Нечем дышать

Уильям Т. Пауэрс

Нечем дышать

В горах

Куда ни глянь, сосновые иглы втоптаны в пыль, и все же это было вполне приличное место для лагеря. Оно находилось близко к вершине хребта, а от прочих стоянок было отделено кустарником, росшим между соснами. Под деревом удачно встала палатка. Вечером, когда поднимался ветер и накрапывал дождь, крона сосны служила надежным прикрытием. К востоку лес спускался по склону. На противоположной стороне ущелья была громадная скала. Предзакатное солнце превращало ее в золотой занавес на фоне темно-синего неба. Авансценой служили темно-зеленые, скрывавшиеся в тени вершины сосен внизу. Питер Лэтроп стоял у костра, любуясь этой картиной. Потом взглянул на часы, глубоко вздохнул, задержал дыхание, с сожалением выпустил воздух, допил пиво из банки и отбросил ее в сторону. - Здесь такой воздух, Грейс, - произнес он, - что его можно пить. - Не везде. - откликнулась Грейс. - Во всяком случае, не в палатке, где я меняю пеленки... - Куда делись дети? - Откуда мне знать? Наверно, внизу, у большой скалы. Ты лучше за ними сходи. - Ладно, - Питер снова поглядел на часы и пустился вниз по тропинке. Тропинка вилась вокруг огромного камня, преграждавшего склон. На камне сидели четверо ребятишек. Старший, уже подросток, стоял на самой вершине, глядя на горевшую в лучах солнца сосну. Остальные - мальчик лет девяти и две девочки, одна десятилетняя, другая не больше пяти, маленькая для своего возраста, - играли неподалеку. Они увидели Питера. - Привет, папа, - сказал подросток. - Поднимайся к нам. - Нет, это уж вы спускайтесь, Тим. И помоги спуститься Пиви. - Я не хочу уезжать, - отозвалась Пиви. - Джуди, Майк, спускайтесь, кому я сказал! - Пап, давай останемся дотемна. Еще так рано! - Мы и так опаздываем. За два дня нам надо одолеть тысячу миль. Хватит. Все вниз. - Пап, поднимись к нам, ну на секундочку! Питер начал сердиться. - Майк, немедленно слезай. Ты что думаешь, мне самому хочется отсюда уезжать? Сколько можно повторять одно и то же?! Нехотя дети подчинились. Тим спускался первым, помогая младшим. Вереницей они вернулись в лагерь. Питер замыкал шествие. Грейс вылезла из палатки в тот момент, когда они показались на лужайке. Она держала на руках грудного ребенка, а двухлетняя малышка держалась за ее юбку. - Пора ехать? - спросила она. - Уже пять часов. На лужайке воцарилось подавленное молчание. Наконец Питер нарушил его: - Тим, складывайте с Майком палатку. Девочки, переносите вещи в машину. Мальчики сняли палатку и принялись прыгать на ней, чтобы скорее вышел воздух. Девочки подбежали к машине, неся полные ладони сосновых шишек. Старшая спросила: - Пап, можно мы их возьмем с собой? Питер выглянул из "фольксвагена". - Куда я их дену? Выбросьте их в лес. - Милый, а можно я парочку захвачу с собой? - спросила Грейс. - Ты же знаешь, что отсюда ничего нельзя брать. Ну ладно, каждая берет по две шишки - остальные бросайте. Обрадованные девочки отбежали, высыпали добычу на землю и принялись выбирать самые красивые шишки. Мальчики сложили палатку и взгромоздили ее на крышу "фольксвагена". Палатка уместилась между чемоданами и большим пропановым баллоном, приваренным к крыше. Две медные трубки тянулись от него к двигателю. - А нам тоже можно взять шишек? - спросил Тим. Они с Майком побежали к девочкам. - Захватите одну для мамы, - крикнула Грейс. - Дети, поглядите вокруг - мы ничего не забыли? Поехали. Питер подергал за трос, которым были примотаны чемоданы и палатка. Грейс вышла из машины, за ней выбрались дети с драгоценными шишками в руках. Все они глядели на