Найти в себе силы

Любопытство, помимо кошки, погубило ещё очень многих. В том числе, и меня самого. Наша установка была экспериментальной, а эксперимент — это всегда риск. Но, кто же знал, что толстое бронированное стекло, за которым стояла наша установка, не выдержит взрыва и разлетится мириадами звёзд?! А мне совсем не обязательно было торчать возле него в этот момент. Но, меня, как я уже говорил, подвело любопытство. Мне очень хотелось посмотреть, как работает наша установка, и я сделал это. Я смотрел на неё целых полторы минуты. Или даже две. До того самого момента, когда она взорвалась, расколотив вдребезги стекло, которое, по сути, должно было охранять меня в подобных случаях.

Другие книги автора Игорь Юрьевич Ревва

По мнению эксперта, смерть старика наступила между часом и двумя часами пополуночи. Никаких следов возле тела обнаружено не было, и насильственная смерть, таким образом, полностью исключалась. Врач охарактеризовал причину смерти как скоропостижную, от остановки сердца. Это было и неудивительно, если принять во внимание солидный возраст старика девяносто восемь лет. Детектив Сван подумал, что было бы неплохо дожить до такого почтенного возраста и ему самому. Или хотя бы до половины этого срока. И умереть так же мирно, от остановки сердца, а не от пулевого ранения.

Ни один человек в мире не рискнул бы назвать Сэма Уолкинса чрезмерно трудолюбивым. К своим тридцати годам Сэм не обзавёлся ни одним сколь-нибудь стабильным источником дохода, хотя профессий на своём веку сменил великое множество. И чем только ему не приходилось заниматься в жизни! Начиная от разносчика пиццы, и заканчивая… чем-нибудь гораздо менее значимым. Но ни на одной работе Сэм не задерживался дольше трёх-четырёх месяцев. Всё это было «не его». Действительно, разве можно заставлять разносить какую-то паршивую пиццу такого талантливого, выдающегося и неординарного человека, как Сэм Уолкинс?! Это же просто смешно! А уж о зарабатываемых таким способом деньгах просто и говорить не стоит. Разве на эти деньги можно по-настоящему развернуться?! Сэм заслуживает большего! Гораздо большего! Потому что он… Единственное, что Сэму неплохо удавалось в жизни, так это мечтать. Как правило — об огромных богатствах, которые неожиданно свалятся ему на голову. Особенно часто ему приходила мысль о наследстве, которое мог бы завещать ему богатый дядюшка. Вот тогда бы Сэм смог показать всему миру, какой он на самом деле гениальный человек! Тогда бы он!.. Э-э-э!.. Да что там говорить! Были бы деньги, а найти им достойное применение — пара пустяков! Но, увы! Ни дядюшки, ни ожидаемого наследства у Сэма не было. Единственными его близкими были: сестра, которую меньше всего волновало благосостояние Сэма, и её сын Джон, племянник Сэма, милый мальчуган пяти лет. Согласитесь, что надеяться на наследство в подобной ситуации было бы просто смешно, так что миллионером Сэм оставался только в мечтах. Во всяком случае, до тех пор, пока не нашёл шкатулку… Она лежала в подворотне, прямо возле самых мусорных баков. Небольшая вещица из тёмного дерева. Кто-нибудь другой её бы просто не заметил, но Сэм в своих бесплодных поисках богатства всегда очень внимательно осматривал попадающиеся на пути подворотни и пустые вагоны вечернего метро. А что?! Вдруг повезёт? Вдруг именно он, а не кто-то другой, найдёт случайно оброненную кем-нибудь пачку, ну, хотя бы тысячедолларовых банкнот? Скажете, такое невозможно? Возможно! Только нужно искать получше… Шкатулка показалась Сэму слишком тяжёлой для того, чтобы быть пустой. Он попытался открыть её, а когда это ни к чему не привело, осторожно встряхнул. Внутри шкатулки что-то тихонечко звякнуло. Подумав, Сэм решил, что даже если шкатулка набита всего лишь двадцатипятицентовиками, то их там должно быть никак не меньше, чем на сотню долларов. А то и на полторы сотни. Закончив эти приятные подсчёты, Сэм сунул шкатулку под мышку и отправился домой. Дома Сэм первым делом выволок из-под дивана коробку с инструментами, которая осталась у него от времён работы в автомастерской, и разыскал там отвёртку. Инструменты эти были Сэму без надобности. Он даже и сам-то толком не помнил, что в этой коробке валяется. Дело в том, что его работа в автомастерской ограничивалась неуёмным желанием стать самым знаменитым мастером. Каковой практике настойчиво сопротивлялся хозяин мастерской и его клиенты, которых высказывания Сэма относительно продувки тормозов и подкачки карбюраторов часто приводили в состояние ступора. Но, естественно, они ему просто завидовали. И Сэм гордо уволился из мастерской, незаметно забрав в качестве платы за четыре дня работы коробку с инструментами, значение многих из которых он представлял себе довольно смутно. Единственное, что не вызывало у него сомнений, это отвёртка (Сэм видел по телевизору, как именно она выглядит). С помощью отвёртки Сэм в течение пяти минут привёл замок шкатулки в такое состояние, что тот перестал быть способен выполнять вообще какие бы то ни было функции, не говоря уже о своём прямом назначении. Что ни говори, а определённым талантом Сэм всё же обладал. Внутри шкатулки оказалось совсем не то, что Сэм так жаждал увидеть. Перед глазами его предстали десятка три небольших прозрачных бутылочек, наполненных какой-то желтоватой жидкостью. Сэм вытащил одну из них и с недоумением прочитал надпись на этикетке. Она гласила: «семьсот долларов». На втором пузырьке значилось: «собственный дом (двадцать семь комнат)», на третьем: «Мерседес-бенц (последняя модель)». Сэм растерянно заглянул в шкатулку и обнаружил там сложенный пополам листок бумаги, который он вначале не заметил. Развернув его, Сэм, медленно холодея от восторга, прочёл следующее:

