Неизвестная революция. Сборник произведений Джона Рида

Предисловие к этой книге в свое время написал Ленин, но Сталин не очень ее любил…

Книга американского «журналиста» (а вероятнее всего – разведчика) Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир» откроет вам массу фактов и станет крайне важной для понимания революционных событий в России 1917 года. Джон Рид напишет книгу, в которой расскажет о хаосе и анархии, в которых рождался Октябрь 1917-го.

Энергии, атмосфера падения империи. И люди. Ленин и… Троцкий. Вот почему эту книгу не очень любил Иосиф Виссарионович…

Союзники России по Антанте не то что не мешали России катиться в пропасть – они ее туда активно подталкивали. Русские революционеры жили в Европе и Америке на непонятно откуда взявшиеся деньги, никто этих революционеров правительству России не выдавал. И самое главное: после окончания Первой мировой войны Антанта не стала способствовать восстановлению целостности России – своего союзника. Но зато немедленно признала незаконно отделившиеся части нашей страны.

И вот в охваченную смутой Россию в августе 1917 года приезжает группа американцев. Среди них – журналист Джон Рид.

А потом, по поводу своих похождений в России, в США ему придется давать показания юридическому комитету Сената. Эта стенограмма также приведена в данной книге.

Много интересного узнает читатель из этой стенограммы. Например, вот такое откровение «пламенного борца»: «Когда я выступаю на митинге, я обычно получаю за это вознаграждение, потому что должен жить, и это мой единственный источник дохода». Вот вам и «независимый» журналист!

Одним словом, надо читать. Но читать с открытыми глазами.

Отрывок из произведения:

Почему книгу Джона Рида, предисловие к которой написал Ленин, не очень любил Сталин

Когда я совсем недавно перечитал книгу Джона Сайласа Рида «Десять дней, которые потрясли мир», то просто обомлел. Она открыла передо мной массу новых фактов и оказалась крайне важной для понимания революционных событий в России. И как же я не увидел всего этого, когда читал ее много лет назад, будучи студентом? Ответ прост: важен угол зрения. Важно понимание того, что революционная смута в России была итогом не только страшной войны и наличия определенных внутренних проблем, в разной степени присущих любому государству, но и влияния на ситуацию геополитических конкурентов нашей страны. Только такая оценка дает ключ к разгадке 1917 года. Союзники России по Антанте не то что не мешали России катиться в пропасть – они ее туда активно подталкивали. Русские революционеры жили в Европе и Америке на непонятно откуда взявшиеся деньги, никто этих революционеров правительству России не выдавал. И самое главное: после окончания Первой мировой войны Антанта не стала способствовать восстановлению целостности своего союзника России. Но зато немедленно признала незаконно отделившиеся части нашей страны.

Другие книги автора Джон Рид

Джон Рид: Эта книга — сгусток истории, истории в том виде, в каком я наблюдал её. Она не претендует на то, чтобы быть больше чем подробным отчётом о Ноябрьской  революции, когда большевики во главе рабочих и солдат захватили в России государственную власть и передали её в руки Советов.

Мемуары «Вдоль фронта» американского писателя и публициста Джона Рида, посланного военным корреспондентом на Балканы и в Россию в 1915 году, являются результатом поездки по восточной окраине воюющей Европы во времена Первой мировой войны. Поездка должна была продолжаться три месяца, но затянулась больше чем на полгода: побывав во Львове (Лемберге), автор попал в «великое русское отступление».

Книга интересна не только блестящими правдивыми зарисовками мрачной и своеобразной «фронтовой жизни»; в ней ясно ощущается перерастание благодушного пацифизма автора в горячий принципиальный протест против империалистического характера войны.

С 1917 года и до нашего времени во всем мире не ослабевает интерес к личности В.И. Ленина. Несмотря на порой полярную оценку его политики, никто не отрицает, что это был государственный деятель мирового масштаба. Революционер, основатель Советского государства, председатель Совета Народных Комиссаров (правительства) РСФСР, идеолог и создатель Третьего (Коммунистического) интернационала, – Ленин вызывал пристальное внимание уже у своих современников.

