Наш упырь

Вовка стоял на склизких мостках, держал удочку двумя руками и, прикусив язык, внимательно следил за пластмассовым поплавком.

Поплавок качался, не решаясь ни уйти под воду, ни лечь на бок…

Клев был никакой, караси брали плохо и неуверенно, подолгу обсасывали мотыля и засекаться не хотели. За всё утро Вовка поймал лишь двух – они сейчас плавали в алюминиевом бидоне, заляпанном сухой ряской.

Позади что-то треснуло, словно стрельнуло, кто-то ругнулся глухо, и Вовка обернулся – из заповедных зарослей болиголова, в которых прятались развалины старого колхозного птичника, выходили какие-то мужики. Сколько их было, и кто они такие – Вовка не разобрал; он сразу отвернулся, крепче упёр в живот удилище и уставился на поплавок, пьяно шатающийся среди серебряных бликов.

Рекомендуем почитать

Фёдор Иванович плел себе гроб.

Он любил сообщать это новым людям, коих в Оленине появлялось немного, – и веселился по-детски, видя их недоверие.

– Сам, вот этими вот руками! – Он показывал заскорузлые ладони. – Из ивовой лозы, вымоченной, обшкуренной – всё как положено. Точно, как отец меня учил. Как дед. Мы, Фомичёвы, испокон веку лозу плели. Всё, что есть у нас, – всё из лозы сделано. Совершенно всё!..

Хозяйство у Фёдора Ивановича было самое обыкновенное: бревенчатая изба, поверх старой дранки крытая волнистым, замшелым уже шифером; покосившийся двор с сеновалом и тремя стайками; белёная треснувшая печка, скрипучий диван с неудобно выпирающими пружинами, дубовый, обитый клеенкой стол, черно-белый телевизор «Горизонт», завешанный пыльной салфеткой, засиженное мухами зеркало, да набор стеклянных потёртых рюмок.

Есть в деревне дом на отшибе, построенный когда-то из кирпичей от разрушенной церкви. Никто в нём сейчас не живёт. И иногда видят люди чёрный призрак священника той церкви отца Гермогена…

Ночью была буря, и старая гнилая липа, не выдержав натиска стихии, переломилась пополам и рухнула, накрыв покосившийся сруб колодца.

Досталось и другим деревьями – растущие вокруг пруда кряжистые вётлы разбросали по мелкой гнилой воде ободранные ветки, одичавшие яблони растеряли невызревшие еще яблоки, а растущая на пригорке сосна лишилась огромной лапы и сделалась жалкой, будто зверь-инвалид.

Но вот липа!..

Баба Маша вздохнула.

Другие книги автора Михаил Геннадьевич Кликин

Глобальную катастрофу пережили три брата. Капитан Степан Рыбников, несший дежурство в отделе радиоразведки командного пункта. Иван Рыбников, отправившийся с женой и детьми за город в то самое время, когда смертоносный вирус обрушился на Россию. И Николай Рыбников, живший в глухой деревне и получивший кличку «Турист» за блестящие навыки выживания в дикой природе. Им удалось связаться в самый последний момент, когда системы связи уже рушились по всей стране. Теперь Ивану, Николаю и семье Николая необходимо через территории, захваченные свирепыми мутантами и бандами опасных мародеров, двигаться в определенную точку на севере, указанную Степаном, – в надежде, что там они сумеют встретить самого Степана и обрести защиту от смертельных опасностей, подстерегающих теперь на каждом шагу…

Армады свирепых инопланетных агрессоров обрушиваются на Землю. Чудовищные создания, пожирающие живую плоть, захватывают все новые территории. Противостоять безжалостному противнику способны лишь Международные оборонные силы, на оснащение и поддержку которых брошены все земные ресурсы. Однако инопланетяне стремительно мутируют, после каждого нового столкновения с вооруженными силами Земли становясь все более неуязвимыми и беспощадными. Рядовому международного армейского корпуса Павлу Голованову предстоит принять участие в самых тяжелых боях с чудовищным противником.

— Спи! — Он поправил одеяло и взял ее за руку. — Завтра у нас будет еще один день. Целый день, представляешь?

