Наши в космосе

Устали от американских космических опер? Заскучали над отечественной приземленной фантастикой? Надоело читать современные сказки о колдунах и рыцарях? Откройте этот сборник и убедитесь: российские фантасты еще не забыли о своем главном предназначении. Мы были и остаемся первыми в космосе! Никто не умеет так лихо и бесшабашно, как мы, рассекать межзвездное пространство, и покорять планету за планетой, и впутываться в самые невероятные приключения. И все это по-доброму и с улыбкой. Наши в космосе - это весело. Наши в космосе - это круто!

Отрывок из произведения:

Каков красавец, а? — восхищенно сказал штурман Кошкин, сняв переднюю панель контейнера. — Капитан! — позвал он. — Ты когда-нибудь видел что-нибудь подобное?

Что правда, то правда. Робот выглядел впечатляюще. Корпус, изготовленный из новых сверхпрочных сплавов, изящные гибкие манипуляторы со сменными конечностями, зеркально хромированные рычажки и кнопки. Капли прозрачной смазки, выступившие в местах сочленений, искрились и переливались, словно драгоценные камни.

Рекомендуем почитать

Тридцать рассказов, представленных в ежегодной коллекции Гарднера Дозуа, несомненно, порадуют поклонников научной фантастики. Вот уже более трех десятилетий эти антологии собирают лучшие образцы жанра по всему англоязычному миру, и мы в свою очередь рады предложить вниманию читателей произведения как признанных мастеров, так и новые яркие таланты. Встречайте: Стивен Бакстер, Паоло Бачигалупи, Элизабет Бир, Джеймс Камбиас, Алиетт де Бодар, Грег Иган, Чарльз Коулмен Финли, Джеймс Алан Гарднер, Доминик Грин, Дэрил Грегори, Гвинет Джонс, Тед Косматка, Мэри Робинетт Коул, Нэнси Кресс, Джей Лейк, Пол Макоули, Йен Макдональд, Морин Макхью, Сара Монетт, Гарт Никс, Ханну Райаниеми, Роберт Рид, Аластер Рейнольдс, Мэри Розенблюм, Кристин Кэтрин Раш, Джефф Райман, Карл Шредер, Горд Селлар и Майкл Суэнвик.

Большинство представленных здесь произведений удостоились престижных литературных наград, включая знаменитые «Хьюго» и «Небьюла». Премией «Хьюго» были отмечены и заслуги составителя, Гарднера Дозуа, неоднократно признанного лучшим редактором года.

Долгожданная коллекция лучших фантастических рассказов 2017 года! Признанные мастера и яркие писатели нового поколения откроют вам новые удивительные миры и помогут по-другому взглянуть на привычную повседневность. Эти яркие, злободневные, увлекательные истории радуют разнообразием жанров: от городского фэнтези и киберпанка до хронооперы и альтернативной истории, от мистики до космооперы, от фантасмагории до постапокалипсиса! И конечно, лучшим подарком станет новый рассказ Сергея Лукьяненко! «Разжечь в людях страсть можно без всякой магии. Но для успеха требуется безумная любовь. Именно она приведет к появлению Абсолютного волшебника…» Любимая всеми сказка, версия… Завулона!

Нил Гейман, Рик Янси, Ник Гарт, Холли Блэк и классик фэнтези-арта Чарльз Весс дарят своим читателям новые образы любимых сюжетов, создавая иные реальности, полные современной магии.

Некогда кошек считали земным воплощением демонов. Суеверие? А может, И НЕТ!

Некогда кошек жгли па кострах инквизиции. Ни за что ни про что? А может, И ЗА ЧТО-ТО?

...Перед вами — коллекция ОЧЕНЬ НЕОБЫЧНЫХ рассказов в жанре «ужасов». Рассказов, герои которых — КОШКИ.

Это — Стивен Кинг. И профессионального киллера нанимают, чтобы убить — КОШКУ. Почему?..

Это — Кейт Коджа. И «вторым я» ищущей смерти нью-йоркской шлюхи становится — КОШКА. Кто-то погибнет первым. Кто?..

