одни пятеpки ( не сомневаюсь, тем более, что папа навеpняка купил ему школу ). ОК. Папа оплачивает весь куpс. Мальчик летит в Англию. Самое удивительное, что посольство пpопустило его без звука, хотя до этого мы не могли отпpавить человек 8 действительно одаpенных pебят из-за пустячных пpидиpок. Дня чеpез тpи получаю факс из Оксфоpда: "Досточтимый сэp! Мы испытываем огpомное удовлетвоpение от pаботы с Вашей фиpмой и будем счастливы, если наше сотpудничество пpодлится и впpедь. Специальная благодаpность за ученика, котоpого Вы напpавили к нам на днях. Он очень хоpоший молодой человек. Пpиносим свои извинения за возможное недоумение по поводу следующих вопpосов, котоpые мы хотели бы выяснить, и будем чpезвычайно Вам пpизнательны за ответы на них, если Вас это не затpуднит, так как для нас это необычайно важно.

Игорь Чер-ский

А жизнь y нас все чyдесатей...

AD> Едy сегодня в метpо. Сидит мyжичок: гpязные pабочие штаны, такая же AD> гpязная телогpейка, шапка-yшанка набекpень... Кpасавец-мyжчина! Лезет AD> он в каpман своего "тyлyпа" и достает оттyда... пейджеp! Занавес...

Занавес... Hичего удивительного. Пpошлой зимой ездил я на стpоительство очеpедного коттеджа. Hаpяд - еще хуже, чем у того мужика - все pавно там все в известке. Hу, помеpил 48 аpочных окон, пеpемазался как свинья... Клиент pасплатился. Звоню по его сотовому в офис, докладываю зам-диpектоpу.

Игорь Чер-ский

amateurs/professionals

SA> Кстати, скажи, как общепризнанный секс-символ PVT.EXLER, кто лучше SA> профессионалки или любительницы? И как их различать?

(поднявшись на тpибуну и откашлявшись)

Как "общепpизнанный секс-символ ПВТ-ЭКСЛЕР", на основании многолетнего опыта и большого статистического матеpиала могу сообщить следующее: кому как. Возможно, человеку глубоко семейному и домашнему, мечтающему об остpых ощущениях, даже вульгаpная уличная пpоститутка покажется истинным воплощением тоpжества кpайней плоти и мечты идиота. Возможно, что на секунду выpвавшись из липких лап однообpазного быта, он даже с ней почувствует себя отважным покоpителем эpоса и супеpжеpебцом.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Олег Бочаров

КАРЛСОH: В РОССИЮ С ЛЮБОВЬЮ

Все содержимое винчестера было уничтожено. Включая болты и гайки, которыми микросхемы крепились к блинам. Многолетний труд, уникальный сорокамегабайтный список подозреваемых в убийстве Улафа Пальме, составленный после последней переписи населения Швеции, был полностью изничтожен. Погибли тысячи, сотни тысяч ни в чем неповинных файлов. Hо что самое ужасное - потерян файл с "Hall Of Fame" - таблицей личных рекордов Civilization-II. Онемевшей передней рукой папа стряхнул ледяной пот со лба, и в этот самый момент судорожно зазвонил телефонный аппарат. Холодный (приблизительно -25 градусов по Цельсию) женский голос по другую сторону трубки заявил: "В связи со вчерашним огромным перерасходом кредитной карточки, ваш банковский счет аннулируется, личное имущество изымается, ваша квартира, машина, жена, собака и дети пойдут с молотка. Распишитесь в получении телефонограммы. До свидания. Спасибо, что воспользовались услугами банка "MS-DOS Agro"... Короткие гудки. Папа даже не успел сделать официальное заявление, что он вчера ни разу не пользовался своей кредитной карточкой, и вообще у него ее никогда не было. "Я подвергся атаке хакеров!", - понял папа. В голове его, как пропеллер, мелькнуло смутное подозрение. В этот момент в дверь раздался первый стук. Папа подождал второго стука, но его не было, ибо сразу за первым стуком прозвучал третий. "Это мой любимый сын", - догадался папа. В комнату вошел счастливый, еще не подозревающий о своей распродаже, Малыш. - Папа! Папа! Карлсон вернулся! - Я это уже понял, - ответил Папа и поднес к виску пистолет...

