Найти в себе силы

Любопытство, помимо кошки, погубило ещё очень многих. В том числе, и меня самого. Наша установка была экспериментальной, а эксперимент — это всегда риск. Но, кто же знал, что толстое бронированное стекло, за которым стояла наша установка, не выдержит взрыва и разлетится мириадами звёзд?! А мне совсем не обязательно было торчать возле него в этот момент. Но, меня, как я уже говорил, подвело любопытство. Мне очень хотелось посмотреть, как работает наша установка, и я сделал это. Я смотрел на неё целых полторы минуты. Или даже две. До того самого момента, когда она взорвалась, расколотив вдребезги стекло, которое, по сути, должно было охранять меня в подобных случаях.

Другие книги автора Игорь Юрьевич Ревва

Ни один человек в мире не рискнул бы назвать Сэма Уолкинса чрезмерно трудолюбивым. К своим тридцати годам Сэм не обзавёлся ни одним сколь-нибудь стабильным источником дохода, хотя профессий на своём веку сменил великое множество. И чем только ему не приходилось заниматься в жизни! Начиная от разносчика пиццы, и заканчивая… чем-нибудь гораздо менее значимым. Но ни на одной работе Сэм не задерживался дольше трёх-четырёх месяцев. Всё это было «не его». Действительно, разве можно заставлять разносить какую-то паршивую пиццу такого талантливого, выдающегося и неординарного человека, как Сэм Уолкинс?! Это же просто смешно! А уж о зарабатываемых таким способом деньгах просто и говорить не стоит. Разве на эти деньги можно по-настоящему развернуться?! Сэм заслуживает большего! Гораздо большего! Потому что он… Единственное, что Сэму неплохо удавалось в жизни, так это мечтать. Как правило — об огромных богатствах, которые неожиданно свалятся ему на голову. Особенно часто ему приходила мысль о наследстве, которое мог бы завещать ему богатый дядюшка. Вот тогда бы Сэм смог показать всему миру, какой он на самом деле гениальный человек! Тогда бы он!.. Э-э-э!.. Да что там говорить! Были бы деньги, а найти им достойное применение — пара пустяков! Но, увы! Ни дядюшки, ни ожидаемого наследства у Сэма не было. Единственными его близкими были: сестра, которую меньше всего волновало благосостояние Сэма, и её сын Джон, племянник Сэма, милый мальчуган пяти лет. Согласитесь, что надеяться на наследство в подобной ситуации было бы просто смешно, так что миллионером Сэм оставался только в мечтах. Во всяком случае, до тех пор, пока не нашёл шкатулку… Она лежала в подворотне, прямо возле самых мусорных баков. Небольшая вещица из тёмного дерева. Кто-нибудь другой её бы просто не заметил, но Сэм в своих бесплодных поисках богатства всегда очень внимательно осматривал попадающиеся на пути подворотни и пустые вагоны вечернего метро. А что?! Вдруг повезёт? Вдруг именно он, а не кто-то другой, найдёт случайно оброненную кем-нибудь пачку, ну, хотя бы тысячедолларовых банкнот? Скажете, такое невозможно? Возможно! Только нужно искать получше… Шкатулка показалась Сэму слишком тяжёлой для того, чтобы быть пустой. Он попытался открыть её, а когда это ни к чему не привело, осторожно встряхнул. Внутри шкатулки что-то тихонечко звякнуло. Подумав, Сэм решил, что даже если шкатулка набита всего лишь двадцатипятицентовиками, то их там должно быть никак не меньше, чем на сотню долларов. А то и на полторы сотни. Закончив эти приятные подсчёты, Сэм сунул шкатулку под мышку и отправился домой. Дома Сэм первым делом выволок из-под дивана коробку с инструментами, которая осталась у него от времён работы в автомастерской, и разыскал там отвёртку. Инструменты эти были Сэму без надобности. Он даже и сам-то толком не помнил, что в этой коробке валяется. Дело в том, что его работа в автомастерской ограничивалась неуёмным желанием стать самым знаменитым мастером. Каковой практике настойчиво сопротивлялся хозяин мастерской и его клиенты, которых высказывания Сэма относительно продувки тормозов и подкачки карбюраторов часто приводили в состояние ступора. Но, естественно, они ему просто завидовали. И Сэм гордо уволился из мастерской, незаметно забрав в качестве платы за четыре дня работы коробку с инструментами, значение многих из которых он представлял себе довольно смутно. Единственное, что не вызывало у него сомнений, это отвёртка (Сэм видел по телевизору, как именно она выглядит). С помощью отвёртки Сэм в течение пяти минут привёл замок шкатулки в такое состояние, что тот перестал быть способен выполнять вообще какие бы то ни было функции, не говоря уже о своём прямом назначении. Что ни говори, а определённым талантом Сэм всё же обладал. Внутри шкатулки оказалось совсем не то, что Сэм так жаждал увидеть. Перед глазами его предстали десятка три небольших прозрачных бутылочек, наполненных какой-то желтоватой жидкостью. Сэм вытащил одну из них и с недоумением прочитал надпись на этикетке. Она гласила: «семьсот долларов». На втором пузырьке значилось: «собственный дом (двадцать семь комнат)», на третьем: «Мерседес-бенц (последняя модель)». Сэм растерянно заглянул в шкатулку и обнаружил там сложенный пополам листок бумаги, который он вначале не заметил. Развернув его, Сэм, медленно холодея от восторга, прочёл следующее:

«Стиратели-2000».

