Найти виновных

Найти виновных

Автор уверена, что будущее может легко читаться людьми, ибо дается им в предощущениях. Именно в них скрыты его вещие знаки, и благодаря этому ход будущего иногда поддается корректированию. Но как научиться слушать себя, как научиться читать денотаты судьбы, открыты ли уже законы ее дешифровки? Да, и о них мы кое-что знаем. Например, мы знаем, что балансирование между «хочу» и «нельзя», между «надо» и «не стоит» обеспечивает безопасное равновесие бытия. Но не остановится ли жизнь, если все станут вести себя осмотрительно? А может, талант мудрости, как и любой талант, дается лишь избранным? Поиски ответов на эти вопросы и являются задачей художественной литературы, что продемонстрировано этим рассказом.

Отрывок из произведения:

Любовь Овсянникова

Вам, чье имя легко угадывается из текста

Автор

 Найти виновных

Приключенческий рассказ

1

Александр с улыбкой удовлетворения отошел от зеркала. Сегодня он себе понравился, и это обстоятельство вдруг сообщило ему прекрасное настроение, весьма некстати, впрочем. Приятным показался одеколон, который он опрометчиво купил с рук у забредшего в их издательство торгового агента, а потом жалел; и чисто выбритая бархатная кожа, зачастую вызывавшая раздражение молочной белизной и розовым румянцем на ще­ках. Да ведь уже тридцать пять стукнуло, а лицо до сих пор как у младенца, — думал он о себе в такие минуты. Даже прямые, вечно рассыпающиеся волосы показались эдакой не­брежной деталью, придающей его виду особый шарм.

Другие книги автора Любовь Борисовна Овсянникова

Что такое неординарный поступок? Кому Марина Цветаева поверяла свои тайны, почему покончила с собой? Почему ушел из дому Лев Толстой, от кого он бежал? Кем был для современников Муслим Магомаев? Каков лик и дух Вечности?

Ответы на эти вопросы и многое, многое другое открывает читателю новый сборник Любови Овсянниковой «Медитации хазарки».

Главная героиня рассказа стала свидетелем преступления и теперь вынуждена сама убегать от преследователей, желающих от нее избавиться.

В детстве рассказчица услышала исповедь старшей подруги о своей любви, которая закончилась трагически, поскольку ее возлюбленный погиб на линкоре «Новороссийск». Услышанное поразило девочку, вызвало в ней глубокое сожаление о том юноше, запало в душу.

Прошли годы, настала пора переоценки ценностей и появилась необходимость разобраться в том, к чему она была весьма косвенно причастна. Оказалось, что беда с «Новороссийском» не пришла неожиданно — ей предшествовали пророческие сны, внезапные прозрения, вещие знаки, все то, что сегодня вполне признается наукой и называется паранормальными явлениями. На фоне этих воспоминаний вырисовывается история украинского села с его древними традициями, страницами голодомора, потерями на войне, послевоенными достижениями.

Непроизвольно рассказ перерастает в исследование катастроф в социуме и их влияния на жизнь отдельных людей. О будущем можно догадаться из предчувствий, если их правильно раскодировать. Но стоит ли это делать, и хватит ли человеку сил противостоять бурному натиску стихий?

О творчестве певца и композитора Владимира Ярцева.

Неожиданный звонок возвращает женщину, давно отошедшую от активной деятельности, к общению со старыми знакомыми, ввергает в воспоминания доперестроечного и перестроечного периода. И выясняется, что не все, о ком она сохранила хорошую память, были ее достойны. Они помнили свои прегрешения и, кажется, укорялись ими.

Но самое интересное, что Зоя Михайловна, вызвавшая рассказчицу на встречу, не понимает, для чего это сделала и кто руководил ее поступками.

Зачем же это случилось? Каков итог этих мистификаций?

Впервые рассказ был опубликован под псевдонимном Сотник Л. М.