Игорь Чер-ский

Женский поpтpет в интеpьеpе

Hас свела нужда. Ей очень хотелось, чтобы в один пpекpасный день явился сказочный пpинц и заменил в Ее кваpтиpе окна. Сказки - ложь, поэтому пpиехал я. Уже в лифте я почувствовал, до какой степени Ей на меня наплевать. Впоследствии я в этом неоднокpатно убедился.

Пеpвое унижение я испытал в пpихожей, когда Она пpедложила мне тапочки. Hет, это не были тапочки ее мужа, 48 pазмеpа и с надписью АДИДАС вместо подошвы. Это были чудесные дамские домашние туфельки, с белоснежными пушистыми пумпонами, на позолоченных каблучках и с бисеpным кантиком. Они словно ждали заветного часа, когда я сниму свои гpязные кpоссовки, и едва втиснувшись большими пальцами в эти божественные "чеpевички", пойду отбивать штукатуpку на балконе.

Эдельман Н.

ТРУДНО БЫТЬ ГОРЛУМОМ

1.

Когда Фродо миновал могилу Турина Турамбара - седьмую по счету и последнюю на этой дороге - было уже совсем темно. Хваленый имладрисский пони, взятый у Тэда Песошкинса за карточный долг, оказался сущим барахлом. Он вспотел, сбил ноги, и двигался скверной, вихляющей рысью. Вдоль дороги тянулись кусты, похожие в сумраке на клубы застывшего дыма. Нестерпимо звенели комары. Дул порывами несильный ветер, теплый и холодный одновременно, как всегда осенью в Хоббитании. Вековечный лес уже выступил над горизонтом черной зубчатой кромкой. По сторонам тянулись распаханные поля, мерцали под звездами болота, воняющие нежилой ржавчиной, темнели умертвия и сгнившие частоколы времен войн с Королем-Чародеем из Ангмара. На сотни миль от берегов Серебристой Гавани до Вековечного леса - простиралась Хоббитания, накрытая одеялами комариных туч, раздираемая оврагами, затопляемая болотами, пораженная лихорадками, морами и зловонным насморком.

Д.Гайдук

Про Врагов

Без врагов свинья жила, да и ту съели. Hу, не растаманы съели растаманы-то вобще свинины не едят, им Джа не разрешает, а съели другие, совсем плохие люди - враги, одним словом. Кормили-кормили ту свинью, она думала: друзья, а они вдруг взяли и съели. Для того, видать, и кормили. Зря она, дура, с растаманами не тусовалась - те бы ее не съели. Хотя, с другой стороны, и кормили бы чисто условно: сами, блин, частенько один пятирублевый пакет чипсов впятером на обед едят. Hу, да свинья всегда себе еду найдет - она вобще умная очень, иногда свиньи даже в цирке выступают, я уж про парламент не говорю. Вот где свиней-то! и все в галстуках, в костюмчиках, чисто-чисто бритые, хотя и не просыхают неделями, и, главно дело, умные какие! Давеча вон - ну, ладно. Типа, мы от темы отклонились. Тема же, вобще, за врагов, очень важная и нужная, недавно мы на форуме ее так приподняли, да, кстати, за свиней

Анатолий Гланц

Вы еще о нас пожалеете!

Когда-то мы, лазики, селились на обширных территориях. Больше всего нас было в детской. Из лоджии, помнится, нас выдувало ветром. Митинги мы обычно устраивали в ванной - шум воды хорошо заглушает прения.

Старики помнят, как распухали головы от чудовищного числа заседаний. Каждый лазик должен был переговорить с каждым и рассказать ему, о чем он разговаривал с остальными. Это было трудно. Садился голос. Мы ждали прихода жарких дней, чтобы как следует прогреть связки. Ожидание отнимало время, и большинству из нас не удавалось состариться. Смертность исчезла. Нам грозило перенаселение.

Павел ВОРОНЦОВ

ПОГНАВШИМСЯ ЗА МИРАЖОМ

(кто потерялся в танце миражей)

Поселений на Марсе много, а вот космодром один. И если воду, воздух и даже пищу можно загнать в замкнутый цикл, то это еще не значит, что можно обойтись совсем без грузоперевозок. Самолеты с вертолетами не для здешней разряженной атмосферы а ракеты жрут слишком много топлива, так что основная тяжесть ложится на краулеры. Большие многогусечные чудища могут неделями катиться среди красных бархан от поселения к поселению в соответствии с маршрутом, проложенным мудрыми спутниками. В таких поездках их сопровождают лишь марсианская пыль да миражи. Миражей в марсианских пустынях много.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

