Наши дети в Таиланде

Наши дети в Таиланде

Михаил Войтенко

Наши дети в Таиланде

Атомный реактор

Когда Руся с мамой приехали ко мне в гости, я еще не знал, что Руся это не Руся, не девочка и не ребенок. Т.е. внешне Руся была именно Русей и никем другим, семилетней девочкой. Истинная ее сущность открылась мне сразу и навсегда, на следующий после их приезда день. С утра в Русе стало наблюдаться внутренне кипение, вызванное тем, что аккумулирующейся в ней энергии не было выхода. Котел кипел и грозил взорваться. Мама и я, чувствуя себя, как команда подрывников, приехавшая по срочному вызову на разминирование, схватили Русю в охапку, прыгнули в такси и помчались в Диснейленд Таиланда - DreamWorld. Было часов 12 дня. Эта детская мечта занимает немалое место на окраине Бангкока, чуть далее аэропорта. Аттракционов там на любой вкус и цвет. Ну и часов в 12 дня мы туда и погрузились, наивно думая, что за пару максимум тройку часов мы Русю ухайдокаем и усталые, но довольные, вернемся домой. Сапер ошибается только один раз... Это мы на себе проверили, убедились. Действительно, один. Прошел час, два, четыре, пять - в Русе энергия, вопреки всем известным законам, клокотала все более. Руся прогремела по всем аттракционам, а затем перешла к повторному и более посещению тех, каковые она посчитала достойными своего внимания. Единственное место, несколько ее сбившее - Домик Ужасов. Я и сам несколько удивился - пока еще бодрая мама и расточающая энергию Руся, хохоча, в домик зашли. Через три минуты вышли дрожащая и негодующая мама и зареванная Руся. Мама мне сказал, что она-б за такие ужасы их тут всех поубивала. Что там за ужасы были, они делиться не стали. Руся, впрочем, стряхнула с себя все эти ужасы буквально через минуту и унеслась на что-то очередное ей особо полюбившееся. Итак, дело шло к вечеру, темнело, мама и я не просто устали, мы с трудом, из последних сил за Русей поспевали, кое-как набираясь остатков сил в то время, когда Руська сотрясала очередной аттракцион. Из парка начали потихоньку уходит. Руська удивленно на них смотрела - ну, мол, и чудаки, из такого места куда-то тащиться. Готовить Руську к тому, что из парка придется таки уйти, мы начали заранее, где-то за час. Не совсем удачно. В ответ на страсти о бегающих без присмотра по парку крокодилах, особенно опасных к вечеру, Руська только ядовито хихикнула и ответила в том смысле, что она не сопливая девчонка, видала она тех крокодилов и вообще нечего ей лапшу вешать. Мы поняли, что да, лапшу ей не повесишь. Исход из парка, впрочем, был довольно мирным, без эксцессов и скандалов. В такси Руська моментально отключилась и пробудилась только дома, свежая и готовая к дальнейшим приключениям. Чего не скажешь о нас - мы буквально упали, где стояли.

Другие книги автора Михаил Дмитриевич Войтенко

Как выйти замуж за иностранца. Технология и психология.

Михаил Войтенко

По ленинским местам Таиланда

Итак, как только я попал в Таиланд, так и почти сразу заинтересовался ленинскими местами. Не может, думалось мне, такого быть, чтобы была страна, а ленинских мест не было. Нет такой страны. Ленинские места в Таиланде слух не раздражают и не приводят в недоумение, а вот Таиланд без Ленинских мест да его просто быть не должно. Поверхностный осмотр ничего не дал. Ни тебе памятников, ни мемориалов или музеев или хотя-бы памятных досок - здесь Ильич... А там Константиновна... А вот тут групповое с Инессой... Ничего! Ни книг не писал, ни там скрывался от непременных ищеек, ни картавил с балкона. Начал вспоминать его труды - и не вспомнил ничего про Таиланд. Так что-то, абстрактно, насчет трудящихся масс Востока. При том, что Таиланд ведь не просто так, а королевство. А мы с пеленок знаем про любовь вождя к королям, царям и прочей мрази. У меня проснулось чувство исследователя - тут ведь кандидатской пахнет, если не докторской! Найти следы Ильича в Таиланде, под пальмой или на пляже, это ведь прямиком в историю. Начал искать - опять ничего. Никаким боком его сюда не заносило, ни даже размахом мысли.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

В 1988 году известный американский бизнесмен и друг нашей страны Джордж Сорос учредил советско-американский фонд «Культурная инициатива» для поддержки и финансирования частных гуманитарных проектов граждан СССР. Среди первых был принят проект «Культура малых народов», предложенный постоянным автором «Вокруг света» Александром Миловским. По этому проекту советский и американский журналисты должны были побывать у малочисленных коренных народов обеих стран и изучить их жизнь, культуру, проблемы. И, разумеется, рассказать об этом в советской и американской прессе.