гору, которая потемнела и стала оранжевой. - Пап, а нам обязательно надо уезжать? - спросил Тим. -Давай останемся еще на денек. - Не хочу уезжать, - захныкала Пиви. Питер смотрел на гору. - Пап, я ненавижу жить внизу, - сказала Джуди. - Я хочу остаться здесь. Она заплакала, и ог этого во весь голос зарыдала и Пиви. - Грейс, убери детей в машину! - раздраженно проговорил Питер, не отрывая взгляда от горы. - Хорошо, милый. Джуди, дорогая, ты первая. На заднее сиденье. Пиви - за Джуди. Майк, ты возьмешь Крошку. Подвиньтесь, Тиму совсем нет места, - в голосе Грейс звучали слезы. - Да не кладите ноги на коробки с едой! Грейс посадила двухлетнюю малышку на колени, заняв место рядом с водителем. Питер отвернулся от горы, сел в машину и захлопнул дверцу. - Можно закрыть окна, - сказал он, заводя машину. Облако газов вырвалось из выхлопной трубы, застилая кучу пивных банок и картонных тарелок, оставленных ими на поляне. - Это был хороший отпуск, - сказала Грейс. С заднего сиденья доносились приглушенные всхлипывания. Машина съехала с лужайки на пыльную дорогу, которая вилась между деревьями. Когда они проезжали поляны для пикников, отдыхающие махали им руками. Никто в машине не отозвался. Спускались все ниже. Было тихо, лишь гравий скрипел под колесами. Лес постепенно редел, деревья были ниже и тоньше, чем наверху, трава у дороги совсем побурела. Машина достигла широкой площадки, Питер прижался к краю и выключил двигатель. - Все, - сказал он. - Доставайте. Никто не двинулся, и Питер рассердился. - Вы что, не чуете? Надевайте и закрывайте окна. - Дети, слушайтесь папу, - сказала Грейс. - Он прав. Тим, передай, пожалуйста, мне мой, отцовский и малышкин Тим вытащил из сумки три противогаза и передал их вперед. Остальные он раздал соседям. Все стали оттягивать резинки, чтобы надеть маски. - Совсем как свиное рыло - сказала, плача, Джуди Она прижала маску к лицу и откинула назад волосы, чтобы они не мешали. - Я его ненавижу! - Перестань реветь, - сказал отец. - У тебя очки запотеют. - Голос Питера звучал глухо, искаженный маской Он поглядел в зеркало и увидел, что Тим смотрит в окно. - Тим, надень маску Крошке, сколько раз нужно говорить! - Не стану я надевать эту штуку на него, - упрямо сказал Тим - Черт побери! - взорвался отец, но Грейс положила ладонь ему на руку - Я сама, - сказала она. Мать открыла дверцу, вышла из машины, поставила Малышку на дорогу и нагнулась к заднему сиденью. Грудной ребенок начал кричать. Потом рыдания младенца стали глуше. Грейс сказала: - Тим, нет, ты, Майк, держи ручки Крошке, ему надо привыкнуть. Она вылезла наружу, подняла маленькое существо в маске и снова села на переднее сиденье. Дверца захлопнулась, подняли стекла, и машина покатила дальше. За поворотом деревья были бурыми, а дорогу покрывал толстый слой пыли. Машина миновала дом лесничества, спуск стал более пологим. Впереди дорога тонула во мгле. Мгла становилась все более плотной и с каждым километром желтела. Питер двумя руками крепко держал руль и, не отрываясь, вглядывался в дорогу. Грудной снова закричал, потом заплакали Пиви и Джуди, и машина растворилась в плотном желтом тумане.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Багровея, словно наливаясь кровью, звездочка импульса на приборе контролера-автомата поползла вверх, подрожала, достигнув середины шкалы, и снова стала сползать и бледнеть. Сигнал поступал с сорок четвертого участка, примыкавшего к морю. Федор выбежал на крыльцо. Испещренная клетками бассейнов огромная лагуна поблескивала миллионами пузырей, шипела и стонала. От нее несло холодом.