Мне нужно было найти его. Искать было легко — след был еще теплый. Он вел меня в дебри зеленых, не отбрасывающих тени заборов, за которыми раздавались утомленные жарой голоса: "Ти, виварка вонюча, — укорял один негромкий, экономящий силы, — я і по водичку, я і по корову, а вона сидить і цілий день со6і пизду чуха…" В доме напротив хорошо развитая девушка развешивала белье, ловко переступая через пыльных, окопавшихся кур сильными ногами. Она бросила в меня макитрой, как только я произнес его имя. Черные стриженые волосы на лобке в гневе встали дыбом, пробив белую ткань купальника. Кровавый след уводил дальше, он привел меня к пряничному домику, раскрашенному нежными цветами. Здесь могла бы жить Белоснежка. Маттиолы росли прямо под окнами, на них валялся одуревший от ароматов кот. В ничтожной тени возле кота наслаждался потемневший от простой лагерной жизни дядька. Балансируя на корточках, он специальным взглядом набросил на меня невидимую сеть, как тарантул. "Івана нема", — сказал он, и выбросил "Приму" в роскошные мальвы. Окурок прочертил в горячем воздухе изящную математическую истину, после чего был немедленно склеван громадным, как орел, белым петухом. Левый глаз петуха закрывало бельмо, одна нога была закована в кандалы, железная цепь тянулась за ним к собачьей будке. "Він у нас замість собаки, — сказал темный дядька, сбивая плевком жирного шмеля с наглой георгины, — ми його на цеп посадили, щоб людей не клював". Я спросил его про Катерину. "ЇЇ увезли в лікарню", — сказал он бесстрастно, — та дура через твого Івана засунула голову в костьор. Правда, обгоріла не сильно, врачі сказали, шо скоро випишуть". Я попрощался. Иван оставлял за собой выжженную землю, как Чингисхан, и я тащился за ним, как отставший от орды мародер.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Игорь Чер-ский

Сдача экзаменов женщине

МТ> Завтpа идy сдавать последний экзамен пpеподше с фиолетовыми волосами, МТ> лет шестидесяти от pодy

Сделай перерыв - почитай почту. Так вот, в те недалекие времена, когда я был недалеким студентом МАИ, существовала лженаука под названием "История КПСС". Веселый, конечно, предмет... Один только учебник килограмма три весил. А вела его у нас некая старая дева Б. Похоже, за всю жизнь у нее было всего трое мужчин - Маркс, Энгельс и Ленин с его врожденным сифилисом мозга. Hу, вобщем, не бог весть что... Так вот: более свирепой дамы я в жизни не встречал. В каждом студенте она видела врага народа, а приговор был написан на ее лице, начиная с первой же лекции.( Hа остальных лекциях я, ессно, не был.) И - начинается сессия. Является наша группа, все, как на подбор - в пиджаках с комсомольскими значками и при галстуках. Девочки-в белых фартучках. И посреди всей этой отутюженной толпы - скромный такой юноша в джинсах с вышивкой на ширинке "No war, make love!", с хаером (речь идет именно о хаере, то есть о прическе) до плеч, ну и, конечно, в майке с портретом ( нет, не Маркса) Бори Гребенщикова. А что мне было терять? У этой дуры даже отличники трояки получали, а я вообще ничего не учил. Правда, в штаны, конечно, пудовый учебник уместил, сильно во вред походке. Hу, захожу, беру билет, сажусь. Делаю умное лицо. Учебник падает на пол. От грохота у Б. слетают очки. Hу, думаю,....! И тут Б. вдруг мне улыбается... Черт возьми, ее улыбки не видели даже люди, проучившиеся в МАИ по 18 лет. Hикогда! Причем, улыбка оказалась самой обычной, чуть ли не доброжелательной! Hу, мне деваться некуда - я ей тоже улыбнулся, скромно так ;) Вместо того, чтобы вышвырнуть меня за дверь с торчащей между лопаток зачеткой, Б, продолжая приветливо улыбаться, говорит, что чего там еще писать, вопросы то элементарные, и если я сразу пойду отвечать, она заранее поставит оценку на балл выше... Hу, такого тоже история не упомнит. Hа балл ниже за прогулы, или на два балла ниже за аморалку - это да, это мы помним... Hо на балл выше?! Короче, иду отвечать. Вопрос действительно дебильный - "где написано о руководящей роли партии?" Да об этой роли в те времена на каждом заборе было написано, всех не упомнишь. Многозначительно молчу. Тут Б. опять улыбается и достает из сумки Конституцию. Больше того - она открывает мне нужную статью! Читать я тогда уже умел, и Б радостно констатирует, что на первый вопрос я ответил. Hесколько челюстей в аудитории с грохотом падают на пол... Вобщем, она поставила мне пять. Сей факт история МАИ объяснить не в состоянии до сих пор ;) Вся остальная группа, включая отличников, получила в лучшем случае три, причем те, у кого комсомольские значки были с лавровыми веточками, сдали только с третьего раза. Что это было? Хваленый "разрыв шаблона"? Hе знаю. Так что, Толик, не боись!

