Наставление настоящему пейсателю

Мужики, пишите! Вон, сколько серости издали, а вы чо, хуже, что ли?

Пишите много, и гораздо больше того, что уже сейчас есть. Сдаете же позиции, сетевая литература скоро окончательно приобретет женское лицо.

Алфавитом же вы владеете не хуже женщин? Что, и даже читать умеете? О, как хорошо! Ой, порадовали! Ну, про копипаст я напоминать не буду, зачем повторятся.

А так — все то же самое.

Берем себя, любимого, и прикидываем к любой понравившейся книжке.

Другие книги автора Гарр Боло Юнг

Все имена и названия в произведении являются вымышленными.

* * *

Лэнгли, ЦРУ, заместителю директора Д. Миллеру, совершенно секретно, отчет группы «Фатум», апрель 2006 года.

«Сэр, мне хотелось бы еще раз поднять вопрос по разрабатываемым нашей группой объектах класса „Талисман“ и „Проклятье“.

Я, как и большинство членов группы считаем, что именно действия нашей армии послужили катализатором для проявления способностей этих объектов. Причины их возникновения и развития совершенно неизвестны, слишком мало достоверной информации для полного анализа. До сих пор нет ни одного из них в нашем распоряжении, лишь небольшое количество достоверных фактов. Не так давно нами документально зафиксировано воздействие одного из объектов данного класса, причем — невероятной силы.

Пожилой генерал подошел к окну, заложил руки за спину и близоруко всмотрелся в снежные вершины на другой стороне долины. За его спиной, сидящий за столом мэтр Фуке вынул пробку графина и привычно загребал ладонью от горлышка к своему носу — старому алхимику и в голову не приходило сунуть графин к ноздрям. А запах говорил о том, что наливка отменная: уж что-что, а в спиртном генерал разбирался. Архимаг вздохнул и разлил напиток в два высоких бокала:

Аластер Фуке, ректор и королевский архимаг, топтался у окна, с тоской наблюдая за улицей. Ветер кружил кленовые листья по улочкам Ортолана, нежаркое солнышко играло лучами на черепице фольварков.

Снаружи, по стрельчатому переплету, струился помидорный сок.

— Мэтр, скажите хоть что-нибудь! — пискнул с трона король.

Вместо ответа архимаг вынул огромный платок и с наслаждением высморкался. Хотя мэтру имелось что сказать. Сейчас архимага прямо распирало что-нибудь такое ляпнуть, а лучше — проорать. Фуке не мнил себя знатоком, но, по собственным прикидкам, минут на пять речи должно хватить. Если без больших загибов.

Мужики, пишите! Вон, сколько серости издали, а вы чо, хуже, что ли?

 Пишите много, и гораздо больше того, что уже сейчас есть. Сдаете же позиции, сетевая литература скоро окончательно приобретет женское лицо.

 Алфавитом же вы владеете не хуже женщин? Что, и даже читать умеете? О, как хорошо! Ой, порадовали! Ну, про копипаст я напоминать не буду, зачем повторятся.

 А так — все то же самое.

 Берем себя, любимого, и прикидываем к любой понравившейся книжке.

Первое — пишите. Алфавит известен? Читать умеете? Тем более — пишите! Чем больше прочитаете, тем больше получится написать. Копипаст же никто не отменял, так?

С чего лучше начать? Хм-м-м… Ну-у-у… (оглядывается по сторонам, шепотом). Наиболее маститые начинали с фанфиков. По сути, они и сейчас пишут свои варианты на полюбившиеся миры и героинь. Лучше всего начать с Ольги Громыко. Её Вольха — такая малепусечка, такая отчаянная, так всем, везде и всюду. Огонь, а не баба! А мужики-то, мужики — штабелями! Да какие мужики! Не абы кто, а гламур-вампиры. А зубастый коняшка, а зверьки и унутренний голос? Слюньки еще не потекли? Да ладно, не стесняйтесь. Вам же хочется внести в портрет главной героини свои черты? Валяйте.