Случай — игрок ее величества судьбы… Забавляется, расставляет невидимые сети, создает разные ситуации, порой фантастические — поймает в них кого-нибудь и смотрит, что из этого получится. Если они неблагоприятны человеку, то у него возникнут проблемы, в противном разе ему откроются перспективы с лучшим исходом. И коль уж игра касается нас, как теннис мячика, то остается одно — преодолевать ее, ежечасно превращая трудности в шанс, ибо это судьба играет, а мы-то живем всерьез.

Книга о ситуациях в жизни героини, где чувствовался аромат мистики.

О маме не писалось. Мешало то, что я все еще думала о ней как о живой. Вместе с тем без новых интонаций глава о ней в воспоминаниях не достигала истинности.

Такие моменты в работе иногда наступали, тогда приходилось больше гулять, кормить белок и слушать птиц вперемежку с чтением книг, способных отвлечь от заданных мыслей, перехватить внимание на себя. Свежие впечатления помогали быстрее отойти в сторону и посмотреть на написанное издалека, обнаружить то, что тормозило продвижение к завершению дела.

Сложно, практически невозможно понять прошлое вне судеб тех, кто его творил.

М. Бердник

Популярные книги в жанре Приключения: прочее

Майн Рид

Дерево-ловушка

Много странных людей перевидал я в тени лесов и в залитых солнцем прериях, но оригинальнее всех был Зебулон Стэмп, "старый Зеб Стэмп", как величали его приятели.

"Родился и воспитывался в Кентукки", - так он говорил о себе. Это был охотник типа знаменитого Даниэля Буна. Охота была его единственным призванием, и он возмутился бы, если бы ему сказали, что она не что иное, как развлечение.

Будучи далеко не угрюмого нрава, он все же относился к любителям-охотникам не иначе, как с величественным пренебрежением, и разговаривал с ними всегда крайне свысока и надменно.

Шимановский Юрий

Последний день "Картерс Петролеум"

Я стою у подножия кирпичной стены, основание которой с каждым днем все глубже уходит в болотную трясину. Еще год - другой и ничего уже не останется от былого великолепия "Картерс Петролеум". Индейцы говорят, что здесь бродит Тень Ужаса. Я не верю в сказки, но какое-то проклятие действительно лежит на этих местах. А с другой стороны, так все и должно было закончится, ибо по всем человеческим да и божьим законам зло всегда бывает наказано. Жаль только, что невинные люди должны порой расплачиваются за ошибки своих предков.

Вилли Мак-Вей, сержант Северо-Западной конной полиции, скорчился за маленьким бугром из снега и льда и рассуждал, долго ли его онемевшие пальцы продержат ружье при пятидесяти градусах ниже нуля. Едва он вложил последние пять патронов в камеру, над противоположным бугром, на расстоянии трехсот шагов, появился белый дымок, и когда над головой Вея провизжала пуля, полицейский поклонился ей. Его тело до половины уходило в снег; вокруг него валялось десять пустых патронов. С гримасой на лице, он медленно поднялся и посмотрел через проделанное им в снегу отверстие. Выше его, на горной гряде был Боб Картер, человек, которого он хотел поймать; слева поднимались засыпанные снегом скалы; справа тянулась низина, покрытая мелкими кустами, на расстоянии шести миль чернел лес.

Сурово было лицо унтер-офицера Брокау, и в его бледно-голубых глазах вспыхивали по временам злые огоньки. Высокий и тонкий, он был гибок, как кошка. Брокау служил в Северо-Западной конной полиции и душой был предан делу. Этим делом была охота за людьми. И теперь, после десяти лет такой работы, он усвоил себе лисьи повадки. В настоящее время он подошел почти к самому Полярному кругу, преследуя вот уже сто восемьдесят пять дней преступника. Эта охота началась среди лета, а теперь была зима в самой середине. Трудно было поймать Вилли Лоринга, преследуемого за убийство, но Брокау все же добился своего. Это было его самой большой удачей за все время службы и, конечно, возвысит его в глазах начальства.

Клифтон Брант смотрел на себя как на крохотную частицу той пыли людской, что носится по миру.

