Наследство одной ведьмы

Хоть и проза, но речь идёт о ... призраке.

Отрывок из произведения:

Здравствуйте, я призрак.

Я спешу сообщить этот факт, чтобы снять уйму других вопросов.

В частности, о моем возрасте. Да, я стар, но если мы встретимся, и вы спутаете меня с живым человеком, то вы заметите, что я хорошо сохранился для своего возраста.

Это, конечно, если я сообщу свой возраст. Но знакомиться — так знакомиться. Я зову себя Францем Раухом. Остальные зовут меня реже — просто некому звать-то. И если бы я сам себе не напоминал свое имя, то вероятно бы и забыл. Я родился в 1918 году, еще через двадцать семь лет время для меня остановилось навсегда. Ведь призраки не стареют.

Другие книги автора Андрей Михайлович Марченко

Колдун Гедцо, механик паровозов Ольга, красный командир Аристархов, белый офицер Геллер и очень непростая собачка отправляются на поиски таинственного артефакта, способного изменить мир. Найдут ли? Смогут ли дойти? Вокруг - Белая гвардия, Красная гвардия, бандиты всех цветов радуги. Да и нечистая сила разгулялась. То оборотень загрызет товарищей из ЧК, то аэроплан с ведьмой в небе столкнется. И так Гражданская война в стране, а тут еще и нечисть...

Исторический детектив времён Крымской войны. Книга будет интересна любителям криптографии.

…Во время войны советский истребитель сбивает немецкую летающую лодку. Та только чудом не разбивается при посадке на воду. На берег выбираются немногие, но тут же попадают под атаку советской пехоты. На пляже остается тяжелораненый немецкий офицер — оберлейтенант танковых войск. Умирая, он протягивает советскому солдату пузырек с запечатанной в нем запиской. Прочесть написанное солдату не удается — содержимое оказывается зашифрованным… Речь идет о знаменитом «крымском золоте». Оно находилось на борту парохода «Принц», который затонул под Балаклавой в свое первое плаванье в 1854 году.

Рождение нового мира всегда начинается с разгрома прежнего. Век назад Европа стояла на грани войны, и хватило нескольких выстрелов, чтобы черта была пройдена. Невиданное оружие и средства массового запугивания положили конец рыцарству и империям. Бесчисленные армии сражались за Париж и Иерусалим. Одним из последних сражений стала Армагеддонская битва, развернувшаяся в окрестностях горы Мегиддо,  – именно там, где, согласно Библии, надлежит произойти битве конца времен.

В антологии представлено множество вариантов того, какой могла быть и какой была тогдашняя реальность под тонкой коркой повседневности.

"…На Южфронте сложилось архинеблагоприятное положение с авиацией и военлетами. Нельзя ли хотя бы для нужд аэроразведки привлечь ведьм и прочую летающую нечисть, сочувствующую большевикам?.."

Из письма В. И. Ленина председателю Реввоенсовета Республики Л. Троцкому от 5 февраля 1918 г.

                                                                                   Посвящается Елене Семашко – за долготерпение…

Он сидел на ограде, воткнув свой эсток в землю. Руки он сложил на рукояти меча, положив сверху подбородок. Перед ним была братская могила. Под камнем лежало триста мужчин. Единые в жизни – единые в смерти. Женщины, что остановили их, лежали недалеко, но каждая в своей могиле – некоторые получили место авансом. Я узнал его, еще не видя его лица. Узнал, хотя мы с ним никогда не встречались – это было неважно – ведь когда то я был им. Я понял: сын все же пришел к отцу. На могилу. На муниципальном кладбище в Тебро сидел…

Что было бы, если бы Советский Союз возник и развивался в фэнтезийном мире, мы уже видели. А если наоборот? Социалистическая магия вместе с индустриализацией, оттепелью, суровой поступью рабочего класса и прочими прелестями полузабытой Утопии – СССР на вершине могущества, достигнутого не только танковыми армиями и РВСН, но и магической силой?

Интересно?

Авторы сборника попробовали представить, что именно может стать началом расцвета и что – получиться на выходе, под занавес советской эпохи: нечто вроде «Хранителей» с советским вариантом Доктора Манхэттена или все-таки всемирный НИИ Стругацких как вариант. А чтобы не ограничивать творчество, составители решили заранее проработать концепт, поместив еще не написанные рассказы в два взаимоисключающих раздела: Светлая сторона соцреализма и Темная. Разумеется, они враждуют, но не в рамках одного текста, а в границах общей идеи. Каждый из участников показал победу той или иной Силы в максимально реалистичной и правдоподобной манере. Какая стратегия оказалась выигрышнее – позитивная и светлая или мрачная, оккультная, темная? Кто победил?