Неопознанной формы корабль неизвестной эскадры неизвестного флота неизвестной расы грозно разрезал своим носовым кильватером пустоту космоса, зловеще поблескивая шпангоутами в свете пролетающих комет. Кувыркавшиеся вокруг него гнутые железяки, матерящиеся люди, и многотоннажный контейнер с ворованной селедкой говорили о неизмеримой огневой мощи этого корабля, легко разделавшегося с остатками земного флота. Да-да, того самого флота, который объединенное военно-административное командование с трудом, по крупицам, собирало на просторах освоенной Вселенной, выпрашивало у глав государств, выставив единым кулаком против вражеских армад в области Нептуна. Сквозь большие стрельчатые окна в бортах неприятельского корабля виднелись титанические тушки пришельцев, суетившихся у мощных орудий с огромными жерлами. Все устрашающие инопланетные пушки направлены на оставшийся в живых корабль землян, героический, броненосный и бронепалубный, флота Его Императорского Величества Пожизненного Президента, лейб-гвардии миноносный крейсер „Беспредельный“.

Сиреневые сумерки накатывали на Ортолан, теплый ветерок благоухал распустившейся черемухой. Дико орали коты под выползающей луной: прошедшая зима выдалась холодной, в марте полосатым порезвиться не очень удалось, вот они и отрывались сейчас. Однако, Дориан Лямо плевать хотел на красоты весенней столицы, еще меньше его волновали кошачьи амуры. Шута занимал более насущный вопрос: он бежал. Э-э-э… Пардон, одно уточнение: технически он, скорее, скакал и перепрыгивал, спускался и поднимался, чем бежал. Согласитесь, тяжело назвать дикое перемещение по крышам, паркам и кладбищам именно бегом, такой стиль передвижения ближе к акробатике. Особенно, если учесть прыскающих из-под ног котов. Да и суть того, что я назвал «бежал», заключалась не в стиле, и даже не в названии, а в том, что Лямо очень хотелось выжить. И по возможности – остаться невредимым: шуту не нравились мысли о том, что с ним собираются сотворить. Вы можете спросить, с чего он решил? Долгие годы жизни, опыт и интуиция подсказывали Дориану, что гнали его вполне профессионально, и, если бы хотели убить, то давно бы это сделали. Отсюда и предположение о том, что его предпочли изловить живьем.

Тысячи и тысячи лет искали мы чужие миры.

Именно миры, не булыжники, щедро политые кислотой, подобно Венере, и не камень вперемежку с замерзшим аммиаком.

Кислород и воду.

Жизнь.

Искали? Нашли. Получите, распишитесь… Неизвестно, с какого перепугу, но планету назвали Тагута. Желтое же солнышко системы название не получило, так и оставшись номером каталога.

Прошло с тех пор сто двадцать два года.

Солнечную мы так толком и не освоили, лишь мародерствуем понемногу: где шахты поставили, где целые горнодобывающие комплексы. Колонии, конечно, построили, но только для обслуживающего персонала. Хм-м… «чайнатауны», да.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Однажды в Жмеренке с пассажирским поездом «Черноморец» шедшим из Одессы в Киев произошел странный случай. Что-то произошло с тринадцатым общим вагоном — то ли поез от него отстал, то ли он от поезда. А все началось с того, что один из пассажиров решил развлечь попутчиков показывая фокусы.

© cherepaha

По некоему искусственному спутнику, население которого оржественно готовилось принять звездец в лице эскадры инопланетного нашествия, шел случайно попавший на спутник старый одинокий пилот, который не умел молиться, и потому просто мечтал о том, чтобы перед смертью выпить...

Вот уже несколько лет Институт красоты „Косметикум Амулет – дамский хирургический салон" слыл волшебной лабораторией, побывав в которой любая женщина может до неузнаваемости изменить свой облик.

У Кэрнадин день рождения, ей исполнилось семь лет. Джинн (прогрессор-новичок немыслимой инопланетной расы) дарит ей красную шапочку.

Рабочий день подходил к концу. Сейчас придет смена. Варенька никогда не опаздывала, а тем более в предновогоднюю ночь. Она же понимает: мне еще до дома добраться надо. Вареньке придется праздновать с дежурными милиционерами. Выпьет с ними бокал шампанского за удачу в Новом году. А я, за сколько лет, встречу Новый год с мамой. А то она все одна и одна. Долго, конечно, после дежурства не посидеть, свалюсь около часа ночи, но все ж…

Что-то Варя задерживается. Ох, и метет за окном. Только бы в аварию не попала. Сегодня утром прямо под нашими окнами сбили пешехода. Ногу сломал. А так, ничего. Будет встречать Новый год на больничной койке, бедолага! И менты говорили, что по городу аварий несметное количество. Вчера был дождь, к утру замерзло, а потом помело. Сугробы уже вон дворники накидали! Ох уж наши зимы!