Велознакомства

— Сегодня опять солнечно, седьмой день подряд,— сказал я и добавил: — Прямо как в Средней Азии.

— Нет, как в Литве... «Шяуляй» — «Сауле» — по-литовски значит «Солнце»,— улыбнулись братья-бризнецы Саулюс и Паулюс Степанавичусы, студенты Вильнюсской консерватории.

— А «по колесу на брата» — это шутка? — с осторожностью спросил я веселых студентов, вспомнив наш предыдущий разговор.

— Сначала покажем кружки веломанов,— ушли от ответа близнецы.

Осень. Прозрачный и светлый день. Дубы, сосны, березы. Огненно-золотые вперемешку с сине-зелеными узоры леса пропадают далеко-далеко в туманной дымке. Стоит лишь раз взглянуть на эти леса, поля, реки, вдохнуть чистый воздух, узнать здешних людей, и приходит удивительное и ясное чувство Родины, ее трудной и светлой судьбы.

Тишина полян, малинников, бора... Может быть, эти тысячелетние дубы помнят татарское иго, литовских рыцарей, польских шляхтичей, шведов. А эти тонкие деревца, которым еще не исполнилось двадцати пяти, не забыли свирепое лихо, приползшее вслед за немецкими танками... И потому на старой лесной тропе нежданно приходит на память: «Враг просчитался. Не только люди русские, сама природа русская не приемлет окаянного фашиста. Вместе с людьми борются против захватчиков и старинные брянские рощи, и глубокие реки, и чарусы на болотах, и морозы русской зимы». Рапорт брянских и орловских партизан Родине.

Тысячи и тысячи миль оставил за кормой славный «Витязь» — ветеран советской океанологии. Природа океана, физические и химические процессы в его водах, связь их с атмосферными явлениями и строением морского дна и многие другие тайны «соленого континента» исследуют ученые «Витязя». Сегодня в нашей «Кают-компании» руководитель радиохимического отряда корабля науки академик Евгений Михайлович Крепс и молодой сотрудник этого отряда Владислав Орлов.

Принято думать, что строительство египетских пирамид осуществляли десятки тысяч людей, которые работали в каменоломнях, перемещали гигантские каменные блоки к месту сооружения, втаскивали по лесам наверх, устанавливали и скрепляли их. Но так ли это?

Выступая на Симпозиуме по археометрии, где собрались ученые разных отраслей науки, в Вашингтоне в мае прошлого года, специалист по химии полимеров Джозеф Давидович из Университета Барри нарисовал совершенно иную картину, подкрепляя свои доводы результатами научных исследований. Им был проведен химический анализ образцов камня, пошедшего на строительство трех пирамид. Сравнив их с породами, встречающимися в близлежащих известняковых каменоломнях Тураха и Мохатама, из которых, очевидно, и брали материал для этих сооружений, он обнаружил, что состав облицовочных блоков строительного камня содержит вещества, отсутствующие в каменоломнях. Зато в этом слое присутствуют тринадцать различных веществ, являвшихся, по мнению Дж. Давидовица, «геополимерами» и игравших роль связующего материала. Поэтому ученый считает, что древние египтяне строили пирамиды не из естественного камня, а из искусственно изготовленных материалов путем дробления известняка, изготовления из него строительного раствора и заливки его вместе со специальным связующим веществом в деревянную опалубку. В течение нескольких часов материал затвердевал, образуя блоки, неотличимые от природного камня. Такая технология, естественно, занимала меньше времени и требовала не так уж много рабочих рук. В пользу подобного предположения говорит микроскопия образцов пород, показывающая, что известняк из каменоломен почти полностью образован тесно «упакованными» кристаллами кальцитов, которые придают ему однородную плотность. Облицовочный же камень, находимый на месте, в составе пирамид обладает меньшей плотностью и изобилует воздушными «пузырчатыми» пустотами. Если этот камень имеет естественное происхождение, то можно предположить места, где он бы мог разрабатываться древними. Но такие разработки египтологам неизвестны.

