Неспящий в ночи

Неспящий в ночи
Автор:
Перевод: Г. Соловьева
Жанры: Ужасы , Фэнтези , Постапокалипсис
Год: 2005
ISBN: 5-352-01543-2

Много лет назад мой друг Перитой ушел в Ночные Земли. Все его спутники погибли физически или утратили душу.

Ночью я не сплю и слушаю его голос.

Наш закон воспрещает выходить в Ночные Земли мужчине неподготовленным и без ампулы Освобождения; и тому, у кого есть жена или ребенок; и тому, за кем остается невыплаченный долг; и тому, кому известны тайны монстрономов; и тому, чей разум или воля ущербны; и тому, кто моложе двадцати двух; и женщине, всякой и всегда.

Другие книги автора Джон Райт

Название этого романа поистине символично, ибо его автор заявил о себе как о продолжателе лучших традиций Золотого века НФ и прежде всего таких признанных корифеев жанра, как Альфред Ван Вогт и Роджер Желязны.

Вселенная будущего, созданная фантазией Джона Райта, это совершенно особый мир, некая матрица, где обитают не только люди, но и иные формы жизни, обладающие искусственным разумом.

Благодаря неожиданным идеям автора и их великолепному, поистине поэтическому воплощению в необыкновенно динамичном и насыщенном событиями сюжете «Золотой век» стал сенсацией в мире любителей НФ и был назван критиками «первой космооперой XXI века».

Дилогия Хроники Эвернесса в одном томе. Содержание: Последний страж Эвернесса (перевод А. Кузнецовой), стр. 5-307 Туманы Эвернесса (перевод А. Вироховского), стр. 309-698 Список стражей (приложение), стр. 699-704

«Гостевой закон» — второй из опубликованных рассказов Райта, в нем чувствуется влияние нескольких его учителей, в частности масштабность и образность космической оперы Ван Вогта. Это произведение идеально подходит для завершения антологии, поскольку оно демонстрирует, что некоторые из старейших и лучших черт космической оперы по-прежнему присутствуют в современных работах, хотя и в преображенном виде.

Юный Гален Уэйлок — последний страж Врат Снов, за которыми ждет древний враг, жадно стремящий попасть в мир смертных. Тысячу лет семья Галена стояла на страже, презираемая всем миром, решившим, что опасность — пустой миф. Даже отец Галена покинул пост. Потеряв веру в другой мир, он бросил Эвернесс и пустынное побережье штата Мэн, и уехал в мир, став солдатом.

А теперь в мире снов зазвенел тревожный колокол, который никто не услышал. В глубинах зашевелились Приспешники Тьмы и долгой страже пришел конец. Армия самых настоящих мифических монстров вторгается в наш мир, Гален и его друзья начинают сражение. Отец Галена возвращается, чтобы присоединиться к сражению с силами всеобщей Тьмы. Все силы Света собираются в Эвернессе, который должен устоять. Иначе все погибнет.

Джона Райта называют самым важным талантом нового столетия. Его дебютная трилогия, «Золотой Век», получила самые восторженные отзывы публики и критиков. В «Туманах Эвернесса» он продолжает повествование, начатое «Последним стражем Эвернесса», и которое, будем надеяться, привлечет к себе внимание настоящих любителей фэнтези.

Эвернесс… На земле это дом, затерявшийся в провинциальной глуши Америки. В царстве снов это место зовется Высоким домом, который высится на побережье моря Беспокойной Тьмы, последний бастион магии в нашем мире, сторожевой пост на границе яви и сна, воздвигнутый еще во времена Мерлина.

Стражи сновидений держат закрытыми врата между миром яви и миром кошмаров, вахта их длится которую сотню лет, а число стражей становится все меньше и меньше. Силы зла готовятся к решительному штурму последнего бастиона. Ведь если крепость падет и два мира сольются в одно, Земля ввергнется в пучину кошмаров…

Книга Джона Райта ближе всего по духу к творческой манере великого создателя миров Роджера Желязны.

Популярные книги в жанре Ужасы

После чудовищной катастрофы чужое сердце вернуло его к жизни — и полностью ее изменило! Отныне стоит семнадцатилетнему Лукасу забыться сном — и он видит мир глазами индейца: вот по бескрайним зеленым лугам, переходя с рыси на галоп, бежит белый конь, а над ним высятся горы с тающими снегами и небо цвета индиго… Теперь Лукас — последняя надежда народа, от которого его отделяют тысячи километров, и с ним рядом девушка, готовая разделить все тяготы пути!

«…Меня смыло волной за борт переполненной беженцами лохани. Долгое время я провел в воде, служа кормом для рыб. Ветры и течения отнесли мое тело от Бангкока к берегам Камбоджи. Там я угодил в противоторпедное заграждение, установленное мертвослужащими с дредноута «Уроборос».