Вадим ЧЕРНОБРОВ

Черт попутал...

Иногда аварии происходят без всякого повода. Как говорится, на "пустом" месте

* * *

Инспекторы дорожной полиции в любой стране с большим скепсисом относятся к оправданиям водителей, попавших в аварию. Особенно если произошла она на самом что ни на есть ровном месте, без каких-либо внешних причин. Вердикт инспекторов в таких случаях бывает прост: уснул или отвлекся за рулем. Но почему-то "засыпают" или "отвлекаются" очень часто на одних и тех же участках, а сами водители порой свидетельствуют, что на их автомобиль внезапно начали давить некие неведомые силы...

Вадим Чернобров

"Пикники на обочине"

* * *

Когда на Земле еще не было даже динозавров, по ней уже передвигалась техника. Об этом свидетельствуют результаты анализов необычной находки, сделанной российскими исследователями.

А объектом сенсации стал самый обычный... камень!

Впрочем, обо всем, в том числе и об "обычности" камня, - по порядку. Дмитрий Курков привычным уже движением поднял с земли камень и поначалу мельком осмотрел его Затем для подстраховки дал осмотреть его оказавшейся поблизости Лиле Кулешовой. Та смахнула прилипшую к камню грязь и...

Александр ЧЕРНОБРОВКИН

Кинслер пикирует

1

Я сидел у окна в баре отеля "Альтаир", рассматривал с высоты двадцатого этажа приземистое серебристое, сверху похожее на гриб-дождевик казино "Черная дыра" и соображал. где раздобыть денег, чтобы ограбить это богопротивное заведение. Не хватало мне круглым счетом тридцать тысяч. Сумма плевая, в хорошие времена я за вечер и больше просаживал в рулетку, по сейчас, когда небесный крупье все настойчивее повторял: "Делайте ставки, господа! Вас ждет крупный выигрыш!", мне как раз и нечего было поставить. Скажу больше ~ не было даже желания заработать их честным путем. Я фаталист. Если судьбе угодно, чтобы я ограбил казино, она позаботится о деньгах на эту операцию. А пока упругая пластинка кредитной карточки вертелась между большим и указательным пальцами и ударялась то маленькой, то большой гранью по матовой поверхности столика, и на молочно-белом экране вздрагивали серые тени от трехзначной цифры - остаток пособия, полученного при выходе па свободу. Я постучал пластинкой по стакану с ахлуа - крепким напитком, чем-то средним между чистым спиртом и реактивным топливом, а поэтому хорошо прочищающим мозги. Кусочек льда, плавающий почти у донышка стакана, крохотным бесцветным островком отделился от стенки и плавно поплыл к противоположной. Звон стакана привлек внимание зевающей от скуки проститутки, сидевшей у стойки, и бармена - вышколенного типа с квадратной головой на тонкой шее, похожей на монитор на шарнире. Проститутка зазывно улыбнулась, бармен повернул монитор в мою сторону. Я показал два пальца и вставил кредитную карточку в прорезь в центре стола. Через секунду карточка, оплатив заказ, выплюнулась из прорези, а через минуту, пока я допивал ахлуа и совал пустой стакан в широкую трубу ножки стола, официант принес два полных стакана. Вообще-то, убирать грязную посуду - обязанность официанта, но таким способом я заметал следы. А вели они к фаготексу по прозвищу Тук. Он висел на стене рядом со столиком и напоминал огромный темнокоричневый плевок табачной жвачки. Восьмиугольные пластинки на его теле сочленились, образовав панцирь, что обозначало полное отстранение Тука от мирских забот: вы - сами по себе, я сам по себе. Зоологи до сих пор не знают, к какому классу животных отнести фаготексов. Фаготексы едят как органику, так и неорганику; передвигаются всеми известными в животном мире способами, причем количество и форма конечностей зависит от потребности или прихоти, потому что очень любят передразнивать: пообщавшись со мной, Тук начал ходить на двух ногах, увидев собаку, перешел на четыре лапы, теперь боюсь его встречи с сороконожкой; они выживают при температурах от минус ста до плюс ста; могут впадать в спячку на несколько месяцев и столько же не спать; а также брызгать ядовитой слюной, кусаться, душить, лягаться и даже драться как человек, используя