Литературный клуб молодых фантастов, которые начали публиковаться не раньше 2000 года.

Они гордятся тем, что не принадлежат ни к одной школе или группе отечественной фантастики.

Они пришли в жанр каждый своей дорогой и дорожат своим «лица необщим выраженьем».

Их объединяет одно — все они, по словам основателя клуба Романа Афанасьева, «любят фантастику ради фантастики, а не ради себя».

Добро пожаловать в клуб «Стиратели-2000»!

По мнению эксперта, смерть старика наступила между часом и двумя часами пополуночи. Никаких следов возле тела обнаружено не было, и насильственная смерть, таким образом, полностью исключалась. Врач охарактеризовал причину смерти как скоропостижную, от остановки сердца. Это было и неудивительно, если принять во внимание солидный возраст старика девяносто восемь лет. Детектив Сван подумал, что было бы неплохо дожить до такого почтенного возраста и ему самому. Или хотя бы до половины этого срока. И умереть так же мирно, от остановки сердца, а не от пулевого ранения.

Я открываю глаза и оглядываюсь. Небо надо мной свинцово-серое, гнусное, давящее на нервы. По нему медленно плывут то ли тёмные тучи, то ли клубы густого дыма. Вернее всего, второе. Потому что в ноздри настойчиво лезет отвратительный запах горелого мяса.

Я сижу, прислонившись спиной к ещё тёплой стене полуразрушенного взрывом здания. Улица передо мной просматривается, как на ладони. Она пока пуста, но я знаю, что это будет недолго. Скоро здесь вновь будет полным-полно разной мерзости, вывалившейся на Землю из какой-то неизвестной космической клоаки.

Настроение у Клода испортилось ещё до того, как он запустил свою машину времени. Да оно и не могло не испортиться после очередного разговора по видеофону с женой, почему-то считавшей, что единственной целью жизни Клода является уплата по её счетам. Именно этот разговор и подал Клоду мысль начать эксперимент со своей семьи. Моя семья, подумал Клод. Что хочу, то и творю. А помешать мне никто не сможет, я сейчас на своём корабле, далеко от Земли. Мой корабль, моя семья, моя жизнь — и идите подальше все, кто считает, что я не могу всем этим распоряжаться!..

Кирк ван Детчер — бывший капитан десантных бригад, а ныне — наемник. Человек, продающий свое умение убивать и выживать в любых условиях, даже в полном опасностей Лабиринте на второй планете системы Анкора. Человек, неожиданно для себя самого круто изменивший жизнь Императора, судьбу всей Межзвездной Империи Людей и всех остальных галактических рас. И все потому, что однажды ему просто надоело быть на поводке у сильных мира сего.

Этот мир не похож на наш.

В этом мире нет места России. Но есть великая Империя, объединяющая практически всю Азию.

В этом мире нет Интернета. Но есть Всемирная Электронная Сеть.

Этот мир похож на наш.

Проблемы перенаселения, бунты, войны… И самое главное, присущее всем мирам, которые только можно выдумать, — НЕДОВОЛЬНЫЕ.

Но как быть, если корень недовольства — далеко в прошлом? Как быть, если недовольный располагает средствами и возможностями корректировки прошлого?

И как же быть, если недовольный — твой начальник?

Читайте роман Игоря Реввы, в котором альтернативная фантастика встречается с альтернативной историей, и вы узнаете: чем чревата зависимость от ВИРТУАЛЬНОСТИ; как построить МАШИНУ ВРЕМЕНИ; как входить в Сеть — БЕЗ КОМПЬЮТЕРА; и наконец — почему НЕ БЫЛО Отечественной войны 1812 года…

Пора сделать СВОЙ ВЫБОР!

Командир патрульного космического корабля «Отбой» майор Фил Кэссиди никогда не беспокоился по пустякам. Что с того, что начальство приказывает срочно отправляться на задание, а экипаж «Отбоя» почти в полном составе сидит в полицейском участке за драку в баре? Патрульным было просто необходимо расслабиться после недавнего боя. Тем более что впереди их ждут еще более серьезные неприятности с применением огнестрельного оружия. Однако обыватели Золотого Треугольника могут спать спокойно — лучший экипаж марсианского патруля снова в деле!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Официально Соединенные Штаты не находились в состоянии войны, но все людские ресурсы нации были давно мобилизованы, так что перешли к милитаризации умножившихся сиротских приютов. В одном из них числился сирота Чарли из 3-ей Роты, удивительно одаренный мальчик, который принял участие в конкурсе Службы поиска новых талантов и выиграл приз — недельную поездку в Новый Нью-Йорк.