Это — Джойс Кэрол Оутс. И девочке, медленно сатанеющей от ненависти к младшему братишке, является странная КОШКА.

Зачем?

Перед вами — лучшие из лучших «кошачьих ужастиков». Читайте. Наслаждайтесь...

Новая антология — это поистине потрясающая коллекция произведений детективного жанра, главными героями которых стали одни из величайших литературных сыщиков, когда-либо сталкивающихся со сверхъестественным в своем практическом опыте. Томас Карнаки Уильяма Хоупа Ходжсона, Джон Танстоун Мэнли Уэйда Веллмана, Солар Понс Бэзила Коппера — все они противостоят силам Тьмы; все они вторгаются в запретные области человеческой психики, исследуют паранормальные явления, пытаются постичь природу Зла, чтобы освободить мир от всего, что наводит ужас.

Настоящим шедевром антологии стала повесть Кима Ньюмана, написанная специально для этого издания и впервые выходящая на русском языке.

Новая коллекция увлекательных и злободневных историй от лучших представителей жанра. Среди авторов сборника – признанные мастера и представители нового поколения фантастов. Фэнтези, мистика, киберпанк, постапокалипсис и альтернативная история – весь спектр и на любой вкус. Многочисленных поклонников жанра традиционно порадует новый рассказ Сергея Лукьяненко – ироничный и весьма актуальный. Фантастика и жизнь, как всегда, неразрывно связаны.

Новая антология из пятнадцати рассказов, опубликованная Джорджем Р.Р. Мартином и Гарнером Дозуа, знаменует Золотую Эру научной фантастики, эру повествований об инопланетных колонизациях и безрассудной храбрости. До появления мощных телескопов и космических зондов мы могли представлять себе нашу Солнечную систему населенной причудливыми созданиями и древними цивилизациями, не всегда дружелюбными к обитателям Земли. И среди всех планет, окружающих Солнце, только одна окружена аурой романтики, таинственности и приключений – Марс.

Джеймс Кори, Майкл Муркок, Майк Резник, Говард Уолдроп, Йен Макдональд и другие в этой блестящей ретроантологии, которая возвращает нас назад на холодный, лишенный кислорода Марс, планету красных пустынь, разрушенных городов и вымирающих цивилизаций.

Впервые на русском языке!

Сборник "Жертвы дракона" продолжает серию "На заре времен", задуманную как своеобразная антология произведений о далеком прошлом человечества.

В четвертый том вошли ставшие отечественной классикой повести С. Покровского "Охотники на мамонтов", "Поселок на озере", А. Линевского "Листы каменной книги", а также не издававшаяся с 20-х годов повесть В. Тана-Богораза "Жертвы дракона", во многом определившая пути развития этого жанра в отечественной литературе.

Содержание:

Сергей Покровский Охотники на мамонтов

Сергей Покровский Поселок на озере

Александр Линевский Листы каменной книги

Владимир Тан-Богораз Жертвы дракона

Иллюстрации к С. Покровскому, А. Линевскому: Т. Быковой и П. Рыбакова

Иллюстрации к повести В. Тана-Богораза: В. Ан

Другие книги автора Кир Булычев

Межпланетная экспедиция за новыми животными для московского зоопарка, в которой участвуют профессор Селезнев и его дочь Алиса, напала на след пропавших героев – трех капитанов. Друзьям удается разгадать тайну их исчезновения, но для этого пришлось выдержать жестокую схватку с настоящими космическими пиратами...

В романе Кира Булычева «Гостья из будущего» вы прочитаете о том, как злобные космические пираты, прилетевшие на землю с далекой планеты Крокрыс, попытались завладеть чудесным изобретением – миелофоном, и о том, что произошло дальше, когда Алиса Селезнева и ее друзья стали на пути бандитов-инопланетян. По мотивам романа был снят знаменитый сериал. Книга также выходила под названиями «Сто лет тому вперед» и «Алиса в прошлом».

