Нехоженой тропой

В. БАТАЛОВ

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

Повесть

Перевел В. Муравьев

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ

СБОРЫ

ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ

ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО

"СОН В РУКУ"

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

У КОСТРА

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

ВОТ И АДОВО ОЗЕРО!

В ОХОТНИЧЬЕЙ ИЗБУШКЕ

ВЕРТОЛЕТ

ЗДЕСЬ БУДЕТ КОРЧАГИНСК

________________________________________________________________

Другие книги автора Валерьян Яковлевич Баталов

В. БАТАЛОВ

КРАЙ МОЙ МИЛЫЙ

Перевел В. Муравьев

ОГЛАВЛЕНИЕ:

МОЯ РОДНАЯ СТОРОНА

БЕРЕЗКИ

ХОРОВОД ПЕРНАТЫХ

НАХОДЧИВОСТЬ

"МАТЬ-ГЕРОИНЯ"

СТАРАЯ БЕРЕЗА

НОЧНАЯ РАДУГА

ФАКЕЛ

РОЗОВЫЙ БАРАШЕК

ТИХИЙ ШОРОХ

РОДНИК

СОСНА В НЕБЕ

ПОСЛЕ ДОЖДЯ

ЖУРАВЛИ

КОВЕР

ВОЗДУШНЫЙ БОЙ

ВЕРНАЯ ПРИМЕТА

ВЕРНОСТЬ

ХРУСТАЛЬНЫЕ ЛЮСТРЫ

Старый лесообъездчик Кузьма Миронович Черкасов, или, как его звали колхозники, Мироныч, в начале июля отправился верхом в свой обычный объезд.

Ехал он просекой. Пригретый полуденным солнцем, старик дремал. Над лошадью кружились назойливые пауты. Мироныч мерно покачивался в седле, изредка бросая ленивый взгляд на окружающую местность.

Вскоре его плотная фигура замелькала в частом осиннике. Проехав густой пихтач, лесник поднялся на перевал. С его вершины виднелись затянутые легкой дымкой тумана горы. Внизу лентой извивалась река. Дальше шла чернь, необъятные леса, таежная глухомань Южного Урала.

В. БАТАЛОВ

НА ИНЬВЕ

Рассказ

Перевел В. Муравьев

За лугами садилось солнце.

По узкой тропинке, ведущей к реке, с удочками в руках шли трое друзей - Толик, Коля и Ванек.

- Слушайте, я загадаю вам загадку, - сказал тоненький, наголо остриженный Толик. - Шел охотник. Смотрит - в озере плавают пятнадцать уток. Подкрался он, выстрелил и убил одну утку. Сколько уток осталось?

Плотный, коренастый Коля сразу понял, что загадка не простая, а с подвохом. Только в чем подвох, он не мог догадаться. Коля не любил хитрить и поэтому прямо признался:

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Когда нищенка Агафья привезла десятилетнюю Верку из деревни в Москву и оставила одну на вокзале, девочка испугалась и заплакала. Сидела она у стены, головой в угол, и кулачонками размазывала слезы по лицу. Сторож длинной жесткой метлой подметал вокзал. Потрогал он ногой Верку и сказал:

— Ну–ка, ты, уходи. Чего плачешь? Девочка встала и пошла.

— Иди на метеное, куда в сор лезешь, все равно погоню! — с досадой крикнул сторож.

Еще страшнее стало Верке: показалось ей, что и плакать здесь нельзя — не велят, и она удерживала слезы, а внутри у нее клокотало, заполняло горло и спирало дыхание. Не дождалась Верка Агафьи. Она уехала в деревню.

Рассказ из сборника

Настоящий гоночный велосипед — это красивая машина. От простого дорожного он отличается как изысканный лимузин от бульдозера, как скрипка от контрабаса, как призовой тонконогий рысак от старого деревенского мерина. В трепетном сиянии его спиц есть что–то волшебное.

Его легкая рама изготовлена из особо прочной легиро​ванной стали. Дюралевый обод столь невесом, что его хо​чется взять двумя пальчиками. Колеса крепятся не просто гайками, а эксцентриками. У него классные шатуны с туклипсамп, прочно пристегивающими стопу к педали. У него крутой благородный изгиб руля с большим выно​сом, с тормозными ручками, удобными для захвата. Гиб​кие тросики в блестящей металлической оболочке как бы довершают убранство руля. Им послушны колодки тормозов, действующих сразу на оба колеса.