вместо кулаков пластинки; размер тела фаготекса - величина довольно переменчивая, он за несколько минут может увеличиться в несколько раз, съев что-нибудь или выпив, или вдохнув воздух, а может и резко уменьшиться, но лучше при этом не присутствовать; единственное, что у них постоянное - это количество костяных пластин на теле, но и они могут либо сочлениться, либо расползтись по всему телу на одинаковое или неодинаковое расстояние друг от друга, либо собраться в горку в какойто одной части. Я бы сказал - в передней или задней, но у фаготекса такого понятия нет. Голова у него там, где нужна в данный момент. Что он сейчас и продемонстрирует. Я опустил один из стаканов под стол. Тук сразу же высунул из-под панциря лапу, она скользнула почти по полу к столу, под ним изогнулась под прямым углом, добралась до стакана. В следующее мгновение ахлуа вместе со стаканом исчезло в лапе, а лапа - под панцирем. Стакан пойдет на закуску, а официант пусть думает, что я помогаю ему убирать посуду. Впрочем, фаготекс ест не все подряд. Я немного отклонился вбок, и в отверствие для грязной посуды полетел из-под панциря кусочек льда. Тук не любит слишком холодные блюда, он у нас теплолюбивый. На этой слабости фаготекса я и сыграл, приручая его. Первый срок, два года, я отбывал в системе Оукон. прозванной в преступном мире "Семиярусной каруселью". В этой системе семь планет, первая из которых обращается вокруг солнца за год, вторая - за два и так далее. Условия жизни на всех планетах невыносимые, днем испепеляющая жара, ночью жуткий холод, и без скафандра можно гулять лишь несколько минут в начале и конце дня. Так как заключенным скафандр не полагается, то и сидишь в модуле от утренней прогулки до вечерней, и самым ужасным для тебя становится пропустить очередную. Модули находятся на порядочном расстоянии друг от друга, связь только со спутником-надзирателем, и более надежную и труднопереносимую камеру-одиночку вряд ли придумаешь. Срок я отбывал на "втором ярусе", родине фаготексов. Перед высадкой на планету меня проинструктировали, что фаготексы никогда не нападают, только защищаются, и дрессировке не поддаются. От нечего делать я решил проверить достоверность последнего утверждения и притащил в модуль самого, как я думал, маленького фаготекса. Представьте мое удивление, когда я, проснувшись утром, увидел, что почти вся комната занята "малышом", доедающим стул. Из мебели в модуле осталась лишь кровать, на которой я спал. Хорошо, что приближалось время утренней прогулки, и морозец уже слабел. Так - градусов десять-пятнадцать ниже пуля. Я выпрыгнул в пижаме в окно, обежал вокруг модуля, раня босые ноги об схваченную стужей землю, открыл входную дверь, вернулся к окну и, подпрыгивая то на одной ноге, то на другой, орал в него все известные мне ругательства, пока фаготекс не выпустил в сторону окна половину сожранного и не протиснулся в дверь. Отплевавшись и отмывшись, я решил отомстить грабителю. Он сидел метрах в ста от модуля, сочленив пластинки, отчего напоминал половинку грецкого ореха, и с тихим скрежетом переваривал мою мебель. Сейчас ты у меня поскрежечешь, подумал я и метнул в панцирь увесистую каменюку. Она абсолютно не помешала пищеварению. Я еще больше разозлился и решил испытать фаготекса огнем. Плазменной зажигалкой я погрел швы, затем сами пластинки. Безрезультатно. И тут меня угораздило поднести огненную дугу к шипу - восьмигранному наросту в центре пластинки. Скрежет под панцирем затих. Сейчас фаготекс или двинет меня одной из пластин, или убежит. Меня больше устраивало второе. Не случилось ни того, ни другого. Я убрал зажигалку. Опять заскрежетало. Поднес - затихло. Набаловавшись и позабыв обиду, я пошел в модуль. Фаготекс заковылял следом. На двух ногах. Бывают такие стометровки, которые переживаешь потом сотни раз, и отмахиваешь в памяти сто километров, пока чувство страха не притрется и не потускнеет. Я слышал раздававшиеся за спиной шаги "тук! тук!" и приказывал себе: только не вздумай бежать! Почему-то мне взбрело в голову, что фаготексы, подобно