Неизвестный генерал Власов

Вилен ЛЮЛЕЧНИК (Нью-Йорк)

Неизвестный генерал Власов

ВЛАСОВ Ан. Ан. (1901-1946) - Ген.-лейт. (1942). С 1920 г. в Кр. Армии. В ВОВ командовал корпусом и армией, зам. Ком. Волховским фронтом, командующий 2-й Ударной армией. (Волх. Фронт), оказавшейся весной 42-го года в окружении. Попал в плен, возглавил "Комитет освобождения народов России" (КОНР) и "Русскую освободительную армию" (РОА), составленную из военнопленных (офицеры и солдаты РОА наз. "власовцами"). В мае 45-го г. захвачен советскими частями. По приговору военной коллегии Верховного суда СССР повешен.

Другие книги автора Вилен Люлечник

Так называется сборник документов и комментарии к ним, подготовленные к печати Олегом Романовым и Инной Федущак. (Львов-Нью-Йорк. 2002) на украинском языке. Книга уникальная, если не единственная в своём роде. В ней – о трагедии народа Западной Украины – после присоединения этой территории к СССР в 1939 году. Документы и замечания авторов-составителей рассказывают о страшных преступлениях советского режима, совершенных против всех народов, проживавших в этом благодатном регионе. Это и депортации, и массовые расстрелы, и уничтожение духовной и материальной культуры края. Сведения даются по каждой области, по каждой тюрьме. Составлены списки жертв режима, выдающихся деятелей, уничтоженных карательными органами. Естественно, не забыты и палачи. Их имена и фамилии мы тоже найдем в книге. Работа, скажем прямо, проделана гигантская. Безупречен справочный аппарат исследования. При этом авторы показали трагедию не только украинского народа, но и других народов, проживавших на этой древней земле – русских, поляков и, особенно, евреев, что до них, скажем прямо, делали нечасто. Книга пришла к читателю в год 65-летия присоединения края к СССР и будет, несомненно, своего рода памятником тем, кто был истреблен бесчеловечным режимом. В рамках одной статьи просто нет возможности подробно рассказать о содержании этой уникальной работы. Поэтому я остановлюсь на двух проблемах – депортациях населения и массовых расстрелах в тюрьмах в начале войны. И ещё я хочу выразить свою благодарность Льву Чабану, благодаря которому я сумел ознакомиться с этой книгой, родные и близкие которого тоже были жертвами сталинского режима, их фамилии мы также найдем в скорбном списке исследования.

Популярные книги в жанре Публицистика

Эссе о впечатлениях автора от современного Токио.

«Наконец, исполнились ожидания если не многочисленных, зато истинных любителей изящных отечественных произведений. «Пан Твердовский» дан 24 мая, и мы слышали оперу А. Н. Верстовского. Намереваясь поговорить о содержании пиесы, о музыке и вообще об исполнении, предварительно скажем, что мы не могли смотреть и слушать ее равнодушно: один из первых русских комиков написал волшебную оперу, натурально не для умножения авторской славы, а для другой, благонамеренной цели, и первый русский композитор музыки, прелестными произведениями которого восхищались все почти без исключения, с сожалением прибавляя: для чего Верстовский не напишет оперы?.. наконец, написал ее…»

«Не только редактору столичного журнала, но и всякому столичному общественному деятелю, а тем более деятелю официальному и власть имущему, посоветовали бы мы или, выражаясь проще (обыкновенною у нас русскою формою речи) – указом бы повелели: по крайней мере в два года раз проезжаться по России! Такая поездка освежительна и вразумительна во всех отношениях. Нет надобности обращать ее в следственную экспедицию или задаваться задачею „изучить Россию“, что теперь даже в моде и постоянно на языке у борзой чиновной благонамеренности города Санкт-Петербурга, которая воображает, что, прокатившись по двум-трем провинциям, она, a la Цезарь, пришла, увидела, „изучила“ и решила!..»

«Милостивый государь!

С большим удовольствием прочел я в № 2 издаваемого вами „Журнала охоты“ прекрасную статью г. Константина Петрова „Охотничье метательное оружие“…»

«Восхищаться каждым проявлением „русского патриотизма“, умиляться при словах „народ“, „земство“, „православные“, кем бы и когда бы они ни были произнесены, при каждом намеке на древнюю Русь, при каждом внешнем признаке русского национального чувства и нежной симпатии к „русскому мужичку“, приходить в ярый восторг – это, казалось бы, по нашей части!..»