Решать вам, читатель.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Получилось! У него получилось!

Ричи чувствовал себя невероятно счастливым. От охвативших его радостных эмоций ему хотелось петь, и он пел бы, если б мог. Но он не мог, потому что был Крысой, а Крысы, как известно, петь не умеют. Рот у них не так устроен, чтобы петь, даже когда ими владеют такие восхитительные чувства, какие переполняли сейчас Ричи. Крысы могут только пищать, что Ричи, впрочем, и делал, дабы хоть как-то выразить свой восторг по случаю блестяще претворенного в жизнь плана побега.

Он был старый, седой и очень больной. Он лежал на больничной койке, с хищной змеей капельницы, жадно впившейся в руку, с одной стороны, и тревожно пикающим осциллографом с другой. Его привезли вчера ночью, на скорой, с обширнейшим инфарктом, превратившем паровозную топку человеческого сердца в груду тускнеющих, умирающих углей. Врачи бились за его жизнь целые сутки, и теперь, к вечеру, когда кризис миновал, его поместили в палату, пристегнули к нервно пикающему прибору, прокололи вену толстой иглой капельницы и оставили возвращаться к жизни. Они не знали, что Смерть уже внесла его в свои списки.

Тело Стервятника Люгера мертво, но его бестелесная сущность продолжает существовать среди живых. Он потерял все, что можно потерять. Демоны Земмура превращают его в источник маниакального влияния и заставляют найти себе преемника среди людей. Незаконнорожденный ребенок герцога становится проклятием правящей семьи, отцеубийцей и причиной гибели целого королевства…

Некому прервать цепь кровавых преступлений; темная сила Стервятника изменяет всех, встающих на его пути. Только старый горбун – бывший шут герцога – имеет призрачные шансы устоять перед искушением злом…

Безбрежное море спокойно – ни ветра, ни волн. Ни чаек над водой, ни туч в холодном синем небе – ничего. И только медленно, покойно загребая лапами, плывет Аонахтилла. Глаза ее полуприкрыты, губы плотно сжаты. Аонахтилла не спешит; путь ее бесконечен, а время пути – беспредельно. Суета – удел слабых и глупых существ, которые спешат и совершают подвиги, оплошности, нелепости, предательства – всё, что угодно, лишь бы им не быть наедине со своим страхом и не думать о конце, о смерти.

В море, прямо по курсу на Землю Бородатого Змея, был остров и город. Богатейший город, Богаче и не было на свете. Обязан был город богатством своим АРИХАЛЬКУ. АРИХАЛЬК добывали на острове в рудниках  утром, когда АРИХАЛЬК засыпал, по ночам АРИХАЛЬК рос, с ним говорили Колдуны, успокаивали. Колдун предупреждал об опасности, грозившей городу и острову, но  Властители не придали значения предсказаниям Колдуна . И настала ночь расплаты...

Фантастические новеллы и сказки Сергея Булыги привлекают всё большее внимание в стране и за рубежом. Взыскательный, искушенный знаток-мифолог и читатель наивный найдут в этой книге нечто новое и ценное для себя. Загадки и духовная красота человеческой и любой иной цивилизации – предмет художнического и исследовательского труда фантаста и сказочника из Минска.

К редактору газеты «Биржин Глас» явился рыжий блондин, представившийся как Дикенц. Не просто так явился, а с рекомендательными письмами, правда, на иноземном наречии, с предложением сотрудничать. Не сразу, но согласился редактор. Новости Дикенц приносил важные и без обману. Все было замечательно, пока не заметил редактор, что пишет Дикенц о том, чего еще и не случилось…

Король был молод, красив и отважен. Он любил охоту, живопись, карты, осенний паштет, фортификацию и госпожу Праленту. Король имел привычку вставать за полчаса до рассвета и проверять караулы. Нет, он не боялся заговорщиков, просто ему к тому времени уже не спалось и не терпелось поскорей вскочить в седло, надвинуть шляпу на самые глаза, прищуриться…

Ведь более всего на свете король любил флейту, барабан и скрип солдатских сапог.

Да вот вся беда была в том, что солдат у него было мало. А что поделать? В лоскутном одеяле цивилизованных держав королю досталась лишь небольшая заплатка с весьма ограниченным числом подданных и скудной казной. Король шутил:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Сейчас мы опять втянулись в большую Смуту — или сорвались в ту же Смуту, что началась в России с начала XX века. Есть предчувствие, что эта новая Смута подвела нас к опасной черте. Кое-где распад подбирается к жизненно важному, и этого никакими нефтедолларами не замаскировать. А главное, сам по себе этот процесс не останавливается, какие-то защитные механизмы всего организма России повреждены».

