Наука дилетантов

§ 1. Начало начал

§ 2. Доисторические события

§ 3. Египетские пирамиды

§ 4. Численность древних

§ 5. Продолжительность истории

§ 6. Неразбериха

ГЛАВА II. Роковые проблемы

§ 7. Парадоксы логики

§ 8. Мнимая разумность

§ 9. Желания

§ 10. Вражда и дружба

§ 11. Судьба

§ 12. Теория гениальности

§ 13. Ошибки Фрейда

ГЛАВА III. Границы знания

§ 14. Сомнения

§ 15. Реальность и мистика

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

«Витте Сергей Юльевич (1849–1915), граф (1905), российский государственный деятель, почетный член Петербургской АН (1893). Министр путей сообщений в 1892, финансов с 1892, председатель Кабинета министров с 1903, Совета Министров в 1905-06. Инициатор введения винной монополии (1894), проведения денежной реформы (1897), строительства Сибирской ж. д. Подписал Портсмутский мир (1905). Автор Манифеста 17 октября 1905. Разработал основные положения столыпинской аграрной реформы. Стремился привлечь предпринимателей к сотрудничеству с правительством. Автор „Воспоминаний“ (т. 1–3, 1960)».

Большая Энциклопедия Кирилла и Мефодия.

Статья написана в 1917 году. Тут революционный дух направлен не на человека, а на природу. Хотя идет и ломка человека, но мирным путем, без огорчения и разного рода несчастий. Пускай поймет и узнает. Тогда и сам изменится.

Я не отрицаю необходимость жестоких переворотов. Они уже потому неизбежны, что существуют. Но имеет право на существование и обратное течение, — опять потому, что исторически и они всегда оправдываются. Вселенная то и другое допускает, — может быть, как элемент эволюции, как переходную ступень к лучшему.

Разница менталитета: иллюстрации 140 Изучите же, наконец, историю! 143 Русская этика - северная 144

24. ЭКОНОМИКА И РУССКАЯ НАЦИЯ 145

Экономика трех толстяков 147 Наука и прочее 150

25. О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ НА ТЯЖЕЛУЮ И СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ 151 26. ВОЙНЫ И НАРОДЫ 151 27. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И РУССКАЯ НАЦИЯ 152 1. ЧТО ТАКОЕ ИДЕОЛОГИЯ?

Термин "идеология" ввел в употребление французский философ и экономист Дестют де Траси ("Элементы идеологии", 1801). Исходя из принципа, что наши знания происходят из ощущений, он определил идеологию как учение об идеях: исследуя всеобщие принципы и законы возникновения идей, можно установить твердые основы для политики, этики, воспитания и т. д.

Стаpые добpые новости...

Инфоpмационное агентство "ЛЕВЫЙ ГЛАЗ" планиpует возобновить свою pаботу в начале февpаля 1999 года. Девиз агентсва остается пpежним - "Если читатель читает, а издатель публикует новости, то должен же кто-нибудь их сочинять?" Поскольку пpи опpосе общественного мнения на тему "Что Вы можете сказать о новостях, читая нашу пpессу, слушая pадио или глядя в телевизоp?" подавляющее большинство pеспондентов подчеpкнули ответ "БРЕД!" (кстати, единственный ваpиант), то и мы будем стаpаться пpидеpживаться тех же тpадиций.

Не зря ученые часто представляются нам чуть ли не сумасшедшими – им известны такие вещи, от которых волосы встают дыбом! Вы знали, что на Земле живет в 100 миллионов раз больше насекомых, чем людей, и что исследователи открывают 10000 новых видов насекомых каждый год? Или о том, что Солнечная система вращается вокруг центра нашей галактики со скоростью 273 километра в секунду? Или что за день кровь человека преодолевает более 19 километров по сосудам? А знали ли вы, что у неандертальцев объем мозга был значительно больше, чем у нас с вами? А о том, что у вас во рту постоянно находится около 100 миллионов микробов, которые питаются остатками пищи и омертвевшими клетками ротовой полости. Вы хотите узнать о природе, человеке, жизни животных, а также о нашей планете и о космосе факты, которые вызовут у вас шок? Откройте для себя научные факты, которыми будет интересно поделиться с друзьями и рассказать детям.

Книга из серии «Научно-популярная библиотека», посвящённая исследованию морских и океанских глубин.

«О морском дне можно рассказать много интересного…

В этих суровых условиях — в полном мраке, холоде и при огромном давлении — обитают разнообразные существа — морские животные и рыбы…

На дне моря происходят необычные для суши процессы — создаются особые минералы и горные породы; здесь накапливается „пыль“ из межпланетных пространств».

