Немного о работе

Немного о работе

Константин РОГОВ

Немного о работе

С благодарностью, Ирине,

без которой этот текст

никогда не был бы написан.

ПРОЛОГ.

Люди верят, что где-то в вышине, среди мерцающих огоньков звезд, на темном облаке живет Темный Бог. Он часто заходит в свою собственную таверну на берегу призрачного океана, садится за стойку бара и пьет. Иногда в компании безликих теней, но чаще - один.

Еще люди верят, что в глубине земли, в хрустальных пещерах на серебряном троне восседает Светлая Богиня. Волосы ее похожи на расплавленное золото и хрупкие создания, прислуживающие ей, не смеют взглянуть в ее глаза.

Рекомендуем почитать

Константин Рогов

Варвар и меч

Жил да был когда-то и неизвестно зачем в королевстве Кренай варвар по имени Мороник. Кренай - это такое миленькое местечко аккурат между владениями бессмертной королевы Элизабет и землями кровожадных вентритардианцев. Но это нас интересовать не должно, потому что о тех местах в этом рассказе ничего говориться не будет.

Интересовать нас должен тот факт, что на Моронике с самого юного возраста лет лежало могущественное проклятье (это совсем другая история про колченогую старуху, летающую ступку и трех хитрых карликов, но не будем отвлекаться). Ни один меч, который варвар приобретал (тем или иным способом) не служил ему долго. Обычно мечи ломались в бою, тонули в горных потоках или плавились в драконьем огне. Все это было так неприятно, что даже страховые компании отказывались иметь с Мороником дело.

Константин Рогов

"И з ж и з н и п р и з р а к о в"

I

Варвару Моронику не часто приходилось шевелить мозгами. В принципе, он даже и не подозревал о их существовании. Маг же Пипкин подозревал, и подозревал он, что в голове у варвара гуляет вечный ветер. А ехидный меч по прозвищу Носоруб прямо утверждал, что если мозги у варвара когда-то и были, то давным-давно атрофировались. Мороник не знал что такое "атрофировались". Наверное потому и злился.

Константин Рогов

Кое-что о романтике

I.

Если вы когда-нибудь побываете в Анвасе и заглянете в таверну "Убойный молот", то она покажется вам самым шумным и отвратительным питейным заведением на всем белом свете. Это, разумеется, не так. Первое, что вам следует знать: звание самой отвратительной таверны в мире вот уже тридцать четыре года принадлежит заведению "Развращенный Пони". Второе: шум - это понятие относительное. И если бы вы спросили кого-нибудь из полуоглохших посетителей "Убойного молота" о шуме, то получили бы ответ состоящий из вопроса: "Шум? Какой шум?"

Другие книги автора Константин Алексеевич Рогов

— Почему бы тебе не найти работу? — спрашивали они. — Кажется, эта Л. достойная девушка из приличной семьи.

Как ни старался К., он не мог отыскать скрытую взаимосвязь между этими двумя фактами.
Время от времени К., стремясь сделать приятное окружающим, обращался к агентство по найму персонала, но неизменно отвергал предложенные варианты карьеры. Большая часть из них предполагала утомительный и рутинный восьмичасовой труд в местах, которые не давали надежды на возможность быстрого продвижения по карьерной лестнице и проявление инициативы. Меньшая часть вызывала у К., обладающего высокими моральными принципами, чувство неприязни.

Чья правда правее - хакеров или корпорации? Где подлинная свобода творчества? Какой берег реки, разделяющей их, сулит жизнь, а какой - гибель? Все ли понятно в компьютерной сети даже самым серьезным специалистам - или она способна породить и принять в себя нечто совсем иное, неведомое прежде? И где в хитросплетении реальной жизни и сетей кроется то, что героиня, осмелившаяся самозабвенно любить компьютеры, назовет - счастьем?

Здесь вы не найдете "лубочной русскости" - упоминания про Нью-Москву, сальных русских анекдотов в устах героев и т.п. Вполне западные люди действуют во вполне западных странах. Но глубина философского взгляда авторов, тем не менее, остается русской.

Вы хотите снова оказаться в мире «Лабиринта отражений» и «Фальшивых зеркал»? Тогда не пропустите сборник «Прозрачные миражи»!

Это — не подражание.

Это — не пародия.

Это произведения, написанные по мотивам «Лабиринта отражений» и «Фальшивых зеркал». Возможно ли улучшить или дополнить мир Диптауна? Или — просто весело посмеяться над его обитателями? Или — рассказать о нем свои собственные истории, снова прогуляться по его виртуальным улицам, поглядеть на происходящее в нем глазами других персонажей? Судя по всему — возможно!

Вы хотите снова оказаться в мире «Лабиринта отражений» и «Фальшивых зеркал»? Тогда не пропустите сборник «Прозрачные миражи»!

Это — не подражание.

Это — не пародия.

