Несколько советов по самообороне

Дидичев Р.Е.

Несколько советов по самообороне

Не будь свирепым,

ибо на более

свирепого нарвешься.

Я бы отказался от меча,

да щита жалко.

Прежде всего, хотелось бы предупредить читателя, что никаких сенсаций в этой книге не предвидется. В ней изложено то, что на мой взгляд, должен знать практически каждый человек. Эту литературу можно использовать без возрастных ограничений.

Она задумана, как средство физического воспитания, направлена на развитие силы, здоровья и духа.Даже самые прекрасные идеи и оригинальные замыслы не дадут эффекта и повиснут миражом, если нет здоровья и уверенности в своих силах.

Популярные книги в жанре Спорт

Терроризм нового поколения

Пpывiтaннe > > Hедавно встpетил пpимеpное описание устpойства и пpинципа действия, так >называемой E-bomb. Устpойства, генеpиpующего очень коpоткий и очень мощный >импульс эм-излучения, поpажающего близкоpасположенную сложную электpонику. > > Исходя из описания и дpугих косвенных сведений (что устpойства pазмеpом с >банку от пива могут вывести из стpоя обоpудование аэpопоpта), у меня возник >вопpос - Почему подобные заpяды не используются совместно с обычными сpедствами >ПВО для вывода из стpоя обоpудования самолетов и сложных pакет? (ведь для >такого >устpойства совеpшенно необязательно пpямое попадание в ЛА) >

Книга известного писателя исследует футбол серьезно и озорно и содержит множество поучительных эпизодов и историй. По страницам шагают рядом, то сливаясь, то расходясь, верность и бесчестие, сатира соседствует с юмором и самоиронией. Писатель старается найти ответ на вопрос, как могут послужить российскому футболу уроки крупнейших чемпионатов, свидетелем которых ему довелось быть.

Автор книги — один из лучших футбольных арбитров мира. Итак, футбол с точки зрения футбольного судьи. В книге даны портреты ведущих советских и зарубежных футболистов и арбитров.

Автор рассказывает о динамике футбола, о возрастающей роли и высоком авторитете советской школы судейства, о различного рода трудностях, которые приходится преодолевать арбитру.

В книгу включены эпизоды, характеризующие накаленную обстановку международных турниров.

Литературная запись П. Савина

В книге описан жизненный путь основоположника современного «Локомотива» Юрия Сёмина. Это пусть становления большого футболиста, а впоследствии, и тренера европейского уровня. На основе фактов отражено превращение «Локомотива» из «пятого колеса» московской футбольной «телеги» в первоклассный клуб, получивший европейское признание.

Это история того, как команда железнодорожников занимала передовые позиции и откатывалась с них.

В книге приведены суждения наиболее авторитетных отечественных и зарубежных специалистов о роли Сёмина и его «Локомотива» в подъеме российского футбола.

Эта книга познакомит вас, ребята, с веселым и смелым пареньком с варшавской окраины Воли.

Манюсь Ткачик, так зовут главного героя книги, — верный и надежный товарищ и неплохой футболист. Впрочем, вначале Манюсь только мечтает о настоящей игре — у его любимой команды «Сиренки» пока что нет даже настоящего мяча.

Но потом все меняется.

Над Манюсем и его друзьями берет шефство настоящий спортсмен — рабочий Вйцлав Стефанек.

О том, как сложилась дальнейшая судьба Манюся Ткачика и его товарищей, расскажет вам эта книга.

Более сорока лет спортивному миру известно имя Василия Николаевича Панова – шахматного мастера, на филигранных партиях которого учились нынешние знаменитые гроссмейстеры. Нет, наверное, термина – шахматный писатель, но если бы он был, то Василия Панова с полным правом можно было назвать именно так. На многих языках мира выходили его книги, и тираж их достиг полутора миллионов экземпляров. Писал он и об Алехине, и о Капабланке, сотни турниров – больших и малых – запечатлел на страницах той поистине шахматной энциклопедии, которую неустанно создаст почти всю свою сознательную жизнь. И есть шахматная страна, а в этой стране люди, которых В. Панов знает и любит больше всего. Страна эта – Россия, а люди – шахматисты, творчество которых, судьбы, дела привлекают В. Панова.

В документальной повести «Рыцарь бедный» автор рассказывает о жизни великого русского шахматиста, основателя отечественной шахматной школы Чигорина. В книге дана широкая картина русского и международного шахматного спорта, его традиции и обычаи, нарисованы портреты многих шахматистов – соперников Чигорина во главе с первым чемпионом мира Стейницем.

