Нехоженой тропой

В. БАТАЛОВ

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

Повесть

Перевел В. Муравьев

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ

СБОРЫ

ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ

ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО

"СОН В РУКУ"

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

У КОСТРА

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

ВОТ И АДОВО ОЗЕРО!

В ОХОТНИЧЬЕЙ ИЗБУШКЕ

ВЕРТОЛЕТ

ЗДЕСЬ БУДЕТ КОРЧАГИНСК

________________________________________________________________

Другие книги автора Валерьян Яковлевич Баталов

В. БАТАЛОВ

КРАЙ МОЙ МИЛЫЙ

Перевел В. Муравьев

ОГЛАВЛЕНИЕ:

МОЯ РОДНАЯ СТОРОНА

БЕРЕЗКИ

ХОРОВОД ПЕРНАТЫХ

НАХОДЧИВОСТЬ

"МАТЬ-ГЕРОИНЯ"

СТАРАЯ БЕРЕЗА

НОЧНАЯ РАДУГА

ФАКЕЛ

РОЗОВЫЙ БАРАШЕК

ТИХИЙ ШОРОХ

РОДНИК

СОСНА В НЕБЕ

ПОСЛЕ ДОЖДЯ

ЖУРАВЛИ

КОВЕР

ВОЗДУШНЫЙ БОЙ

ВЕРНАЯ ПРИМЕТА

ВЕРНОСТЬ

ХРУСТАЛЬНЫЕ ЛЮСТРЫ

В. БАТАЛОВ

НА ИНЬВЕ

Рассказ

Перевел В. Муравьев

За лугами садилось солнце.

По узкой тропинке, ведущей к реке, с удочками в руках шли трое друзей - Толик, Коля и Ванек.

- Слушайте, я загадаю вам загадку, - сказал тоненький, наголо остриженный Толик. - Шел охотник. Смотрит - в озере плавают пятнадцать уток. Подкрался он, выстрелил и убил одну утку. Сколько уток осталось?

Плотный, коренастый Коля сразу понял, что загадка не простая, а с подвохом. Только в чем подвох, он не мог догадаться. Коля не любил хитрить и поэтому прямо признался:

Старый лесообъездчик Кузьма Миронович Черкасов, или, как его звали колхозники, Мироныч, в начале июля отправился верхом в свой обычный объезд.

Ехал он просекой. Пригретый полуденным солнцем, старик дремал. Над лошадью кружились назойливые пауты. Мироныч мерно покачивался в седле, изредка бросая ленивый взгляд на окружающую местность.

Вскоре его плотная фигура замелькала в частом осиннике. Проехав густой пихтач, лесник поднялся на перевал. С его вершины виднелись затянутые легкой дымкой тумана горы. Внизу лентой извивалась река. Дальше шла чернь, необъятные леса, таежная глухомань Южного Урала.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Первую свою прозу я начал писать, когда мне было лет десять, на станции Зима. Бумаги не хватало, и свой первый роман я намазюкал между строками двухтомника Маркса — Энгельса, который впоследствии, к сожалению, пропал в Москве при переезде с Четвертой Мещанской на Средний Переяславский.

То была романтическая компиляция из «Железного потока» Серафимовича, «Кочубея» и «Над Кубанью» Первенцева, «Хмурого утра» Алексея Толстого, из кинофильмов «Александр Пархоменко», «Котовский» и зачитанной мной до дыр «Истории гражданской войны».

Бывают сны, где ваше восприятие так остро и точно, что все земное перед этими сонными образами кажется вам недостаточно реальным. Спится ли вам кусочек земной поверхности, или пустой дом, или незнакомый человек, — все это в освещении сумрачном, косом, словно источник света неизменно стоит у вас за спиною, — и как недостижимо близки духу вашему видимые образы! Кажется, будто вы расколдовываете от обычного оцепенения все ваши чувства; глаз начинает по-настоящему видеть, ухо по-настоящему слышать. Грубых, мозолистых, нечувствительных прикосновений к вашим органам восприятия больше не существует. Все касается и отдается в мозг, как электрический укол. И самое странное из переживаемых вами во сне ощущений — это неизменное припоминание, будто вы здесь уже раньше неоднократно бывали.

«Выход из Случая» — повесть о метро, о тех, кто обеспечивает четкую работу этой важнейшей транспортной артерии города.

Федор Пазников работать в шахте не собирался. Говаривал Леонтию Ушакову, своему школьному другу:

— Нет, меня туда калачом не затянешь. Ишачить в темноте не намерен. Я простор уважаю...

Словно опасаясь, что все же придется — поселок шахтерский, одни копры да терриконы — выбирать профессию горняка, он уехал в Миасс, поступил в геологоразведочный техникум, но, проучившись три года, вдруг понял, что геолог из него не получится. Домой он не вернулся, а по комсомольской путевке подался в Сибирь, на строительство Ангарской ГЭС.

