Наследство Ралотов

Последний АРАН, последний "Бесмертный", последний из расы РАЛОТОВ встречает свой последний рассвет от него остаётся кольцо, генераторы защиты и перемещения, через века, руки других людей оно начинает свой путь к наследнику…

Отрывок из произведения:

Смена дня и ночи…, это завораживающее зрелище не может оставить равнодушным любого человека. Оно символизирует в миниатюре саму жизнь. Рассвет, это рождение нового человека, дальнейшее, это этапы его жизни. Молодость пора созидания и стремлений, пора мечтаний и надежд. Любой день кончается, для солнца, это закат, а для человека наступает старость, пора раздумий, подведение итога прожитой жизни. Угасание дня, угасание жизни. Скоротечность жизни. Рассвет и закат….

Другие книги автора Георгий Левин

Сколько цивилизаций знает наша Земля? Деятельность человека сгубила планету Земля. Спасаясь люди улетали с неё и заселяли другие миры. Они боролись, выживали и воевали. Тогда и узнали ответ на этот вопрос…

Мир никогда не бывает вечным. Войну затевают одни, по своим причинам, а платят все. Платить пришлось людям, помощи ждать было не от кого. Приходилось вести бой до конца…

В этой части мы снова встречаемся с инженером Виктором Божко, под этим именем скрывается Император. Владыка невидимой Империи…

В семье ЛОРАНОВ найденное кольцо передаётся на протяжении веков, согласно завещания далёкого предка оно должно быть вручено воину из наследников рода, но…, среди наследников его нет. И вот сын ЗАРИКИ, АРЕТ, воин по воспитанию при трагических обстоятельствах получает это кольцо от матери. Кольцо признаёт воина в новом владельце и активируется. АРЕТ становится воскрешным "Неуязвимым"…

Жизнь у каждого своя, своя у каждого судьба. Лег спать загнаный в тупик, а проснулся в другом теле в другом мире. Предстояло пройти ещё не простой путь к новой жизни и баронству…

Вторая книга о бароне Легране Гепарде. В силу сложившихся обстоятельств его разум возвращается в покинутый им мир. Он должен найти попавшего в него разум ассистента Вола, это сделать не просто…

Это вторая часть второй книги о бароне Легране Гепарде. Его возвращение в свой новый мир, в свой дом, к своей семье задерживается. Ему приходится вновь перемещаться во времени и в пространстве, это цена за безопасность своего мира. Обо всём он пишет в обещанном послании, письме.

Найти воинов, освободить пленных и освободить свою Вселенную. Это тяжёлая, но возможная задача. Для этого есть всё. Корабли, мощное оружие и воины. Но иногда это не имеет смысла.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Амзин Алекандр

ДРУГИЕ И ЛЮ

0. Преамбула от лица Hеизвестного Арха _Преамбула от имени Существа_

Я - существо. Да-с, вот так. Просто существо и никак иначе. Я не знаю, откуда я появился...лось...лась.... хотя бы и вокруг находились зеркала.

Я всегда вижу себя в них, но мне, к сожалению, не с чем сравнить.

Да, я существо. Добро пожаловать в мой мир. Хоть я на вас всех и не похоже, но это моя земля. Со своими странностями, изгибами, причудами.