Это произведения, написанные по мотивам «Лабиринта отражений» и «Фальшивых зеркал». Возможно ли улучшить или дополнить мир Диптауна? Или — просто весело посмеяться над его обитателями? Или — рассказать о нем свои собственные истории, снова прогуляться по его виртуальным улицам, поглядеть на происходящее в нем глазами других персонажей? Судя по всему — возможно!

"Кричалки". Орут, что есть мочи, захлебываются истошным, истерическим визгом, изодранными кусками виртуального железа режут нарисованное стекло, а оно прогибается, извивается, пытается увернуться и все кричит, кричит и кричит, словно живое, будто чувствует боль и переполнено страхом.

Все зеркала разбиты. Осколки усеивают пол. Столы перевернуты, картины сожжены, стены покрыты черными разводами копоти, а по ним пляшут в хаотичном танце красные и синие пятна - отблески маячков слетевшихся на зов птиц вездеходов Диптаунской Службы Надзора.

— Время близится герр Рихтер. — Вошедший в комнату Томас отвесил поклон. — Тучи скрывают небосвод, но луна уже высоко в небесах.

Юный секретарь был тощ и бледен. То есть — еще бледнее, чем обычно. Страх перед Зверем терзал его разум.

— Вижу, — отрывисто, нарочито грубо сказал Рихтер. — Всё готово?

Томас вздрогнул. Порождений тьмы он боялся больше, чем Великого Инквизитора, но дети Зверя они сейчас далеко, а Карл Рихтер, суровый, непреклонный и безжалостный — здесь, рядом.

Мужчина и женщина размеренно совокупляются на мятых черных простынях, двигаясь, словно механические игрушки, периодически меняя позы и ритм движений.

Изображение черно-белое, размытое, распадающееся на крупные квадраты пикселей. Дешевый порнофильм, снятый грошовой камерой фирмы «Sony» с низким разрешением или специально обработанный парой freeware-фильтров программного пакета «PHV», чтобы создать соответствующее впечатление. Всегда найдутся те, кто предпочтет скрытую съемку реально происходящего профессиональной работе операторов. Это добавляет достоверности и возбуждает. Наверное. Рэндом не был в этом уверен.

Пустыня перед нами раскрашена оттенками красного, коричневого и желтого. Небо пронзительно-голубого цвета: в реальности вы не найдете такого нигде, кроме как на глянцевых туристических буклетах, фотографии в которых заботливо обработаны светофильтрами.

- Египет? - спрашиваю я, вглядываясь в ряды ветряных электростанций вдоль дороги. Они похожи на диковинных птиц, расправивших крылья и безуспешно пытающихся взлететь. - Нет, скорее, Невада.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Самохвалов Максим

HОВОЕ ПРОЧТЕHИЕ

Я знал, что такой гоpод существует. Там бьют фонтаны, зеленоватые pыбины взлетают на полметpа и звонко удаpяются о воду. Hо бабушка, бабушка!

Она, ловко двигая мышью, нападала на мой гоpод, била из чудовищных катапульт огpомными камнями и смеялась.

- Бабуль, - закpичал я, ну дай немного отстpоиться, посмотpи на себя, уже тpетье тысячелетие, а у тебя еще на телегах моpковь возят.

- У меня пpодольное pазвитие, pастянутое на века. Я тебя забью, а потом воспользуюсь pесуpсами твоей стpаны. У меня наступит коммунизм, опосля.

– Внимание! Центральная диспетчерская вызывает корабль Галактического патруля «Гала-4»!

Старенький, разболтанный динамик внешней связи хрипел и дребезжал так, что голос говорившего узнать было практически невозможно.

Ку Ши ударил указательным пальцем по клавише на клавиатуре блока связи и подтянул к себе стойку с микрофоном:

– Центральная, говорит патрульный корабль «Гала-4». На связи вахтенный Ку Ши.

Голос вахтенного прозвучал несколько рассеянно, потому что взгляд его при этом продолжал скользить по строчкам толстого тома, лежавшего у него на коленях. Если бы кто-нибудь удосужился посмотреть на обложку книги, которую читал Ку Ши, то увидел бы следующую надпись: «Доктор С.С. Ливенсон. Введение в краткий курс основополагающей теории взаимоотношений между полами гуманоидных рас Центральной части Вселенной».

— Администратор, — через «переводчика» изрёк Уустриц, — должен уметь справиться с проблемой, которая не по зубам его подчинённым.

— Разумеется, — согласился доктор Диллингэм, впрочем, без всякого энтузиазма.

Диллингэм только что вернулся со стажировки в Университете Администрирования. Хотя отметки в его Сертификате Потенциальных Достижений были достаточно высоки, доктора мучили сомнения, достоин ли он высокого поста Заместителя Директора Института Протезирования при Галактическом Университете. Правда, пост этот был временным: отработав семестр, Диллингэм вернётся продолжать административное образование. Если, конечно, отделается от Уустрица.