Она послушно закрыла глаза, улыбнулась:

— Споешь мне что-нибудь?

— Колыбельную?

— Просто песенку. Про снег. Про Новый год. И про исполнение желаний.

— Спою. — Он знал очень много песен. А если подходящей песни не существовало, он сам ее придумывал.

Снежинки — маленькие феи,

Юный некромант приезжает в гости к тете Аглае, готовясь провести обычное скучное лето, и вступает в схватку с демонами преисподней…

Благородный чер Рэкто и его ученик готовы противостоять колдунам и личам таинственной обители ради спасения наследника престола…

Локи спускается в Мидгард, чтобы отыскать безумца, поднимающего целые кладбища, а в провинциальном Клонмеле объявляется некто, обещающий лишний год жизни тому, кто отважится станцевать со смертью…

Жизнь и смерть на страницах новой фантастической повести Ника Перумова и в произведениях других авторов сборника «Некроманты»!

Да что же это творится в нашем волшебном королевстве, благородные рыцари?! В реках бесчинствуют свирепые келпи, деревенских жителей держит в страхе железный воин с лосиными ногами и медвежьими лапами, по степи в поисках жертвы рыщет чудовищный Черный волк, а обитатели замков на островах общаются с такой нечистью из бездны вод, что и выговорить страшно! Мировая Черепаха сотрясается под ударами Молота Тора, слепой мститель ведет на столицу несметные полчища врагов, сын ведьмы публично издевается над основами божьего мироздания — а мы сидим сложа руки?! К оружию, благородные воины! К оружию!..

Россия. Наши дни…

Компания друзей – Дима, Минтай, Катя, Таня и Оля – весело проводят выходные. Выпивка, закуска, потанцульки, флирт разной степени тяжести. И никому нет дела до того, что происходит во внешнем мире. Они, конечно, замечают некоторые странности. Какие-то типы, похожие на обкурившихся бомжей, топчутся на опустевшей детской площадке. На улице пробка – машины стоят плотно и даже не пытаются тронуться с места. А в топе новостных порталов крутят ролик, в котором какой-то наркоман заживо грызет человека. Друзья не особо тревожатся. Ведь ясно же, что это вирусная реклама очередного ужастика. Но все оказалось гораздо страшнее. И зомби, будто сошедшие с экрана голливудского блокбастера, хлынули на улицы российских городов…

То, что когда-то называлось Россией. Время действия неизвестно…

Они должны были погибнуть в детстве, но выжили. Встреча с темным колдовством искалечила их судьбы, но они не отчаялись. Они разделили тяжелую магическую ношу и разошлись по миру, но тревожное время требует вновь объединить силы. Три старых друга встретятся на перекрестке дорог, в маленькой харчевне, и уже никогда не расстанутся. Вместе придется идти им опасными дорогами и лицом к лицу столкнуться со страшным противником, поднявшим темную армию мертвых на борьбу с людьми.

Дом стоял на вeршине горы. Из окон открывался величественный вид — обломанные клыки скал, темные пасти ущелий, языки ледников. Здесь стонал никогда не прекращающийся ветер, подвывал жутко и жалобно, словно замерзающий зверь. Где-то далеко внизу льнули к подножью гор стылые стальные облака.

А над головой — небо. Розовое, румяное, искрящееся. Четыре солнца, гоняющиеся друг за другом. Небо, не знающее ночи. Мир вечного дня. Планета бескрайних скал.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Муравлев Михаил

АШУР-ГРАД

КHИГА ПЕРВАЯ

ПРЕДУПРЕЖДЕHИЕ

За непреднамеренное цитирование, искажение цитат и невольное похищение чужих идей или иных результатов чьей-либо интеллектуальной деятельности автор ответственности не несет и настоящим предупреждением заблаговременно предупреждает читателей и прочих лиц о возможности подобных "вкраплений" как в данном предупреждении, так и в дальнейшем тексте.

Все указанные выше аберрации (если они, конечно, встречаются), употребленные без ссылки на первоисточник случайны и непреднамеренны, поэтоавтор просит присылать ссылки.

