Недовольные

Граф де Турнель.

Графиня де Турнель.

Эдуар де Нанжи, кузен графини, лейтенант конных егерей.

Барон де Машикули.

Граф де Фьердонжон.

Маркиз де Малепин.

Кавалер де Тимбре.

Бертран, по прозвищу Бесстрашный, бывший вандейский офицер.

Жюльета, горничная графини де Турнель.

Франсуа, доверенный слуга графа.

Жандарм.

Другие книги автора Проспер Мериме

«Если пойти на северо-запад от Порто-Веккьо в глубь острова, то местность начнет довольно круто подниматься, и после трехчасовой ходьбы по извилистым тропкам, загроможденным большими обломками скал и кое-где пересеченным оврагами, выйдешь к обширным зарослям маки. Маки – родина корсиканских пастухов и всех, кто не в ладах с правосудием. Надо сказать, что корсиканский земледелец, не желая брать на себя труд унавоживать свое поле, выжигает часть леса: не его забота, если огонь распространится дальше, чем это нужно; что бы там ни было, он уверен, что получит хороший урожай на земле, удобренной золой сожженных деревьев…»

Лучшая, по мнению Мериме, его новелла «Венера Илльская», одновременно романтический страшный рассказ об ожившей статуе, реалистическая история брака по расчету и беззлобная сатира на провинциальные нравы.

Проспер Мериме — один из замечательных критических реалистов XIX века, блестящий драматург и мастер художественной прозы. Созданные им произведения неувядаемы: столь глубоко воплощена в них жизненная правда, столь совершенна их форма.

В ночь на 24 августа 1572 года, накануне праздника святого Варфоломея, по благословению папы Григория XIII в Париже произошло массовое убийство протестантов-гугенотов. Эту ночь стали называть Варфоломеевской…

«Хроника времен Карла IX» — блестящий роман Мериме, в котором тонкое знание эпохи становится прекрасным обрамлением для романтического в лучшем смысле сюжета о братстве и любви в кровавые времена.

Проспер Мериме (1803—1870) начинал свою литературную деятельность с поэтических и драматических произведений. На основе обширного исторического материала писатель создал роман «Хроника царствования Карла IX», посвященный трагическим эпизодам эпохи религиозных войн XVI века. Но наибольшую популярность завоевали новеллы Мериме. Галерея ярких, самобытных, бессмертных образов создана писателем, и доказательство тому — новелла «Кармен», ставшая основой многочисленных балетных, оперных, театральных постановок и экранизаций.

«… Я надеялся исподволь вызвать незнакомца на откровенность и, невзирая на подмигивание проводника, навел разговор на разбойников с большой дороги. Разумеется, я говорил о них с уважением. В то время в Андалусии подвизался знаменитый разбойник, подвиги которого были у всех на устах. «А что, если бок о бок со мной едет сам Хосе Мария?» – говорил я себе. Я принялся рассказывать истории, слышанные мною об этом герое, – впрочем, все они были к его чести – и открыто выражал свое восхищение его смелостью и великодушием.

– Хосе Мария попросту мерзавец, – холодно заметил незнакомец.

«Отдает ли он себе должное, или же это излишняя скромность с его стороны?» – недоумевал я; в самом деле, чем внимательнее я вглядывался в своего спутника, тем больше поражало меня его сходство с тем Хосе Мария, приметы которого были вывешены на воротах многих андалусских городов. «Да, это он… »

Проспер Мериме (1803—1870) начинал свою литературную деятельность с поэтических и драматических произведений. На основе обширного исторического материала писатель создал роман «Хроника царствования Карла IX», посвященный трагическим эпизодам эпохи религиозных войн XVI века. Но наибольшую популярность завоевали новеллы Мериме. Галерея ярких, самобытных, бессмертных образов создана писателем, и доказательство тому — новелла «Кармен», ставшая основой многочисленных балетных, оперных, театральных постановок и экранизаций.

Проспер Мериме счёл, что в европейской легенде о Севильском озорнике слились образы двух Дон-Жуанов, обретших дурную славу. В своей новелле он рассказывает о севильском кабальеро доне Хуане де Маранья, праведная кончина которого произошла без участия каменного гостя.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Елена Hавроцкая

HЕРАЗБАВЛЕHHЫЙ ВИСКИ

(минипьеса)

Действующие лица определяются по ходу действия.

Салун. За пустым столиком сидит ковбой Джо. За барной стойкой стоит бармен. Дверь салуна открывается и входит ковбой Билл. Билл садится за столик напротив Джо.

Билл. Хэллоу, Джо!

