Научная фантастика и фантастическая наука

Юлий Данилов

НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА И ФАНТАСТИЧЕСКАЯ НАУКА

Путь в науку всегда был труден: об отсутствии царского пути в нее знали, если верить преданию, еще древние греки. Со временем трудности лишь растут. Увеличивается, причем очень быстро (экспоненциально), объем знаний, которыми нужно уверенно и активно овладеть для того, чтобы вести самостоятельное научное исследование. Возрастает степень абстрактности научных понятий: дышать в разреженной атмосфере современных научных построений ничуть не легче, чем на вершине Джомолунгмы. Усложняется экспериментальная техника. Все более труднодоступными становятся объекты научного исследования. И все же, при всех колебаниях конъюнктурного характера, число тех, кто жаждет посвятить себя науке, никогда не падает до нуля.

Другие книги автора Юлий Александрович Данилов

Ю.А.Данилов, Я.А.Смородинский

Физик читает Кэрролла

Contraria non contradictoria,

sed complementa sunt.

Нильс Бор {*}

"О frabjous day: Callouh! Callay!"

He chortled in his joy.

"Jabberwocky" by Lewis Carroll {**}

{* "Противоположности не исключают, а дополняют друг друга" (лат.) афоризм, начертанный Нильсом Бором на доске во время его выступления на кафедре теоретической физики МГУ.

* Двустишие из стихотворения Кэрролла "Jabberwocky", выражающее неудержимый восторг и ликование. В нем появляются знаменитые "неологизмы" Кэрролла (см. английский и русский тексты стихотворения с комментарием Гарднера на с. 122 - 127). Различные поэты по-разному переводили это двустишие. Приведем два из этих переводов:

Популярные книги в жанре Публицистика

«„Вслед за Ренаном Тэн!“ Такое сопоставление двух имен в некрологах французской печати, посвященных памяти недавно скончавшегося Тэна, ясно показывает, что он не уступает знаменитому Ренану в значении, как блестящий писатель Франции, как художник слова, как ученый исследователь и мыслитель. Разница между ними та, что Ренан считался выразителем идеальной и спиритуалистической стороны французского ума XIX века, а Тэн с не меньшей оригинальностью и блеском – выразителем его материалистической и скептической стороны…»

«В обычные времена размышления о человеческой судьбе (откуда, куда, как, почему) в данном обществе являются, как правило, уделом крохотной группы мыслителей и ученых. Но во времена серьезных испытаний эти вопросы внезапно приобретают исключительную, не только теоретическую, но и практическую важность; они волнуют всех — и мыслителей и простонародье. Огромная часть населения чувствует себя оторванной от почвы, обескровленной, изуродованной и раздавленной кризисом.

«Красота спасет мир», — сказал Достоевский. Я бы добавил к этому — сознание красоты спасет. Лишь осознанная красота преображает наши мысли, а прекрасные мысли преображают нашу жизнь…

Такими словами начал беседу Святослав Николаевич Рерих, когда мы встретились с ним и его женой, г-жой Девикой Рани Рерих, на второй день пребывания их в Москве[1]. И эти слова послужили лейтмотивом нашего продолжительного разговора о сущности эстетического и этического воспитания, о действенной силе прекрасного в становлении цельного, гармоничного человека.

«Эта пушкинская драма, принадлежащая к числу высочайших достижений мирового искусства и напряженнейших пушкинских вдохновений, благодаря своей глубине и беспримерной краткости всегда остается несколько загадочной. Хочется снова и снова всматриваться в эту жуткую и темную глубину первозданного естества человеческого. Пушкинская пьеса, вмещающаяся на нескольких страничках и состоящая всего из двух сцен, есть воистину трагедия, в которой обнажаются предельные грани человеческого духа. Отсюда и ее торжественная серьезность, и религиозная проникновенность. Перечитывая и передумывая ее, проникаешься новым восторгом и суеверным почти удивлением перед этим чудом пушкинского творчества, которому так многое открыто в его вдохновениях…»