– Эй, дружище! – окликнули меня матросы. Они подошли к заграждению на катере. Дредноут, похожий на стальной остров, стоял на якоре неподалеку. – Ты мертв?

– Мертв, – булькнул я…»

Да никакая она вам не была спортсменка.

Вообще её звали Кимберли, а кликуха у неё была Кимба Белая Дорога, потому что тащилась обычно с порошков. Она встречалась с одним пацаном — Джейсон Начальник, как он себя называл, — а тот по жизни в основном ширялся до розовых слонов и играл в смертогонки на своем Ви-рексе с мощняцкими запараллеленными кровавчиками (единственный вид спорта, о котором Кимба в те времена имела представление)… Ну, да она была жизнью довольна. Им вместе было в кайф.

Мистер Вейль страдал аллергией на рекламу.

Даже от самого ненавязчивого ролика у него серьезно ухудшалось самочувствие и по коже начинали расходиться нездорово-розовые пятна с четко очерченными краями, похожие на странный солнечный ожог, как будто он позагорал в сворачивающих кровь отсветах нейтронной звезды.

И аллергия эта была ему ну крайне некстати — не в последнюю очередь потому, что он работал главным текстовиком в компании «Утилита Ворд Смит 4.5 и сыновья», наиглавнейшем рекламном агентстве всего города.

Кен был готов к зомби-апокалипсису. Его друзья, (те немногие, что у него были) всегда говорили: «Если случится так, что зомби захватят мир, мы пойдем домой к Кену». И это не потому, что Кен был участником движения за выживание в экстремальных условиях. Нет, он им не был. Он не просиживал часами в интернете, разглядывая фотографии черных, не опознанных вертолетов, не обсуждал теории заговора, и его мало волновало, когда же тайные владыки «Нового Мирового Порядка»/«Бильдербергского клуба»/ «Черной ложи»/ «Иллюминатов» сделают свой решающий ход и захватят власть на планете путем принудительных вакцинаций населения или тотального истребления человечества. И Кен не был повернут на оружии. То есть оружие у него имелось — револьвер «Кольт» 38-го калибра и винтовка «Ремингтон» 30/06 — но не было никаких тайных складов с боеприпасами и взрывчаткой, попрятанных по лесам. И он не просыпался по утрам в ужасе, что за ночь правительство отменило Вторую поправку к Конституции. Кен не верил в то, что апокалипсис грянет в 2012 году, так же как не верил десять лет назад во всеобщую истерию 2000-го года. Он не боялся ни комет, ни астероидов, ни Луны готовой сойти с орбиты и врезаться в Землю. Его не пугали гигантские вспышки на Солнце, пришествие планеты Нибиру, превращающийся в супер вулкан Йеллоустон, и любая другая теория которыми пестрил интернет, предрекая неизбежный конец света.

Если что-то и соблазнило меня начать эту книгу, не похожую ни на что написанное мною за двадцать уже протекших лет моей литературной жизни, так это, в первую очередь, возможность целиком погрузиться в жизнь мечтательную, когда я устаю порой от жизни реальной.

Пишу ли роман, сочиняю ли драму, я самым естественным образом повинуюсь требованиям эпохи, в которой развертывается мой сюжет. Различные местности, люди, события просто навязаны мне неумолимой точностью топографии, генеалогии, исторических дат; необходимо, чтобы язык, одежда и даже походка моих персонажей гармонировали с представлениями, бытовавшими в ту эпоху, что я пытаюсь воссоздать. Мое воображение, сопротивляющееся реальности, подобно человеку, посетившему руины замка, вынуждено ступать по каменным обломкам, продвигаться по темным коридорам, сгибаться, пробираясь через потайные ходы, чтобы составить более или менее точный план здания в те времена, когда здесь играла жизнь, когда радость наполняла его смехом и пением, а горе будто призывало откликнуться эхом на рыдания и крики. Во всех этих поисках, во всех этих исследованиях и требованиях мое «я» исчезает; во мне сочетаются Фруассар, Монтреле, Шателен, Коммин, Со-Таванн, Монлюк, Этуаль, Таллеман де Рео и Сен-Симон; индивидуальность уступает место таланту, вдохновение уступает место эрудиции; я перестаю быть актером в большом романе собственной жизни, в большой драме собственных чувств, становлюсь хроникером, летописцем, историком, повествую моим современникам о событиях давно минувших дней и о впечатлениях, произведенных этими событиями на персонажей, действительно существовавших или же сотворенных моей фантазией. Но о впечатлениях, производимых на меня событиями нашей повседневности, этими страшными событиями, колеблющими почву у нас под ногами и омрачающими небо над нашими головами, мне говорить запрещено. Дружеские привязанности Эдуарда III, ненависть Людовика XI, прихоти Карла IX, страсти Генриха IV, слабости Людовика XIII, любовные связи Людовика XIV — об этом я рассказываю все; но о дружеских привязанностях, утешающих мое сердце, о ненависти, ожесточающей мою душу, о прихотях, возникающих в моем воображении, о моих страстях, о моих слабостях, о моих любовных связях — говорить не осмеливаюсь. Я знакомлю моего читателя с героем, жившим тысячу лет тому назад, но сам остаюсь для читателя неизвестным; по своему желанию я заставляю его любить или ненавидеть персонажей, и мне нравится внушать читателю любовь или ненависть к ним, хотя сам я читателю безразличен. Есть в этом что-то грустное, что-то несправедливое, чему я хочу противиться. Я стараюсь быть для читателя чем-то большим, нежели повествователь, о ком каждый составляет представление в зеркале собственной фантазии. Я хотел бы стать существом живым, осязаемым, неотделимым от общей жизни, наконец, чем-то вроде друга, настолько близкого всем, что, когда он приходит куда бы то ни было — в хижину или во дворец, — не требуется его представлять, поскольку все его узнают с первого же взгляда.