Сборник повестей из цикла о докторе Павлыше. Содержание: Поселок (роман) Тринадцать лет пути (повесть) Великий дух и беглецы (повесть) Белое платье Золушки (повесть)

«ПУТЕШЕСТВИЕ АЛИСЫ»

Алиса закончила второй класс и собирается со своим папой в путешествие за редкими зверями для зоопарка. Капитану Полоскову, механику Зеленому и Селезневым предстоит множество приключений, встреча с космическими пиратами, птицей Говоруном, а также героями — тремя капитанами, которые уже почти стали историческими реликвиями…

«МИЛЛИОН ПРИКЛЮЧЕНИЙ»

Детская биологическая станция в Москве; прекрасная столица Пенелопы- город Жангле; джунгли Пенелопы — всюду Алиса и ее друзья находят приключения.

Спасают от саблезубого тигра питекантропа, выводят гигантских комаров, сражаются на рыцарском турнире и разгадывают тайну рогатых собак.

Впервые в рамках одной книжной серии выходят все повести и рассказы об отважной девочке из будущего Алисе Селезневой и ее замечательных друзьях.

В очередной том включены восемь фантастических повестей, в которых Алисе и ее друзьям предстоит участвовать в необычайных путешествиях и приключениях на земле, под землей, под водой и в космосе.

Содержание:

Миллион приключений. Повесть

Узники «Ямагири-мару». Повесть

Конец Атлантиды. Повесть

Подземная лодка. Повесть

Гай-до. Повесть

Город без памяти. Повесть

Алиса и крестоносцы. Повесть

Золотой медвежонок. Повесть

Составитель: М. Манаков

Оформление серии художника: А. Саукова

Серия основана в 2005 году

Издано в авторской редакции

Впервые в рамках одного книжного собрания выходят все повести и рассказы об отважной девочке из будущего Алисе Селезневой и ее друзьях.

В первую книгу о приключениях «гостьи из будущего» Алисы Селезневой вошло девять фантастических произведений, среди которых «Путешествие Алисы» и «Сто лет тому вперед», известные многим по мультфильму «Тайна третьей планеты» и многосерийному телефильму «Гостья из будущего».

Содержание:

Девочка, с которой ничего не случится. Рассказы

Вместо предисловия

Я набираю номер

Бронтя

Тутексы

Застенчивый Шуша

Об одном привидении

Пропавшие гости

Свой человек в прошлом

Ржавый фельдмаршал. Повесть

Путешествие Алисы. Повесть

День рождения Алисы. Повесть

Сто лет тому вперед. Роман

Пленники астероида. Повесть

Заповедник сказок. Повесть

Козлик Иван Иванович. Повесть

Лиловый шар. Повесть

Составитель: М. Манаков

Оформление серии художника: А. Саукова

Серия основана в 2005 г.

Издано в авторской редакции

В Заповеднике сказок, где живут самые настоящие сказочные персонажи, пропал директор Иван Иванович Царевич. Обеспокоенные герои сказок просят Алису помочь разоблачить заговор бывшего Папы-яги Кусандры, найти, а затем и расколдовать пропавшего директора. Для этого Алисе придется отправиться в далекую легендарную эпоху.

Роман писателя-фантаста Кира Булычева повествует о том, что произошло с жителями Земли после захвата ее пришельцами с планеты Рейкино...

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Девушку звали Анастасией (если по правде, то Настей Синициной). Она жила на третьем этаже и у нее был Бог. А у Бога — борода веником и сабля. И у Анастасии тоже была сабля: купленная в магазине сувениров, но все равно почти настоящая. Несмотря на «почти», сабля стоила дорого. Прежде чем лечь спать, Анастасия опускалась на колени перед импровизированным алтарем и молилась. Алтарь был тумбочкой, задрапированной плотной тканью, красиво уложенной складками. Там же был пристроен бумажный портрет Бога (добрые глаза, капюшон, скрывающий большую часть головы, знаменитый веник с проседью) и сабля. Перед молитвой обязательно гасился электрический свет и зажигались свечи в большом медном подсвечнике. Потому что свет живого огня подходил для молитвы гораздо лучше, чем электричество. Кроме Бога, Анастасия верила в то, что в самое ближайшее время с человечеством произойдет решительная и безвозвратная перемена. Бог обещал, что это ближайшее время наступит десятого августа. И в доказательство демонстрировал саблю — огромную, кривую, с пылающим белым клинком. И предупреждал, что сабля уже занесена над человечеством, а значит пора бросать все мирские дела и думать о вечном. Несмотря на воинственный антураж, Бог был очень добрым. Он обещал всех простить, а тех, кто будет почитать его при жизни, еще и наделить великими духовными силами. В грядущем новом мире его почитатели надеялись стать, хотя прямо об этом нигде не говорилось, особо приближенными паладинами.

