Насилие.ру

Вы представляете чувства человека, очутившегося в одиночестве перед разъяренной толпой?

Вам когда-нибудь приходилось выплевывать зубы в ладонь? Вы просыпались от боли в сломанных ребрах, переворачиваясь ночью с бока на бок?

Нет? Читайте эту книгу. Да? Читайте тем более.

Документальная книга об уличном насилии от автора бестселлера «Дневник московского падонка»…

Отрывок из произведения:

В 2002 году я начал собирать материалы о насилии, поскольку эта тема меня очень интересовала. Сначала это была папка на жестком диске компьютера с хаотично сохраняемыми статьями, отчетами, отрывками с форумов, книгами и рассказами на тему насилия. Время шло, и материала становилось все больше.

Со временем его стало реально много, и возникла потребность как-то всю эту информацию систематизировать. В один прекрасный момент я понял, что из собранного материала может получиться интересная книга.

Другие книги автора Александр Дым

Пылающие сектора стадионов многих городов мира. Массовые драки повсюду и со всеми. Далекие путешествия без денег и документов. Адреналин, разрывающий разум и переполняющий душу. Смешные, жуткие и поразительные случаи. Братство, рожденное в экстремальных ситуациях.

Сколько ингредиентов нужно перечислить, чтобы описать состав убойного коктейля под названием «ОколоФутбол»? Наверное, еще немало.

Тот, кто выпьет его до дна, уже никогда не забудет вкус крови во рту и победный звон в ушах.

Эта книга — взрыв, книга — эпатаж, книга — откровение. Главного персонажа можно было бы назвать «героем нашего времени», но можно и «антигероем». Он живет среди нас, общается с нами, а о том, кто же он такой и как он стал таким, — лучше всего расскажет он сам.

Эта книга — взрыв, книга — эпатаж, книга — откровение. Главного персонажа можно было бы назвать «героем нашего времени», но можно и «антигероем». Он живет среди нас, общается с нами, а о том, кто же он такой и как он стал таким, — лучше всего расскажет он сам.

Популярные книги в жанре Контркультура

Александр Бишоп – [email protected]

Моей Лауре

Юльке

С самого начала

Он запустил Word. В голове уже вертелось подобие первого абзаца для его нетленки. Проговаривая одними губами предложения, он пробовал слова на вкус, языком нивелировал стилистические неровности. Закурил, вышел в Интернет, открыл страничку своего виртуального дневника, написал: "Блядь, как же я заебался". Нажал Alt+F4, лег на диван, уткнулся носом в подушку и вскоре уснул.

Я должен положительно влиять на этого придурка. «Классная» совсем одурела со своим коммунизмом. Для нее главное – «сила коллектива». Даже учителя над ней смеются, и завуч нам сама сказала по секрету, что ее последний год держат в школе. Пришли новые времена, в стране перестройка, и таким как она пора на пенсию.

Можно, конечно, пересесть, но она мстительная, будет потом лажать и поведение занизит, да и сам Быра начнет лезть – что это ты не захотел со мной сидеть, контрольную дать списать пожадился?

Ура! Каникулы! Три месяца! Вчера был последний день учебы, но это даже и не учеба была. Просто приходили два плешивых дядьки и толстая тетка отбирать учеников в школу для дураков на следующий год. Спрашивали таблицу умножения, шестью восемь шестьдесят четыре (или нет?), чем отличается бык от трактора, и что тяжелее – килограмм хлеба или килограмм сахара. Но кого выбрали, они не сказали, скажут потом. А пока можно играть в футбол и в деньги и докуривать бычки и швырять камнями в поезда, чтобы разбить стекло, и отлавливать и вешать черных котов и много-много-много всего остального.

Я решил, что обязательно ее выебу. Нападу неожиданно сзади, повалю на траву и выебу, и никто нас не увидит: здесь всегда пусто. Рядом только железная дорога, тропинка от остановки автобуса, по которой в это время дня почти никто не ходит, потом – лесополоса, а еще дальше – нефтебаза.

Скоро у меня экзамены за восьмой класс. Два дня назад занятия закончились – на несколько дней раньше, чем всегда, чтобы мы могли начинать готовиться к экзаменам. После последнего урока я пошел в киоск «Союзпечать» и купил первую в жизни пачку сигарет – «Столичные» за сорок копеек. Раньше у меня никогда не было своих сигарет, я курил, только если кто-нибудь угощал. Тетка в киоске посмотрела на меня, но ничего не сказала, взяла копейки и дала пачку. Потом я купил в гастрономе спички, сел на скамейку во дворе 171-го дома – в котором книжный магазин – и закурил. Эта пачка «Столичных» у меня и сейчас с собой, но в ней осталось только три сигареты.

Концентрик еще раз перечитал электронное послание.