Кириллов Андрей Викторович, человек уже не молодой, но и совсем не пожилой, даже еще не пенсионер, решил заняться написанием завещания. Эта мысль появилась у него не на пустом месте. Андрей Викторович с ужасом вспоминал, сколько проблем возникло после скоропостижной смерти его жены. Тогда степными стервятниками накинулись на несчастную недостроенную дачу братья и сестры незабвенной супруги. Умом Андрей Викторович понимал, что дочь у него одна и вряд ли у нее возникнут сложности, но тогда он поклялся над гробом усопшей, что обязательно составит это завещание.

Зал суда был почти пуст. В дальнем углу дремал одинокий неухоженный старичок да возле окна щебетали две элегантные бабульки. В двери постоянно кто-то заглядывал, но не заходил. Появилась секретарь суда с хитрой лисьей мордашкой, в накрахмаленной кофточке, застегнутой огромной булавкой под самым подбородком, длинной в пол черной юбке с разрезом донельзя, в черных туфлях с ободранными носами и уже почти без каблуков. Она заняла свое место, и в тот же момент, мило беседуя, в зал судебных заседаний прошли двое мужчин. Один — щеголеватый красавец с модной стрижкой, в костюме и галстуке от кутюр, в туфлях крокодиловой кожи. Второй — молодой мужчина с лицом старого ротвейлера, в поношенном форменном сюртуке работника прокуратуры, в рубашке с несвежим воротничком и обтрепанными манжетами, неровно выглядывавшими из-под обшлагов кителя. Они встали посреди зала и оживленно обсуждали нечто свое, при этом прокурор все время пытался потными пальцами ухватить драгоценную пуговицу адвоката, а тот, уверенно и твердо спасал свой костюм. Сколько бы они еще обсуждали свои дела, неизвестно, но в помещение шумно ввалились сразу несколько человек. Они напоминали американских ковбоев: все в потертых джинсах, клетчатых рубашках, у одного — бандана с черепом на голове, у второго фривольный шейный платок, третий — с сигаретой за ухом и длинным чубом, перекинутым через лысинку. Троица сразу заполнила огромный зал шумом и стремительными движениями. В руках у двоих были диктофоны и фотоаппараты, третий, с сигаретой за ухом, в одной руке держал треногу, в другой — кинокамеру. Адвокат и прокурор тут же разошлись, соорудив на лицах подобие неприязненной ухмылки в адрес друг друга.

Однажды самурай Цюрюпа Исидор смотрел по телевизору какой-то фильм Хидео Наката. И что-то вот на него накатило, потому что он встал перед экраном, поклонился гипсовой статуе Будды и произнес:

Нет совершенства!
Душу не греет закат.
Куда мы идем?

Тут на экране возник призрак с лицом, почти целиком закрытым длинными волосами, потянулся зеленой рукой к Цюрюпе Исидору и ответил:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он бежал. Где-то позади раздавался гулкий собачий лай и едва слышные крики этих невежественных крестьян.

Он бежал, и легкие разрывало от нестерпимой боли, колотьё в боку становилось просто невыносимым. Лохматые ветви деревьев векового леса больно стегали по лицу, оставляя глубокие саднящие царапины.

Он бежал, путаясь в траве и колючем лесном кустарнике, расцарапав руки в кровь, а одежду в клочья. А где-то позади по-прежнему раздавались фанатичные крики преследователей.

История графа Жака ла Мот. Роман активно растиражирован в интернете: http://www.gramotey.com/books/40119477502301.htm http://templer.clan.su/forum/13-10-1

Книга посвящена проблемам современной физики и космологии. Рассматривается современная геометрия и ее связь с динамикой, новейшие модели эволюции Метагалактики, обсуждается проблема структуры физического пространства и его размерность. Все эти проблемы теоретической физики и космологии автор излагает для читателей, знакомых с общей физикой в объеме курсов, читаемых в вузах. Книга рассчитана на читателей, интересующихся современными достижениями космологии и физики.

Очередная временная служба неожиданно решила судьбу Саванны, привыкшей переезжать из штата в штат. Суровый Джо, ее новый босс, как и она, пережил крах личной жизни и сосредоточил все помыслы на работе и воспитании дочери. Он и сам не заметил, как чуткая и жизнерадостная новая секретарша, дающая ему уроки отцовства, овладела сердцем не только девочки, но и его собственным.