Наватар

Наватар заразился страстью к космосу от Келли, семилетнего сына Тёрнера. Келли сидел на заднем сидении, а его мать - на переднем, как будто сидела за рулем, но на самом деле читала газету, пока Наватар управлял семейным микроавтобусом по пути в школу. Келли был непоседлив более обычного, и когда включился защитный контур - Наватар заметил как он малюет ручкой на обивке подлокотника.

- Итак, Келли, - сказал он, активировав динамик над головой мальчика и, выбрав из всех вопросов, которые должны были отвлечь внимание малыша по дороге в школу, наиболее подходящий, спросил, - ты уже решил, кем станешь, когда вырастешь?

Другие книги автора Джерри Олшен

Ежемесячный журнал «Сверхновая американская фантастика» — русское издание американского ежемесячника «Magazine of Fantazy and Science Fiction». Выходит с июля 1994 г.

Тема номера АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ

Еще один рассказ альтернативно-исторического жанра. На этот раз из другой антологии, What Might Have Been. Выходила в 1990-х годах под редакцией Грегори Бедфорда и Мартина Гринберга. В данном случае из 4 тома — «Альтернативная Америка».

К середине 1880-х годов, индейцы и бледнолицые овладели не только современными вооружениями, но и ядерной технологией. В ходе долгих войн, индейцам удалось вышибить колонистов практически со всего континента — за исключением одного маленького острова у берегов Северной Америки. Президент колонии бледнолицых, Ли, угрожает Америке размещением ракет на своей территории. И теперь судьба фактически всего континента зависит от умелых действий индейских летчиков-истребителей…

– Черт побери, Джим, они не могут так с нами поступать! –Леонард Маккой, начальник медслужбы звездолета Федерации "Энтерпрайз", в сердцах хлопнул ладонью по пустому диагностическому столу. Звук эхом отозвался в пустующем лазарете; сестра Чэпел уже сбежала от докторского гнева, прихватив с собой единственного пациента под предлогом проведения физиотерапии.

Маккою было все равно. Он уже устал от постоянного сдерживания накопившихся эмоций, и теперь наконец позволил себе взорваться. Он гневно наставил на Кирка палец.

Джерри Олшен (родился в 1957 г. дебютировал в научной фантастике – в 1982-м) поначалу был известен в основном своим активным сотрудничеством с журналом «Аналог». Однако его повесть «Не демонтировать!», опубликованная в 1996 году, номинировалась на ВСЕ престижнейшие фантастические премии, была удостоена «Небьюлы» – и сделала автора ДЕЙСТВИТЕЛЬНО знаменитым.

…История призрачных «Сатурнов», взлетающих с заброшенных стартовых площадок мыса Канаверал, просто ТРЕБОВАЛА дальнейшего развития – и Олшен превратил свою повесть в роман.

Зачем?

Прочитайте – и узнаете сами!

Джерри Олшен (родился в 1957 г., дебютировал в научной фантастике — в 1982-м) поначалу был известен в основном своим активным сотрудничеством с журналом «Аналог». Однако его повесть «Не демонтировать!», опубликованная в 1996 году, номинировалась на все престижнейшие фантастические премии, была удостоена «Небьюлы» — и сделала автора действительно знаменитым.

…История призрачных «Сатурнов», взлетающих с заброшенных стартовых площадок мыса Канаверал, просто требовала дальнейшего развития — и Олшен превратил свою повесть в роман.

Однако сотням тысяч любителей научной фантастики, покоренных приключениями «чокнутого ученого» Алена Мейснера из знаменитой организации «ПРИДУРКИ» (Планетарный реконструкционно-исследовательский департамент управления развитием космических исследований), оказалось мало и этого.

И тогда Джерри Олшен написал «Особый звездный экспресс» — великолепное продолжение романа «Не демонтировать!»…

Журнал фантастики и футурологии «Если» выпускался с 1991 по 2012 год. За это время было выпущено 238 номеров издания. По причине финансовых трудностей журнал не выходил с 2013 года. Возобновил выпуск в начале 2015 года.

Публикует фантастические и фэнтезийные рассказы и повести российских и зарубежных авторов, футурологические статьи, рецензии на вышедшие жанровые книги и фильмы, жанровые новости и статьи о выдающихся личностях, состоянии и направлениях развития фантастики.

Периодичность издания — 6 номеров в год.

Император Человечества очень не любил, когда ему перечили. И вот однажды маленькая девочка спросила владыку, отчего меняются времена года...

Терраформирование может открыть человеку новый мир, но не сделать новым человека.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Где искать спасения от чудовища, пожирающего планеты? Только в космосе. Но исследователь решает остаться.