Джо. Хэллоу, Билл!

Билл. Славная нынче стоит погодка!

Джо. Да, но к вечеру точно будет гроза.

Билл. Как поживает твоя Мэгги?

Алексей Недосекин

Чаепитие у Прекрасной Дамы

0. ПРОЛОГ НА НЕБЕСАХ

x x x

Так однажды не встретились, хоть и условились быть в восемь вечера подле нестроящегося дома (вариант: слишком многое следовало б забыть, кабы сердце-предатель не плакало после погрома).

Докури сигарету и погляди-ка в окно. Год назад, как сегодня, вползали лиловые тени неотступные спутники поздней весны. Суждено пережить и сумятицу нынешних несовпадений.

Эммануил Радаканаки

Бум бум бурум

Лесная песенка III

Действующие лица

1. Бобренок

2. Козленок

3. Зайчонок

4. Бурундучок

5. Лось

6. Лиса

7. Медведь

8. Ежик

Действие 1

Весна в лесу. Все цветет, все радостно зеленеет.

На полянке у речки сидит Бобренок. Он совсем не весел, корчит рожицы и дразнит собственное отражение. Вид у него унылый. В лесу раздается чей-то голос.

К.Р.(Константин Романов)

Царь иудейский

Драма в четырех действиях и пяти картинах

Благодарно посвящается вечно

дорогой памяти незабвенного

Павла Егоровича Кеппена

Действующие лица

Понтий Пилат, прокуратор Иудеи.

Прокула, его жена.

Иосиф Аримафейский |

} члены синедриона.

Никодим |

Иоанна, жена Иродова домоправителя.

Префект когорты.

1-й трибун легиона.

Нина Садур

ЗАРЯ ВЗОЙДЕТ

УБЛЮДОК (пьеса первая)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Виктор, 36 лет.

Зоя, 33 года.

Егор, 15 лет.

Небольшой городок. Запущенная однокомнатная квартира. В комнате Виктор и Зоя.

Виктор. Куда ты смотришь, милая?

Зоя. Ой, я даже не знаю. Так просто.

Виктор. Что видишь?

Зоя. Да ничего.

Виктор. Опять ничего?

Зоя. Ну Витя!

Виктор. А я вижу - ты думаешь!

АЛЬБЕРТ САМЕН

ПОЛИФЕМ

Два акта в стихах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Полифем. Асис. Галатея. Ликас. Нимфы.

АКТ ПЕРВЫЙ

Четыре часа пополудни. Небо ярко-голубое. Линия гор, заканчивающаяся мысом. Море.

Направо рощица. Галатея спит в тени на ложе из листьев. Налево вход в пещеру. Скамья из зелени у подножья большой маслины.

При поднятии занавеса Полифем, растянувшись на утесе, наблюдает море. Он остается неподвижным все время, пока поет хор.

Петр Семилетов

ШИЛО-1

ПЬЕСА!

Действующие лица: Мать. Отец. Дочь. Сын.

Мать решает скандинавский кроссворд, сидя на диване. Рядом с диваном - кресло, на нем сидит отец. Локация сына и дочери не определены. Мать: Палуба на корабле. Четыре буквы. Сын: Hаст. Дочь: Сам ты наст. Отец: Hаст...Hаст...Hаааааст...Что-то в этом есть (задумчиво). Ах черт, все таки не наст! Мать: Так, следующее...То, чем думают. Сын: Ж... Дочь, перебивая: Ч... Отец, громко: МОЗГ! Мать: по буквам не подходит, тут вторая "ы". Дочь: Сколько букв в "разум"? Отец: Ра-зум - я думаю, пять. Сын: А может и нет. Отец: Раз ты такой умный, возьми калькулятор, проверь. Сын: А я вот возьму, проверю. (берет с полки калькулятор, нажимает на клавиши, поднимает голову) Сын: Результат - три. Отец: Дай-ка я посмотрю...Хм, действительно, три. Дочь: Hу вот ты папик и облажался! Отец: Даааааа. (надувает щеки) Даааааа. (встает с кресла, берет его за ножки и лупит о пол.) Мать: Столько шума... Отец: Мне надо было размяться...Засиделся... Сын: Hох-нох-нох. Дочь: Что это значит? Сын: Азбука Морзе. Отец: А знаете что? Давайте споем нашу, семейную? Мать: Давайте, давно ее не пели! Сын: Черта с два. Hикто петь не будет. Отец: Это что за номер? Почему? Сын: Я кой чего знаю. Мать: Hу и что? Сын: А я знаю кой чего. Отец: Hу тогда ладно, не будем петь. Мать: Hееет, я хочу песню! Отец: Дык сын говорит, он кой что знает... Дочь: Какой сын? Отец: Да вот этот, приемыш. Дочь: А, пригрели змею на сердце... Мать: А он еще и знает кой чего. Сын: Дааа, кой чего знаю! Отец: Давайте его нафафнюем. Мать: Это как? Отец: Вот так. HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! Присоединяйтесь! (одновременно) Мать: HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! Дочь: HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! (Сын закрывает уши ладонями и убегает со сцены) Дочь: Мне он никогда не нравился. (Отец встает с кресла, берет его за ножки и бьет им о пол) Мать: Осторожнее! Соседи уже жаловались на шум! Отец: Hо мы ведь не жалуемся, когда они играют на пиле Римского-Корсакова. Мать: Hадо их застрелить. Дочь: Хорошая идея. Мать: Hет, мы их занафафанюем. Отец: Тогда пошли! Мать: Идем! (уходят)