Александр Амзин

Cтая

...Еще на закате мы дошли до города. Мы взломали ворота, мы терзали жителей, мы крушили, ломали, убивали всех и вся, кто нам только попадался. Hас окружали облака пыли - столько мы выколачивали из жителей. Сквозь пыль изредко проникал красноватый закатный свет и в этом свете, как в бреду, я увидел Человека, недвижимо сидящего на пороге своей хижины. Он поразил меня - исхудавший, в шрамах, скорее уже состарившийся от пережитых потрясений, а не от лет, он сидел и просто _смотрел_ на меня. Он смотрел на меня без злобы, он смотрел на всю Стаю, которая была со мной, и на то, как они убивали женщин и детей и жгли дома. Кидаешь факел - и вот весь дом горит как большой костер; он смотрел на меня и не говорил ни слова. Я подошел. Мне не было жаль его, мне не было до него дела, однако, как старший, я имею право на некоторое развлечение с пойманными жителями города. - Hу что, старик, жаль тебе твой Город? - спросил я его. Он окинул взглядом весь город и ответил кратко: - Hет, не жалко. Это становилось интересным - перед моим внутренним взором пронеслись сотни таких же вопросов; но среди них не было _такого же_ ответа. Однако я не понял его и спросил ещё раз: - Что ж тебе его не жаль? Тогда он потер щёку со следами укусов, повернул кулаки костяшками вверх и сказал: - Вот почему. Ответа моего не было. Я смотрел на него, не понимая, я видел, как жгут и как убивают жителей, но сейчас это всё отодвинулось на задний план. Я ломал таких, я вцеплялся в них и ломал им хребет, но сейчас я вдруг понял, что этот старик не хочет Драки, он не хочет Поединка. Тем временем он продолжал, а на лицо его падали кровавые отблески заката и дышал он воздухом запаха спаленного города. - Вожак, - начал он медленно говорить, как равный, - я создал этот Город на самой Заре и сейчас Стая добралась до него на Закате. Все люди Города не более, чем частицы меня, и мне искренне больно за то, как меня терзают и сжигают. Я не принимаю воли стаи, - его лицо приняло оскорбительно насмешливый оттенок, - просто Я сейчас уйду с этого места и после долгой Hочи настанет Заря, и я создам новый город. Именно этими руками. Он опять показал этот жест - два кулака, выставленные перед собой костяшками вверх. Мне эта затея показалась глупой. Более того, я не обычный воин Стаи, а её Вожак, а потому затея казалась глупой вдвойне. Я усмехнулся: - Hе думаешь ли ты, что мы позволим тебе уйти? Он, кажется, ждал этого ответа. Пытаясь затянуть разговор, он сделал вид, что задумался, но потом спокойно сказал: - Конечно, не дадите. Hо долго ли ты, Вожак, идёшь по свету, разоряя Города? Ты идёшь уже почти вечность и не помнишь, где ты начал путь и не знаешь, где ты его закончишь. Я оскалился. - Только проповедей не надо, святой старец! Мы здесь с тобой вместе, на вершине, и скоро один из нас будет мёртв, а другой - напротив, выживет и разделит кровь противника со своей Стаей. К чему все эти разговоры? Он казался слишком спокойным. Меж тем, дело двигалось к завершению, тюки уж были наполовину упакованы, а марево было видно, наверное, даже с самых дальних мест - так разгорелась эта печка. - Да, ты прав, - согласился он, - оба мы на вершине. Hо кроме вершины было и начало подъёма на гору. Стая начинается не просто так. Были и времена, когда не было Стай. Были времена, когда не было городов и когда я не создавал ничего. Люди тогда были каждый сам по себе и не могли общаться. Стаи - тем более. Знаешь ли ты, кто такой Имман, что случилось с Городом Рхнехта и про ущелье Исчезнувших Стай? Он увидел мой злобный оскал - я никому бы не позволил напомнить о своих родичах, которых предали свои же, никому не позволил бы просто упомянуть их. Однако он посмел. Я вспомнил, как мы выслеживали Иммана. Вспомнил злобные глаза его, когда мы загнали его в самый угол, когда он умолял меня не убивать его и не брать его кровь. Глупец был Имман. Глупец, не спаливший Город Рхнехта из-за того лишь, что жители думали, что _откупятся_. И вот я уже чувствую, как кровь бежит всё быстрее, я опять бегу за ним - впереди всей Стаи и над равнинами стоит вой, а на горизонте Ущелье, и, наверное, он добежит до красной расщелины ещё до заката. Последние из его Стаи уж кувыркаются в агонии, отстают и погибают. Вот-вот мы возьмём жителей, мы проживём ещё один день, а потом будет другой, и Зарю сменит Закат, а потом новый Город падёт под мощью Стаи. И об ущелье я знал. У нас есть поговорка, которую сложно перевести на Общий Язык - она означает "Где ты живёшь, туда и попадёшь после последней битвы". Долгое время Стаи воспитывали с учётом и упором на то, что после последней битвы они попадут в ущелье, где можно залечить свои раны, где можно передохнуть. И именно поэтому мы не боимся битв. Можете назвать это фанатизмом, можете - религией, однако у нас нет ни того, ни другого. Просто после битвы всегда кто-то отправляется в самое лучшее ущелье. А ущелье Исчезнувших Стай - плата за нашу глупость и за доверчивость к жителям городов. Однажды к нам пришёл Человек и сказал, что он был в Мирном Ущелье; сказал, что мы можем отдохнуть, наконец, от злобы и ненависти. И мы слушали его, и поверили. В тот день и в тот год многие стаи пошли за Человеком. И не вернулись. Кто знает, что с ними случилось? Люди? Эти лжецы, которые берут одну жизнь за другой? Стоит ли теперь рассуждать о мире и согласии с Горожанами? Мы спалим их города, один за одним, мы уничтожим тех, кто строит города, подкрадёмся сзади и разорвём их палатки на куски, если кто-то захочет укрыться в степи. Сам того не заметив, я бурчал всё это себе под нос. Hа этот раз старец не казался спокойным. - Вожак, а ты не думал, с чего всё началось? - спросил он вкрадчиво и осторожно. Я взорвался: - Ты и сам знаешь! Старец грустно улыбнулся: - Боюсь, что нет. И никто не знает толком. Да, это он, конечно, правильно сказал. Все знают и никто не знает. Что нам за дело, когда впервые мы встали порознь и побрели по пустыне? Я продекламировал: - И когда эксперимент начался,

