Ненужная

Другие книги автора Аскольд Павлович Якубовский

В книгу произведений известного советского фантаста вошли лучшие повести и рассказы о будущем.

Аскольд Якубовский сибиряк. Он много лет работал топографом, что дало ему материал для большинства книг. Основная тема произведений А. Якубовского — взаимные отношения человека и природы, острота их, морально-этический аспект. Той же теме посвящены книги «Чудаки», «Не убий», «Тринадцатый хозяин», «Мшава», «Аргус-12», «Багряный лес», «Красный Таймень», выходившие в Новосибирске и Москве. Предлагаемая книга «Возвращение Цезаря» является в какой-то мере и отчетной, так как выходит в год пятидесятилетия автора.

Рассказ из сборника «Возвращение Цезаря» (1975).

Содержание сборника:

Повести:

Четверо [др. название — История четырех] (1975)

В лесной сторожке (1977)

Браконьеры (1977)

Дом (1966)

Рассказы:

Чудаки (1965)

Лобастый (1969)

Ветер (1965)

Фрам (1977)

Красный Таймень (1966)

Возвращение Цезаря (1977)

Несколько слов о себе (от автора)

Аскольд Якубовский сибиряк. Он много лет работал топографом, что дало ему материал для большинства книг. Основная тема произведений А. Якубовского — взаимные отношения человека и природы, острота их, морально-этический аспект. Той же теме посвящены книги «Чудаки», «Не убий», «Тринадцатый хозяин», «Мшава», «Аргус-12», «Багряный лес», «Красный Таймень», выходившие в Новосибирске и Москве. Предлагаемая книга «Возвращение Цезаря» является в какой-то мере и отчетной, так как выходит в год пятидесятилетия автора.

Рассказ из сборника «Возвращение Цезаря» (1975).

Содержание сборника:

Повести:

Четверо [др. название — История четырех] (1975)

В лесной сторожке (1977)

Браконьеры (1977)

Дом (1966)

Рассказы:

Чудаки (1965)

Лобастый (1969)

Ветер (1965)

Фрам (1977)

Красный Таймень (1966)

Возвращение Цезаря (1977)

Несколько слов о себе (от автора)

Бывает такое — придет тяжелый день, чаще в июльские липкие жары. Наползут грозовые тучи. Душно, смутно, люди взвинчены. Все валится из рук, все оборачивается своей неладной стороной.

Новый рабочий, делая затес, махнул топором дуроломно и тяпнул по сапогу... Хорошо, что у лентяев не бывает острых топоров!

Я забинтовал ему ногу и посадил чинить сапог. Отругал.

Разошелся в попреках, возвысил голос, и что же? — вспугнул лося. Тот вывернулся из кустов прямо на установленный теодолит. Свалил, конечно, а прибор, хотя и прочный, но ведь — оптический. Лось ускакал, треща кустами, а я весь остаток дня выверял теодолит. Сижу, а руки дрожат от злости.

Аскольд Якубовский сибиряк. Он много лет работал топографом, что дало ему материал для большинства книг. Основная тема произведений А. Якубовского — взаимные отношения человека и природы, острота их, морально-этический аспект. Той же теме посвящены книги «Чудаки», «Не убий», «Тринадцатый хозяин», «Мшава», «Аргус-12», «Багряный лес», «Красный Таймень», выходившие в Новосибирске и Москве. Предлагаемая книга «Возвращение Цезаря» является в какой-то мере и отчетной, так как выходит в год пятидесятилетия автора.

Повесть из сборника «Возвращение Цезаря» (1975).

Содержание сборника:

Повести:

Четверо [др. название — История четырех] (1975)

В лесной сторожке (1977)

Браконьеры (1977)

Дом (1966)

Рассказы:

Чудаки (1965)

Лобастый (1969)

Ветер (1965)

Фрам (1977)

Красный Таймень (1966)

Возвращение Цезаря (1977)

Несколько слов о себе (от автора)

Аскольд Якубовский сибиряк. Он много лет работал топографом, что дало ему материал для большинства книг. Основная тема произведений А. Якубовского — взаимные отношения человека и природы, острота их, морально-этический аспект. Той же теме посвящены книги «Чудаки», «Не убий», «Тринадцатый хозяин», «Мшава», «Аргус-12», «Багряный лес», «Красный Таймень», выходившие в Новосибирске и Москве. Предлагаемая книга «Возвращение Цезаря» является в какой-то мере и отчетной, так как выходит в год пятидесятилетия автора.