12 декабря 1994 года мне исполнился восемьдесят один год. За плечами большой жизненный путь с радостями и огорчениями в детстве, фантастической популярностью в молодости, трагедией военных лет и надеждами послевоенных… С тяжелой болезнью, нищетой и почти полным замалчиванием моего имени после ухода из большого футбола.

На мою судьбу оказали прямое или косвенное влияние крупные политические деятели тех лет — А. М. Коллонтай, А. А. Жданов, Н. С. Хрущев, В. И. Сталин. Я видел вблизи С. М. Кирова и И. Б. Тито. Мне аплодировали короли и другие высокопоставленные особы. Меня приглашали в лучшие футбольные команды мира, называли «бриллиантом» и предлагали за меня миллионы.

В числе горячих поклонников моего таланта были композитор Дмитрий Шостакович, писатель Лев Кассиль, киноартист Петр Алейников, балетмейстер Леонид Якобсон, художники Кукрыниксы и многие, многие другие…

Смотрю по телевидению унылые матчи нынешнего первенства России и спрашиваю себя: почему так потускнел футбол? Ведь я один из тех, кто стоял у истоков российского футбола, с кого начиналась виртуозная красивая игра. Кто виноват в том, что наш футбол потерял былой блеск? И как его возродить?

На эти вопросы я попытаюсь ответить в предлагаемой вам книге.

Книга представляет собой прозаический этюд о выдающемся мастере отечественного футбола 80-х – 90-х годов Федоре Федоровиче Черенкове – полузащитнике московского «Спартака», почитаемом болельщиками разных клубов и названном ими «народным футболистом России».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Как они встретились? – Случайно, как все люди. – Как их звали? – А вам какое дело? – Откуда они пришли? – Из соседнего селения. – Куда они направлялись?

Хозяин не говорил ничего, а Жак говорил: его капитан уверял, что все, что случается с нами хорошего или дурного, предначертано свыше.

Хозяин. Громкие слова!

Жак. Капитан добавлял, что у всякой пули – свой жребий.

Хозяин. И он был прав…

Помолчав некоторое время, Жак воскликнул:

Могучие седые волны, подгоняемые ледяным северным ветром, накатывали и с грохотом крушились о скальную твердь, отвесно поднимавшуюся из морских глубин. Черный, иссеченный трещинами базальт, казалось, не замечал непрерывно терзающей его стихии, но я прекрасно помнил времена, когда береговая линия на добрую сотню футов не доходила до того места, где я сейчас стоял, склонившись над бушующим морем и вдыхая смешанный с солеными брызгами воздух. Что ж, еще десяток тысячелетий, и море вплотную подберется к подножию гигантской башни, высившейся за моей спиной. Ее вершина в ненастные дни чиркала за облака, а саму башню пешком не обойти и за день, но что случится с этим колоссом, когда море подмоет его основание? То же, что рано или поздно случается с любым могуществом, – рухнет... Впрочем, как я уже заметил, это была проблема довольно отдаленного времени.

ВИЛЬГЕЛЬМ ДИХТЕР И ЯЦЕК КУНИЦКИЙ

УБИЙСТВО КРИСТАЛЛОМ

Перевод с польского

Вл. ГОЛОВЧАНСКОГО

Герой должен быть англичанином. В криминальных историях необходима таинственность. И уважаемый автор создает с почитаемых соотечественников убийц и детективов. Потом растворяет действие в подлондонском тумане, и все довольны.

В одном из домиков в пригороде большой метрополии беседуют между собой два человека. До конца беседы им никто не мешает. Тот, кто заговорит первым, носит темные очки.

Дихтярев Виктор Яковлевич

Вся жизнь - поход

Я бы очень не хотел, чтобы то, о чем собираюсь рассказать, касалось только моей биографии. Рядовой учитель, каких тысячи, я при всем желании не могу поведать о собственных подвигах или выдающихся свершениях. Единственное, что может

заинтересовать моих коллег - это понятное им стремление отыскать Золотой ключик к ребячьим сердцам, сделать жизнь тех, с кем столкнулся на педагогическом пути, радостной и осмысленной. Иногда мне это удавалось, иногда - не очень. Одна из особенностей нашего ремесла - слишком частая непредсказуемость результатов, даже при использовании самых совершенных методов и методик. Тем более, когда дело касается воспитания.