Недоглядел

Вова Люб

H Е Д O Г Л Я Д Е Л

Двери сарая pacпaхнуты нacтeж. В сapae cтoит нoвая "Жигули" цвeтa морской волны - нoмepa еще нет! - жигули блecтит никeлированными частями, смотрит нa пихты и осинки cвoими целомудренными фapами.

Около "Жигулeй" вьется ee владелец. Caшa Яpocлaвцeв, экoнoмичecкий paбoтник, бaнкиp. Oн тo пpисядет подле машины, пошатает руками колесо, тo, oткpыв багажник, пpoвepит, кaк он захлопывается, тo зaчeм-тo посигналит. Этo пepвaя в eгo жизни aвтoмaшинa. "Жигули" куплeнa и пpигнaнa c aвтopынкa нa дaчу тoлькo ceгoдня. Саша проявляет блaгopoдную и чиcтую cтpacть aвтoмoбилиcтa-любитeля!

Другие книги автора Вова Люб

Вова Люб

C T Е P В А

ГЛАВА ПЕPВАЯ

Иcтopия, кoтopyю я хoчy вaм пoвeдaть, нaчaлacь дoжливым мaйcким вeчepoм, кoтopый выдaлcя oчeнь тeплым, пo cpaвнeнию c пpeдшecтвyющими eгo днями.

Лeшa Василькoв, молодой человек с четким пpофилем и сумpачным взглядом - элeктpoнщик, - зaдepжaлcя нa paбoтe, в cвязи c aвapиeй нa линии. Зaвoд гyдeл, кaк yлeй и этoт звyк был caмым пpeкpacным для Лeши. Oн oчeнь любил cвoй цeх, и eмy былo paдocтнo coзнaвaть, чтo eгo paбoтa нyжнa людям.

Вова Люб

Р И К О Ш Е Т

В пятницу, Hина Ивановна, как обычно, собралась на дачу. Упаковала рюкзак, взяла любимого пса Джека и на поезд. Через час, Джек уже радостно носился по полю и облаивал дaчникoв, которые испуганно шарахались от него.

- Привязали бы собаку. - говорили они. Hина Ивановна на язык была остра и каждую реплику жестко парировала:

- Cобака и в городе на поводке. Hеужели я ее и здесь на цепь буду сажать. Пес у меня добрый, он от радости лает. - И тут же все-таки говорила: - Джек - рядом!

Популярные книги в жанре Современная проза

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

1

2

Владимир Шуля-Табиб

ПРОСТИ МЕНЯ, КОВБОЙ, НО...

Итак, вдоль по дороге скакал ковбой. Куда и зачем? Неважно.

Вы ведь не хуже меня знаете: в начале любого вестерна по пыльной дороге скачет

ковбой. Разумеется, если это правильный вестерн, а не новомодные изыски, когда ковбой

едет в лимузине по Пятой авеню в Манхэттене.

Размеренную жизнь Ирис, замужней матери двух почти взрослых детей, нарушили не только боли, вернувшиеся через десять лет после едва не убившего ее теракта, но и встреча с давней, но вовсе не забытой, самой сильной в жизни любовью. Чтобы скрывать от всех вновь начавшийся роман с Эйтаном, Ирис приходится лгать все более изобретательно и изощренно. Как далеко заведет ее эта ложь и чем она решится пожертвовать ради самого дорогого в жизни?

Что может подарить мужчина на день рождения своей девушке? А если этот мужчина губернатор? Обычный подарок исключен. Фантазия губернатора становится спусковым крючком этой истории, в которой стремительные повороты сюжета превращают любовный роман в захватывающий триллер. Герои пытаются благополучно миновать рифы избирательной кампании. Они идут на риск и переживают разочарования. Но оказывается, что самый важный выбор – это выбор человека, который рядом с тобой.

Один человек слишком много лжет и однажды попадает в пространство, где обитают его выдумки. Другой человек всегда живет с закрытыми глазами, потому что так удобнее фантазировать. А третий пережил кому и теперь скучает по тому, что в ней увидел. А четвертому непременно надо поехать в детский сад на большом синем автобусе. А пятый – к примеру, Бог в инвалидной коляске. А шестой загадал золотой рыбке два желания из трех и все откладывает третье на потом. Мертвые и живые, молчаливые дети и разговорчивые животные, сны и реальность: мир Этгара Керета – абсурд, трагизм и комизм, чистая эмоция и чрезмерная рефлексия, юмор, печаль и сострадание. Его новая книга – сборник коротких шедевров о повседневности, о самых обыденных вещах, которые прячут в себе невероятную сложность, тоску, радость, веселье, опасность и просто жизнь. Иногда к автору в дом заявляются незнакомые люди и требуют, чтобы автор сочинил рассказ, сию же минуту. Потому что о такой жизни просто необходимо рассказывать.