Повесть из сборника «Возвращение Цезаря» (1975).

Содержание сборника:

Повести:

Четверо [др. название — История четырех] (1975)

В лесной сторожке (1977)

Браконьеры (1977)

Дом (1966)

Рассказы:

Чудаки (1965)

Лобастый (1969)

Ветер (1965)

Фрам (1977)

Красный Таймень (1966)

Возвращение Цезаря (1977)

Несколько слов о себе (от автора)

Аскольд Якубовский родился в 1927 году в семье художника. По профессии он топограф.

С детства охотился, рыбачил, потом занялся фотографией — снимал растения, насекомых, зверей. Изредка публиковал в местной печати рассказы об увиденном.

В 1965 году в Новосибирске вышел первый сборник рассказов Якубовского о природе и людях — «Чудаки» и в «Сибирских огнях» — повесть «Мшава».

По рекомендации Кемеровского семинара молодых писателей Аскольд Якубовский принят в члены Союза писателей СССР.

«Сладкая вода» — рассказ из сборника «Красный таймень», 1971 г.

Содержание сборника:

Доброе слово (Виктор Астафьев)

Мшава, повесть (1963)

Дом, повесть (1966)

Рассказы:

Красный таймень (1966)

Встреча в тайге (1965)

Сердитый день (1965)

Коротыш (1966)

Чучело (1965)

Лобастый (1969)

Чудаки (1965)

Тихая охота (1965)

Иван Сергеевич шутит (1965)

Стрелка (1960)

Ветер (1965)

Сладкая вода (1965)

Мой огород (1965)

Сожаление (1965)

Аскольд Якубовский родился в 1927 году в семье художника. По профессии он топограф.

С детства охотился, рыбачил, потом занялся фотографией — снимал растения, насекомых, зверей. Изредка публиковал в местной печати рассказы об увиденном.

В 1965 году в Новосибирске вышел первый сборник рассказов Якубовского о природе и людях — «Чудаки» и в «Сибирских огнях» — повесть «Мшава».

По рекомендации Кемеровского семинара молодых писателей Аскольд Якубовский принят в члены Союза писателей СССР.

«Стрелка» — рассказ из сборника «Красный таймень», 1971 г.

Содержание сборника:

Доброе слово (Виктор Астафьев)

Мшава, повесть (1963)

Дом, повесть (1966)

Рассказы:

Красный таймень (1966)

Встреча в тайге (1965)

Сердитый день (1965)

Коротыш (1966)

Чучело (1965)

Лобастый (1969)

Чудаки (1965)

Тихая охота (1965)

Иван Сергеевич шутит (1965)

Стрелка (1960)

Ветер (1965)

Сладкая вода (1965)

Мой огород (1965)

Сожаление (1965)

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Рыцарь Клаус бросил взгляд на повозку и невольно расправил плечи. Усталости его — как не бывало. Душу переполнило чувство гордости и предвкушение счастья. Нелегко было одолеть Золотого Дракона, но дело того стоило! Ведь от этого зависело его, Клауса, будущее.

Жаль, конечно, что придётся уехать отсюда. Но Принцесса говорила, что пройдёт десять-двадцать лет, и Зёрнышко прорастёт. А там и до плодов — рукой подать! А тогда уже Клаус сможет выкупить себе приличный замок у какогонибудь обнищавшего барона. И они с Принцессой станут жить там, не зная горя…

Писатель Васечкин никогда не писал рассказов — он ДЕЛАЛ ВЕЩИ. Иногда они у него получались, чаще — нет. Тогда Васечкин расстраивался, разбивал их об пол и долго и злобно мочился на осколки. Когда же вещь получалась, Васечкин радовался и показывал её друзьям — супружеской чете Слонов, Мусорщику и Реальности.