Много с той поры воды утекло, многие из моих сверстников ушли из жизни, и сама жизнь неузнаваемо изменилась, но сквозь дымку времени я и сейчас вижу их, костры детства, и, как тогда, в давно минувшие времена, чувствую их тепло…

Тихий весенний вечер. Сникли баламутные апрельские ветры, которые куролёсили весь день, то вздымая пыльцу на подсохших просёлках, то весело гоняя порыжевшие за зиму кусты перекати-поля по свежей, сыроватой пахоте.

Гольцы.

Сухие, безлесные горы с шапками каменистых осыпей. Нет на гольцах ни жилья человеческого, ни пешеходной тропы, редкий зверь забредет на гольцы — нет там для него ни постели, ни питья, ни корма; даже лесной пташке сесть не на что спеть свою песню. Стоят они черные, неприютные, и секут их в открытую грудь летом холодные дожди, а зимой — снежные вьюги. Безжизненные, пустые…

Но кто знает, какие сокровища таят в себе недра гольцов? Кто пробьется в их глубь сквозь истрескавшийся черный камень? Кто растревожит, заставит дышать эту мертвую землю и скажет: живая! Скажет: всякая земля живая! Скажет: вовсе нет мертвой земли!

Во второй книге «Горит восток» С. Сартаков, прослеживая судьбы многих крестьянских и рабочих семей, наблюдая жизнь двух поколений накануне первой русской революции в Сибири показывает, как его герои, мужественно отстаивая права человека, включаются в сознательную революционную борьбу, которая под руководством большевистской партии становится все более организованной и сплоченной.

Это документальное повествование о строительстве железной дороги Белорецк — Карламан, о человеке труда. У лучших людей трассы, утверждает автор, мужество сплавлено с добротой, любовь к труду с бережным отношением к природе. Писатель не сглаживает трудности, которые приходилось преодолевать строителям, открыто ставит на обсуждение актуальные вопросы планирования, управления производством в их единстве с нравственным микроклиматом в коллективе, заостряет внимание на положительном опыте в идейно-воспитательной работе. Мы строим дороги — мы строим человека, человека будущего. В этом главный лейтмотив произведения.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Перед вами Гарри Дрезден!

Охотник на черную нежить, чья профессия – рисковать собственной шкурой в борьбе с порождениями Ночи.

Изгой, некогда поднявший руку на собственного учителя и теперь оставшийся со смертью один на один.

Мастер, умеющий многое и на многое готовый.

Даже – найти настоящего убийцу могущественного рыцаря-фэйри – и очистить тем от подозрений имя одной из Королев фей...

Не самое простое из дел Гарри.

Дело, от успеха которого зависит не только судьба Прекрасного народа, но и судьба магии всего нашего мира...

Вероника Батхен

Хорошо быть дирижаблем...

Был, как ни пошло это звучит, самый обычный июньский день. Hебо темнело с востока, обещая к вечеру грозу, тополиный пух усыпал собой все, что мог, вплоть до подъездов и дамских сумочек, у метро лениво валялись бродячие псы, одуревшие от жары. Гудели автомобили, звенели трамваи, ругались торговки на рынках и нищие в переходах - все как всегда...

Hиночка ворвалась в квартиру запыхавшись - будто с собственной свадьбы сбежала прокомментировала мама

Вероника Батхен

ЛИРИЧЕСКАЯ ПАЛИТРА

Если некуда летать,

Полетай в Антверпен...

Тикки Шельен

Он поскользнулся на мокром льду. Взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие, пошатнулся, но не упал. Вдохнул глубоко, унимая забившееся сердце, выругался сквозь зубы и побрел дальше по гадким, болезненно серым лужам. Какая разница - синяком больше, синяком меньше - все равно он сегодня умрет. Сейчас до метро, потом дождаться автобуса, и дома, за батареей - заветные таблетки. Еще месяц назад, предчувствуя ЕЕ предательство, он стащил их из бабушкиной аптечки, заехав якобы за деньгами. Скорей бы забыть навсегда этот ужас, этот позор!

Вероника Батхен

MAKE LOVE NOT WAR!

Сказка-письмо

Это было давно, почти десять лет назад, в одной жаркой стране. Той стране, о которой мечтали представляя ее, как Сталкер - янтарные пуговицы на кофте матери, - благословенным чудом, раем среди олив, осыпанным манной небесной. Со дня на день ждали войну (как оказалось впоследствии - самую благополучную из прошедших, если можно так сказать о войне). И среди тысяч и тысяч, летевших к огню в утробах железных птиц, была семья, с которой и начнется эта сказка. Мама - обычная столичная еврейская мать-одиночка, решившая спасти чад своих от грядущих погромов и голода; младшая дочь - очаровательная семилетняя разбойница; старшая - шестнадцатилетняя - стихоплетка, художница, влюбленная - что еще можно сказать о девочке в шестнадцать лет. Как ее звали - любое имя из звучных и круглых, кончающееся на "А", подойдет ей как шкурка к банану! В стране девочку ждал жених - мальчик, красивый как юный Давид и умный как пробковое дерево - но где ж вы видали умного влюбленного семнадцати лет от роду? Почему жених - если еврейские дети из хороших семей, не вкусившие запретного плода, чувствуют зов пробудившейся плоти, они называют это любовью и естественно собираются в брак.