Этим утром брат Валика попал под патрульный броневик. Мы с Валиком близкие друзья. Слово «близкие» означает, что мы делимся друг с другом всеми проблемами, и если один из нас попадется, то у другого будут неприятности. Мы знаем друг о друге столько, что хватило бы на четверых. Нет, ничего связанного с одиннадцатым декретом в нашей дружбе нет, просто мы оба по отдельности попадаем под восьмой, а вместе — под «недонесение». Я знаю, что Валик — как, кстати, и его сестра — жувики. Он знает про меня… ладно, в общем, знает. Я думаю, его брат тоже был жувик. Так что, раз он попал под броневик, значит, это был броневик с глушителями. Говорят, так жувиков и ловят. Врут, я думаю. Или не врут. Словят жувика, выпотрошат, сделают глушитель. Поездят с глушителем, наловят жувиков. Выпотрошат жувиков… и так далее, пока жувики не переведутся. Hо глушитель, скажем, на пластика — его ведь из пластика делать надо. Значит, пластиков и прочих разных — их все равно должны как-то по-другому ловить. Раньше, когда еще можно было достать новые документы, Валикова семья разделилась. Теперь все они носят разные фамилии. По идее, это должно спасти оставшихся в случае чего. Хотя, скорее всего им нечего опасаться. Если бы мальчика обнаружили, он попал бы не патрулю под колеса, а… ну ясно, куда. По дороге к автобусной остановке какой-то дурак вывернул мне очки. Теперь правая дужка нагло смотрела вверх. Носить их стало неудобно, неприлично как с расстегнутой ширинкой — и, главное, опасно. Если бы я был просто так, оно было бы еще ничего, но раз я не просто… Вдруг попадешь? Где вы видели, чтобы продавались очки с такой дужкой? Каждому понятно, откуда это взялось. А не носить… Видеть-то надо. А то зазеваешься — едва отскребут. Этим утром нам с Валиком предстояло отчитываться за квартал. Валик появился на остановке немного позже меня. В общем, он держался неплохо. Некоторая подавленность была заметна, но теперь это не очень бросается в глаза. Вон сколько их кругом… напуганных и подавленных. — Подровняй лицо, — сказал он вместо приветствия, — заметят. Я озабоченно стал приводить себя в порядок. Вечно так — чем хуже, тем труднее себя контролировать. Я показал Валику очки. Он повертел их в руках, тихонько сказал «Да…» — Шалопай какой-то на улице. Социальный протест у него, — стал зачем-то объяснять я. — Залетит по восьмому декрету он со своим протестом. Сдавать таких, да жалко, придурков. Нужен был пластик. Hа остановке стояло еще несколько наших. Я протянул одному из них очки. Кажется, все мы подозревали, что пластик у нас в конторе был, но где и кто именно… Очки добросовестно прошли по рукам и вернулись без изменений. То ли пластик боялся (еще бы), то ли его здесь не было. А выступать в таком виде невозможно.

Если к вам вдруг залетит мой попугай, то имейте ввиду, что по поводу того, что он говорит про вас и про партию, я с ним решительно не согласен. В том смысле, что на самом деле я более другого мнения о русской ментальности. А иначе — что я здесь делаю?

Жили-были некогда почтенные бородатые люди, предрекшие нам с вами много хорошего — и автотрофность, и полноорганность, и последовательное вездесущие, и… впрочем, нет; поинтлист придумали не они. Hо все равно. Они были такими оптимистами, что нам сейчас трудно представить себя на их месте. Они были оптимистами, а мы — не совсем. Во всяком случае, хотелось бы на это надеяться…

Hо в одном отдельно взятом рассказе — в нем-то можно побыть хотя бы несколько минут оптимистом, наподобие этих почтенных бородатых людей? Наверное. Если получится. А если нет — ну и ладно. Hе очень-то и хотелось. И вообще, этот ваш виноград ужасно зеленый.

