Недостатки сексуальной распущенности с точки зрения конкретного человека

Недостатки сексуальной распущенности с точки зрения конкретного человека

Мальцев Денис

Hедостатки сексуальной распущенности с

точки зрения конкретного человека

1.

Hу, вот и она, - подумал Юрик. Мысль эта не принесла почему-то ни радости, ни облегчения. Он добивался этой встречи уже два года. Hо... Как всегда, исполнившаяся мечта переставала быть мечтой; и что с ней дальше делать, Юрик не знал. - Здравствуй, Рита, - сказал Юрик без всякого энтузиазма и протянул ей букет гвоздик. Ему было неловко. Красные цветы вдруг начали ассоциироваться с кровью. В которой обязательно будет испачкано его лицо, рубаха, брюки... Обязательно. Как только Андрей обо всем этом узнает. - Какие красивые цветы, - сказала Рита вполголоса. Hаверное, она не знала, о чем думает ее ухажер.- А куда мы пойдем? - Мы пойдем гулять! - бодрым голосом ответил Юрик. Hекоторое время они шли молча. Прохожих почти не было. Тучи над их головами время от времени поплевывали на землю одиночными капельками, но дождем разражаться не собирались. Иногда из-за туч даже выглядывало солнце. Hо и солнце не могло исправить поганого Юрикова настроения. В голову ему лезли разные мысли, в большинстве своем совершенно неуместные, но зато очень правильные. Hапример, о том, что каждая следующая женщина ничем не отличается от предыдущей. Даже если это замужняя женщина. У которой, кстати, обязательно есть один большой недостаток. Муж. Вдруг он заметил, что Рита что-то говорит. - ... Андрею на день рожденья? Он будет рад, - голос у нее был до безобразия невинным. "Издеваешься", - подумал Юрик. А вслух сказал: - Hе знаю точно... Это же через две недели только. Мало ли что может случиться, - он на секунду замолчал, озаренный чудесной идеей, - может, меня в командировку отправят! В командировку хотелось все сильнее. Да только кому он там, в командировке, нужен? Hет, эта идея была вовсе не такой уж великолепной. Между тем Арбат, по которому они гуляли, начал стремительно кончаться. Показался "Макдональдс". Один только вид этого заведения, не говоря уже о том, чем там кормят ни в чем не повинных людей, вызывал у Юрика непреодолимое чувство тошноты. Впрочем, не только у Юрика - в нескольких метрах от стеклянных дверей американской забегаловки стоял, согнувшись пополам над лужей блевотины, какой-то панк. С трудом подавив в себе желание присоединиться к некультурному неформалу, Юрик взял Риту под руку и нырнул в первый же поворот. Через несколько секунд они вышли к метро. "Hу вот",- подумал Юрик,- "тут-то и можно все закончить. Пойти в метро и разъехаться по домам". Это решение сразу сделало все простым и понятным. Ведь может же человек, возвращаясь с работы, случайно встретить жену сослуживца. У человека хорошее настроение, он получил зарплату. А раз так, то почему бы ему не подарить жене сослуживца букет цветов? Тем более, что она этого достойна, да еще как! Юрик подумал, _как_ она этого достойна. И вообще, он, может, сослуживцу всегда завидовал... Эта-то мысль и помогла ему вспомнить, зачем он, собственно, здесь находится. Он крепко сжал Ритину руку и твердо произнес: - Рита! Я... В общем, пойдем в кабак.

Другие книги автора Денис Мальцев

Антироссийская информационная война Запада: от Ивана Грозного до Павла I

Мальцев Д.А. - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований

Мальцев Денис

Религии миpа

Пpедставляю Вашемy вниманию две коpотких истоpии из моего цикла "Религии миpа". Если комy-нибyдь понpавится, бдет пpодолжение.

Истоpия Пеpвая, в котоpой pассказывается о том, почемy в Египте не пpижилось хpистианство.

Для начала Сетх схватил огpомный мясницкий нож и pаскpомсал бpата своего Осиpиса на 14 кyсков, котоpые и pаскидал по всемy миpy, надеясь скpыть yбийство. И лишь после этого пошел и завалился спать под большим pаскидистым деpевом. Hо долго пpоспать емy не yдалось - его pазбyдил голос, исходящий с неба. - Ах Сетх, Сетх! Что сделал ты с бpатом своим Осиpисом? Hе вижy я его! - Разве я пастyх бpатy своемy Осиpисy? - надменно ответил Сетх и пеpевеpнyлся на дpyгой бок. Hо голос пpодолжал ныть и пpичитать: - ...И не бyдет тебе спокойствия до вpемени, пока найдешь бpата своего Осиpиса и пpоч. и пpоч. И так пpодолжалось до тех поp пока, не поднялся сильный холодный ветеp. Ветеp был настолько сильным, что деpево, под котоpым лежал Сетх, качалось и скpипело. Вдpyг pаздался тpеск, шyм yпавшего на землю тела, и Сетх yзpел пеpед собой женy Осиpиса Исидy. Ветеp стих.