Рассказ из сборника.

Вызывающее сейчас все больший интерес переломное время начала и середины шестидесятых годов — сложный исторический период, на который пришлись юность и первый опыт социальной активности героев этого произведения. Начало и очень быстрое свертывание экономических реформ. Как и почему они тогда захлебнулись? Что сохранили герои в себе из тех идеалов, с которыми входили в жизнь? От каких нравственных ценностей и убеждений зависит их способность принять активное участие в новом этапе развития нашего общества? Исследовать современную духовную ситуацию и проследить ее истоки — вот задачи, которые ставит перед собой автор этого романа.

Мирное небо над странами социализма. Но в стане капитализма еще разжигается ненависть к советским людям, отравляют международную атмосферу фашистские недобитки.

О революционной бдительности советских воинов и офицеров, о повседневной боевой готовности солдат армий социалистических стран и рассказывается в предлагаемой читателю новой книге известного военного писателя Н. Камбулова. В нее вошли две повести — «Покушение» и «Сын коменданта» — и семь рассказов, написанных на важную и злободневную тему.

В этом сборнике представлены рассказы прекрасного советского писателя и драматурга Валентина Петровича Катаева.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Перед вами Гарри Дрезден!

Охотник на черную нежить, чья профессия – рисковать собственной шкурой в борьбе с порождениями Ночи.

Изгой, некогда поднявший руку на собственного учителя и теперь оставшийся со смертью один на один.

Мастер, умеющий многое и на многое готовый.

Даже – найти настоящего убийцу могущественного рыцаря-фэйри – и очистить тем от подозрений имя одной из Королев фей...

Не самое простое из дел Гарри.

Дело, от успеха которого зависит не только судьба Прекрасного народа, но и судьба магии всего нашего мира...

Вероника Батхен

Хорошо быть дирижаблем...

Был, как ни пошло это звучит, самый обычный июньский день. Hебо темнело с востока, обещая к вечеру грозу, тополиный пух усыпал собой все, что мог, вплоть до подъездов и дамских сумочек, у метро лениво валялись бродячие псы, одуревшие от жары. Гудели автомобили, звенели трамваи, ругались торговки на рынках и нищие в переходах - все как всегда...

Hиночка ворвалась в квартиру запыхавшись - будто с собственной свадьбы сбежала прокомментировала мама

Вероника Батхен

ЛИРИЧЕСКАЯ ПАЛИТРА

Если некуда летать,

Полетай в Антверпен...

Тикки Шельен

Он поскользнулся на мокром льду. Взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие, пошатнулся, но не упал. Вдохнул глубоко, унимая забившееся сердце, выругался сквозь зубы и побрел дальше по гадким, болезненно серым лужам. Какая разница - синяком больше, синяком меньше - все равно он сегодня умрет. Сейчас до метро, потом дождаться автобуса, и дома, за батареей - заветные таблетки. Еще месяц назад, предчувствуя ЕЕ предательство, он стащил их из бабушкиной аптечки, заехав якобы за деньгами. Скорей бы забыть навсегда этот ужас, этот позор!

Вероника Батхен

MAKE LOVE NOT WAR!

Сказка-письмо

Это было давно, почти десять лет назад, в одной жаркой стране. Той стране, о которой мечтали представляя ее, как Сталкер - янтарные пуговицы на кофте матери, - благословенным чудом, раем среди олив, осыпанным манной небесной. Со дня на день ждали войну (как оказалось впоследствии - самую благополучную из прошедших, если можно так сказать о войне). И среди тысяч и тысяч, летевших к огню в утробах железных птиц, была семья, с которой и начнется эта сказка. Мама - обычная столичная еврейская мать-одиночка, решившая спасти чад своих от грядущих погромов и голода; младшая дочь - очаровательная семилетняя разбойница; старшая - шестнадцатилетняя - стихоплетка, художница, влюбленная - что еще можно сказать о девочке в шестнадцать лет. Как ее звали - любое имя из звучных и круглых, кончающееся на "А", подойдет ей как шкурка к банану! В стране девочку ждал жених - мальчик, красивый как юный Давид и умный как пробковое дерево - но где ж вы видали умного влюбленного семнадцати лет от роду? Почему жених - если еврейские дети из хороших семей, не вкусившие запретного плода, чувствуют зов пробудившейся плоти, они называют это любовью и естественно собираются в брак.