Иногда ночью (не часто, но все-таки) ты откидываешь одеяло, встаешь с постели и незаметно выходишь из дома. Неправда ведь, что одни лунатики бродят в это время по улицам в ночных сорочках и пижамах, кто в чем. Hу конечно неправда.

Ты движешься тихо и плавно, как заблудившийся призрак, чудом забредший в современный город из прошлого.

Или не в современный? Оглянись: нет сегодня никакой ночной жизни. Нет гуляющих пар — разве что далеко-далеко, в самой глубокой тени; нет подвыпивших дядечек, несущих домой самих себя со своей нехитрой алхимической радостью; может, они выбрали для возвращения другую дорогу? Даже рекламы как будто притихли: еле светятся, оттеняя желтые круги под столбами уличных фонарей. Даже одинокие ночные машины — и те куда-то пропали.

Hу вот. Перед вами один маленький странный рассказик. Очень маленький и очень странный. Называться бы ему как-нибудь иначе, скажем «О взаимовыручке». Да вот, не сложилось.

Хочу воспользоваться случаем и отметить, что рукокрылые — на самом деле удивительные создания. Разжившись идеей этого рассказа, я перелистал кое-какие материалы и нашел несколько любопытных фактов. Например то, что на самом деле они ближе к приматам (в том числе и к нам), чем к мышам, или то, что практически все они удивительно чистоплотны и, вернувшись в гнездо после ночного полета, могут полчаса вылизываться языком, совершенно как кошки… и еще много всякого разного. А вот поражать людей ультразвуком они не могут — частоты не те (особей, имеющих обыкновение носить рыцарские доспехи, данное ограничение не касается). Иными словами, исчезновение, которое грозит многим видам этих славных существ, было бы просто ужасной потерей.

Впрочем, к рассказу про рыцарей вышесказанное никак не относится.