Популярные книги в жанре Современная проза

Самостоятельность их поражает воображение. Казалось бы: кто ты, собственно, есть? Крошка глины, комочек праха, пух одуванчиковый… Куда тебе лезть такому, беспомощному, чуть тепленькому, безнадежно одинокому в леденящем урагане? Найди себе закуток потише, затаись и сиди, дыши на ладони, не высовывайся, целее будешь… Ан нет, не хотят. Едва с четверенек привстав, уже норовят в демиурги. И хочешь им помочь, несмышленым: где предостеречь, где подсказать — так нет ведь, не слушают, уши затыкают! И каждый кричит: я сам!.. сам!.. уберите подсказки! Ну что тут сделаешь?

Знаменитый англичанин А. А. Милн (1882— 1956), создатель Винни-Пуха, известный «всем, всем, всем» детям, предстает на этот раз как автор замечательных рассказов, которые навер­няка заинтересуют взрослых читателей. Мас­терски построенные сюжеты, необычные пер­сонажи, весьма неожиданные повороты собы­тий, непредсказуемые финалы и, разумеется, присущая этому автору ирония, — таковы ха­рактерные особенности собранных в этой книге историй.

Знаменитый англичанин А. А. Милн (1882–1956), создатель Винни-Пуха, известный «всем, всем, всем» детям, предстает на этот раз как автор замечательных рассказов, которые наверняка заинтересуют взрослых читателей. Мастерски построенные сюжеты, необычные персонажи, весьма неожиданные повороты событий, непредсказуемые финалы и, разумеется, присущая этому автору ирония, — таковы характерные особенности собранных в этой книге историй.

«Не будь таким упрямым,» — шепчет ветер. Стрекозы, осмелев, садятся ему на лицо. Песок и камни. Солнце, склоняясь к горам, жадно пьет из реки. Уже к началу лета остается только пересохшее русло. Даже не верится, что где-то за этой пустыней лежит море. «Не будь таким упрямым,» — шутит ветер. Город теперь не виден за горами. Виноградники, узкие улочки, женщины болтают о том о сем. И вода. Прозрачная ледяная вода. Воспоминание сгущается островком прохлады. И вдруг шумно срывается. И улетает, оставляя лишь запах солнца и бабушкиной пудры, безвозвратно просыпаной на ковер, пока взрослые о чем-то громко спорят во дворе. Кто сказал, что до моря не дойти.

Она впервые увидела человека так близко, и её сердечко от страха забилось сильнее. Но что-то ей, совсем еще крохотной и несмышленой, подсказывало, что человек этот – не враг, и не сделает ей ничего плохого; а то, что он так высоко поднял её, так это он, наверное, предлагает поиграть с ним. И от большой щенячьей простоты Джесси лизнула его в нос. Незнакомец рассмеялся.

Эти цветы растут на вершине огромной скалы, разделенной каменными валунами на две части. Со стороны царства Ламиния, принадлежащей Свету, растет Черный Тюльпан, а со стороны царства Тенебрай, принадлежащего Тьме – Белая Роза. И только когда границы между двумя враждующими государствами стираются, за несколько секунд до зари, оба цветка тянутся друг к другу стеблями, переплетаются в любовном танце. Но с первыми лучами солнца Черный Тюльпан сгорает, а Белая Роза покрывается инеем и замерзает.

Основанная на реальной истории семейная сага о том, как далеко можно зайти, чтобы защитить своих близких и во что может превратиться горе, если не обращать на него внимания.

Атлантик-Сити, 1934. Эстер и Джозеф Адлеры сдают свой дом отдыхающим, а сами переезжают в маленькую квартирку над своей пекарней, в которой воспитывались и их две дочери. Старшая, Фанни, переживает тяжелую беременность, а младшая, Флоренс, готовится переплыть Ла-Манш. В это же время в семье проживает Анна, таинственная эмигрантка из нацистской Германии. Несчастный случай, произошедший с Флоренс, втягивает Адлеров в паутину тайн и лжи – и члены семьи договариваются, что Флоренс… будет плавать вечно.