С. Г. Кара-Мурза.

В своей новой книге известный писатель и публицист С.Г. Кара-Мурза отвечает на самые острые вопросы, касающиеся русского народа и России. Какие трещины разделяют русский народ, какой национализм нужен русским, какие болезни разъедают российское общество, что такое ксенофобия и русофобия применительно к современной России — эти и многие другие актуальные темы затрагиваются автором в его политическом расследовании.

Хорошо читать сказки. Отважные богатыри, доблестные герои, прекрасные принцессы и лютые чудовища… Кто не мечтает, чтоб жизнь превратилась в сказку….

А так ли хорошо жить в сказке? Когда богатырь соглашается на подвиг только за достойное вознаграждение, король-отец посылает на верную смерть, из прекрасных дам — одна лишь серо-буро-малиновая кобыла, а чудовище-дракон вовсе не горит желанием отправляться на тот свет? Главное в такой ситуации — не терять оптимизма, и тогда даже сказка может превратиться в нормальную жизнь!

Алексей ЗАРУБИН. МАЯК НА САРИССЕ

Люди расселятся среди звезд и о многом забудут. Но бремя страстей человеческих сохранит их натуру неизменной.

Том ПАРДОМ. УПРАВЛЯЕМЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Вор должен сидеть… дома. За преступником присмотрит бдительный чип.

Валерий ГВОЗДЕЙ. ПРИНЦИП НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ

В фирме обнаружили утечку информации. Секретарша директора — вне подозрений.

Майкл КАССУТ. ПОСЛЕДНИЙ АПОСТОЛ

…бога «Аполло» припадает к собственным следам, оставленным на пыльных тропинках Луны 40 лет назад.

Игорь ПРОНИН. КОСМОС ЕСТЬ КОСМОС

Здесь всякое может случиться. Но чтобы метеорит, пройдя сквозь обшивку корабля, убил пилота, не припомнят даже ветераны…

Аркадий ШУШПАНОВ. УДАР МОЛОТОБОЙЦА

Думал ли классик, что его образы будут так буквально поняты, да еще и освоены на практике?

Джон Дж. ХЕМРИ. ЖАННА

Наука способна шагнуть через века, дабы спасти Орлеанскую деву из гибельного огня, но каков будет ее выбор?

Аркадий ШУШПАНОВ. НА ИГРЕ КАК НА ИГРЕ

Импорт голливудских шаблонов все масштабнее и масштабнее. Как произрастают эти зерна на российском киноземе?

Анна КОМАРИНЕЦ. СИНДРОМ ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ СТАРОСТИ

Вроде бы старинная и поднадоевшая история. Но чем же она так манит все поколения кинематографистов? Ведь не медом намазана — всего лишь краской.

Тимофей ОЗЕРОВ. НАСТУПЛЕНИЕ ТРЕХМЕРНОСТИ

…по всем жанровым фронтам ожидает кинозрителей в ближайшее время. А потом и телезрители подтянутся.

ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

Все сложнее выбирать из кинопотока «типичных представителей» для рецензирования. Ну а самородки и вовсе наперечет. Но если уж заскучаете без зрелищ, то вот вам фильмы на выбор.

Сергей ШИКАРЕВ. ПЕРСПЕКТИВА РЕТРОСПЕКТИВЫ

Уголь для звездолетов, дизайнерские стартеры для паровых компьютеров и никакого киберпространства. Наверное, мир мог быть и таким… Что ж, паропанк имеет своих сторонников и среди писателей, и среди читателей.

РЕЦЕНЗИИ

И научная фантастика, и фэнтези, и классики, и современники. В общем, книги на любой вкус.

КУРСОР

Московские театры все чаще обращаются к современной НФ-прозе… В Санкт-Петербурге состоялся очередной «Интерпресскон»… Объявлены лауреаты премии «Небьюла».

«АЛЬТЕРНАТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ»

Молодые рвутся в бой — и этому нет альтернативы.

ПЕРСОНАЛИИ

Порой биографии писателей не менее интересны, чем их творчество. А иной раз читатель, ознакомившись с информацией об авторе, удовлетворенно вздохнет: он такой же, как я.

В два мы уже у бунгало, и через полчаса, точно как условились по телефону, появляется молодой управляющий с ключами, показывает, как работают колонка в ванной, кондиционер, подключает холодильник. Договариваемся, что поживем здесь десять дней, платим вперед. Раскрываем чемоданы и вытаскиваем все для пляжа; устроимся попозже, слишком соблазнителен вид: у самого холма — Карибское море, все в белых барашках. Спускаемся по крутой тропинке и даже обнаруживаем в зарослях кустарника сокращающий путь проход; между бунгало на холме и морем не более ста метров.