Нелло и Патраш

Нелло и Патраш

Английская писательница Уйда родилась в 1840 году, умерла в 1909 году. Отец её был француз, мать англичанка. Настоящее её имя - Луиза Раме. Уйда - это имя вымышленное, псевдоним, которым писательница подписывала свои произведения.В юности она жила в Лондоне. Впоследствии поселилась в Италии, где провела большую часть своей жизни.Первый роман Уйда появился в печати, когда ей было двадцать лет. Она написала много книг для взрослых и для детей. В большинстве своих произведений, особенно произведений, написанных для детей, Уйда с искренним сочувствием и симпатией описывает жизнь людей обездоленных и бедных.

Отрывок из произведения:

Английская писательница Уйда родилась в 1840 году, умерла в 1909 году. Отец её был француз, мать англичанка. Настоящее её имя - Луиза Раме. Уйда - это имя вымышленное, псевдоним, которым писательница подписывала свои произведения.В юности она жила в Лондоне. Впоследствии поселилась в Италии, где провела большую часть своей жизни.Первый роман Уйда появился в печати, когда ей было двадцать лет. Она написала много книг для взрослых и для детей. В большинстве своих произведений, особенно произведений, написанных для детей, Уйда с искренним сочувствием и симпатией описывает жизнь людей обездоленных и бедных.

Другие книги автора Уйда

Сцены и характеры из романа «Moths» («Мотыльки») о светской жизни Европы XIX века.

Обыкновенная история молодой, умной девушки, попавшей, в силу обстоятельств, в совершенно чуждую ей среду, страдание, борьба, сомнение, столкновение с окружающими лицами, вся нравственная ломка, которую ей при этом пришлось вынести — вот, простая, но всегда интересная тема для романа.

Текст издания: «Вeстник Европы», № 6, 1880 в современной орфографии.

Политика Англии, раздоры вигов и тори не тревожили надменную красавицу Цецилию Кастльмен. До тех пор, пока в мятеже за наследные права претендента Джеймса Стюарта не участвовал джентльмен, которому леди подарила вышитый ею платочек…

Текст издания: «Русская Мысль», № 10, 1881 (без указания переводчика) в современной орфографии.

Автор: Уйда

Английская писательница Уйда родилась в 1840 году, умерла в 1909 году. Отец её был француз, мать англичанка. Настоящее её имя - Луиза Раме. Уйда - это имя вымышленное, псевдоним, которым писательница подписывала свои произведения.В юности она жила в Лондоне. Впоследствии поселилась в Италии, где провела большую часть своей жизни.Первый роман Уйда появился в печати, когда ей было двадцать лет. Она написала много книг для взрослых и для детей. В большинстве своих произведений, особенно произведений, написанных для детей, Уйда с искренним сочувствием и симпатией описывает жизнь людей обездоленных и бедных.

Автор: Уйда

Английская писательница Уйда родилась в 1840 году, умерла в 1909 году. Отец её был француз, мать англичанка. Настоящее её имя — Луиза Раме. Уйда — это имя вымышленное, псевдоним, которым писательница подписывала свои произведения. В юности она жила в Лондоне. Впоследствии поселилась в Италии, где провела большую часть своей жизни. Первый роман Уйда появился в печати, когда ей было двадцать лет. Она написала много книг для взрослых и для детей. В большинстве своих произведений, особенно произведений, написанных для детей, Уйда с искренним сочувствием и симпатией описывает жизнь людей обездоленных и бедных.

Сюжет рассказа «Степь» навеян героикой национально-освободительной борьбы в Италии в 19 веке. Маленькая девочка Пальма ушла в степь, чтобы найти отца, скрывающегося от полицейских.

Для младшего возраста.

Популярные книги в жанре Детская проза

Сказочная повесть новосибирского писателя Льва Штудена о необыкновенных приключениях Маши и Вовки Коростылёвых и их кота Амадея в музыкальном доме дедушки Елисея. Герои книжки встретятся с великими композиторами прошлого, помогут им раскрыть тайну Орфея.