Вообще-то, Реальность следовало бы упомянуть первой. Во-первых, потому, что Васечкин её очень любил, а во-вторых, потому что она болела.

Я взмахнул оттяпанной левой сиськой цыпочки-блондиночки. Края были неровными — когда я был ребенком, мамочка не удосужилась поставить мне на зубы пластинку.

Цыпочка всхлипывала, съежившись в углу комнаты, ее сказочное тело было спереди все в крови и требухе.

— А теперь, детка, — прокукарекал я, подцепляя ее бюстгальтер за глубокую чашечку, — поиграем в Давида и Голиафа.

Я засунул сырой комок грудной железы в левую чашечку и начал крутить дамской принадлежностью над головой, пока она не извергла свой жуткий снаряд. Он пролетел через всю комнату, подобно ядру, для того лишь, чтобы шмякнуться о дальнюю стену с омерзительным "блям!" и сползти по штукатурке на пол, будто слизень, оставляя за собой влажный след, но только кровавый. От него отделился бледно-коричневый сосок и упал на паркет с легким "тюк!".

Рассказ об особенностях бизнес-процессов.

Дмитрий КАРАСЕВ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Сергей открыл глаза. На глиняном полу рядом с его рукой дрожали зеленые и желтые пятна света. В дверной проем заглядывал яркий шар. Где-то рядом стучали молоты. Сергей встал и сделал три шага к двери.

Сруб нагрет, от него тепло рукам и щеке. Длинный лист, похожий на пальмовый, покачивается от влажного ветра вместе со своей полупрозрачной тенью. Перед хижиной площадка, на другом краю которой мечется пламя в горне, звенят молоты, жарко гудит наковальня. Земля поворачивается перед глазами, как в неокончившемся сне. Справа, из-за рядов зеленых кустов, напоминающих огородные грядки, поднимается вверх огромная металлическая колонна.

Началом всему послужил знаменитый ураган Тапси.

Он возник в низких широтах Тихого океана, прошел над Полинезией и Индокитаем и всей своей мощью обрушился на отроги Килиманджаро. Здесь и следует искать причину событий, которые впоследствии чуть не приняли трагический оборот.

Горный обвал, вызванный ураганом, вскрыл гигантскую пещеру с полуразрушенным атомным реактором и останками того, что некогда могло быть лабораторией. Каменной лавиной был увлечен и странный сосуд из прозрачного материала, наполненный белыми крупинками, плававшими в розоватой жидкости.

— Вся беда в отсутствии общей теории, — сказал Кибернетик, — мы блуждаем в хаосе открытий, не имея ни малейшего представления об элементарной природе вещей. Мы не знаем сущности электрического заряда, природы гравитационных сил, истинных свойств пространства, не понимаем, что такое энергия. Законы природы просты, и то, что мы вынуждены описывать их при помощи все усложняющегося математического аппарата, свидетельствует только о несовершенстве этого аппарата. Чем больше, открытий мы делаем, тем более разрозненными и необъяснимыми они нам представляются. Должна, наконец, появиться наука наук, которая сведет воедино все знания, накопленные человечеством, и создаст общую теорию, рассматривающую явления природы в их взаимосвязи.

Прозаик Елизар Пупко совершил литературный подвиг. Он сжег свою повесть объемом в десять печатных листов.

Легко сказать — сжег. Не говоря уже о том, что каждый из четырехсот тысяч печатных знаков, включая даже пропуски между буквами, весомо, грубо, зримо представляет собой часть гонорара, сам процесс сожжения двухсот сорока страниц машинописного текста — дело далеко не простое. Отошли в небытие камины, где плод бессонных ночей и полных отчаяния дней последний раз вспыхивает ярким пламенем улетающего в трубу вдохновения. Да что там камины! Даже простой ванной колонки с дровяным отоплением не сыщешь в нынешних малогабаритных квартирах. Попробуй сжечь на газовой плите объемистую рукопись. Бумага обладает препротивным свойством разлетаться при этом черными хлопьями, так что тут уж к потере проблематичного гонорара следует добавить весьма реальные расходы на косметический ремонт кухни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Посадил дед редьку. Как водится, выросла редька большая-пребольшая. Тянули её из грядки всем коллективом и, конечно же, вытянули. Пришла пора редьку есть: редьку с постным маслом, редьку с кислым квасом, редьку пареную в меду. Недаром говорится: «Хвалилась редька: как я с мёдом хороша! А мёд ответил: Я и без тебя хорош!»