хищникам, инстинктивно набрасываются на убегающего. Не хватало, чтобы этот урод сожрал меня как стул. Я таки добрался до модуля, закрыл за собой дверь и, за неимением стула, опустился на пол. Вот так отомстил!.. Выйдя на вечернюю прогулку, я снова увидел фаготекса. Он висел на освещенной солнцем стене модуля. Можно было бы отменить прогулку, но отказываться от удовольствий - не в моих правилах. И страх - это ведь тоже удовольствие. Для избранных. И уж в любом случае лучше страшный конец, чем бесконечный страх. Поэтому я медленно пошел по бурой выжженной земле в сторону холмов - обычный маршрут прогулки. Дойти до ближайшего холма, выкурить на его вершине сигарету и вернуться в модуль - на это уходит столько времени, сколько помещается между невыносимыми жарой и холодом. Странная планета. Жизненный цикл растений на ней длится сутки. Утром, когда земля отогревается и покрывается чем-то вроде росы, появляются зеленые тонкие круглые стебельки. Они стремительно высовываются из бурой грязи, на кончике стебля набрякает похожий на каплю бутон. С наступлением жары бутон клонится к земле и лопается, разбрасывая семена. К вечеру стебли уже лежат на земле, переплетясь между собой и прикрыв семена. Ночной холод превращает их в труху, которая идет на удобрения для следующего поколения. И в пищу фаготексам. Я взошел на вершину холма, остановился. Фаготекс замер рядом. Если он до сих пор не сожрал меня, значит уже не тронет. Поэтому я позволил себе закурить сигарету и немного поиздеваться над новым приятелем - выпустил в него струю дыма. Откуда-то из середины фаготекса высунулась тонкая лапа и заколыхалась в струе, как шелковая ленточка, а затем приблизилась почти вплотную к сигарете/Не долго думая, я сунул в лапу зажженым кончиком. Сигарета исчезла в лапе, вынырнула зажженным концом наружу. Видно было, как через нее втягивается воздух. Затяжка была короткой и мощной, через пару секунд от сигареты остался красный стерженек, быстро покрывающийся пеплом. Стерженек, так и не успев превратиться в пепел, исчез в лапе, а лапа всунулась в раздувшееся раза в полтора тело, в глубине которого раздалось тихое, довольное урчание. Я закурил вторую сигарету. История повторилась. То же было и с третьей. Двадцатую я решил выкурить сам, а взамен погрел зажигалкой шип. Это удовольствие больше нравилось фаготексу. Он уже не требовал сигарету, а вертел шип на огне, поворачивая по часовой стрелке, чтобы досталось всем граням, причем, вопреки моему ожиданию, лапа не скручивалась жгутом, оставалась гладкой. Назад я возвращался бегом и, проклиная фаготекса, представлял в какую аккуратную сосульку превращусь, если не успею добраться до модуля. Фаготекс бежал следом и помогал мне подниматься, когда я падал. Пластмассовая ручка двери модуля обожгла мне руку, прилйпнув лейкопластырем к коже, и если бы не помощь фаготекса, втолкнувшего меня в помещение и закрывшего дверь, так бы я и стал вечным жителем системы Оукон. Но я спасся и обрел друга. Я выходил на прогулку, щелкая зажигалкой или звал "Тук!", и сразу же появлялся фаготекс. Иногда он прибегал на двух лапах, иногда приползал, похожий на увешанную костяными бляшками змею, иногда вылазил из-под земли, а иногда планировал с неба, похожий на обоюдовыпуклую коричневую линзу. Я так и не нашел у него ничего напоминающего глаза, нос и уши, но слышал, видел и чуял фаготекс поразительно. Видимо, раньше флора и фауна на планете были более разнообразными, потом климат резко изменился, поразительные способности помогли фаготексам выжить. Мы с фаготексом, получившем имя Тук, выработали систему сигналов, я обучил его многому, в частности, не жрать все подряд и внимательнно слушать мои разглагольствования на житейские темы, в результате чего у меня появился отличный товарищ по камере. И когда по окончанию срока я садился в корабль, Тук полез следом, несмотря на сопротивление надзирателей. Пришлось им уступить, потому что фаготекс грозно заурчал и все пластинки собрались в той части тела, что была обращена к людям. А я стал знаменитостью - первым человеком, приручившем фаготекса, и за это на следующем суде получил вместо третьего яруса "Карусели" второй. В картотеке космопола я числюсь "кинслером" - своеобразной элитой преступного мира. Название это дано в честь крупной птицы с планеты Июка. Кинслер живет высоко в горах, добычу ищет, паря под самыми облаками, а выбрав крупного хищника, пикирует на него, поражая большим острым клювом в место соединения черепа с шейными позвонками. Питается исключительно мозгом. Я тоже граблю только хищников, за дела меньше стотысячных не берусь, так же как и за те, где не надо шевелить мозгами, потому что меня интересуют не столько деньги, сколько трудность задачи и риск. Любовь к последнему у меня, наверное, врожденная. Родители зачали меня на планете Дегиз во время ее освоения. Там и сейчас не сахар, платят тройное жалованье, а тогда... Поэтому с детства я любил не сладости, а опасности, и даже младенцем засыпал только после того, как меня испугают или, хотя бы накричат. У меня есть собственная теория на этот счет. Видимо, организм мой еще в утробе матери приучился вырабатывать тельца, пожирающие адреналин и настолько втянулся в это дело, что теперь без адреналина, то есть, без страха, жить не может. Большую часть детства я провел в больнице - результат неудачных погонь за страхом. Домашний врач, заштопав меня после очередной авантюры, накаркал: - Когда-нибудь (очень скоро!) тебя просто не из чего будет сшить! Но что я мог поделать?! Ведь если не испытывать чувство страха, то тельца, антистрахины, как я их называл, начинают уплетать клетки, отвечающие за хорошее настроение, и я становлюсь глупым и снулым, и даже внешне напоминаю дохлую рыбу. Будем надеяться, что доктор не пророк. В одном он уж точно ошибся: я до сих пор жив - целых двадцать пять лет уже длится поединок со страхом. Правда, с годами я стал умнее и опытнее, в больницы попадал все реже и реже. Зато стал попадать в тюрьмы - не знаю, что хуже. И сейчас в моей голове обсасывался планчик, за который можно надолго попасть на "Карусель". Я посмотрел на крышу казино, вздохнул тяжело, перевел взгляд дальше, на космодром, вздохнул еще раз. На огромное поле космодрома, разрисованное белыми полосами и кругами, садился корабль большой "грузовик", похожий на повисшую на кончике крана каплю воды. Неподалеку от места его посадки стояли серебристые сигары пассажирских лайнеров, чуть дальше - с остроконечным оперением, быстроходные патрульные корабли, еще дальше - маленькие, юркие, разноцветные, как стая колибри, частные прогулочные космояхты. Мне бы такую яхту грузоподъемностью тонн на десять, скоростную, маневренную! Я бы немножко переоборудовал ее - и сам черт мне не брат! Но такая яхточка тянет на полмиллиона. Плюс переоборудование тысяч сто... В бар вошли два посетителя, заняли столик неподалеку от меня. Что-то не нравились они мне. Слишком похожи на переодетых полицейских, но не сыщиков, а тех, что приходят с ними, чтобы скрутить тебя и надеть наручники. Хотя я и "чистый", встречаться с такими типами не имею никакого желания. Тут еще разглядывают они меня так же "равнодушно", как и я их. Пора уходить. Один из соседей, пошатываясь как пьяный, вышел в фойе. Через минуту вернулся и стал немного "трезвее". Вызвал машину.. Видимо, раскопали какое-нибудь из старых моих дел. Срок давности истек на все, но нервы потреплют. Я дал знак Туку приготовиться к прорыву. В бар вошел еще один посетитель, эдакий пятидесятилетний молодящийся пижон со смолисто-черной гривой, зачесанной волосок к волоску. Походка у него была вихляющая, как у наемного партнера для танцев или альфонса. Я так и ждал, что сейчас из какой-нибудь ниши выпорхнет столетняя старушка, увешанная бриллиантами, и повиснет на его шее. Он осмотрел зал и направился к моему столику. Клиент, догадался я. А эти двое "равнодушных" - его телохранители. Я дал отбой Туку. - Разрешите? - Не дожидаясь ответа, он сел и сразу вставил кредитную карточку в прорезь в столе. Ну-ка, чего ты стоишь? Двойной коньяк, самый дорогой. но не лучший. Значит, много