Мир этот совсем сошел с ума в последнее время, а сам он, Клифтон Брант, среди пылинок — выродок. Поэтому и шагает по широкому шоссе, которое ведет из Брэнтфордтауна (Онтарио) к старому городу Квебеку на реке святого Лаврентия, — всего каких-нибудь семьсот миль, не считая того, что он сделает, отойдя от большой дороги в сторону и затем возвращаясь к ней.

В это лето стояла повсеместная засуха, и было много лесных пожаров. В такое раннее время, как середина июля, над всеми лесами стояла уже серая, волнистая, колыхавшаяся пелена. Целые три недели не выпало ни одной капли дождя. Даже ночи пылали и были сухи от жары. Каждый день колонисты на постах и в фортах тревожно вглядывались в необозримые пространства своих епархий, нет ли где пожара, и с первого августа каждый пост имел уже наготове целые партии метисов и индейцев, которые разъезжали по всем дорогам и доискивались, нет ли где-нибудь огня.

Продолжение событий, начавшихся в романах «Душехранитель» и «Тень Уробороса».

Во втором романе серии «Оритан. В память о забытом…» монах-фаустянин Кристиан Элинор отправляется в мир странного человека, называющего себя Хаммоном. Отправляется, чтобы отвести беду от мира собственного. По крайней мере, на это он рассчитывал, когда прыгал очертя голову в неизвестность. Но горькая правда нарушила все его героические планы. Теперь он заточен на маленькой планетке Тийро и в течение девятнадцати лет ищет возможность выбраться оттуда Домой. Однако всё не так просто, как может показаться стороннему наблюдателю!

1815 год. Богатый грузинский князь Серго Асатиани решает жениться на русской подданной. Приняв предложение, граф Бутурлин соглашается отдать свою дочь Елену в жены влиятельному князю. Молодая невеста отправляется в далекую Грузию на предстоящую свадьбу. Однако никто даже не подозревает, что под именем графини Елены Бутурлиной в те дикие опасные края едет совершенно другая девушка – бедная дворянка Софья Замятина. Запуганная несчастная Софья, играя роль графини, следует на окраину Российской империи, чтобы выйти замуж за незнакомого и грозного князя Асатиани…Дилогия. Вторая книга выйдет в начале января 2023 года.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Меган ушла от мужа, когда ждала ребенка. Четыре года спустя Луиджи появляется в ее доме. Женщина понимает, что по-прежнему любит мужа и что дочери нужен отец. Как вернуть своего единственного мужчину?

Чтобы разобраться в собственных мыслях, Грэйс Хэйли бежит от навалившихся проблем.

Скрываясь под девичьей фамилией матери и встретив настоящую любовь, она запутывается все больше…

«Языка» взяли классически. Стоило одному из предполагаемых похитителей покинуть отошедший ко сну лагерь и присесть в кустиках, как один из них обернулся эльфом в маскхалате. Блеснули изумрудом кошачьи глаза и остроухий следопыт весьма ловко огрел спустившего портки толстяка дубинкой по макушке.

– Ох, – выдохнул разбойник и опрокинулся прямо в руки шагнувшего из-за дерева воина – человека.

Вдвоем с эльфом они быстро связали пленного «козлом», воткнули в рот комок ветоши и, натянув мешок, понесли в лес. Шли быстро, бесшумно и молча, даже дыхания слышно не было. Казалось в ночной темноте меж деревьев скользят два призрака. Случайно попавшийся им на пути старенький волкулак испуганно шарахнулся в сторону, решив, что чужие разборки ему на... Ну, не нужны они ему были, в общем.

По лесу, сгибаясь под тяжестью рюкзака, шел человек. Высокий бородатый мужчина в зеленом охотничьем комбинезоне и сапогах до колен. На длинных, давно немытых волосах плотно сидела черная вязаная шапочка. Грудь путника пересекали многочисленные ремни, на которых болтались армейские фляги, пара ножей в кожаных ножнах, электрический фонарь и патронташи. В руках он сжимал охотничью «вертикалку» с изрядно потертым прикладом. Напряженный взгляд черных, ввалившихся от усталости глаз цепко изучал кусты и деревья, пытаясь угадать, где затаилась опасность...