Стал дед помощников звать:

— Иди, мышка, редьку есть!

— Не могу редьку есть — пищит мышка. — Редька едка, у меня от редьки пузико пучит.

Безответная любовь… Источник счастья и непрерывных страданий. Особенно, если избранник влюблен в твою лучшую подругу и на носу свадьба.

Как быть? Уступить? Постараться забыть? Продолжать бороться за свое счастье?

Если страсть затмевает рассудок, если на любимом сошелся свет клином, а все попытки привлечь к себе внимание оканчиваются крахом, остается еще один способ — страшный, опасный, непредсказуемый — зажечь в полнолуние две свечи и приворожить того, без кого не мыслишь своей жизни. Вот только принесет ли это счастье…

Кому война, а кому мать родна. Вот и Егорушке в сорок первом наконец повезло. Долго он на Руси неприкаянный болтался, как цветочек аленький в проруби зимней, без единого документа в своих рваных карманах, а вот в месяце августе выдали ему вещевой аттестат да продовольственный и отправили служить в армию. С тех пор он и зажил по человечески…

Нет, всякое, конечно бывало. И в атаки он хаживал, и в десантах участвовал, и после десанта под Керчью через весь Крым ползком до Севастополя добирался, и оттуда, после всех на последней шлюпке вокруг всего полуострова до своих выгребал, но жив-то остался да и к морячкам прибился накрепко. Выучился и на торпедиста, и на акустика, и когда в сорок четвертом британец Черчилль, лорд Мальборо, товарищу Сталину подарил кораблик от щедрот своих, то заметили его личное дело в кадрах и отправили служить на Северный флот, на советский крейсер «Архангельск». Там он до главного старшины и дослужился, себе на радость, врагам на страх. Когда в сорок девятом отобрали бесстыжие капиталисты подарок лорда и потащили его в Англию на переплавку, чтобы наделать из боевого корабля пяток торгашеских корыт, сильно Егор опечалился. Даже слеза его злая прошибла. Но не дало ему командование флота долго печалиться, отправили его в город Данциг, бывший немецкий, а сейчас польский порт, осваивать трофейные корабли, немецкие да итальянские, да бывшие панские польские. В очередной раз ему повезло, на флоте остался, не попал под списание. Не пришлось ему в вновь уклад своей жизни менять, попустила судьба.

Селвину и Бо по 17, Мире, сестре Селвина — 15. Помимо того, что они лучшие друзья и нападающие сборной команды по скайболу, они еще и гении. Единственная их проблема это кузнецы Тор, Спайк и Спиро. Кузнецы, как правило, крепкие ребята, обожающие вместо занятий помахать в кузне кувалдой. Но даже они обожают скайбол: игру в мяч на летающих досках, или, иначе, скайбордах.

Правда, мир, где живут друзья, ограничивается лишь небольшим островом, потому что четыре столетия назад жуткое цунами отрезало его от остального мира. До сих пор никто не знает, есть ли, все еще, жизнь за той туманной границей, которой заканчивается их мир или же нет? Все попытки пересечь ее ничего не принесли или стоили чьих-то жизней, поэтому оказавшееся в изоляции люди решили построить свой дом здесь, в надежде, что, однажды, их потомкам удастся найти выход из ловушки. К счастью, на острове имелось все необходимое для полноценной жизни.

Однажды, Селвин узнает о тайне создания их мира. Оказывается, дело совсем не в цунами! Один из создателей их острова обманом заселил его талантливыми людьми, и чтобы заставить их жить независимой от остального мира жизнью, создал вокруг него временной барьер. Снять этот барьер можно было лишь создав прибор, сжимающий время. Ключом ученый оставил свой дневник.

Смогут ли ребята решить загадку предка и найти путь в большой мир, ведь помимо столкновений с законами физики им предстоит противостояние с железными кулаками их заклятых врагов?!