Сказано в Книге Творения — и сказано истинно: «В начале был только Хаос. Не понравилось это Создателю, и взял Он сущность Хаоса, и создал из нее твердь и звезды, и увидел: это хорошо. Но взглянул Разрушитель на Его работу и опечалился, ибо Хаос — царствоРазрушителя, и только в Изменчивости есть радость его...» Так гласит — и гласит истинно — Книга Творения, что почитаема на Восьми Постоянствах. На восьми островках Порядка, окруженных, как океаном, безумным, погибельным Хаосом Изменчивости. И, точно волны океанские на землю, наступает Изменчивость на Постоянство. Кто встанет, вооружась силою Порядка, против могущества силы Хаоса? Не армии, не маги, не герои — но юная девушка, готовая заплатить за спасение своего мира дорогую цену!..

Марианна Орлова

Последнее предупреждение

- Эй, Дик!

Парень, оживленно рассказывающий что-то своей спутнице, обернулся. Его улыбка быстро погасла, преобразившись в страдальческую гримасу.

- Hарвались, - тихо сказал он девушке. - Ладно, не первый раз, выберемся.

- Это шериф? - недоуменно спросила его спутница. - А какого дьявола ему от тебя надо?

- Вот именно, что дьявола, - сплюнул парень и постарался придать своему лицу как можно более вежливое выражение. - Чем могу быть полезен, мистер Эганс?

Елена Озовна

Д Е М О H

Посвящяется Стpаннику, идущему чеpез Лес к Костpу...

Ты сможешь!

Пpижимаясь спиной к холодной стене, Демон пытался скpыться в темноте. Он вглядывался в лица, пpоходящих мимо, он ждал... Он вышел на охоту, и знал, что она опять будет успешной. Потому что пpотив него не было оpужия. Вот... Пpиближение добычи... Кpасные глаза свеpкнули, он настоpоженно, боясь потеpять любое движение из виду, стал пpисматpиваться... По многолюдной улице шла девушка. Обычная, такая же, как сотни, пpоходящих мимо... Hо что то подсказало ему, что это именно то, что ему нужно. Чуть заметная улыбка игpала на ее губах, она шла, обхватив двумя pуками какой-то пpямоугольный пpедмет, пpижимая его к себе. Стаpаясь никого не задеть, девушка не спешила, но все pавно было видно, что ее не очень-то интеpесуют люди, окpужающие ее. И именно то, что она жила внутpи себя, заставило Демона затpепетать... Она пpиближалась и с каждым её шагом, он чувствовал, что все будет не так... Кpасный огонь в глазах потух, и в кpуг света вступил пpиятный молодой человек. Поpавнявшись с девушкой, он как бы нечаянно задел её - она с улыбкой скользнула по его лицу, и, не останавливаясь, пошла дальше. У входа в гоpодскую pатушу незнакомка остановилась на мгновение, что бы дотpонуться pукой до стены - это было! похоже на какой-то pитуал, и... скpылась в двеpях. Что ж, цель ясна, тепеpь все должно pазвиваться по намеченному плану, никто и никогда не ускользал от такого умного и pасчетливого Демона, не зpя он был пpизнал одним из лучших в своем мастеpстве. Тепеpь можно отдохнуть от ожидания, и он зашагал туда, что называлось его домом, когда он пpинимал человеческий облик.

Михаил Панюшкин

Раненый гном

Прошу не особо ругать. Главы кроме 5 написаны мной. Глава 5 ( орочья родня) написана Алексеем Цировым. Художественная обработка Антон Скригитиль. Писалось в Ворде посему прошу за букву "" не упрекать ;)

Глава Первая

ДОЛГИЙ ПУТЬ.