Победитель Национальной еврейской книжной премии в номинации «Дебют». Книга месяца на Amazon в июле 2020 года. В списке «Лучших книг 2020 года» USA Today.

«Бинленд превосходно удалось передать переживание утраты и жизни, начатой заново после потери любимого человека, где душераздирающие и трогательные события сменяют друг друга». – Publishers Weekly.

Морган Грант и ее шестнадцатилетняя дочь Клара больше всего на свете хотели бы, чтобы в их доме царили любовь и взаимопонимание. Достичь этого можно, если Морган наконец отпустит дочь от себя, перестанет контролировать и даст ей дышать полной грудью. Им все тяжелее находиться рядом, но Крис, отец Клары, помогает им в решении конфликтов. Пока однажды он не попадает в страшную аварию, которая переворачивает их мир с ног на голову. Сможет ли общее горе склеить их семью?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Игорь МАЛЬЦЕВ

ТРИ ЦВЕТА И ДВА ИДИОТА

И все-таки меня поражает, насколько высокомерно относятся на телевидении к своему народу. "Голый пистолет", который заявили на прошлой неделе, оказался телесериалом "Полицейский взвод". Но нам не потрудились даже объяснить, что это за кино и каково его место. Кстати, о месте тоже позаботились далеко за полночь, чтобы уж точно никто не увидел. Интересно, что покажут вместо заявленного на понедельник снобистского "Матадора"? Понедельник вообще крайне неудачный день для любителей посмотреть кино им предлагают набор третьей свежести. "Заклинатель" хорошего, но страшно скучного автора Рафала Зелински (ТВ-6, 23.35), "Хочу в тюрьму" Аллы Суриковой завершенный продукт распада старого советского киносознания о том, как хочется за границу хоть тушкой, хоть чучелом, хоть зеком (ТНТ, 21.30). От этой мифологии евро-россиян уже тошнит - ею проникнуты все мосфильмовские поделки последних десяти лет. И только канал ТВ 3 рискнул в понедельник так называемым "большим кино" и предложил покойного Кеслевского "Три цвета. Синий" (19.00). Зато во вторник канал показывает почему-то "Три цвета. Белый". Хотя, насколько я припоминаю, Кеслевский выстраивал их несколько в другом порядке - как на флаге - белый, синий, красный. Бесикр, так сказать, а не французские фратэрните, эгалите и так далее. При кажущейся изолированности картин друг от друга там есть переклички и кросс-ссылки. А по РТР опять Панкратов-Черный (похоже, он у нас самый снимаемый актер после Джигарханяна) в жуткой для каждого мужчины картине "Импотент" (20.45). После полуночи два канала бьются за рассеянное внимание зрителя: ТВЦ с картиной "Джо Чикаго и стриптизерка" с младшим Сазерлендом и ОРТ с "Иглой" и Цоем. В среду продолжается парад постперестроечного кино "Летучий голландец" Виктора Кузнецова по РТР про то, как оторвался плавучий ресторан и обожравшиеся остались в море. Отличное знание страны, гениальный сюжет, уржаться можно. Если учесть, что во время съемок и выхода картины в стране был сахар по талонам и еда в Москве по прописке. Советские режиссеры всегда отличались полным непониманием страны, в которой живут. Или просто они всегда были при кормушке, отсюда теперешний вой и стон. Кто хочет убедиться, смотрите брайтонскую хохмочку про плавучий ресторан. "Три цвета. Красный" - завершает трилогию Кеслевсского на ТВ 3. Кто хочет юного Матта Дэймона, тот может посмотреть его в "Карьере сына" по ТВЦ в 20.55. По ТНТ опять "Страсти по Соловьеву" - мне симпатичен этот жизнерадостный и энергичный здоровячок с "Серебряного Дождя", где он после долгого периода вежливости и терпимости начал хамить слушателям. Вот только мне непонятно, кто придумывал ему название для передачи. Это как с розовскими "Страстями по Владимиру", полное непонимание того, что такое "Страсти по ...". Звучит не просто кощунственно, а гораздо хуже безграмотно. Насколько я понимаю, ни Соловьев, ни Высоцкий не были апостолами, так какого черта плодить невежество? Достаточно уже православного мракобесия имени Московской патриархии, чтобы тут еще разводить атеистическое... В четверг ОРТ продолжает свой исторический ликбез, и все про Польшу. Видно, тут какой-то большой политический смысл. Опять Сенкевич, и опять татары нападают на Польшу. "Пан Володыевский" (13.15). РТР отвечает конкурентам ретроспективой постперестроечного кино. Цель, видимо, не дать зрителю в новом историческом контексте еще раз обольститься насчет того, что русский кинематограф что-то из себя раньше представлял. Отобранные фильмы лишают иллюзий и относительно операторов, и относительно сценаристов, а также актеров. А заодно и зрителей. "Вальс золотых тельцов" (18.05). Отвлекитесь на Джона Ву: по ТНТ "Наемный убийца" с Чоу Юн-Фатом - лубочная картина, которая, может быть, заставит домохозяек зарыдать. Если домохозяйки перенесут все перестрелки в картине. По ТВЦ после полуночи Душан Макавеев, ранее запрещенный в СССР режиссер, представляет картину "Монтенегро" (то есть "Черногория" по-русски). О том, как тупая американка, попав в компанию славян-сербов, поняла, как много она потеряла в жизни, и что в славянском свинстве есть непреодолимое блаженство. Макавеев в роли певца сербской исключительной духовности и "другой самости", как сказали бы психологи, довольно забавен. Особенно если учесть, что после его долгих разговоров о славянской духовности, пришел Милошевич. В пятницу нас хотят повеселить в конце рабочей недели. А что нас веселить - мы уже пивка накатили, и нам все равно. А на экране и "Джентльмены удачи" в 21.00 по СТС с невозвращенцем Крамаровым, и "Усатый нянь" в 14.30 по НТВ. Но на две картины нужно обратить внимание. "Мир Уэйна" по ТВЦ: два идиота корчат из себя подростков. Получается неплохое издевательство над американской поп-культурой, если знать, что Пенелопа Сфирис, режиссер этой картины, автор довольно язвительной документалки про американскую поп-культурку. Второй фильм - "Зло под солнцем" по ОРТ с Питером Устиновым и Джейн Биркин. Отличный детектив, хотя и пожилой. В субботу, конечно, нужно досматривать Джеймса Бонда по НТВ с рискованным в переводе фильмом "Octopussy" (22.45). На разогреве у Бонда "Подозреваемый" Питера Йейтса по СТС (21.00). Против Бонда на ТВЦ выставили черную комедию "Зной" (23.15) - как французы смеются над американцами.

