Не прячьте ваши денежки

Гибель актрисы самодеятельного театра и исчезновение юной родственницы вынуждают решительную, бесстрашную и любознательную героиню и ее верных друзейискать решение задачи, поначалу кажущейся неразрешимой.

Отрывок из произведения:

— За что, Господи?! — воззвала я, воздев руки к давно забывшему о побелке потолку. — Да, я погрязла в грехе и неоднократно нарушила все десять заповедей. Возможно, я заслуживаю геенны огненной, но не такой же кары!

— Не все, — уточнил Леша, флегматично наблюдая, как я ломаю руки.

— Ты о чем? — Я оторвала взгляд от желтого пятна над лампой и недоуменно воззрилась на друга юности.

— О заповедях, — пояснил Леша будничным тоном. — Ты сказала, что нарушила все десять. Не знаю, как насчет первых девяти, но за десятую готов ручаться. В том смысле, что ты наверняка не желала ни жены ближнего своего, ни осла его, ни раба, ни рабыни… — Думаешь, убийства, кражи и лжесвидетельства за ней числятся? деловито поинтересовался Прошка, окинув меня оценивающим взглядом, точно плотник, прикидывающий, сколько материала пойдет на гроб клиента. — М-мм… Кражу помню — плавленые сырки, стянутые в петрозаводском универсаме. Лжесвидетельства тоже были — по меньшей мере парочка душегубов по ее милости до сих пор разгуливают на свободе. Но вот убийства — это что-то новенькое… Может, поделишься с друзьями, Варвара, скинешь бремя с измученной совести?

Рекомендуем почитать

Варвара КЛЮЕВА

В ПЕТЕРБУРГ СО СВОИМИ БАНДИТАМИ

Аннотация

Петербург. Зеленоватая бронза, красноватый гранит и целительный для души простор меж небом и Невой. Но и здесь раскинули щупальца страх и злоба, но и здесь, как и везде, преступники готовы на все ради наживы или спасения собственной шкуры. Однако, строя козни против Варвары и ее друзей, они еще не знают, что есть на свете вещи пострашнее, скажем, наручников или автоматной очереди из-за угла.

Приключения неугомонной компании «пяти Ватсонов» — верное средство от скуки и хандры. Что предпримет здравомыслящий человек, обнаружив в долгожданной и еще пустой квартире свеженького мертвеца, — вызовет «скорую»? милицию? гробовщика? А не совсем здравомыслящий? Впрочем, когда еще и время поджимает, кто угодно потеряет голову. Варвара, например, решает при помощи друзей избавиться от тела. Средь бела дня. Ну и попадают авантюристы как кур в ощип: покойный-то, как выясняется, скончался не без посторонней помощи. Компания «пяти Ватсонов» вынуждена взяться за расследование!

Ах, это море… Ах, эти вина… Если на Южный берег Крыма по старой студенческой традиции приезжает «дикарями» компания друзей и встречает там бывших однокашников, то без праздничного ужина с шашлыками не обойтись. Только вот атмосфера скоро становится неслишком праздничной, а потом один из гостей и вовсе исчезает… Но это лишь начало неприятностей, которые как магнитом притягивают на редкость взбалмошные и невезучие путешественники. Сюжет разворачивается по всем канонам классического детектива: зловещее преступление, ограниченный круг подозреваемых и честно предъявленный читателю полный набор ключей к разгадке.

Приключения неугомонной компании «пяти Ватсонов» — верное средство от скуки и хандры… Ах, это море!.. Ах, эти вина!.. Да еще в Крыму, на диком отдыхе, за ужином, в кругу бывших однокашников… Дружеская перебранка… и вечер перестает быть приятным — исчезает один из гостей. Как выясняется — не выдержал «словесного удара» и сгинул в смертельном полете вниз со скалы… А может быть, и не сам, а может быть, помогли?! Следствие оказывается бессильным: никто ничего не видел, не слышал, не участвовал. За дело берется компания «пяти Ватсонов» во главе с Варварой!

Если бывшая одноклассница пытается заманить вас в квартиру, где лежит свеженький труп, если случайный ухажер оказывается брачным аферистом, а в офисе убитого юриста неизвестно как оказывается одна из ваших картин — о спокойной жизни придется забыть! Оказавшись в гуще событий, Варвара и ее верные друзья — Леша, Генрих, Марк и Прохор, а проще «пятерка Ватсонов» — берутся за дело. Им придется немало потрудиться, разоблачая коварного врага, и попутно выяснить, стоят ли они хотя бы одного Шерлока Холмса! Ну а новые приключения неугомонной компании под предводительством Варвары — верное средство от скуки и хандры…

Представление о счастье - штука сугубо индивидуальная. Кое-кто считает, будто счастье - объект иллюзорный и недостижимый, вроде линии горизонта. Другие полагают, что счастье вполне можно ухватить за хвост, только ненадолго. Синяя птица, едва оказавшись в руках охотника, тут же превращается в скромного голубя или в сойку, и недавний счастливец, отшвырнув добычу, снова устремляется в погоню. Третьи верят, что счастье награда за земные труды, поджидающая праведника за гробом.