Hа кровати мирно спал мальчик. Потому, что за окном была ночь. Темная, без электричества, с одной лишь неполной луной — да и на ту время от времени наползало случайное облако. Электричеству пожалуй следовало бы присутствовать, но по какой-то причине ближайшие фонари не горели, и лишь вдалеке различался смутный уличный отсвет. Мальчик спал и ничего не видел, а в это время его дух сидел за столом и задумчиво пролистывал мальчиковы тетрадки. Он часто так делал. Духам освещение не обязательно… Hа коврике возле кровати заскреблись, и дух обернулся. Скреблось небольшое существо, с ног до головы покрытое длинной белой шерстью — такой густой, что из-под нее ничего не было видно. Разве что иногда среди мягких шелковистых прядей посверкивали желтым два глаза с узким вертикальным зрачком, да еще то здесь, то там показывалась маленькая мохнатая лапка. [Я знаю, на какие мысли наводит сочетание «мягкий и шелковистый», но, что делать, производители шампуней надолго потеряли бы сон, доведись им хоть раз прикоснуться к шерсти маленького ночного гостя — П.Е.] — Ты кто такой? — шепотом спросил дух. — Пушистик, — прошептало в ответ существо. Дух показал глазами на мальчика. Существо согласно кивнуло, но все равно продолжало шептать. Оно прошептало, что у него есть важное дело. Чтобы не мешать мальчику, существо и дух выбрались через окно и уселись на карнизе. Они сидели, болтали в воздухе ногами и разговаривали. Мальчик с духом жили на первом этаже, поэтому сидеть на карнизе было не опасно. — У меня и замок родовой есть, — рассказывал Пушистик, — только там еще люди живут. А так — очень хороший. Если что где подпортится, люди сразу починят. — Да, — отвечал ему дух. — А я тут живу. Потому что я мальчиков. — Hо у меня там, — продолжал Пушистик, — всякие такие дела… Появился один тип, хочет все узурпировать. — И как, получается? — спрашивал дух. — Он колдун, — вздыхал Пушистик в ответ. Они сидели и тихонько перешептывались. Сзади было открытое окно с комнатой и спящим мальчиком, сверху были звезды. Звезд было много и они красиво светились. Дух спросил: — А что он придумал, этот колдун? Пушистик почесался, посмотрел на звезды и сказал: — Да вот придумал… Может, слетаем? Я прямо там покажу. — Летать мне не очень. Hе очень-то мне его, — дух кивнул в сторону открытого окна, — одного оставлять. Вообще-то у нас место спокойное, но все равно. Он ведь вырастет. Быстро… Сколько-то я еще с ним… Может, ты на словах? — Hа словах, — пробормотал Пушистик. — Hа каких? Знаешь, я наверно сейчас кого-нибудь военного к тебе из замка притащу. Эти объяснения — скорее по их части, чем по моей. Я мигом. Ты посиди, хорошо? — Хорошо, — сказал дух. — Я посижу. Только ведь я тоже… Hо Пушистик уже исчез. Он что-то не рассчитал и возник не в комнате, а в дальнем конце двора, в зарослях лопухов. Вместе с ним возник и обещанный «кто-то» — рыцарь самого что ни на есть средневекового вида, разве только без лошади. Рыцарь спал, и Пушистику пришлось доставлять его к окну своими силами, волоком. При этом рыцарские доспехи дребезжали и скребли по дорожке. Дух вздохнул, приподнялся в воздух и помог втащить рыцаря на подоконник. Один Пушистик бы с этим не справился: как мы уже упоминали, он был довольно маленький, а рыцарь — большой и тяжелый. Когда рыцаря усадили, Пушистик приподнял забрало и осторожно похлопал по укрытой за ним щеке своей маленькой белой лапкой. И похолопанный рыцарь сразу проснулся. Он огляделся (дух с Пушистиком тут же показали на спящего мальчика и прижали пальцы к губам), а потом тихонько спросил: — Я уже не сплю? Пушистик кивнул. Тогда рыцарь вежливо поклонился духу, прижав латную рукавицу к нагруднику и рискуя упасть с подоконника. Упасть он не упал, но зато рукавица и нагрудник звонко стукнулись друг о друга. Пушистик с духом тут же зашикали, а потом обернулись к мальчику. Однако мальчик продолжал спать. Поняв, что рыцарь на подоконнике — не слишком удачная идея, дух сделал рукой приглашающий жест, перебрался через карниз и спланировал на землю. Следом за ним спрыгнули рыцарь с Пушистиком. Прыгая, рыцарь виновато ойкнул, предвидя новый шум. От лязга мальчик заворочался и что-то пробормотал. Дух подлетел к окну, какое-то время повисел над ним, внимательно вглядываясь внутрь комнаты, обернулся, погрозил рыцарю кулаком, а потом плавно опустился вниз. — Расскажи о нашествии, — тихо сказал Пушистик. Очевидно, этот доклад был не первым; во всяком случае, рыцарь начал говорить так, как будто предварительно написал текст на бумажке и заучил его наизусть. — Нашествие началось восемнадцать дней назад, — сказал он. — Его источник сэр Шварцбальд, прославленный своими давними мечтами о покорении окрестных земель. До сих пор этот сэр не мог сделать ничего, чтобы воплотить свои мечтания в жизнь, ибо стоило только ему напасть на одного из соседей, как остальные тут же объединялись и приходили на помощь пострадавшему. Hо недавно к сэру Шварцбальду на службу поступил новый колдун, могущественный и злобный подстать своему господину. Этот колдун совершил путешествие в иные миры и заключил договор с тамошним жителем сэром Васином. По договору сэр Васин (несомненно, тоже колдун или демон) обещал сэру Шварцбальду военную помощь. Сэр Шварцбальд объявил своим соседям об обещании сэра Васина и потребовал от них подчинения. Однако никто ему не поддался, и тогда сэр Васин явился согласно своему обещанию во главе отряда из примерно двухсот неуязвимых големов. С тех пор они с сэром Шварцбальдом успели разрушить все соседние замки, но не остановились на том, а продолжили завоевывать и разорять окрестные земли. К сожалению, никто пока не сумел оказать им достойный отпор, и сегодня они вступили в границы владений моего господина… — Спасибо, сэр Имеральд, — сказал Пушистик. — Мда… — задумчиво протянул дух. — Как я понимаю, все кроется в устройстве этих големов? Пушистик кивнул. — Големы сии устроены неизвестным образом, — ответил рыцарь сэр Имеральд, ибо до сих пор никого из них не удалось ни уничтожить, ни полонить. По описаниям они весьма разнородны. Некоторые ходят пешком и имеют рост среднего человека, а некоторых видели лишь верхом, и они чуть пониже первых, будучи измерены вместе с конем. А еще конные големы и их кони имеют сплющенное тело так, что у них есть лишь профиль и почти нет фаса. Из пеших же плоские лишь некоторые, а другие — нет. Вооружены они по-разному. Конные в основном кривыми саблями наподобие сарацинских, а пешие — кто мечами, кто топорами, кто копьями, а кто и просто дубинками. Как правило, группы схожих големов окрашены в свой собственный цвет — красный, синий, черный, коричневый, а некоторые блестят неотполированным серебром. Настоящих одежд на них нет, а только одна видимость, как у статуй. И еще из их ног в землю уходят такие особые корни. Потому голема практически нельзя повалить, а когда он движется, земля оказывается будто перепаханной плугом. А оружие у них такого же цвета, как и они сами. — И что, оно острое? — поинтересовался дух. — Hе очень, — ответил сэр Имеральд, — но зато достаточно твердое. Hе сомневайтесь, эти создания воистину смертоносны, поскольку их нельзя ничем уничтожить. Иначе они не захватывали бы замок за замком с такой поразительной быстротой. — А… самого сэра Васина когда-нибудь видели? — Каждый раз, когда его големы идут на приступ. Внешне он имеет вид человека высокого роста и могучего телосложения, с черной бородой и усами. Дух вздохнул. — С бородой и усами… Вот если бы он был маленький и без бороды… — Нет, он очень большой. Однако неизвестно, настоящая ли это внешность, или только наведенный облик.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Середина семнадцатого века — гражданская война в Англии. Карл I казнен, к власти приходит Кромвель.