Действие этой маленькой повести умещается в один день. Семилетний мальчуган, выполняя поручение бабушки, попадает на полевой стан, на ферму, на стройку. Но не в этом главное. Важно другое — что видит он в пути, с кем встречается, что узнает о работе своих родителей.

Повесть известного вьетнамского поэта. Герой ее — мальчик, по прозвищу Островитянин, после победы Августовской революции 1945 года возвращается на родину отца и вместе со своим другом Куком отправляется в увлекательное плавание по реке Тхубон.

Жестокое наказание, которому мы подверглись, было скоро забыто. И я, и Коля после примирения простили отцу, Стёпе и даже злому мельнику — и опять зажили прежней жизнью, полной для нас интереса даже в трудные минуты. Совершенному забвению помогло ещё то обстоятельство, что отец прохворал несколько дней после происшедшего с нами, и страх матери, не отходившей от него, заразительно подействовал и на нас. В эти дни мы гораздо реже выходили из дома и, подчинившись общему настроению, разговаривали шёпотом, ходили на цыпочках и больше просиживали в своей комнате, со страхом спрашивая себя, — чем всё это кончится. Мать осунулась, побледнела, и когда сомнения за исход болезни особенно осаждали и тревожили её, она приходила к нам с бабушкой, усаживалась на кровать и долго плакала. Бабушка утешала её словами, такими душевными, что вырастала, как святая, и обе они плакали, а мы сидели ни живы, ни мёртвы, испуганные их слезами и почему-то считали себя виновными в несчастье. И в эти несколько ночей страха о неизвестном грядущем, рисуя себе живо осунувшееся лицо отца, которое выплывало предо мной из темноты таким добрым и дорогим, я страстно каялся в том, что некогда желал ему зла. Исчез весь ужас, который он наводил на нас в свои злые минуты, и осталось одно только гнетущее чувство, что хорошее, бывшее в нём, которым он окружал нас, может навсегда исчезнуть. Вот тогда-то и получил моё и Колино прощение злой старый мельник, который в порыве наших покаянных и великодушных чувств превратился в доброго старого мельника, и были моменты, когда ночью же хотелось побежать к нему, рассказать то, что в нашей душе, целовать его… Но в одно счастливое утро этому кошмарному гнёту наступил конец. Доктор, приезжавший ежедневно, сделал свой последний визит; в комнате папы в первый раз раздался смех и в один миг не стало, тронулось и пропало очарование страха. Раскрылись окна, двери; в комнаты ворвался живой воздух, — живые, горячие лучи солнца; затопали, завозились, застучали на кухне, и хозяйственная машина, приостановленная на время, опять завертелась по-старому. Как приятно было чувствовать пробуждение жизни кругом себя! Ничего для себя не хотелось: хотелось только наблюдать, как быстро оживали смелые звуки в этих, мёртвых ещё вчера от нашего отчаяния, комнатах, задушевную улыбку на губах бабушки, спокойную, уверенную радость матери… Всё было запущено в доме и теперь она важно, как бы отвоевав чуть не ускользнувшее из рук царство, приводила владения свои в порядок. Нас пустили к папе, и как радостно забилось моё сердце, когда я бросился ему па шею, хотя едва узнал его: так сильно изменилось его лицо.

Рассказ Сусанны Георгиевской «Счастье» был опубликован в журнале «Пионер» № 8 за 1959 год.

Журнальный вариант повести Юза Алешковского «Дедушка и музыка». Повесть опубликована в журнале «Костер» №№ 6–8 в 1967 году.

«Спроси у марки» — это девять увлекательных историй, каждая из которых открывает перед юным читателем новую грань коллекционирования. Продолжая разговор, начатый в книге «Ученик маркера», В. Свирский рассказывает об увлеченных людях, о той роли — доброй или злой, — которую может сыграть в жизни подростка взрослый человек. Автор не навязывает читателю свою точку зрения, не дает готовых ответов, он лишь приглашает его к раздумью.