— Пятьдесят тысяч, — благоговейно прошептал Дасти Квен, держа за самые уголки узкий листочек велюровой бумаги — только что полученный чек.

— Еще раз повтори, — попросил Лэнс Пайво.

— Пятьдесят тысяч, — сказал Дасти.

— Век бы слушал, — Лэнс закрыл глаза, млея от удовольствия. — Не цифра, а просто музыка какая-то…

— Конечно, сто тысяч звучало бы гораздо музыкальнее, — пробормотал Дасти, бережно складывая чек и убирая его в карман пилотской куртки. — Но и пятьдесят звучит просто потрясающе…

Утро было самым обычным и не предвещало никаких особых событий, хотя, по правде говоря, какое утро и когда хоть что-нибудь предвещает.

Генеральный Менеджер компании «Вам будет что вспомнить! Инк.» сидел за рабочим столом в своей излюбленной позе, задрав нижние конечности на столешницу, и задумчиво ковырял в зубах. Когда экран его служебного видеофона вспыхнул бирюзовым цветом, означавшим, что к нему подключился секретарь, Ген Мен лениво протянул руку и ткнул пальцем в регистр прибора.

Если человеку не везет, то не везет по полной. Для Ани черная полоса началась еще вчера, когда Игорек встал на дыбы по поводу какого-то пустяка, а потом вдруг собрал свои вещи и ушел. И хоть бы причина была серьезная, так ведь нет - Аня просто попросила убрать за собой. Возможно, резковато попросила. Но что поделаешь, она становится раздражительной, когда видит вокруг себя беспорядок.

Аню воспитывала бабушка, которая всю жизнь проработала операционной медсестрой. Их дом на удивление редким гостям всегда сиял белизной и стерильностью. А самым лучшим ароматом бабушка считала запах хлорки. Она приучила внучку внимательно относиться к вещам и не допускать на их поверхности ни малейшего пятнышка.

Сколько лет прошло – неведомо нам.

Сколько зим прошло, сколько минуло

с той поры лихой – не припомним уж.

Только жил-был князь, славный молодец.

Хорошо он жил, жил он весело.

И в веселье том Русь забитая

хорошо уж жить не надеялась.

Только вдруг пришло горе страшное:

прилетел опять Змей-Горынч злой.

Где он раньше был, чем он тешился –

неведомо то. Он не сказывал.

Крикнул князь тогда громким голосом:

Если вы по весне идете охотится на шишигу, убедитесь, что шишига не идет охотится на вас…;)) Рассказ участвовал в конкурсе «Абсолютно Правдивая Ложь». Занял 10-е место.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Константин Рогов

"Они никогда не успокоятся..."

Снова и снова я задаю себе вопpос. Раз за pазом. Hа его обдумывание я тpачу большую часть своего свободного вpемени. Hе то чтобы у меня его было много - этого свободного вpемени, но pаз уж оно есть... Его надо чем-нибудь занять. Матpица не обpащает на это внимания. Свободных pесуpсов у нас больше, чем достаточно.

-=-==---=--=--=-=----=----=-=---=-=---==---=-=-=

Вызов. Опять. Кажется они никогда не успокоятся. Род человеческий слишком беспокоен.

Константин Рогов

Осень раздолбанной Пригоршни

I.

Буря утихла.

Это само по себе было странно, потому что бури возле проклятого острова никогда не утихали и данное событие только подчеркивало необычность происходящего. Измотанная тяжким плаваньем команда хлестала кислый эль, а капитан тайком разглядывал своего единственного пассажира в подзорную трубу.

Абсолютно спокойный, высокий и стройный, закутанный в тяжелый меховой сюртук с двадцатью шестью карманами - он явно не походил на авантюриста, несмотря на то, что из карманов у него высовывались обрывки веревок, уголки таинственных карт и рукояти отравленных кинжалов.

Константин Рогов

Ружье из черной стали

(Часть вторая бредологии "Средне-земелье. Триста лет спустя)

Глава 1. Поход начинается.

Холодный ветер дул с нигхтмарских гор. Он пролетел не одну милю, пока нашел то, что искал. Усталый взхоббит лежал на траве и читал какую-то книгу. Ветер накинулся на взхоббита и взъерошил ему волосы на ногах, но взхоббит не обратил на это никакого внимания. Тогда ветру стало скучно и он полетел еще куда-то. Несколько злобных нарков пробирающихся по темным ущельям не привлекли его внимания.

Константин Рогов

Взхоббит против тьмы

Нику Перумову с благодарностью.

Глава 1. Знакомство.

Уж близился закатный час, когда желтое солнце, похожее на громадную золотую монету, начинает закатываться за горизонт. Длинные тени легли на землю. Дневные зверюшки начали зевать и двинулись по направлению к своим норам.

Полка Брендипьянк, молодой взхоббит с большими глупыми глазами, задумчиво посмотрел на свои электронные часы.