«Стиратели-2000».

Литературный клуб молодых фантастов, которые начали публиковаться не раньше 2000 года.

Они гордятся тем, что не принадлежат ни к одной школе или группе отечественной фантастики.

Они пришли в жанр каждый своей дорогой и дорожат своим «лица необщим выраженьем».

Их объединяет одно — все они, по словам основателя клуба Романа Афанасьева, «любят фантастику ради фантастики, а не ради себя».

Добро пожаловать в клуб «Стиратели-2000»!

Настроение у Клода испортилось ещё до того, как он запустил свою машину времени. Да оно и не могло не испортиться после очередного разговора по видеофону с женой, почему-то считавшей, что единственной целью жизни Клода является уплата по её счетам. Именно этот разговор и подал Клоду мысль начать эксперимент со своей семьи. Моя семья, подумал Клод. Что хочу, то и творю. А помешать мне никто не сможет, я сейчас на своём корабле, далеко от Земли. Мой корабль, моя семья, моя жизнь — и идите подальше все, кто считает, что я не могу всем этим распоряжаться!..

Кирк ван Детчер — бывший капитан десантных бригад, а ныне — наемник. Человек, продающий свое умение убивать и выживать в любых условиях, даже в полном опасностей Лабиринте на второй планете системы Анкора. Человек, неожиданно для себя самого круто изменивший жизнь Императора, судьбу всей Межзвездной Империи Людей и всех остальных галактических рас. И все потому, что однажды ему просто надоело быть на поводке у сильных мира сего.

Командир патрульного космического корабля «Отбой» майор Фил Кэссиди никогда не беспокоился по пустякам. Что с того, что начальство приказывает срочно отправляться на задание, а экипаж «Отбоя» почти в полном составе сидит в полицейском участке за драку в баре? Патрульным было просто необходимо расслабиться после недавнего боя. Тем более что впереди их ждут еще более серьезные неприятности с применением огнестрельного оружия. Однако обыватели Золотого Треугольника могут спать спокойно — лучший экипаж марсианского патруля снова в деле!

Встречайте новую книгу из серии «Русское Anime»!

Их осталось не так уж много — людей, способных противостоять орде безжалостных захватчиков. Обращенные в руины Москва и Питер кишат пришельцами, полицаи из корпуса Верных защитников выслеживают и уничтожают бойцов сопротивления, партизанская война идет с переменным успехом. Но и среди врагов нет полного единства. Зачем они пришли на эту землю, какие цели перед собой ставят? Может быть, именно в этом таится ключ к тайне, которая позволит нанести сокрушительный удар по воинству захватчиков?..