Что это? Провокация?

Не похоже. Насколько известно Концентрику, Центр и не занимается подобными провокациями. Эта женщина и впрямь мечтает о плотском грехе и о порочном зачатии? Вполне возможно. Если Концентрик никогда прежде не получал подобных писем, то это еще не означает, что они в принципе невозможны.

«Интересно, я и впрямь так ей приглянулся, — подумал Концентрик, — или она рассылает подобные письма всем подряд?»

В авторский сборник вошли рассказы и стихи разных лет и разных жанров: «Имя собственное», «Практическая биофизика», «Простагландин», «Пустота», «Семейные сценки», «Небесный булыжник», «Филин в космосе», «FeCl3», «Жизнь и смерть реставратора Степы», «Имени я не имею», «Рассказ с картинками», «Переход», «Могильный червь», «Абстрактинки», «Клоп», «Сказка о любви», «Сказки-малютки для крошки Анютки» («Заячья жизнь», «Колючие истории», «Цирк в лесу»), «Все о Пушкине (подражание Д. Хармсу)», «Новости пушкинистики», «Вирши разных лет».

Роман франкоязычного писателя, испанца по происхождению, рассказывает о трагической судьбе старой испанской женщины, муж и сыновья которой погибли в гражданской войне, сражаясь за Испанскую республику. Писатель создает впечатляющий образ женщины-матери, показывает тяжелую, душную атмосферу последних лет франкистской диктатуры. Книга исполнена высокого гуманизма, проникнута антифашистским и антивоенным пафосом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Товарищи красноармейцы, командиры, политработники Рабоче-Крестьянской Красной Армии!

С 1 по 4 июня с.г. в присутствии, членов Правительства состоялся Военный Совет при Народном Комиссаре Обороны СССР. На заседании Военного Совета был заслушан и подвергнут обсуждению мой доклад о раскрытой Народным Комиссариатом Внутренних Дел предательской, контрреволюционной военной фашистской организации, которая, будучи строго законспирированной, долгое время существовала и проводила подлую, подрывную вредительскую и шпионскую работу в Красной Армии.

«Вокруг света» не впервые знакомит своих читателей с произведениями известного английского писателя Хэммонда Иннеса. В 1977 году журнал опубликовал его роман «Белый юг», затем в приложении «Искатель» вышел второй его роман — «Крушение „Мери Диар“», в свое время на страницах «Вокруг света» появились «Шанс на выигрыш» и «Львиное озеро».

В письме в редакцию Хэммонд Иннес заметил: «Так уж получилось, что вы впервые представили меня советским читателям, когда мне исполнилось шестьдесят пять лет. „Шанс на выигрыш“ в вашем журнале стал подарком к другому моему юбилею. Я очень рад, что и „Большие следы“ выйдут в вашей стране как раз в те дни, когда я готовлюсь встретить свое семидесятипятилетие…»

На этот раз писатель обращается к острым проблемам охраны дикой природы Африки. Действие романа «Большие следы» развивается в вымышленной стране — Восточноафриканской Федерации.

Роман печатается с сокращениями.

Рисунки Е. Марковича.

Действующие лица:

СОНЯ

РОДИОНОВ

АДОЧКА

ГНУС

ГАВРИЛЫЧ

ПОДРОСТОК

Ширма

Полутемная комната. Горит ночник. В окно светит луна. Одна кровать закрыта высокой ширмой. Оттуда раздается мерный храп. На другой кровати лежит Соня. Она мучительно ворочается и вздыхает. Наконец встает, нашаривает ногами тапочки и направляется к окну. Она в длинной белой сорочке, с растрепанными волосами и похожа на привидение. Еще она что-то бормочет, сначала неразборчиво, потом внятно.

В книгу вошли повести «Птица счастья», «Мужская верность», «Я есть. Ты есть. Он есть», «Хэппи энд», «Длинный день», «Старая собака», «Северный приют», «Лавина», «Ни сыну, ни жене, ни брату» и рассказы «Казино», «Щелчок», «Уик-энд», «Розовые розы», «Антон, надень ботинки!», «Между небом и землей», «Не сотвори», «Паспорт», «Хорошая слышимость», «Паша и Павлуша», «Ничего особенного», «Пять фигур на постаменте», «Уж как пал туман», «Самый счастливый день», «Сто грамм для храбрости», «Шла собака по роялю», «Рабочий момент», «Летающие качели», «Глубокие родственники», «Центр памяти», «Один кубик надежды», «Счастливый конец», «Закон сохранения», «„Где ничто не положено“», «Будет другое лето», «Рубль шестьдесят — не деньги», «Гималайский медведь», «Инструктор по плаванию», «День без вранья», «О том, чего не было» выдающейся российской писательницы Виктории Токаревой.