В книге, представленной ныне читателям, своими впечатлениями о встречах с В.И. Лениным делятся швейцарский социалист Ф. Платтен, приехавший вместе с Лениным в Россию в 1917 году, американский журналист Д. Рид, свидетель Октябрьской революции, и английский писатель Г. Уэллс, совершивший поездку в Россию в 1920 году. Они приводят много интересных подробностей о В.И. Ленине, оценивают его деятельность как вождя русской и мировой революции.

В 1914 году Джон Рида провёл 4 месяца в ссылке вместе с лидером мексиканской революции – Панчо Вилья, где и написал свою книгу «Восставшая Мексика». Его книга – это безграничное море лиц, событий случаев… И вместе с тем это необычайно цельное и целеустремленное произведение, в котором великие исторические события находят художественное отражение, выливаясь в образы эпического характера.

Данная книга представляет собой перевод сборника избранных произведений Рида, выпущенного в свет в 1955 году в Нью-Йорке издательством «Интернейшенэл паблишерc» под названием «The Education of John Reed» — «Формирование взглядов Джона Рида» (в русское издание не включены лишь стихи Рида, приведенные в конце американского сборника).

В сборник вошли статьи и отрывки из книг Джона Рида.

Популярные книги в жанре Публицистика

«Письмо из провинции» – один из самых интересных и важных документов, вышедших из кругов революционной демократии в эпоху падения крепостного права, бесценный памятник русской бесцензурной речи. Документ имеет первостепенное значение для понимания сложного комплекса проблем, связанных с взаимоотношениями двух центров революционной демократии, а именно: лондонского, заграничного, во главе с Герценом и Огаревым, и внутрирусского, петербургского, возглавляемого Чернышевским и Добролюбовым. И тот и другой боролись за сплочение демократических сил страны, за ликвидацию самодержавия и крепостничества, но существенно расходились между собой по важнейшим вопросам революционной тактики.

«…Я уверяю Вас, что я давно бескорыстно или даже самоотверженно мечтал о Вашем юбилее (я объясню дальше, почему не только бескорыстно, но, быть может, даже и самоотверженно). Но когда я узнал из газет, что ценители Вашего огромного и в то же время столь тонкого таланта собираются праздновать Ваш юбилей, радость моя и лично дружественная, и, так сказать, критическая, ценительская радость была отуманена, не скажу даже слегка, а сильно отуманена: я с ужасом готовился прочесть в каком-нибудь отчете опять ту убийственную строку, которую я прочел в описании юбилея А. Н. Майкова (тоже высокоценимого мною, признаюсь, с несколько меньшим субъективным пристрастием).

Какая же была эта убийственная строка? …»

Статья Добролюбова – одно из первых обращений русской революционной демократии к опыту европейского утопического социализма. Она, несомненно, дала толчок к дальнейшему развитию социалистического учения. Источником биографических сведений Добролюбову послужил очерк «Роберт Оуэн» французского писателя Луи Рейбо. Добролюбов критически отнесся к основной тенденции книги – к опровержению утопического социализма с позиций буржуазии, к идеям примирения с обстоятельствами, послушания и терпения. Тенденция добролюбовской статьи – прямо противоположная. Биография Оуэна для Добролюбова – великолепная возможность для пропаганды и воспитания социально активного человека. Поэтому личность Оуэна с ее могучим творческим и волевым потенциалом, беззаветно отданным улучшению жизни трудящихся, оказалась в центре внимания русского критика.

© В. Бабенко, Вл. Гаков, 1983

В мире книг.- 1983.- 4.- С. 43-45.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

«Притяжение» — так назвали свой клуб ростовские любители научной фантастики. Готовя материал о подобных читательских объединениях, мы поняли, что лучшего, наиболее точно отражающего смысл их деятельности, заголовка для нашей статьи не сыскать.

Для начала посмотрим на деятельность клубов любителей фантастики (КЛФ) как бы со стороны. Первый вопрос: зачем все это? Создание детских секций и открытие «взрослых» курсов развития творческого воображения; составление библиографий научной фантастики; собственные пробы пера и жаркие их обсуждения; постоянные разъезды, бесконечная переписка, лекции, доклады, викторины, диспуты. Столь бурная, многогранная деятельность наблюдается от Калининграда до Владивостока, от Мурманска до Тбилиси. Кто вывел закон (и можно ли его вывести?) удивительного притяжения к этому жанру людей столь разных возрастов, профессий, интересов, увлечений и даже жизненных позиций?