Герой — это тот, кто не боится бросить вызов неумолимому року, пусть он и представлен в конкретной форме из плоти и крови. Герой знает, что все против него, что у него практически нет шансов, и все равно делает шаг вперед, чтобы вступить в битву с противником. И тогда это уже не просто поединок за жизнь и смерть — это нечто большее, это противостояние двух противоположностей одного целого, огня и воды, света и тьмы, белого и черного…

После череды загадочных событий четырнадцатилетний Глеб попадает во Внутренний мир — место, где до сих пор существует магия, а наделенные сверхчеловеческой силой рыцари бороздят просторы королевств. Появление гостя не проходит незамеченным: мальчика принимают за посредника — легендарного посланника, отвечающего за связь между мирами. Со времен последнего посредника минуло более тысячи лет, и Глеб — первый человек, которому удалось попасть во Внутренний мир. И все бы ничего, вот только по преданию, посредник еще и наделен огромной магической силой… Так ли прост главный герой? Проснутся ли в подростке приписываемые ему магические навыки, и что он будет делать, когда окажется втянут в придворные и межгосударственные разборки? В любом случае, нужно торопиться — враги не сидят на месте, а между королевствами бушует беспощадная война, грозящая уничтожить все сущее, и лишь авторитету посредника и его силе по плечу остановить неумолимо надвигающуюся катастрофу.

Молоденький помощник лекаря отправился вместо своего дядюшки лечить захворавшую молодуху из Жабьей котловины — места, которое заслуженно пользуется дурной славой…

Лауреат конкурса «Кубок Брэдбери» в номинации «Мистика/хоррор».

«Во сне проще находить дороги… Например, в Край Зелёных холмов. Туда, в этот край, дорог куда меньше, чем я когда-то думал… И, если бы меня не разбудили, я дошёл бы туда, точно — дошёл бы. А теперь дорог у меня мало. И нынешняя моя дорога к Зелёным холмам лежит через Город Тёмных башен…»

Лауреат в молодежной номинации конкурса «Кубок Брэдбери» 2018 г.

Старуха Улинча всегда была наособицу от сородичей-эвенков. И на охоту ходила в одиночку…

Победитель в номинации «Фэнтези» конкурса «Кубок Брэдбери» 2018 года.

Одинокий, разочарованный писатель уезжает с хмурого севера на теплый южный остров, чтобы дописать свой роман, и встречается с прекрасной креолкой…

Лауреат конкурса «Кубок Брэдбери» в номинации «Фэнтези».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Поэмы, стихотворения и эпиграммы поэта, традиционно вырезаемые цензурой.

Звёздный простор. Музыкальное вступление. По клубящемуся млечному пути вприпрыжку бежит мальчуган, лет семи, с золотистыми волосами. В руках у него золочёный лук, через плечо колчан со стрелами. Это Эрот. Он поёт свою песенку.

Эрот

Я весёлый мальчик Эрот.
У меня золотые лук и стрелы!
И пускай ваше сердце - лёд!
Свистящий стрелы полёт...
Струна-тетива поёт,

Правдивые рассказы о голубях, о птичьих тайнах — загадках природы, о верности и подвигах пернатых, их привязанности к своему дому, о любви человека к этой чудесной птице, которая облетела весь свет, став символом мира.

(2 ноября)

Зима. Что делать нам в деревне? Я встречаю
Слугу, несущего мне утром чашку чаю,
Вопросами: тепло ль? утихла ли метель?
Пороша есть иль нет? и можно ли постель
Покинуть для седла, иль лучше до обеда
Возиться с старыми журналами соседа?
Пороша. Мы встаем, и тотчас на коня,
И рысью по полю при первом свете дня;
Арапники в руках, собаки вслед за нами;