Шестая книга цикла «Пять Ватсонов».

Приключения неугомонной компании «пяти Ватсонов» — верное средство от скуки и хандры… Если вам совершенно не хочется замуж, то рядом немедленно нарисуется назойливый воздыхатель, только и мечтающий поскорее отвести вас под венец. Думаете, от такого ухажера легко избавиться? Как бы не так. Варваре, например, пришлось вместе с друзьями отправиться в валдайскую глушь и там «развлекаться» распутыванием клубка убийств и несчастных случаев. А события в новенькой полупустой гостинице, построенной новоявленным кавалером в глухом лесу, происходят одно кошмарнее другого. Но «пятерке Ватсонов» по силам и не такие передряги!

Другие книги автора Варвара Андреевна Клюева

Маша ехала по больничному коридору и кусала губу, пытаясь удержать рвущийся из нутра смешок. Смешок рос, толкался в диафрагму, дрожал в горле, пузырился в носу. Мегера при капельнице, следившая, чтобы игла не выскочила вены, озабоченно косилась на лицо пациентки, что только усугубляло дело. Маша держалась из последних сил. Смех – под капельницей, на больничной каталке, наутро после зловещих событий, едва не закончившихся трагедией – верный шанс угодить в психиатрическое отделение.

Петербург. Зеленоватая бронза, красноватый гранит и целительный для души простор меж небом и Невой. Но и сюда дотягиваются щупальца страха и злобы, но и здесь, как и везде, преступники готовы на все ради наживы или спасения собственной шкуры. Однако, строя козни против Варвары и ее друзей, они еще не знают, что есть на свете вещи пострашнее, скажем, наручников или автоматной очереди из — за угла.

Ну, а новые приключения неугомонной компании — верное средство от скуки.

Насильственная смерть сильных мира сего всегда вызывает жадное любопытство обывателей. Впрочем, можно ли было причислить Альбину Николаевну Турусову, жену старградского губернатора, к сильным мира сего - вопрос спорный. Это вам не Джон Кеннеди, не Улоф Пальме и не принцесса Диана. Тем не менее для обывателей Старграда смерть губернаторши стала событием никак не менее волнующим, чем гибель принцессы. В конце концов, ее английское высочество была для них чужой и незнакомой, как далекая звезда, а Альбину в городе хорошо знали. Кое-кто помнил ее с тех времен, когда она была хрупкой болезненной девочкой, милой и трогательной. Правда, таких памятливых набралось бы немного. Горожане, удостоенные чести встречаться с Альбиной Николаевной в пору ее зрелости, по большей части знали Турусову как властную и жесткую, если не сказать жестокую, особу, державшую в ежовых рукавицах супруга, дочь и половину Старграда. Но и для первых, и для вторых, и даже для тех, кто не мог похвастать личным знакомством с губернаторшей и кормился сплетнями и слухами, Альбина все равно была "своей", а потому смерть ее вызвала большой ажиотаж. Тем более что она погибла не в банальной автомобильной аварии, а от руки злоумышленника.

Что предпримет здравомыслящий человек, обнаружив в долгожданной и еще пустой квартире свеженького мертвеца — вызовет «скорую»? милицию? гробовщика? А не совсем здравомыслящий? Впрочем, когда еще и время поджимает, кто угодно потеряет голову. Варвара, например, решает при помощи друзей избавиться от тела. Средь бела дня. Ну и попадают авантюристы, как кур в ощип: покойный-то, как выясняется, скончался не без посторонней помощи.

Рок сводит в могилу поколение за поколением заокеанских магнатов в самом расцвете лет. В России чья-то злая воля обрывает жизнь богатого предпринимателя и его сына. Костлявая методично пожинает неурочный урожай в московском рекламном агентстве и вот-вот снова взмахнет косой. Угроза нависла и над близкими намеченной жертвы. Увернуться от удара, избежать западни и спастись можно, лишь распутав тройной узел загадок и поняв, куда тянется каждая нить.