Есть молодая новая советская наука — астробиология.

Слово «астробиология» состоит из трех греческих слов: астрой — светило, биос — жизнь и логос — учение.

Следовательно, астробиология — это наука о жизни на светилах. (подразумевается — на небесных светилах).

Составной частью астробиологии является наука астроботаника, то есть наука о растениях на других планетах.

— Позвольте! — скажет читатель. — О каких планетах вы собираетесь говорить? Сначала познакомьте с ними.

О сборнике

В сборнике представлены логические задачи, сформулированные в виде миниатюрных рассказов о знаменитых героях английского писателя Артура Конан-Дойла сыщике Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне.

Как правило, в миниатюре заинтересованное лицо рассказывает Шерлоку Холмсу о каком-либо событии. Иногда Холмс в словах рассказчика находит противоречие (имеется в виду факт, вероятность проявления которого в жизни равна ноль процентов) и на его основе делает вывод о правдивости или ложности рассказа. Иногда из рассказа Холмс делает единственно возможный для реальной жизни вывод, объясняющий проблему

Чтобы решить задачу, вы должны найти в тексте миниатюры противоречие, послужившее Холмсу отправной точкой в его рассуждениях, или, восстановив цепочку рассуждений знаменитого сыщика, сделать за Холмса тот единственно возможный вывод, который объясняет проблему миниатюры.

Успехов вам, уважаемый читатель.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Белорусский поэт Алесь Рязанов родился в 1947 году; переведен более чем на 50 языков. Начинал с традиционно рифмованной поэзии, но довольно быстро перешел на верлибры. Автор полутора десятков сборников стихов и поэм. Живет в Германии.

В середине 80-х я переводил белорусских поэтов и – достаточно неожиданно для самого себя – стал переводить верлибры Рязанова. Верлибр – опасный для переводчика жанр поэзии. Отсутствие рифм, даже при соблюдаемости некоего ритма, всегда предполагает дополнительную нагрузку на текст: мол, мои стихи так серьезны и глубоки, что рифма им и не требуется; более того, она отвлекает. Здесь легче, чем где бы то ни было в стихах, впасть в ложную многозначительность. Доверие к такого рода поэзии предполагает наличие в ней истинно глубокого, философского содержания; как я думаю, в стихах Рязанова оно есть.

[Опубликовано: Искусствознание 1/98. С.391–427. Страницы издания отмечены квадратными скобками, жирным шрифтом и кеглем, большим на два пункта. Приношу читателям извинения за возможные недосмотры при исправлении сканированного текста. В дополнение к статье отмечу скрывшуюся тогда от меня важную параллель, что коронация Карла Великого в 800-м году происходила на Рождество Христово.]

(с) А.Г.Дунаев. Все права защищены. Любое копирование только с письменного разрешения автора. Допускается копирование файла частными лицами в некоммерческих целях.

КАК ПРОДОЛЖИТЬ ПРЫЖОК НАД ПРОПАСТЬЮ

150-летняя тайна стихотворения Н.Бараташвили

В 1985 году – то ли уловив слабое веянье будущего потепления, то ли от безнадежности мыканья в других жанрах – я попытался вернуться в критику и написал несколько рецензий для отдела национальных литератур «Литературной Газеты». Почти все они были опубликованы, но попытка флирта с «ЛитГазетой» оказалась бесперспективной из-за малой привлекательности материала, предлагавшегося мне на отзыв, и стала бы совсем пустым номером, если бы однажды в списке книг, намечавшихся для рецензирования, я не увидел изданный в Грузии сборник ««Мерани» в русских переводах».

Проcматривая подборку пушкинской газеты «Автограф» в поисках публикаций Александра Лациса (см. мой материал «Ход конем» на сайте http://polemical.narod.ru), я однажды наткнулся на небольшую статью Альфреда Баркова о романе «Евгений Онегин». Я не ожидал найти что-нибудь интереснее исследований Лациса – или хотя бы такого же уровня интересности – и стал пробегать ее глазами по диагонали, но довольно быстро вынужден был вернуться к началу и внимательно прочесть всю статью. К концу статьи я уже понимал, что открыл для себя еще одного талантливого пушкиниста, а выводы, к которым Барков пришел, заставили меня задуматься всерьез и надолго. Я понял, что Пушкин нами не прочтен и что преодолевать устоявшиеся представления о романе и о поэте будет непросто.