Недопёсок

Его зовут Наполеон Третий, он песец-подросток, у которого есть мечта, и ради неё он круто меняет жизнь… Недопёсок — это каждый из нас, кто мечтает о смелой и яркой жизни. Кто предпочтёт клетке, даже самой уютной, дорогу, которая обещает радость новых открытий, новых встреч и, может быть, опасностей — так интересней жить, так воплощается мечта! За свою мечту надо бороться, преодолевая трудности. И тогда мечта обязательно сбудется!

Отрывок из произведения:

Говорят, что Юрий Коваль — писатель открытого сердца. Родился ли он с таким сердцем, или раскрыл его по ходу дела — неизвестно. Только для многих людей, которые повстречали и встретят его ещё, Юрий Коваль — это, конечно, подарок.

Чтобы понять, дорог ли нам писатель, или не очень, — надо представить, чтобы было, если б его не было. Много чего не было бы, в том числе — моих любимых книжек: «Пять похищенных монахов», «Пограничный пёс Алый», «Чистый Дор», «Листобой», «Кепка с карасями», «Самая лёгкая лодка в мире», «Приключения Васи Куролесова»… Покорный судьбе недопёсок весь недопёсий век с потухшим взором просидел бы в клетке. И ничего с ним не случилось бы. И напрасно близкие хриплые голоса — абсолютно неизвестно чьи — звали бы и кричали из-за угла: «Юра, Юра, про нас напиши!»

Рекомендуем почитать

Далеко на юге Германии, в небольшом баварском городке Розенхайм живёт человек, под пером которого ожили многие сказочные герои: Маленький Водяной, Маленькая Баба-Яга и Маленькое Привидение. Это — всемирно известный сказочник Отфрид Пройслер. Однажды вечером, перед сном, его маленькие дочки пожаловались, что они ужасно боятся злых ведьм. Сказочник попытался втолковать им, что в наши дни злых ведьм бояться не следует, поскольку их больше не существует. — А почему? — спросили девочки. — Хм, а действительно — почему? Я об этом раньше не думал, — признался сказочник. Но довольно-таки быстро нашёл что ответить. Так родилась история про Маленькую Бабу-Ягу, которую позднее он записал для трёх своих дочерей и для всех ребят, которым хочется знать, почему в наши дни бояться злых ведьм не следует. А вы хотите узнать, почему в наши дни не нужно бояться злых ведьм? А ещё почему не нужно бояться привидений и водяных? Тогда прочитайте эти сказки. Их пересказал для вас с ненецкого языка поэт Юрий Коринец.

Другие книги автора Юрий Иосифович Коваль

В сборники вошли рекомендованные для прочтения в 1 классе лучшие детские произведения классиков русской литературы: М. Пришвина, В. Бианки, В. Драгунского, В. Катаева, Н. Сладкова, Е. Пермяка, Г. Скребицкого, и других. Сборник состоит из четырех тематических частей: "Страна детства" (о детях и их увлечениях), "Мир вокруг нас" (о природе), "Расскажу вам сказку" (сказки и сказочные истории), "Веселая переменка" (смешные рассказы). Каждый рассказ, даже самый маленький, проиллюстрирован одним или несколькими рисунками, что делает прочтение книги полезным и приятным для детей. Серия рекомендована Департаментом общего среднего образования Министерства общего и профессионального образования РФ.Цветные иллюстрации Геннадия Соколова. Для младшего школьного возраста.

«Приключения Васи Куролесова» Юрия Коваля – увлекательная детективная повесть о простом деревенском пареньке. Как-то раз Вася оказался в ненужном месте в неправильное время, купил не то, что было надо, и попал в жуткую преступную историю. Доброта, наивность и особая сообразительность Василия помогут ему выпутаться и вместе с отважной милицией поймать опасных преступников. Рисунки Народного художника Российской Федерации Виктора Чижикова. В 1981 году по повести был снят одноимённый мультфильм. Для среднего школьного возраста.

В книгу вошла лихая детективная повесть «Приключения Васи Куролесова», которая у Юрия Иосифовича Коваля вышла на редкость легкой веселой и совсем-совсем не страшной.

«Приключения Васи Куролесова. Все истории в одной книге» – это сборник повестей Ю. Коваля о весёлом и добром юноше Васе Куролесове – «Приключения Васи Куролесова», «Промах гражданина Лошакова», «Пять похищенных монахов». Обаятельный и отважный Вася оказывается в самой гуще событий, проявляет смекалку и помогает милиции поймать опасных преступников. Весёлые и подробные иллюстрации Д. Трубина отлично передают юмор автора и позволяют представить ребятам героев повестей.

Для среднего школьного возраста.

Цикл рассказов «Алый» впервые опубликован в 1968 году.

Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.

Актёр и кинорежиссёр Ролан Быков предложил Юрию Ковалю написать сценарий художественного фильма по рассказу Э. Сетона-Томпсона «Королевская аналостанка». Замысел фильма так и не был осуществлён, однако на основе этого сценария Коваль написал повесть «Шамайка» (1990). В центре повести — жизнь бездомной кошки, её борьба за существование. Она с честью выходит из многих сложных и даже трагических ситуаций.

В этот том прекрасного писателя Юрия Иосифовича Коваля (1938-1995) входят циклы рассказов «Листобой», «Чистый Дор», а также замечательное произведение «Самая легкая лодка в мире».

Выдающийся поэт Арсений Александрович Тарковский написал об этом произведении: «Самая легкая лодка в мире» – вещь необычного жанра. В ней есть мечта и в ней есть сказка, а сказка, которая живет в нас с детства, никогда не умирает.

В эту книгу вошли очень светлые, добрые и мудрые, смешные и немного грустные истории Юрия Коваля о старинной деревушке Чистый Дор, о её больших и маленьких жителях, о русской природе и месте человека в ней.

Издательский Дом Мещерякова. Москва. 2012

Популярные книги в жанре Детская проза

Прошлой зимой я получил телеграмму от Николая Ивановича, старого фронтового товарища. Телеграмма на первый взгляд была полушутливая, полусерьезная: «Приезжай погостить, отдохнуть. Бери больше бумаги, чернил. Расскажу одну историю. О женщине и ее сыне. И не только о них. Не пожалеешь! Жду! Николай».

Товарищ мой учительствовал в небольшой сельской школе, что находилась в ста километрах от областного российского города.

Недолго думая я собрался и поехал… И не пожалел. Во всяком случае, недавно я ездил туда опять. То, что я увидел там и узнал, и стало этой небольшой повестью…

Сенька стоял на мосточке через речку Гремянку и смотрел в воду. Впрочем, речки сейчас никакой не было, просто ручей. А вот весной здесь и верно настоящая речка, настоящая Гремянка. Вода в ней бурлит и гремит, заскакивая через высокий берег на луг и разливаясь по нему до самого леса. Зато весной в Гремянке почти нет рыбы. Вернее, и есть она, да поймать ее никак нельзя. А сейчас ловится. Выше, за плотиной, даже окунька можно поймать граммов на двести.

За окном шел дождь. Занудный, мелкий, переходящий в ливень и вновь мелкий. Ели и сосны не шумят под дождем, как березы и осины, и все равно их слышно. Это, видимо, ветер. Струи дождя заслоняли стекла, и там, на улице, такие же струи хлестали по хвое и стволам деревьев, как хлестали вчера вечером, и днем, и утром, и позавчера, и позапозапозавчера, и все это лето.

Ветер, просто ветерок, раскачивал стволы елей и сосен, и, мокрые, они шумели не так, как сухие: они вроде вздыхали, или дышали, или вспоминали о молодости своей, когда были другие, не такие лета. Им, восьмидесятилетним, было что вспоминать.

Луна плывет за окном. Круглая. Большая. Холодная. Она плывет быстро. Будто расталкивает облака и вновь вырывается на простор.

Это только кажется, что она плывет. Если бы луна плыла, да так быстро, она давно скрылась бы за углом дома. А луна видна все время, и, значит, это облака плывут ей навстречу.

А небо вокруг бесконечное, темное и чуть-чуть непонятное, как все, что не имеет конца и края. Если смотреть в сторону от луны, долго смотреть в одну точку, то можно увидеть звезды. Те, что побольше, — спокойные. А самые маленькие — мигающие, как огни на празднике вечером. Рядом с луной звезд не видно, кроме какой-то одной — большой и холодной, как сама луна.

Они всю жизнь спорят. Так уж повелось с детства, как Алешка себя помнит. Старшая сестра! Ну пусть старшая, но и она не все понимает. И вообще она задавака, хотя и замуж вышла!

И вот еще озимые, и снегопад этот?

Снегопад был страшный, поразительный. Такого никогда не было прежде.

Снег несло с моря огромными хлопьями, несло по горизонтали, а вовсе не по вертикали или под углом, как идет обычный снег, даже сильный. Ветер с моря нес его на сушу, и снег не успевал лечь на крыши домов, на сады, на рыболовецкие снасти…

Туман. Глухой, бесконечный и совсем не как молоко, хотя и говорят так, а хуже. Рыбак, если он настоящий, знает, что такое «молоко» над морем. Это хуже «молока», глубокий туман.