Сергей Мальцев

"Охранный сигнализатор"

В дверь директора Института биороботов и генетического программирования тихо постучали.

Дверь слегка приоткрылась и в кабинет бочком протиснулся длинный и неуклюжий конструктор-биотехник Геннадий Романовский. В руках он держал пластиковую коробку, накрытую сверху мелкой сеткой. В коробке что-то шуршало и доносились непонятные звуки. Гена прикрыл ногой дверь и направился к столу директора.

Мальцев Сергей Евгеньевич

СОЛО ДЛЯ "КАЛАША"

Повесть

Пролог

Кровавый зрачок коллиматорного оптического прицела медленно скользнул по стене здания и, дважды описав крут по периметру парадного входа, замер на середине дверного проема. В общих чертах ознакомившись с особенностями конструкции массивной двери, зрачок перескочил на блестевшую золотом нарядную вывеску - "Фирма "Сотбис", Московское представительство". Сорвавшись с вывески на кирпичную стену, зрачок слегка вздрогнул и, на мгновение застыв, вернулся на полотно обжитой двери.

Мария Малькова

Лекарство от хандры

Предисловие

Эксбрайя Шарль. Шпион - профессия опасная. Сборник: Романы.

Собр. соч. в 10 томах. Т. 1. - Перевод с французского Марии Мальковой.

М.: "Канон", "Гранд-Пресс", 1993. - 464 с. Художник И.А.Воронин.

Александр Грин как-то заметил, что у него невозможно украсть сюжет никто другой просто не сумеет им воспользоваться. По-моему, Шарль Эксбрайя с полным основанием мог бы повторить слова "волшебника из Гель-Гью", хотя, казалось бы, для автора детективных романов подобное утверждение совершенно невозможно, ибо сам жанр требует неизменной, очень жесткой схемы: преступление - расследование - наказание. И тем не менее среди бесконечного множества детективов каждая книга Эксбрайя узнается мгновенно, буквально с первых строк, а это есть бесспорное свидетельство яркой индивидуальности автора. Не случайно Эксбрайя - один из немногих авторов легкого жанра удостоился чести попасть на страницы престижного "Ларусса", а его романы огромными тиражами расходятся по всему свету. Пора наконец и нашим читателям всерьез познакомиться с творчеством этого талантливого и очень своеобразного писателя.