Переиздание двух ранних повестей о детстве: «Пимокаты с Алтайских» (1934 г.) и «Мечта» (1939 г.). Прочтя их, сегодняшние дети узнают о том, как жили, учились, дружили… их бабушки и дедушки. В те далёкие годы они тоже были детьми, вступали в пионеры, готовились стать юными красноармейцами и, как все люди нашей страны, «учились мечтать, дерзко переделывая мир».

Для младшего школьного возраста.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В 1807 г. вышел в свет первый сборник стихов Байрона — «Часы досуга», на который журнал «Эдинбургское обозрение» поместил недоброжелательную рецензию. Байрон ответил гневной сатирой «Английские барды и шотландские обозреватели» (1809). В этой своей ранней сатире Байрон не только едко высмеял редакторов «Эдинбургского обозрения» за их бездарность и реакционность, но и подверг резкой критике почти все авторитеты литературы романтизма 1800-х годов — Вордсворта, Колриджа, Саути, Мура, Скотта, Льюиса. При всей незрелости многих своих суждений, при явной недооценке значения творчества Вордсворта и Колриджа, Байрон делал шаг вперед в развитии эстетики тем, что решительно отделял искусство от религии. В этом сказались многолетнее увлечение Байрона вольнодумной и атеистической поэзией и философией XVIII столетия, его приверженность к просветительному «разуму».

Клон-убийца уже стал легендой и теперь это больше, чем игра. Выращенный, чтобы убивать, Агент 47 является одним из самых ценных киллеров Агентства. Поэтому, когда конкурирующая организация принимает решение уничтожить Агентство, первой целью становится именно Агент 47. Назначить человека, чтобы убить самого лучшего киллера — одно дело; выполнить это задание — другое. Когда попытка расправы проваливается, Агенту 47 поручают выследить и уничтожить того, кто снабжает врага информацией из Агентства. 47ой должен обойти по кровавым следам пол-мира, проложить путь через улицы Феса и Марокко, победить работорговцев в самом сердце Чада, вести шпионаж в Португалии… но вскоре он узнает смертельную правду: если он провалит задание, то цена, которую он заплатит, будет намного выше, чем цена его собственной жизни…

Его звали Ярга. Он был героем, которого предали. Предателем, от которого отвернулись герои. Живой легендой, знаменем целого народа… И его постарались забыть. Слишком мрачной оказалась легенда, слишком страшным — знамя. Его заточили в подземной темнице под властью непреодолимого заклятия, но даже за многие тысячелетия плена неукротимый дух не утратил стремления к свободе и сумел вырваться из тюрьмы, чтобы устремиться туда, где среди современного мегаполиса незримо для посторонних глаз живут потомки прежних хозяев Земли, — в Тайный Город!

И насмешнице-судьбе было угодно, чтобы Ярга, чье имя означало «Повелитель драконов», столкнулся с Витольдом Унгером, рыцарем из ложи Дракона…

И какой же россиянин не любит путешествовать! А вот любопытно, — вам известны особенности национального туризма? Вернее, одна, самая главная, так сказать, наиособеннейшая? О ней писал еще незабвенный Веня Ерофеев, повествуя о своем путешествии из Москвы в Петушки. Она определяет целый литературный жанр — «Записки российского пьюще-философствующего путешественника».

Так о чем эта книга? Ее автор, «перекошенный дуалист» Миша Забоков, говорит так: «…Обремененный грузом тягостных раздумий о судьбах демократии в России, герой мучительно ищет ответы на бесконечно волнующие его вопросы: какой магический смысл заключен в астральном числе „три“? где с наименьшими потерями для внешнего облика пьется русскому человеку — в постылом, но родном Отечестве или за его рубежами?., можно ли битый час сидеть втроем и бутылку только ополовинить?., в конце концов, кто мы такие и чего нам ждать от самих себя?» И другими столь же мудреными вопросами задается автор. Хотите знать ответы? Так вперед, читатель! Наливай!