© Вл. Гаков, 1980

Уральский следопыт.— 1980.— 1.— С. 55-56.

Публикуется с любезного разрешения автора — Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

«Расскажите, пожалуйста, о том, как возникли НФ журналы, — просит нас Николай Попов из Тюмени.— Читал, что за границей их развелись десятки. Верно ли? Расскажите также о премиях, которые присуждаются за фантастику. И еще — о Гернсбеке. Почему именно его американцы называют «отцом фантастики»?

«Странное положение нашей словесности, или, лучше сказать, литературных мнений, которых представителями, к сожалению часто неверными, более или менее должны назваться журналы, заставляет говорить о том, о чем говорить еще рано и при других обстоятельствах было бы ненужно и неприлично. Но время летит, и будущее поколение, будущий историк словесности русской с негодованием отзовется о нашем молчании…»

«Ежегодно делаются испытания театральных школ в Москве и в Петербурге. Сии так называемые экзамены, как и все вообще, не достигают цели и не отвечают даже своему названию. Прежде всего надобно определить назначение театральных школ. Если оно состоит в доставлении театрам фигурантов и фигуранток, изредка солистов и никогда актеров или актрис образованных, то мы согласимся, что школы свое назначение исполняли и исполняют…»

«…Публика видела, что «Современник» в 1858 году не оставался праздным и безучастным зрителем общественного движения, совершающегося в настоящее время: по мере сил редакции, согласно с своим назначением и программою, «Современник» старался служить общему делу развития и усовершенствования, стремление к которому так заметно обнаружилось в последнее время в русском обществе. Предоставляя судить читателям, в какой степени удовлетворял журнал наш своему назначению в 1858 году, спешим сказать, что мы весьма далеки от мысли считать совершенным исполнение избранной нами задачи…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Умение быть богатым – это искусство, которым можно овладеть! Это подтверждают тысячи людей, посетившие семинары Наталии Правдиной, признанного специалиста позитивной трансформации сознания, автор более тридцати книг, заслуживших огромную популярность у читателей.

В этой книге собраны лучшие, многократно проверенные практики Натальи Правдиной по привлечению денег в свою жизнь. Здесь вы найдете методы, о которых Наталья рассказывала уже не раз, а также техники, которые до этой книги Наталья открывала слушателям только на элитных семинарах!

Не важно, насколько вы богаты сегодня С помощью этой уникальной книги у вас есть шанс стать гораздо богаче уже завтра! Будьте богаты!

Трогательные, открытые, нежные и беззащитные книги Януша Корчака никого не оставляют равнодушными. Прочитанные всего один раз, они не забываются, а требуют возвращения к себе, обдумывания, заставляют сверять жизнь с теми истинами, которые великий педагог так просто и естественно рассказывал в своих небольших историях. Корчак – один из немногих, кто говорит о воспитании детей без патетики и назидания, так, как будто он ваш старый друг, знающий сокровенные тайны вашей семьи. Лучик добра, полученный из его книг, согреет вас и ваших детей на многие годы. В издание включены работы Я. Корчака «Право ребенка на уважение», «Правила жизни», педагогические статьи.

Паддингтон, как и все мы, очень любит ходить в разные интересные места. Например, в зоопарк. Только, разумеется, куда бы Паддингтон ни пошёл, там сразу начинают происходить всякие удивительные истории, поучаствовать в которых могут и попугай, и сибирский волк, и пингвин, и даже – представьте себе! – слон.

Такой уж это медведь – где он, там никогда не бывает скучно.

Паддингтону всегда очень нравился сад Браунов. Медвежонок был на седьмом небе от счастья, когда и ему выделили там небольшой участок земли, и сразу начал раздумывать, как его обустроить. Поначалу Паддингтон, как это с ним часто случалось, попал в переделку и чуть не лишился своей драгоценной банки с мармеладом. Зато потом юный медведь-садовод получил золотую звезду за лучший сад!

Такой уж это медведь – где он, там никогда не бывает скучно.