«Что может быть тягостнее и скучнее повинности журналиста вести полемику с людьми, которые прямо сознаются, что, приступая к критике ваших мнений, они «вышли из круга понятий, нераздельно связанных с общими законами логики?». А нам именно приходится выполнить теперь эту обязанность: мы в долгу и пред г. Градовским, и пред публикой, которым уже давно обещали отозваться на статью «Славянофильская теория государства», помещенную, в виде письма к редактору, в 159 N «Голоса». Хотя «Голос» и приостановлен, но автор письма, г. А. Градовский, величается во главе каждой книжки «Русской речи» ее ближайшим сотрудником, следовательно, не может быть сопричислен к сонму «лежачих», которых «не бьют», он обладает всеми способами защиты и нападения…»

«Не с честью проводили мы роковой 1881 год!.. Отрадно было переступить даже самую грань, условную, внешнюю, отделившую нас хоть бы только летосчислением от этой годины кровавого позора. О, если б и в самом деле осталось навеки за этим рубежом времени все, что было перестрадано и пережито Россией, и невозвратным прошлым стало наше недавнее настоящее с его еще жгучею, неутолившеюся болью!..»

Когда Ане было 8 лет, родители отправили ее на летние каникулы к бабушке. Но, приехав в квартиру, полную счастливых воспоминаний, девочка обнаружила там множество незнакомых людей – и бабушку, которая обращалась с ней как с чужой. Домой Аня вернулась только через шесть лет. Эта книга о детстве в секте. Ее лидер В. Д. Столбун утверждал, что может создать сверхлюдей, способных преодолевать любые физические и психические заболевания. Эта книга о том, как взрослые предают детей. Эта книга – предупреждение для всех, кто склонен доверять людям, которые заявляют о своем намерении «спасти мир». Книга поможет распознать секту, пока не стало слишком поздно. Автору удалось освободиться от власти кукловода, но его страшное дело живет до сих пор. Содержит нецензурную брань.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

МОРГАН ЛЛИВЕЛИН

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ОБРАЗ

Перевел с английского Аркадий КАБАЛКИН

Признанной красавицей в нашей семье была мама. Стоило ей появиться в комнате, как все разговоры стихали. У мамы были рыжие волосы, зеленые глаза, талия, которую папа мог обхватить двумя ладонями. Она настолько олицетворяла совершенство, что даже другие женщины не могли ее ненавидеть - нельзя ведь ненавидеть картину или статую.

Мама была произведением искусства.

Чарльз Ллойд

СПЕЦИАЛЬНАЯ ДИЕТА

пер. Н.Куликовой

- ТЭазумеется, миссис Уиллоуби, я прекрасно понимаю ваши чувства в столь деликатном вопросе, однако продолжаю твердо настаивать на том, что ваша мать будет чувствовать себя гораздо лучше, если ее поместят в специальную лечебницу и обеспечат самый тщательный и всесторонний уход. Я абсолютно уверен в том, что о полном излечении не может быть и речи, так что, по моему мнению, будет гораздо лучше сложить с себя бремя ответственности и переложить его на тех людей, которые как раз предназначены заниматься подобными делами.

Хорошо известно, что мужчины и женщины — существа с разных планет, и должно произойти чудо, чтобы они сумели понять и принять друг друга. Джози Ллойд и Эмлин Риз в своем первом совместном романе решили разобраться с любовью, выяснить, из какого сора она вырастает и куда заводит. Два автора, два героя, два голоса, два разных чувства юмора, две точки зрения на жизнь, любовь и секс, мужчин и женщин. «Давай вместе!» — это колючая и непричесанная любовная история на два голоса, рассказанная в цинично-романтической манере, предельно реалистичная, смешная и трогательная.

Джеку 27 лет, он художник и прожигатель жизни: выпивка с друзьями, ночные развлечения в клубах и толпы подружек, имен которых он упомнить не в силах. О любви Джек даже не помышляет, поскольку не верит в нее. Эми 25 лет, себя она считает человеком конченым: мечты о карьере дизайнера обернулись карьерой временной секретарши, секса у нее не было уже шесть месяцев, а в любви Эми разочаровалась давно и прочно. Словом, оба — безнадежные и циничные одиночки. Но однажды вечером они встречаются на разгульной вечеринке, и все их убеждения летят под откос, как и вся прежняя жизнь...

Никита Лобанов-Ростовский

Москва во времена "светлого прошлого"

Органы

Наверное, мне очень повезло в жизни или же славянские боги были на моей стороне, но я увидел и узнал обе стороны медали человеческого существования в трагическом и опасном XX веке. В рамках западной либеральной традиции, которая настолько удобна, что ее и не замечаешь, все, что специально не запрещено Законом, - разрешено. Это значит - думай, как хочешь, живи, как хочешь, а государство, оплачиваемое тобою через налоговую систему, стережет твое абсолютное право быть самим собой.