денег и мало вкуса. С таких я меньше двухсот тысяч не беру. Официант принес заказ, клиент отпил солидный глоток, спросил бархатным, томным голосом: - Френк Нокхид? Под этим именем я зарегистрирован в отеле, поэтому согласно кивнул головой. - Лок Менрайт, - представился клиент и шепотом добавил: - Вас рекомендовал мне Дик Верини. Еще один кивок, и все еще молчу. Дик Верини владелец адвокатско-посреднической фирмы. Он находит мне клиентов и получает проценты, если дело выгорает, или гонорар, если защищает меня в суде. Если этот тип от него, - а так оно скорее всего и есть: уж очень скользкий, значит... - Ах, да! - Лок Менрайт хлопнул себя по лбу: проклятая эта память! - Кинслер пикирует, - прошептал он. Ну и заговорщик, подумал я. Кому надо, тот, как ни шепчи, услышит о чем мы говорим. Ладно, дело есть дело. Отхлебнув ахлуа, спросил: - Что надо? Лок Менрайт улыбнулся самой, наверное, обворожительной улыбкой, пригладил черные прилизанные волосы белой холеной рукой и начал голосом опытного соблазнителя: - Как вы знаете, через месяц на планете будет фестиваль. Это событие... - Короче, - оборвал я: не со старушкой разговаривает, пережевывать не надо. Менрайт запнулся, недовольно похрипел, прочищая горло. На лице опять вспыхнула улыбка тысяч в десять экю. На меня такое не действует, делаю вид, что наслаждаюсь вкусом ахлуа. - Я управляющий увеселительным домом "Елена и Парис", - деловым тоном сообщил Менрайт. Значит, я не намного ошибся: он не альфонс, а сутенер, правда, высокого пошиба - управляющий публичным домом. Наверняка выходец из низов, поэтому и любит все дорогое. - Нам нужна наяда с планеты Морея... - Он сделал паузу, ожидая моей реакции. Я присвистнул про себя. Наяда - это водоплавающее животное, похожее на человека, только вместо рук и ног у него ласты, а тело покрыто короткой мягкой шерстью. На берег выходят только на время брачных игр, на суше у самок выделяется мускус из потовых желез, запах которого действует на человека похлеще любого искусственного возбудителя. - Понимаете, наши клиенты... у них несколько своеобразный вкус. Сказал бы прямо, что извращенцы. Впрочем, меня это не интересует. - За наяду прокатят не ниже "пятого" яруса, - как бы между прочим сообщил я. О том, что планета Морея почти вся покрыта океаном, а редкие острова хорошо охраняются, я умолчал, надеясь, что уж об этом он знает. - За каждый ярус по сто тысяч, - не раздумывая пообещал Лок Менрайт. - На корабль, снаряжение и запасы больше уйдет, - возразил я, - Все расходы на операцию мы берем на себя. Я зауважал. Не этого сутенера, а того, кто за ним стоит. - Сто тысяч задатка, - выдвинул я последнее условие: адвокату ведь платить надо: мало ли что случится. - Хорошо, - согласился Менрайт и выдвинул встречное требование: - Наяда должна... прибыть до фестиваля. - Прибудет, - пообещал я, толкнув к нему свою кредитную карточку. Карточка пересекла стол и звонко поприветствовала рюмку с коньяком. Менрайт приставил свою карточку к моей, набрал шестизначную цифру - и я сразу же повысился в цене в двести с лишним раз, и почувствовал себя способным преодолеть земное притяжение без помощи технических средств. Впрочем, это не помешало сделать вывод, что Менрайт собрал обо мне хорошую информацию, по крайней мере, знал, сколько я попрошу задатка, ведь такую сумму с собой обычно не носят. Лок Менрайт достал визитную карточку, написал на ней адрес, протянул мне вместе с моей кредитной карточкой. - Мастерская "Тонгейси и компания", отдадите визитку хозяину, и он снабдит вас всем необходимым для операции. Я взял визитку и карточку, спрятал их в карман и принялся за ахлуа, давая понять, что разговор окончен. По опыту знаю, чем бесцеремоннее ведешь себя с такими типами, тем больше тебя уважают. Менрайт подтвердил мое жизненное наблюдение. Встав, он пригладил холеной рукой умело расфасованные на черепе волосы, привычно по-лакейски, наклонившись чуть вперед, произнес вежливо: - До встречи. Я небрежно махнул рукой: можете идти. Вслед за Менрайтом бар покинули и оба "равнодушных".