"Надо осмотреть этот сорок четвертый", — подумал Федор. Он открыл дверь, чтобы сообщить о своей отлучке на главный диспетчерский пункт, и застыл на пороге: экран видеофона на пульте светился, в его глубине, занимая все пространство, лежал кристалл. Точеный октаэдр поблескивал треугольными плоскостями, вспыхивал искорками цвета переспелого граната с фиолетовым отливом. Казалось, что это никакой не кристалл, а сосуд в форме кристалла, наполненный огненной жидкостью.

Едва материализовавшись, аппарат вдруг дернулся, послышался треск, и к ногам Сергеева упал… каменный топор. Гладкий, даже изящный, накрепко привязанный к отполированной палке топор. Сергеев нагнулся, чтобы поднять топор, и вздрогнул от близкого крика десятка здоровых глоток. Через раскрытый входной люк вливался прозрачный дым, пахнущий хвоей и печеным мясом. На ярко-розовом фоне утренней зари темнели перелески, а тут, в трех десятках шагов от аппарата, воинственно размахивая топорами, бесновались в неистовой пляске люди в накинутых на плечи звериных шкурах.

Произведения Сергея Абрамова — это подлинные «городские сказки», в которых мир фантастического, мифического, ирреального причудливо переплетается с миром нашей повседневной реальности. Эти сказки местами веселы, временами — печально — лиричны, но оторваться от них, начав читать, уже невозможно…

Фантастические рассказы из пятнадцатого выпуска художественно-географической книги «На суше и на море».

Фантастические рассказы из семнадцатого выпуска художественно-географической книги «На суше и на море».

— Не плачь, Алешка, ты же мужчина.

— Да-а, — еще громче залился малыш. — Это папино… папино…

Дед поднял разбившийся кристалл и посмотрел, нельзя ли его склеить. Это было нетрудно, но кристалл потерял бы главное достоинство прозрачность, волшебную игру граней. И как он только разбился?! Словно живой, вырвался из рук. И удариться в вездеходе не обо что — повсюду мягко, до чего ни дотронься. А он упал и разлетелся на две равные части. Видно, были в нем свои внутренние напряжения, которые только и ждали, чтобы разорвать кристалл пополам.

— Посмотри, что это?

Редактор всемирно известного еженедельника «Планеты» Уво Бенев, к которому было обращено восклицание, человек, по слухам, знавший все, что происходит в солнечной системе, заинтересованно повернулся к иллюминатору и целую минуту смотрел вниз. Под аэробусом текла река. То есть было полное впечатление настоящего потока, хотя какие могли быть реки среди лунных, пропастей, где для того, чтобы выжать стакан воды, нужно переработать тонну руды.

Создал я себе "электронного оракула" и спросил его:

— Где мне найти свое счастье?

Электронный помощник молчал. Капала вода на кухне, словно считала секунды. Было тихо и скучно. Хоть бы кто позвонил. Или сосед постучался. Или, еще лучше — одинокая соседка, что жила напротив, Татьяна Васильевна. Она часто приходит с просьбой что-нибудь починить.

Вообще мне страшно не повезло в жизни. В книжках — о ком только не читал! О Джульетте, например. Выла, говорят, такая, раз увидела — и кончено. А на меня сколькие глядели, и хоть бы одна захворала…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эзра Паунд

Zweck или цель

Из книги "Guide to Kulchur" (1968)

Перевод: К. Голубович

Наконец-то хоть кто-то из обозревателей в одной популярной (или по крайней мере с огромным тиражом) газете оказался настолько порядочным, что признал, что я иногда заставляю читателя "внезапно увидеть" или что я выпаливаю замечание, "которое рас- крывает весь предмет с совершенно нового угла зрения".

Это и есть цель письма. В этом и есть причина представления сначала одной грани, затем другой - я имею в виду, что цель письма -- раскрыть предмет. Идеограмматический метод состоит в представлении одной грани, затем другой до того момента, пока не совершится переход с мертвой, утратившей чувствительность, поверхности читательского ума, на ту его часть, которая способна регистрировать.

Константин ПАУСТОВСКИЙ

АКВАРЕЛЬНЫЕ КРАСКИ

Когда при Берге произносили слово "родина", он усмехался. Он не понимал, что это значит. Родина, земля отцов, страна, где он родился, - в конечном счете не все ли равно, где человек поя-вился на свет. Один его товарищ даже родился в океане на грузовом пароходе между Америкой и Европой.

- Где родина этого человека? - спрашивал себя Берг. - Неужели океан эта монотонная равнина воды, черная от ветра и гнетущая сердце постоянной тревогой?

Константин Паустовский

Александр Довженко

Люди, работающие в любых областях, заметно делятся на три категории на тех, кто уже своей профессии, тех, кто точно входит в ее рамки и, наконец, на тех, кто значительно шире своей профессии. Эти последние обыкновенно бывают людьми беспокойными и кипучими. Они - настоящие созидатели.

Александр Петрович Довженко был значительно шире своей профессии режиссера кино и сценариста. Режиссура была только одним из обликов этого удивительного художника, мыслителя и спорщика.

Константин Паустовский

Английская бритва

Всю ночь шел дождь, смешанный со снегом. Северный ветер свистел в гнилых стеблях кукурузы. Немцы молчали. Изредка наш истребитель, стоявший у берета, бил из орудий в сторону Мариуполя. Тогда черный гром сотрясал степь. Снаряды неслись в темноту с таким звоном, будто распарывали над головой кусок натянутого холста,

На рассвете два бойца, в блестящих от дождя касках, привели в глинобитную хату, где помещался майор, старого низенького человека. Его клетчатый мокрый пиджак прилип к телу. На ногах волочились огромные комья глины.