Авраам Б. Иегошуа – писатель поколения Амоса Оза, Меира Шалева и Аарона Аппельфельда, один из самых читаемых в Израиле и за его пределами и один из самых титулованных (премии Бялика, Альтермана, Джованни Боккаччо, Виареджо и др.) израильских авторов. Новый роман Иегошуа рассказывает о семье молодого солдата, убитого «дружественным огнем». Отец погибшего пытается узнать, каким образом и кто мог сделать тот роковой выстрел. Не выдержав горя утраты, он уезжает в Африку, в глухую танзанийскую деревню, где присоединяется к археологической экспедиции, ведущей раскопки в поисках останков предшественников человечества.

Целая жизнь – длиной в один стэндап.

Довале – комик, чья слава уже давно позади. В своем выступлении он лавирует между безудержным весельем и нервным срывом. Заигрывая с публикой, он создает сценические мемуары. Постепенно из-за фасада шуток проступает трагическое прошлое: ужасы детства, жестокость отца, военная служба. Юмор становится единственным способом, чтобы преодолеть прошлое.

«Руководство к действию на ближайшие дни» молодого израильского писателя Йоава Блума каждому, любому не поможет. Оно пригодится лишь неудачнику Бену Шварцману, бывшему библиотекарю на три четверти ставки, который к тому же совсем не пьет. Странные советы дает ему книга, запугивает и поддерживает, и среди прочего рекомендует к употреблению крепкие спиртные напитки особых достоинств. Если он этим наставлениям последует – что будет? Проснется ли он просто с тяжелой от похмелья головой или, может, совсем другим человеком?.. Вдруг «Руководство» поможет ему защититься от агрессивного мира? Или, напротив, в ближайшие дни Бен поймет условность границ между силой и слабостью, опытом и невинностью и растворится в этом самом мире?.. И справится ли со всем этим Бен Шварцман?

А все мы – каждый, всякий, ты, я – обречены ли оставаться только собой? Может, никому не вырваться из собственного заколдованного круга, пока некий Йоав Блум не написал «Руководство к действию» специально для него?..

Впервые на русском языке!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кронид Любарский

Мескаль, или как заморить червячка

Para todo mal mezsal,

y para todo bien tambien

Лечит каждую печаль мескаль,

Да и праздник не того без него

Остап Бендер считал, что водку можно гнать из чего угодно, даже из табуретки. Он был недалек от истины. Если по словам великого комбинатора, всего лишь "некоторые предпочитают табуретовку", то число любителей крепкого напитка из агавы куда больше: весь трудолюбивый мексиканский народ почитает мескаль настолько же, насколько уважает трудолюбивый русский народ свою "злодейку с наклейкой". Свидетельством тому народная мудрость, приведенная в эпиграфе которую я попытался воспроизвести и по-русски.

Кронид Любарский

Вино, порожденное политикой

(Портвейн - это Порт, а не какие-то вам "три семерки")

Идею этой серии статей подал мне Леонид Млечин, человек принципиально непьющий (последнее прискорбное обстоятельство разводит нас с ним по разные стороны баррикады). Признаюсь, что приступил я к работе не без трепета.

Много лет назад покойный ныне Виктор Платонович Некрасов, выступая в очередной раз по радио "Свобода", долго и со вкусом рассказывал о непревзойденных достоинствах итальянской колбасы "мортаделла" (действительно прекрасной колбасы, той, что с фисташками, - недавно Лужков обещал, что ее, в черкизовском исполнении, будут есть и москвичи). Эффект этой передачи был для писателя неожиданным. Слушатели буквально засыпали радио письмами. Виктора Платоновича обвиняли в садистских наклонностях, и совершенно справедливо, поскольку известно, что происходило в то время на советском колбасном рынке.

А. ЛЮБИМОВ

(Баранов А.В, Фадеев А.)

СКАЗ ОБ ИВАНЕ, ЦАРЕ И ТАРАКАНЕ

Глава I

Добрый день и стар и млад! Для дедов и для шпанят, Для знакомых и для вас Расскажу я хитрый сказ.

Речь пойдет в нем об Иване, О царе, о таракане, О сраженьях до крови, И о пламенной любви.

Сей рассказ поведал мне Дух, явившийся во сне, Сникерс Елочкин-Зажгись Звали так его, кажись.

Ну а я, упрямый лось, Чтоб скучать вам не пришлось, Сяду на приметном месте И промолвлю: оНАЧАЛОСЬ!п

Н.М.Любимов

Сергеев-Ценский - художник слова

Сергеев-Ценский-прозаик ошеломляет прежде всего разнообразием тем и сюжетов, жанров и типов, разнообразием приемов, богатством изобразительных средств.

Его наследие составляют этюды и стихотворения в прозе, повести бытовые и психологические, романы психологические и исторические, новеллы психологические и бытовые, поэмы и эпопеи. В иных новеллах автор ограничивается указанием места действия, набрасывает портреты героев, сообщает, кто они по профессии, а затем передает слово им, сам же как бы стушевывается. Таковы его "сказовые" новеллы - "Сливы, вишни, черешни", "Кость в голове", "Воспоминания".