Я открываю глаза и оглядываюсь. Небо надо мной свинцово-серое, гнусное, давящее на нервы. По нему медленно плывут то ли тёмные тучи, то ли клубы густого дыма. Вернее всего, второе. Потому что в ноздри настойчиво лезет отвратительный запах горелого мяса.

Я сижу, прислонившись спиной к ещё тёплой стене полуразрушенного взрывом здания. Улица передо мной просматривается, как на ладони. Она пока пуста, но я знаю, что это будет недолго. Скоро здесь вновь будет полным-полно разной мерзости, вывалившейся на Землю из какой-то неизвестной космической клоаки.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Если вы бывали в нашей галактике, а именно в той ее части, где находится Земля, то вам, конечно, приходилось высаживаться в порту небольшой базовой планеты «Эйка» и вы, конечно, заглядывали в кафе «Метеорит», поскольку это кафе единственное, других на планете просто нет, а планета тоже единственная, других в том созвездии тоже нет.

К «Эйка» часто заворачивают корабли, улетающие с Земли и возвращающиеся на Землю из других районов галактики и из других галактик. Это, так сказать, последняя остановка перед Землей. На «Эйка» находится «база», второй по величине после марсианского центр космических исследований земного сектора галактики. Отсюда снаряжают и отправляют экспедиции для исследований отдаленных звездных систем, и сюда эти экспедиции возвращаются. Вокруг планеты всегда крутится два-три исследовательских звездолета, а в кафе «Метеорит» всегда можно найти лучшие земные вина, услышать новости со всех краев вселенной и встретить друзей, с которыми вы не виделись, как минимум, целую вечность.

«За тридевять планет» — фантастическая повесть, рассказывающая о том, как молодой житель села Эдик Свистун отправляется в космическое путешествие и неожиданно для себя попадает на планету, где все так же, как у нас, на Земле. Даже люди те же, двойники землян. Там, на той планете, происходят неожиданные приключения, о которых сам герой рассказывает с доброй, простодушной улыбкой.

Художник: А. М. Кашкуревич

По вечерам, когда отец и Хромой приходили с работы и карга Стружиха насупленно раскладывала металлический стол и тащила еду из кухоньки, когда они, отец и Хромой, по очереди мылись у жестяного крана и переговаривались кратко, — так вот, по вечерам мальцы забирались наверх, к себе, на обширную верхнюю полку и поглядывали из темноты, прислушивались к разговорам. Там, наверху, было теплее, там было два змеевика, на которых облупилась краска, к ним можно было прижаться спиной или погреть руки. Там, наверху, давно уже находились дутые чугунные блямбы-игрушки и книги, и телевизор, и железные куклы; они были сложены и спрятаны по углам и щелям у зазубренных, сваренных из стального листа стен. Стены пахли ржавчиной и шлаком, на полке было тепло и привычно, но мальцы лезли на свет, свешивались с полки и прислушивались. Только самый из четверых младший, щекастый Кубыраш, ползал и кувыркался по одеялам или щелкал телевизором, выбирая сказку, он был глупый и веселый, ему было все на свете интересно.

Солнечный зайчик прыгал по обгорелым обломкам. Зеленая поляна, лето. Почерневший от пожара, угольный, полуразваленный, утопающий в земле дом. Как бы выставленный на всеобщее осмеяние силами природы, которые не оставят через несколько веков и следа от строения. Первый этаж уцелел, но чердак полностью завалился. Развалины обступила двухметровая трава.

Это был старый дом. Это была эпоха, когда исполнялись желания — стоило только зайти внутрь и захотеть чего-нибудь. Половицы тихо скрипели здесь множество лет, прогибаемые вниз под тяжестью тысяч ног; тысяч людей, давно ушедших в иные миры по собственной прихоти. С замиранием сердца вдыхали они здешний воздух, терпкий и затхлый, от которого свербит в носу и хочется чихнуть. Они давились, зажимали руками рты, лишь бы не нарушить устоявшуюся временем тишину. И вот, утирая ладонями раскрасневшиеся лица, они пытались понять, они вглядывались в немую древнюю темень — тщетно. Только паутина беззвучно колышется под потолком, да пыль медленно оседает на пол.