[1]В качестве названия дана строка из стихотворения английского поэта Эндрю Марвелла (1621-1678) "Застенчивой возлюбленной", герой которого говорит, как росло бы его чувство к возлюбленной, "будь времени в достатке и пространства".

В первые десятилетия Лиги, и только тогда, Земля посылала корабли в чудовищно долгие экспедиции по ту сторону пределов - дальше, куда дальше звезд. На поиск миров, не засеянных и не колонизированных Основателями с Хайна, по-настоящему чужих миров. Все Ведомые Миры восходили к Хайнскому Первоначалу, и землян, не только созданных, но еще и спасенных хай-нианами, это уязвляло. Хотелось отделиться от семьи. Хотелось найти что-то новенькое. Хайниане, будто до противности всепонимающие родители, поддерживали такого рода изыскания и вместе с еще несколькими мирами Лиги предоставляли для них корабли и добровольцев.

 Неугомонный странник Дюмарест во время остановки на планете Логис спасает от традиционной Кровавой Охоты девушку Калин, которую обвинили в колдовстве.

    На том же корабле летят два пожилых человека, в планах которых, ни много, ни мало, а этот самый корабль украсть.

    На планете Надежда к главе Церкви Всемирного Братства обращается за помощью человек, желающий разыскать пропавшую дочь.

    Ну и, в довершении ко всему, на планете Солис вездесущий Кибклан ведёт непонятную игру с местным землевладельцем Комисом.

    Переплетение перечисленных завязок и составляет сюжет четвёртого романа из Саги о Дюмаресте.

2132 год, дата не имеет значения.

Планета Совершенство, Поселок Брэйнбилд-вестерн.

Он и Она.

…длинной очередью срезал двух бронепехов.

Когда у них нет офицера, они, значит, только изображают решительные действия. А офицер подорвался еще на первом кольце отторжения. Датчики не позволяют усомниться в этом.

Правда, оставалась еще амфибия с излучателем в башне и бомбометом, прицельно выводившим из строя охранную кибертехнику. На броне ее цвела одиннадцатилепестковая роза – воинский значок чужих. Северных чужих. Шагающие роботы с востока приносили на броневых плоскостях полумесяцы и кинжалы. А чудовищные птицы-тараны с запада в значках не нуждались. Они же зверье!

Профессор Карл Дайпенстрем, директор исследовательского отдела «Корпорации Тау», выключил интерком.

— Ну, по крайней мере, он согласился прийти на встречу, Пол.

Пол Портер кивнул.

— Я так и думал. Эрик Бревис не менее любопытен, чем мы с вами. Более того, если нам и удастся его заполучить, то только благодаря его неистребимому любопытству.

— Понимаю. — Дайпенстрем поднял свою большую седеющую голову и некоторое время внимательно изучал Портера. — И ты продолжаешь утверждать, что мы не можем «притормозить» проект?

Космические путешественники возвращаются домой после продолжительного отсутствия. Их планета занята другой цивилизацией. Нужно дать бой захватчикам?

Все оказывается не так однозначно, как могло показаться в начале. Правда в том, что с момента отлета экспедиции прошло семьдесят миллионов лет.

А в бою все-таки придется поучаствовать…

У читателя есть возможность проследить судьбы нескольких, по началу, не связанных между собой персонажей, которые в конце приводятся к общему знаменателю.

Рассказ не отнимет много времени на чтение. Содержит максимум информации в минимальном объеме.

Андрей Балабуха родился 10 апреля 1947 года. Окончил семь классов 157-й средней экспериментальной школы Академии педагогических наук (бывшей гимназии принца Ольденбургского), два года учился в Ленинградском топографическом техникуме, в 1970 году окончил 12-ю ШРМ Октябрьской ж.-д. Работал топографом, шлифовщиком на зеркальной фабрике, фотографом в Центральном военно-морском музее, рентгенодефектоскопистом на листопрокатно-штамповочном заводе, легководолазом, прошел путь от чертежника до начальника отдела строительства и генплана в проектно-конструкторском бюро Управления местной промышленности. В 1966 году участвовал в создании коллективной радиоповести ленинградских писателей-фантастов «Время кристаллам говорить». Первый рассказ «Аппендикс» был опубликован в 1967 году в ежегоднике «Фантастика» издательства «Молодая гвардия». С 1974 года — профессиональный литератор. Член Профессиональной группы писателей при Ленинградском отделении Литфонда РСФСР, затем — член Союза писателей СССР и Союза писателей Санкт-Петербурга; председатель секции фантастической и научно-художественной литературы. С 1983 года соруководитель (совместно с Анатолием Федоровичем Бритиковым), а с 1996 года — руководитель Студии фантастики. В 1994–1999 годах президент благотворительного литературного Беляевского фонда. Автор многочисленных переводов с английского, публицистических статей. В 1999 году избран членом-корреспондентом Метрологической академии Российской Федерации.