Трапезы в общей столовой первого жилого корпуса Магической Академии живо напоминали Вардану ярмарочное гульбище. Звонкая многоголосица, перекрываемая отдельными выкриками, взрывами хохота, гневными проклятиями, стуком, звяканьем, бряцанием, грохотом… Хождение между столами, деловитые разговоры, веселые подначки, ссоры, порой переходящие в драки; при случае можно и на жонглеров с фокусниками полюбоваться.

Вардан, выросший в деревне, где все делается солидно, неспешно и основательно, а потом проживший пять лет в стенах казенной школы, где за учениками надзирают, как за малолетними преступниками, так до конца и не привык к схоларской буйной вольнице. Если бы Берни и Крессида не приняли его в свою компанию, до сих пор, наверное, чувствовал бы себя наивной девицей, зашедшей перекусить в портовый кабак. Но когда рядом друзья, которые вносят не самую малую лепту в здешнее разудалое веселье, довольно быстро обнаруживаешь, что каким-то загадочным образом и сам стал частью этой жизни…

Компания друзей волею обстоятельств и из — за незадачливости самой взбалмошной из них — Варвары вынуждена провести несколько дней в валдайской глуши в гостях у представителей бизнеса. Странное поведение хозяев — деловых партнеров — и сторожа недостроеннойгостиницы, а потом несчастный случай с ее владельцем заставляют гостей задуматься, какая роль предназначена им в игре, затеянной хозяевами? Но игра скоро кончается. Буря и дождь пресекают попытки связаться с внешним миром, и смерть бродит где — то рядом...

Популярные книги в жанре Иронический детектив

Есть извечная тема комиксов – “Двое людей на пустынном острове. Один говорит...”. И затем следует серия более-менее смешных сценок с участием одного из персонажей. Ситуация может быть забавной хотя бы потому, что наличествуют два человека. Но что было бы, если б на том пустынном острове оказался только один?

Джим Килбрайд был один на пустынном острове, самом большом в группе из четырех островов, расположенных посреди Тихого океана южнее основных мореходных путей. В милю шириной и полторы длиной, практически голый, песчаный остров омывался высоким океанским приливом, и лишь на двух пригорках в центре росли низенькие деревья и темно-зеленые кустарники. На восточной стороне имелась миниатюрная естественная бухта – бассейн, наполовину окруженный песком, а наполовину водой. Между островами с хриплыми криками сновали немногочисленные птицы. Их голоса да еще шепот прибоя были единственными звуками в этом безмолвном мире.

— Будь я помоложе, сам бы все сделал, — сказал Джон Харпер. — Но с возрастом человек утрачивает ловкость. Тем и плоха старость, что приходится переквалифицироваться в организатора и возлагать ответственность за исполнение на других.

Касл промолчал.

— Будь я помоложе, — снова завел свое Харпер, — убил бы их своими руками. Зарядил бы револьвер и вышел на охоту. Выследил бы их всех по очереди и пристрелил. И Бэрона, и Милейни, и Холландера, и Росса. Всех поубивал бы. — Старик разомкнул губы и усмехнулся. — Должно быть, я сейчас выгляжу странновато. Джон Харпер, жаждущий крови. Президент банка, бывший президент двух клубов и торговой палаты, самый видный из арлингтонских горожан, и вдруг хочет кого-то убить. Ну, да вы знаете, Касл, успех расслабляет. Истончает кишки, ломает хребет, связывает руки. Вы и понятия не имеете, какой это искусный хирург — успех.

Издателя звали Уоррен Джукс. Высокий, с резкими чертами лица, длинными пальцами. На висках уже пробивалась седина. Как обычно, он сидел за столом в модном костюме-тройке. Как обычно, Треватен казался рядом с ним оборванцем, этаким медведем, только что вылезшим из берлоги.

– Присаживайся, Джим, – заулыбался Джукс. – Всегда рад тебя видеть. Только не говори, что принес еще один рассказ. Не перестаю тебе удивляться. Ты печешь их, словно горячие пирожки. И где ты только берешь идеи? Впрочем, ты, наверное, уже устал отвечать на этот вопрос.

– Итак, – начал Лебнер, – вы по-прежнему видите этот сон.

– Каждую ночь.

– И всегда одно и то же? Может, вы еще раз перескажите мне ваш сон.

– О, Господи, – выдохнул Хэкетт. – Сон тот же самый. Мне звонят, говорят, что я должен ехать на машине в Кливленд, я еду, потом возвращаюсь. Конец сна. Какой смысл в том, что, приходя к вам, я всякий раз повторяю одно и то же? Или вы сразу забываете мой сон?