Ранее не издававшаяся на русском языке повесть Эдмонда Гамильтона о Капитане Фьючере. Впервые опубликована в журнале "Startling Stories" в январе 1951 года. Название повести в оригинале "Moon of the Forgotten". Курт Ньютон и Ото открывают рискованные тайны Европы — луны Юпитера, где Эзра Гурни, друг Фьючера, стал жертвой мистического культа!

Эти строки о том, как светлые и добрые качества характера человека, открывают перед ним неограниченные возможности, распахивают перед ним врата познания далёкого и непостижимого...

Таким образом должен был бы управляться весь мир, если бы только нам удалось освободить его от смирительной рубашки истории!

К. С. Робинсон. «Красный Марс»

Поезд монорельсовой дороги снизил скорость, приближаясь к станции. На установленном под потолком вагона информационном дисплее появилось сообщение на нескольких языках: «Остановка – Северо-Западный Университет Core». Название «Core» было одинаковым во всех случаях – изначально английское, означающее «сердцевина, внутренность, ядро, центр, сердце (чего-либо)», оно давалось без перевода в большинстве текстов, хотя в секторах, где английский не был местным языком, его часто произносили как «кор», по аналогии с латинским «cor», от которого оно произошло1

Считается, что жанр фантастики появился совсем не давно — чуть более сотни лет назад. На самом деле с незапамятных времен создавались истории об иных мирах. Они так захватывают воображение, что люди до сих пор отправляются на поиски следов Атлантиды и Эльдорадо, Гипербореи и града Китежа.

Мы представляем очередной сборник рассказов, написанных русскими фантастами — победителями конкурса, организованного независимыми экспертами.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

…не думал, что она может так поступить со мной. Видеть её было невыносимо. Я еле сдерживал себя, чтобы не врезать ей по физиономии.

Она собирала свои вещи не торопясь, без суеты. Словно готовилась сюда ещё вернуться. Особенно мне запомнилось, почему-то, как она осторожно и бережно устраняет со своего пути мои рубашки. Она всегда была аккуратной женщиной, любительницей чистоты и порядка. И вообще — она всегда любила красивую и размеренную жизнь.

Со мной на днях произошёл весьма неприятный случай — я умер. Представляете? Жил, жил, и вдруг — на тебе! Впрочем, такое бывает довольно часто. Но самое грустное началось потом, после смерти. Я-то по наивности своей полагал, что всё уже позади, и переживать мне больше уж никогда не придётся, не по какому поводу. Оказалось — нет.

Врачи, констатировавшие сей прискорбный факт моей биографии (их было двое), отнеслись к нему с поразительным равнодушием. Это меня несколько обидело, хотя их и можно было понять — они, наверное, видят подобное каждый день. Правда, диагноз их меня несколько изумил — инсульт. С какой это стати у меня, и вдруг — инсульт?! Наверное, они просто торопились отделаться от меня и записали первое, что пришло им в голову. А один из них вообще безразличия своего ко мне не скрывал.

Встретить "того" или "ту" не так сложно, как кажется. Гораздо труднее понять, что именно тот, кто тебя постоянно раздражает и рушит планы, и есть вторая половинка.

Согласились помочь друзьям, но при этом чуть-чуть вляпались в неприятности? Поздравляем, билет на незабываемый аттракцион вы уже приобрели. Ах, да, страховочные ремни и прочие средства защиты здесь не предусмотрены. Желаем приятной и запоминающейся игры…

— Вот оно, логово, — сказала Марфа.

Строение и вправду сохранилось лучше прочих. Подумать, всего-то двенадцать лет, как объект покинули, а кажется, будто люди отсутствовали тут целый век.

— Точно? Чуешь машинное масло? — улыбнулась Василиса. Это была их традиционная шуточка “на удачу”. Марфе полагалось презрительно фыркнуть в ответ и ответить…

— Да здесь маслом все насквозь пропиталось. — Марфа брезгливо поморщилась. В ответ поморщилась и Василиса: не стоило бы нарушать ритуал. Марфа спохватилась: — Только пустоголовые считают, что андроиды — машины. Аммиак чую. Аммиак.