«Всеобъемлющий гений Пушкина охватывал все стороны духовной жизни его времени: не только интересы искусства, в частности – поэзии, но и вопросы науки, общественной деятельности, политики, религии и т. п. Тем более энциклопедистом был Пушкин как писатель: все, так или иначе связанное с литературой, было им вновь пересмотрено и продумано…»

«Когда пишешь статью в наши дни, знаешь наверное, что ей суждено устареть к завтрашнему утру, если не сегодня вечером. События, и события огромного исторического значения, сменяются с быстротой, которую называют головокружительной. Ни в частной жизни, ни в судьбах нашей родины не обеспечен следующий день, и никто не возьмётся пророчествовать, что будет с нами через год, через месяц, через неделю. Мы не уверены даже, что будет читаться на будущих картах Европы, в пределах Восточной низменности, где текут Днепр и Волга: широкой лентой слова – «Российская республика»? шрифтом в разрядку – «Федерация народов России»? или много разных надписей, среди которых одна в ряду других – «Московская республика», если только не «Московское царство»? Как сложатся политические отношения государств и народов Европы в близком будущем, какое место займут среди них Россия и русские, всё это – вопросы, на которые каждый затруднится дать решительный ответ…»

Статья, 1973 год, предисловие к антологии «Талисман», 1973 г.

Статья о неизвестных русскому читателю произведениях Жюля Верна — очерке о его личном полёте на воздушном шаре, записи сна писателя, в котром он путешествует в город будущего, а также рассказе о пневматическом транспорте под Атлантическим океаном, соединяющем Бостон и Ливерпуль.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Николай Илларионович Данилов

Целебная магия даров юга

Серия "Природа лечит"

О культивируемых на юге овощных и фруктовых растениях, которые с древних времен используются для лечения различных заболеваний, рассказывается в этой книге. Современные научные данные о химическом составе овощей и фруктов позволяют автору дать полезные советы по применению их в лечебных целях. Книга содержит ценные, клинически проверенные и в то же время доступные рецепты, которые помогут человеку самому позаботиться о своем здоровье.

Петр Данилов

Моя проза

Это отpывок из моего письма к подpуге. Hа кpутого пpозаика я естественно не пpетендую, но может кому-то будет интеpесно...

Воскресение, 31 августа. В Москве 12:46, то бишь до дня города совсем чуть-чуть осталось. Я в предверии этого события оказался на Кутузовском в своей московской квартире. Черный налет волос на моем подбородке говорит о том, что я только что вернулся с дачи. Как всегда к школе ничего не готово, да и готовить особо нечего: я - в наличии, школа стоит, собственно, вполне достаточно. Впрочем загадывать не будем - то, что будет завтра, завтра и увидим, а сегодня за плечами 3 (три!) месяца каникул. Как ни жалко - это в последний раз. Что ж, эти месяцы я провел не совсем бездарно - есть о чем вспомнить. Вспомнить хочется в полном объеме и в картинках, так что может и фотки приложаться.

Петр Данилов

Замкнутый путь к счастью

Все имена вымышлены,

Все совпадения случайны...

Я стоял в стороне. Мне было скучно. Hеимоверно скучно.

Если ждешь от вечеринки только выпивку - все, туши свет, заказывай музыку. Именно так вчера все и было. Пришел, выпил, поел... Вот только поел нахаляву...

И черт меня занес сегодня в метро? Толпы народа, как кефир, обволокли привокзальную площадь. Киоски убрали. Их заменили телевизионные машины в пропорции два к одному. И зачем столько суеты? Hеужели всем так же скучно, как мне?

В.Данилов

МЕЗЕСКИЙ ДНЕВНИК

В томительном ожидании

Подходил к концу март, а весной и не пахло. По утрам держалась сплошная облачность, днем временами проглядывало солнце, к вечеру или снег начинал падать, или после златоперого заката мороз схватывал так, что в роще неподалеку аж трещали деревья. В лесу и поле снег лежал высоким плотным ярко-белым покрывалом, которое в солнечный день слепило глаза, как зимой.

Прилетели грачи, но их пока мало. На днях видел одного: глухо покрякивая, плетет старательно в одиночку гнездо на вершине березы. Видать, вскорости прилетит и подруга...