И берег — в тумане. В тумане прибрежные сосны и дома, а новые здания, которые растут здесь как грибы, совсем не видны. Словно их и построили так, чтобы они уходили в небо, в туман. Пусть там, наверху, живут люди и разбираются, что к чему, а вокруг них туман…

На земле лучше, и ближе к земле лучше. И с моря тупить на землю — лучше, и не подниматься потом выше третьего этажа. Второй, а особенно первый нравятся Язепу. Но у него — третий. И то хорошо. Когда всю жизнь болтаешься в море, нужна земля. Не какая-то, а реальная: земля, на которую можешь ступить ногами и пройти по ней, сначала качаясь, как по палубе, а потом все увереннее и увереннее, твердо, и тогда, конечно, не хочется подниматься в доме на второй, третий или еще какой-то этаж. Тогда — лучше море.

Мы не знакомы с ним ни домами, ни делами. Но мы — старые знакомые и даже друзья — по улице, по тротуару. Здесь мы встречаемся часто, когда я приезжаю в эти края и брожу туда-сюда, порой — просто так, когда работается, а подчас — в смятении, когда не знаешь, что делать. Но стоит увидеть Яна-Ваныча, и на душе становится спокойнее, и потом все ладится.

Ян-Ваныч подметает улицу и тротуар — триста метров вперед и триста назад, если нужно. Все должно быть чисто и аккуратно на его участке, но это трудно, конечно, порой очень трудно. Зимой, например, когда идет снег, пройдясь вперед, он обязательно вернется назад и еще раз смахнет успевший насыпать снежок. Или даже летом, когда мимо проходят дети и бросают конфетные бумажки, где не положено, приходится возвращаться назад. А бывают и сильный ветер, и буря на море, и ломают они ветки деревьев, срывают листья, и тогда — только следи. Раз выйдешь с метлой, и два, и три…

Повесть о современном, не всегда простом мире, окружающем детей, о первых трудностях и радостях на ранних детских дорогах. А еще эта книга о любви к родному краю, о сострадательном отношении людей друг к другу, о высоком значении повседневного человеческого труда.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Грэйс Дивайн — дочка пастора из обыкновенного американского городка. А это значит, что она должна подавать пример своим сверстникам. Впрочем, помогать отцу в церкви или матери с организацией праздников, хорошо учиться и скромно одеваться — не такой уж и непосильный для нее труд. Но ее размеренная жизнь и мечты о поступлении в престижный колледж дают трещину, когда в школе появляется Дэниэл Калби.

Когда-то в детстве Грэйс, ее брат Джуд и Дэниэл были друзьями не разлей вода. Однако три года назад произошло нечто ужасное, что заставило Дэниэла бежать из дома, Джуда — возненавидеть своего лучшего друга, а Грэйс — дать клятву Джуду, что она никогда больше не будет общаться с Дэниэлом.

Вот только как же ей сдержать эту клятву сейчас, три года спустя, если Дэниэл явно нуждается в ее помощи? Да и отец явно не против ее общения с этим странным юношей, чьи глаза при лунном свете сверкают серебром.

Анна Ривелотэ создает произведения из собственных страданий, реальность здесь подчас переплетается с призрачными и хрупкими впечатлениями автора, а отголоски памяти вступают в игру с ее воображением, порождая загадочные сюжеты и этюды на отвлеченные темы. Перед героями — молодыми творческими людьми, хорошо известными в своих кругах, — постоянно встает проблема выбора между безмятежностью и болью, между удовольствием и страданием, между жизнью и смертью. Тонкие иглы пронзительного повествования Анны Ривелотэ держат читателя в напряжении с первой строки до последней.

9 сентября 2002 0

ТАБЛО

l Траурные мероприятия в США, посвященные годовщине событий 11 сентября, как передают нам из Нью-Йорка, были максимально сориентированы Вашингтоном для решения текущих политических задач: как внешних, так и внутренних. Основной задачей для администрации Буша является преодоление проблем, связанных с ударом по Ираку. Особую роль здесь должна сыграть речь американского президента перед ООН. Уже известно, что в ней прозвучат апробированные обвинения в адрес Ирака по средствам массового поражения и увязка Саддама Хусейна с международным терроризмом, после чего Буш поставит международное сообщество перед выбором: или присоединяться к США, которые готовы пойти до конца в одиночку, или встать на сторону "мирового зла". Ближайшие десять дней будут посвящены сложным переговорам и консультациям с союзниками по НАТО и Россией, а также интригой в Совете Безопасности, где американцы потребуют ввода ограниченного контингента "голубых касок" для охраны инспекторов ООН, что заведомо неприемлемо для Багдада. Кроме того, администрация Буша должна получить от сената США одобрение удара по Ираку. Все эти акции, по оценкам наших информаторов, займут не более 10-14 дней, что относит начало массированных бомбардировок иракской территории на вторую половину—конец сентября...

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/