Лена недавно пережила развод и теперь в одиночку воспитывает дочь Настю. В попытках уйти от тоски, обрести любовь и восстановить здоровье, главная героиня решает посетить целительницу, проживающую в одном из ветхих домов заброшенного хутора.

Странная женщина, представившаяся Анной Павловной, руководит таинственной организацией под названием «Центр» и, недолго думая, приглашает Лену присоединиться к ним в борьбе за будущее человечества: она уверена, что девушка обладает неординарными способностями. Последние сомнения уходят, когда среди агентов организации Лена замечает своего давнего знакомого Сашу, в которого была влюблена много лет назад.

Поддавшись вспыхнувшим чувствам, девушка погружается в иллюзию, будто жизнь наконец-то налаживается. Однако законы своеобразной общины требуют куда больше лишений, чем казалось в самом начале.

Комментарий Редакции: Мистическая и полная замысловатых сюжетных поворотов история, каждая следующая страница которой будет удивлять все сильнее.

Мрачный и промозглый Париж объят холодной агонией ужаса: кто-то или что-то убивает ни в чем не повинных людей весьма изощренным способом.

Несчастный Пьер – единственный подозреваемый в этом кошмарном деле – из последних сил пытается не только очистить собственное имя, но и сохранить свой самый страшный секрет. Секрет, опускающий на его душу кровавую тень бесчеловечных злодеяний, к которым он не имеет ни малейшего отношения…

Комментарий Редакции:

Детектив в сочетании с мистикой – вот рецепт бессонницы, который заставляет видеть жуткие очертания в желтом свете прикроватной лампы. «Перевернутый шут» напомнит про забытое чувство страха и тревожного ожидания леденящей кровь развязки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В настоящем рассказе читателю предлагается берущая за душу история о том, как странно иной раз переплетаются жизни разных поколений, и о том, что порой у нас нет иного выбора, кроме как отправиться домой самой долгой дорогой…

Я окружен верными рыцарями, надежными вассалами. За эти годы я не видел предательства, интриг, коварства, низменной хитрости, зато честь и благородство здесь словно разлиты в воздухе. Держит слово святая инквизиция, держат слово чести маги, держат его даж огры, тролли и демоны. Мне кажется, им даже в головы не проходит, что можно схитрить, сподличать, предать, и на этом нехило поживиться. И только я, пришедший из мира, где все покупается и продается, где предать, ударить в спину, подставить ножку, пройти о трупам – норма жизни, с ужасом понимаю, как трудно такой сволочи быть одним из правителей этого чистого мира.

Гордый предводитель горного шотландского клана Лахлан Балморат намерен жестоко отомстить своему врагу лэрду Синклеру.

А можно ли придумать месть лучше, чем похищение сестры врага?

Однако так случилось, что Лахлан похищает не только сестру Синклера, но и его невесту – прекрасную Эмили Гамильтон.

Что последует за этим?

Похититель пока и сам не знает. Но ему ясно одно – никогда и ни за что не отдаст он другому женщину, впервые пробудившую в нем не просто страстное желание, но глубокое, искреннее чувство…

Зачем скромной, добродетельной леди Эдвине Росс соблазнять знаменитого лондонского повесу Прескотта Дивейна?

Он – единственный, кому под силу не просто выдать себя за жениха леди Росс, но и помочь ей вывести на чистую воду таинственного и жестокого шантажиста, угрожающего жизни девушки.

Однако очень скоро игра в соблазн становится реальностью, – и Эдвина понимает, что в сетях обольщения запутался не только Прескотт…