– Любопытная мысль, – отметил Лебнер. – Почему вы предположили, что я забываю ваш сон?

У Стефани Плам исчез дядя, и бабуля Мазур считает, что его похитили инопланетяне. Дело приняло серьезный оборот, когда Стефани обнаружила в

столе дядюшки фотографии расчлененных тел. Тем временем, ей нужно притащить не явившегося в суд карлика Рэнди Бриггса.

Министр девственный простак в политике, отец четырнадцати детей

Маргаретажена Министра и моя младшая сестра

Беата Юлленстедт престарелая вдова Нобелевского лауреата по литературе

Барбру Бюлиндучительница в серых и бежевых тонах, племянница Беаты

Магнусгубернатор, долговязый и тощий субъект

Сигнеего пухлая жена

КристерХаммарстрем профессор медицины и главный врач клиники

Если бы Консепсьон продолжала меня любить, я стал бы, возможно, великим тореро. Но она вышла замуж за Луиса, и, когда в церкви Санта Анна я услышал слова падре о том, что они соединяются навечно, мое сердце и мои желания умерли. Новильеро[1], цыган Эстебан Рохиллья (это мое имя), о котором в статьях, посвященных корриде, можно было прочесть только лестные отзывы и предсказания великой карьеры, стал обыкновенным человеком, убивающим быков, чтобы заработать себе на жизнь. Публика это заметила, и очень быстро мною перестали интересоваться. Обо мне говорили все, что угодно: что я болен, пью, ленив, лишен самолюбия. И никто не догадывался, что я был попросту несчастен. Меньше всех, конечно, об этом думали Консепсьон и Луис. Я так и не был принят в матадоры и долго довольствовался второстепенной ролью бандерильеро. Затем, когда Луис стал известным матадором, он предложил мне стать "доверенным помощником", и я согласился, ведь это хоть немного приближало меня к Консепсьон.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

И.И.Клюкин

Удивительный мир звука

Рецензент -- чл. -кор. АН СССР В. В. Богородский

В книге в научно популярной форме описаны разнообразные акустические явления, происходящие в водной среде. Рассмотрены области применения современной акустики и возможности их дальнейшего расширения.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

ОТ АВТОРА

Во всех упругих средах и телах могут возникать механические (акустические) колебания. Они сопровождаются интереснейшими физическими и иногда физиологическими явлениями.

ОЛЬГА КЛЮКИНА

Эсфирь, а по-персидски - 'звезда'

ГЛАВА 1. РУКА АРТАКСЕРКСА

...и увидел свою руку.

Персидский царь Артаксерск Великий открыл утром глаза и увидел свою руку. Царская рука все ещё крепко спала, покоясь на белом парчовом покрывале, и от такого соседства казалась на удивление смуглой и темной. Она чем-то напоминала старую, прогретую солнцем, дорогу. Точно также, постепенно сужаясь, тянулась вдаль и пряталась за небольшим, покрытым серебристыми цветами холмом, в том месте, где Артаксеркс согнул в колене и слегка откинул ногу.

ОЛЬГА КЛЮКИНА.

ТАЙНА, УСЛЫШАННАЯ ПО РАДИО.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ТОЛСТЫЙ И ТОНКИЙ.

Странное дело, но всякий раз, когда Андрей Гвоздюк заходил домой к своему другу Сереге, он испытывал непонятное чувство удовлетворения. И даже почти что радости. И вовсе не потому, что видел вокруг себя какую-то особенную красоту. Скорее, наоборот - в комнате Сереги постоянно царил самый настоящий бардак.

На диване, столе, подоконнике лежали книги, листки бумаги, отдельные игральные карты вперемешку с кассетами, огрызками от яблок и невымытыми стаканами. В углу неизменно стоял пустой, разбитый аквариум. Рядом - целый ящик с речными камнями и коробка с подшипниками, которые Серега у кого-то зачем-то выменял ещё год назад. И поставил вот так стоять, на почетном месте.

ОЛЬГА КЛЮКИНА.

Улыбка бешеной собаки.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. СТОЮРОДНЫЙ БРАТ.

Кир свистнул, и посмотрел в окно с распахнутыми ставнями. В стекле отражалась розовая полоска закатного солнца - драгоценное время вечернего клева утекало на глазах.

Обычно Олька сразу же высовывала из-за занавески свою по-мальчишески коротко подстриженную голову, радостно кивала, и лишь мельком взглянув на удочки в руке друга, тут же, без лишних слов, выбегала на улицу. Но теперь занавеска в мелкий, красный горох даже не шелохнулась.