30 ноября 1986 г. на Землю прибыл инопланетный миссионер, дабы проповедовать религию Вселенской Любви и преподнести землянам Дар Любви. За короткое время человечество было покорено силой его Любви, и один лишь Генеральный секретарь ООН оказывал сопротивление…

Они путешествуют через века, нигде не останавливаясь, ни к чему не привязываясь, ничем не интересуясь, равнодушно осматривая окрестности — экскурсанты по времени, тела из анабиозных Морозильников, последние жители Земли…

Благостное общество, в котором нет преступлений, войн, голода, болезней, зависти и злобы, мирная планета, процветающая за счет особенно высокого качества местной шерсти… Почему бы не считать ее воплощенной мечтой человечества, Утопией?

Рассказ о последних трагических днях жизни первой известной в истории женщины-философа, математика и астронома - Гипатии (Ипатии) Александрийской. Гипатия, отличалась необыкновенной красотой и разносторонностью талантов... 

Ономастика — наука об именах. Которые, оказывается, живут особой жизнью: возникают из ниоткуда, сливаются, поглощая друг друга, исчезают навсегда, возрождаются… Благодаря именам перед Обществом любителей ономастики приоткрылась будущая история человечества.

Историю одного атома, его переселения из тела в тело, его жизнь в этих телах, впечатления его от пребывания в растениях, животных и людях. В этой короткой повести изложена позиция К. Э. Циолковского на устройство Вселенной (его знаменитый монизм) с позиции которого рассмотрено устройство человеческого общества.

http://ruslit.traumlibrary.net

В этой книге речь пойдет о молодом парне по имени Яша, у которого трагически погибает невеста, и это происходит на его глазах. Главный герой литературного произведения винит себя в смерти девушки, и однажды пытается покончить жизнь самоубийством. И вот, когда его палец оказывается на спусковом крючке револьвера, паренек непостижимым образом исчезает и появляется в НЛО. Гуманоид с планеты Нибиру соглашается повернуть время вспять и вернуть из мира мертвых девушку любящему человеку.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

…не думал, что она может так поступить со мной. Видеть её было невыносимо. Я еле сдерживал себя, чтобы не врезать ей по физиономии.

Она собирала свои вещи не торопясь, без суеты. Словно готовилась сюда ещё вернуться. Особенно мне запомнилось, почему-то, как она осторожно и бережно устраняет со своего пути мои рубашки. Она всегда была аккуратной женщиной, любительницей чистоты и порядка. И вообще — она всегда любила красивую и размеренную жизнь.

Со мной на днях произошёл весьма неприятный случай — я умер. Представляете? Жил, жил, и вдруг — на тебе! Впрочем, такое бывает довольно часто. Но самое грустное началось потом, после смерти. Я-то по наивности своей полагал, что всё уже позади, и переживать мне больше уж никогда не придётся, не по какому поводу. Оказалось — нет.

Врачи, констатировавшие сей прискорбный факт моей биографии (их было двое), отнеслись к нему с поразительным равнодушием. Это меня несколько обидело, хотя их и можно было понять — они, наверное, видят подобное каждый день. Правда, диагноз их меня несколько изумил — инсульт. С какой это стати у меня, и вдруг — инсульт?! Наверное, они просто торопились отделаться от меня и записали первое, что пришло им в голову. А один из них вообще безразличия своего ко мне не скрывал.

Встретить "того" или "ту" не так сложно, как кажется. Гораздо труднее понять, что именно тот, кто тебя постоянно раздражает и рушит планы, и есть вторая половинка.

Согласились помочь друзьям, но при этом чуть-чуть вляпались в неприятности? Поздравляем, билет на незабываемый аттракцион вы уже приобрели. Ах, да, страховочные ремни и прочие средства защиты здесь не предусмотрены. Желаем приятной и запоминающейся игры…

— Вот оно, логово, — сказала Марфа.

Строение и вправду сохранилось лучше прочих. Подумать, всего-то двенадцать лет, как объект покинули, а кажется, будто люди отсутствовали тут целый век.

— Точно? Чуешь машинное масло? — улыбнулась Василиса. Это была их традиционная шуточка “на удачу”. Марфе полагалось презрительно фыркнуть в ответ и ответить…

— Да здесь маслом все насквозь пропиталось. — Марфа брезгливо поморщилась. В ответ поморщилась и Василиса: не стоило бы нарушать ритуал. Марфа спохватилась: — Только пустоголовые считают, что андроиды — машины. Аммиак чую. Аммиак.