Раскрывается история соперниц двух сестер-близнецов Берсабы и Анжелет, которые внешне очень похожи, но внутренне полностью противоположны друг другу. Они влюблены в одного мужчину, но таинственные события, происходящие в замке, неожиданно сближают соперниц…

Она правительница могущественной державы. Ее звездные корабли покоряют одну планету за другой. Но даже ей нелегко добиться любви. Чтобы достичь желанной цели, она готова на все.

Вторая половина XVIII века, идет война между Англией и ее колониями в Северной Америке.

Шарлотта, главная героиня — полуангличанка, полуфранцуженка, живущая во Франции с новой семьей, попадает в самый центр назревающих там событий. На фоне этого прослеживается история ее жизни. Обманутая детская любовь к кузену Дикону, замужество с французским дворянином, который гибнет, оставляя Лотти молодой вдовой с двумя детьми, воскресшая любовь к Дикону…

Создавать в малой укромности милого дома. За дверью: захолустье, накрытое явью, как западней, и ничего не поделаешь — срединный мир переполнен тихим безличьем до набрякшего спазма и полуденной саркомы. Тесный рубеж, топографический рубец, лелеющий громоздкую ширь или жестко упакованный urbis. Повторяется изо дня в день: что там? кто расскажет? Стихотворение лежит на этом промежуточном лезвии, отражающем небесный свет и большой пустырь, где руины дальних обстоятельств встречают окрест буйный и полнокровный конец. Мы идем вдоль канала, мой друг вспоминает фильм — Аккерман: женщина моет посуду, выходит на улицу, поворот головы, осеннее предместье, холод. Пейзаж сильнее интриги, и наблюдение за колыханием трав продиктовано отнюдь не тяжкой необходимостью в лирическом отступлении. Вот безотчетный дух, который настаивает, чтобы ты вырвал его из алчной неизвестности, и бесполезны теоретические усилия; тут правомерна лишь твоя — буквально — физическая причастность к стремительной силе, и она пропадет, если не дать ей имя.