Очерк без фантастики

На первый взгляд 17 ноября 1970 года произошло одно-единственное достойное быть записанным золотыми буквами событие: в путь по лунной равнине отправился построенный людьми вездеход.

На деле это событие вмещает в себя несколько равно достойных.

Луна не считается планетой только потому, что она спутник Земли, а не Солнца. Во всех других отношениях это вполне «полноценная» планета типа Меркурия. Поэтому можно сказать, что советский луноход означает рождение нового вида транспорта — инопланетного.

Каменистая тропа вьется среди зарослей орешника. Бредет по тропе сонный ослик. Привычная дорога, привычная тяжесть кувшинов, привьюченных к бокам. Привычно тянет на высокой ноте нескончаемую песню черноглазый мальчишка-погонщик. Что еще делать в дороге? Грустный напев «Шикясты» не требует слов. Если хочешь, придумай слова сам. И Абдулхан поет: «Опять я иду за водой... Иду за водой к роднику, а родник далеко-о...» Вот и все слова, их хватает на всю дорогу, потому что «Шикяста» — медленный напев.

Пятидесятилетние одноклассники после грандиозного восхождения на Эверест и экспедиции в пустыню Сахара решают принять участие в престижной кругосветной парусной регате.

Через месяц после старта в Санкт-Петербурге, используя своё ноу-хау на собственной трёхмачтовой яхте «Весна», они вырываются в лидеры и… оказываются в плену у пиратов.

Хватит ли ребятам смекалки победить в регате? Или же с озорными приключениями все-таки придется завязать?

Комментарий Редакции: До смешного забавный и при этом не лишенный свежего приключенческого духа, роман «Радио Регата» – о том, как важно жить на полную катушку, рискуя при этом очутиться в плену странно-опасных авантюр. Жизнь одна! Почему бы не провести ее так, как того действительно хочется?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Савельевич Войтинский

1917-й. Год побед и поражений

Под редакцией

доктора исторических наук

Ю. Г. Фельштинского

Вступительная статья

доктора исторических наук

Г. ЧЕРНЯВСКОГО

Послесловие

доктора исторических наук Г. ИОФФЕ

В этой книге публикуются воспоминания В. С. Войтинского (1885-1960), непосредственного участника революционных событий в России начала XX в. В 1917 г. он являлся членом Исполкома Петроградского совета и комиссаром Временного правительства на Северном фронте. После революции жил в эмиграции.

Илья Войтовецкий

Maestro

Светлой памяти

Музыканта,

Мастера,

Друга.

Вечерние сеансы в кинотеатре имени Калинина начинались в четыре, шесть, восемь и десять. За полчаса до начала каждого оркестранты рассаживались на небольшой приземистой эстраде. Минута безмолвного ожидания, чуть слышное касание палочки о край барабана, шёпот "р-раз-два-три-четыре" - и тишину вспарывал жизнерадостный марш Исаака Дунаевского. Последующие двадцать пять минут оркестранты работали.

Илья Войтовецкий

Светка

Повесть

- ...Светка!

Она взглянула, ещё не узнав, но уже узнавая.

- Светка?!

- Да!..

- Светка, это ты?

Передо мной стояла пожилая... чересчур пожилая... передо мной стояла старуха - маленькая, сутулая; русые волосы перемешались с седыми; глаза... тусклые, когда-то серые... Вот они оживились.

- Не признал?

- С трудом.

- Изменилась?

- Изменилась...

Войтович Михаил

ВСЕ ГОРАЗДО СЕРЬЕЗHЕЙ

В кустах пpитаились маньяки. Они устpоились со всеми удобствами и уже cобиpались pаскупоpить бутылку одеколона "Василек", как тут кто-то выбpосил из окна многоэтажного дома пластиковую бутылку из под пива "Медовое Специальное". В ней пpавда находилось не пиво, а какая-то меpзкая зеленоватая жидкость, но вpяд ли это могло интеpесовать кого-то в тот момент вpемени. Бутылка упала на плиты дорожки, pазоpвавшись словно бомба. Рядом упал гpажданин Петpиков, на голову котоpому данная бутылка пpиземлилась непосpедственно пеpед этим событием.