Девочка Маша идет утром в лес и находит, нет, конечно, не трех медведей, а настоящий разбитый космический корабль. За спасение экипажа её не награждают, а забирают в космос и делают солдатом в СОГ - Службу охраны Галактики. - такие законы наверху понимаешь.

Долг? Разве Маша кому-то что-то задолжала?

Честь? А при чем тут вообще — честь?!

Но делать нечего придется служить, попутно спасая Землю...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

 Этот мир жесток и несправедлив. Он полон лжи, подлости, предательства и насилия. Он должен быть уничтожен. К такому выводу приходит девушка по имени Комета, пройдя длинную череду перерождений. В разных телах и многих обличиях она борется со злом, то одерживая победы, то терпя поражения. Ее силы увеличиваются в каждом новом воплощении, и в высшей точке своего могущества Комета решает вызвать Великого Первого Бога на бой за власть над Вселенными и Измерениями. Кто победит в этой грандиозной битве? Весь мир, затаив дыхание, ожидает решения своей судьбы…

Эта книга привила интерес к миру растений не одному поколению советских читателей. Учитывая год издания, не сложно вспомнить, что главными ботаниками тогда считались незабвенные И. В. Мичурин и Т. Д. Лысенко, но, несмотря на, местами, излишнюю политизированность книга до сих пор представляет интерес для любителей живой природы.

Написано в конце 1825 г., напечатано в 1827 г. Первая реалистическая поэма Пушкина. В «Графе Нулине» в живых, точных и в то же время поэтических картинах показана русская природа, жизнь и быт самых обыкновенных, ничем не выдающихся людей. Они привлекают теперь поэта, поставившего себе новую задачу — познать, закрепить в слове, поэтическом образе не только экзотику и романтику, а весь обширный мир, окружающий его. Пушкин здесь полностью отходит от возвышенного, «романтического» стиля и говорит простым, почти разговорным стилем, но в то же время высокопоэтическим, с быстрыми переходами от легкого шутливого тона к проникновенно-лирическому («Кто долго жил в глуши печальной…» и т. д.). «Граф Нулин» — единственная из четырех шутливых поэм Пушкина, в которой шутка, легкомысленный сюжет — не являются оружием в серьезной литературной или политической борьбе (в «Руслане и Людмиле» — против реакционного романтизма, в «Гавриилиаде» — против правительственного реакционного ханжества, в «Домике в Коломне» — против реакционных критиков-моралистов). Здесь Пушкин только иногда как бы слегка поддразнивает читателей и критиков, не привыкших к поэтическому воспроизведению обыденности. Сюда относится, например, сцена первого появления героини поэмы — не ночью, при луне, в поэтической обстановке, как было принято в романтической поэме, а в заспанном виде, «и ночном чепце, в одном платочке»; описание заднего двора усадьбы, или такие небывалые еще в поэме стихи:

Написана в течение 1817—1820 гг., напечатана в 1820 г. Однако значение «Руслана и Людмилы» не сводится только к полемике с реакционным романтизмом. Поэма поразила современников и сейчас восхищает читателей богатством и разнообразием содержания (хотя и не очень глубокого), удивительной живостью и яркостью картин, даже самых фантастических, блеском и поэтичностью языка. Не считая многочисленных и всегда неожиданных и остроумных шутливо-эротических эпизодов в «Руслане и Людмиле», мы встречаем то живые, почти «реалистически» увиденные поэтом образы фантастического содержания (например, описание гигантской живой головы во второй песне), то в нескольких стихах показанную исторически верную картину древнерусского быта (свадебный пир у князя Владимира в начале поэмы), хотя вся поэма совершенно не претендует на воспроизведение исторического колорита; иногда мрачные, даже трагические описания (сон Руслана и убийство его, смерть живой головы); наконец, описание боя киевлян о печенегами в последней песне, по мастерству мало чем уступающее знаменитому «полтавскому бою» в поэме «Полтава». В языке своей первой поэмы, используя все достижения предшественников — точность и изящество рассказа в стихах Дмитриева, поэтическую насыщенность и певучесть интонаций, «пленительную сладость стихов» Жуковского, пластическую красоту образов Батюшкова, — Пушкин идет дальше их. Он вводит в свой текст слова, выражения и образы народного просторечия, решительно избегавшиеся светской, салонной поэзией его предшественников и считавшиеся грубыми, непоэтическими. Уже в «Руслане и Людмиле» Пушкин положил начало тому синтезу различных языковых стилей, который явился его заслугой в создании русского литературного языка.