Петр Семилетов

Шило-2

ПЬЕСА

Действующие лица:

Мать. Отец. Дочь. Сын.

(Мать возвращается домой с двумя чемоданами в руках. Отец сидит в кресле с газетой, дочь на диване смотрит телевизор)

Мать (бросая чемоданы): А, сволочи, не проветрено! (Подходит к креслу, на котором сидит отец, и пинком переворачивает его) Отец (истерично): Я имею место здесь сидеть! Мать: Это не нары! Дочь: Да уж! Сын (входя в комнату): Бом Шанкар! Дочь: Воистину бом! Мать: Ты сделал уроки? Сын: Это тайна черных дроздов. Мать: Факт! Отец: Я имею место здесь сидеть! Все: Пошел ты! Отец: Куда же я пойду? Все: Это тайна черных дроздов! Отец: Факт! Дочь: Потише, вы мешаете мне смотреть телевизор. Сын: А что идет? Дочь: "Тайна черных дроздов". Мать: Факт! Отец: А я имею место здесь сидеть! Я тут живу, понимаете? Я - ТУТ - ЖИ - ВУ!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книге несчастного Устариса о Новой Гранаде[3] я вычитал анекдот, который и послужил темой предлагаемой пьесы. Вот соответствующий отрывок из этой книги:

«Дон Хосе Мария де Карвахаль был потомком знаменитого адъютанта Гонсалеса Писарро[4], — дона Дьего, жестокость которого вошла в поговорку[5]. В самом деле, он остался верен своим наследственным чертам, ибо не случалось грабежа, измены, убийства, в которых он не оказался бы замешан, будь то в родном его краю или в Мексиканском заливе, где он долгое время занимался пиратством. Вдобавок он предавался магии и, чтобы угодить творцу ее, дьяволу, совершал святотатства столь ужасные, что я не могу о них здесь рассказать. Но ему все же удалось купить себе помилование, так как денег у него было много, а кроме того, он подчинил власти его величества, короля испанского, дикие и мятежные индейские племена и тем добился себе прощения от вице-короля. В этом походе он не забыл и себя: ограбил многих ни в чем не повинных креолов, а затем умертвил их, обвинив в сношениях с врагами короля...

В 1812 году, в начале войны между Соединенными Штатами и Англией[1], в ополчении при войске генерала Уайна[2] служил капитаном некий Огест Сеймур, рослый, статный молодой человек, преисполненный рыцарских чувств. Как страстный приверженец свободы, он жаждал послужить ее делу не только лишь мечом и с этой целью сочинил трагедию Вильгельм Телль, а также эпическую поэму, озаглавленную Вашингтон. В бумагах, оставшихся после Сеймура, не было найдено ни одного наброска этой поэмы, а потому о ней мы и воздержимся говорить. Что до трагедии, то нетрудно угадать, каково может быть произведение двадцатилетнего юноши, отроду не видавшего других стран, кроме своей родины, и весьма смутно представлявшего себе Швейцарию и ее освободителя. Он наводнил трагедию превыспренними тирадами о свободе, не поскупился на проклятия тиранам, а главное, на нравоучительные вирши в республиканском духе. Как Алонсо Эрсилья[3]

В чем главная сила оружия? В скорострельности? В убойной силе? Оказывается, в громкости.

fantlab.ru © lilit

Чарлс Денисон изобрел самый эффективный эликсир долголетия, и теперь о его величайшем открытии должно узнать все человечество. Но кое-кто не согласен с таким положением вещей и хочет помешать Денисону…

fantlab.ru © tevas