Раскаленное докрасна железо отбрасывает блики на стены. Искры осыпают пол и бесформенное доселе железо постепенно приобретает новую, смертоносную форму. Это- последняя стадия преображения металла. Он был рудой, лежащей в недрах земли, мясом, содранным с костей ее неутомимыми тружениками гномами - мастерами горнорудного дела. Затем бурая, невзрачная руда превратилась в серый , покойный метал, которому суждено ныне стать вещью. Куется меч. Тот, который напьется крови на полях сражений, поможет выжить близкому и принесет смерть врагу. о каждый творец меча выковывает его не для бессмысленных убийств, но для защиты собственных идеалов, собственной жизни. - Глоин! Да брось ты эту меч, иди есть! Куску металла уже не суждено стать мечом и он, оставив кровавые планы, мирно ложится на пол. Хорошо бы не подчиняться всем и каждому! Да куда там... Как только таким станешь так тут тебя и сразу в хирд загребут да отправят с врагом воевать... До чего же жизнь такая надоела! Вся жизнь у гнома в подземелье, сидим тут и горнами любуемся, а нет бы наверх подняться, на солнце посмотреть. Так ведь наверх наши теперь только на войну и ходят. Раньше бывало и просто ходили, торговать да на эльфов смотреть, говорят они города красивые строят да все из дерева, а не из камня... И на них самих полюбоваться, песни их послушать... Да только теперь это никому не надо, все в кто на войну не ушел за молоты схватились и куют свои доспехи. Дело конечно хорошее, сейчас каждый доспех в цене вырос, а гномий так и вдвойне. Особо хорошо раньше люди властелина покупали, да сейчас эльфы пришли и сказали что, мол, негоже врагу доспехи то продавать. у, наши то выкрутились, теперь сталь продают, все одно наша сталь лучше ихней. Говорят раньше у врага тоже хорошую сталь ковали да понабежали светлые да все порушили, где теперь вражьей стали до гномьей... о для чего же надо это родовичам? С каждым осколком металла, проданным строптивыми врагу утекает из жил народа гномов их пламенеющая, зажженная огнем горна, кровь. И бьется молодой гном, и умирает, не пробив кольчуги созданной им - же, или отцом его. По пути к столу присоединился одногодок Балин. Он очень гордился своим именем и своими родственными связями. Еще бы! Ведь так звали последнего короля Мории! А он ему еще и родней приходился... И все хотел его судьбу повторить. Конечно хорошая судьба, знаменитая, да больно глупо погиб Балин, государем Мории то почти и не побыл... И сколько с собой знатных гномов в землю утащил... И все без толку. е вернул он былой славы семьям гномов, не вернул богатств славного Казад - Дума. е потекли рекой алмазы, не стали гномы сидеть на золотых стульях - хотя может оно и к лучшему, ибо здоровее стали. - Я тут невдалеке железо нашел хорошее. Можем топор нормальный сделать. А то только и заставляют что горшки чинить да кастрюли паять. Это хорошо... Друг Балин, как ни крути. Всегда поможет, почувствует что настроение плохое, развеселит. Да только что так невесело лицо его? - Опять возраст снизили... - мрачно поведал Балин. - И мы с тобой туда попадаем. Эх, да что ни новость то одна другой хуже. Теперь надевай кольчугу тяжелую да тащись на юг да жизнь свою непонятно за что отдавай. А за что? Чтобы гондорцы да роханцы лучше жили? Гномы все равно всем нужны будут, пока железо в мире куют. Ибо никто не сделает кольчугу, таковую что лучше гнома - мастера будет. Лучший гномий топор пожалуй и с мифрильным поспорит, но человеком сделанным. о все равно иди, воюй! А если и не убьют то после того как десять лет свои лучшие отдашь и не получишь ничего. Раньше гному- воину за службы сто золотых выдавали да сейчас уже даже казны гномства не хватает на такую армию, теперь придешь из службы, а тебе шиш под нос... Такова жизнь общинная. Каждый в общине и воин, и повар, и кузнец, и купец. И каждый о себе заботиться должен. А иначе никак. Говорят люди как - то по другому, да кто этих людей поймет? Каждый человек делает свое дело - пахарь пашет, сеятель сеет. Да только не понять мне никак, что будет сеятель делать коли пахарь помрет? - А может в лунные горы? У них ведь и возраст побольше и жизнь получше? Да хорошо бы... Да только вот как на то родичи посмотрят? Ежли гном со своего места жизни убегает - он хуже вора, вор у семьи вещь украдет, а тот кто сбегает - себя, а каждая жизнь много дороже любой вещи, что бы там люди не говорили. Да и не дело это. Что там что сям - все одно убьют. Раньше, позже. - Hу а может все-таки что удумаем... - Ладно. Утро вечера мудренее, завтра может что и удумаем. - Сказал гном. И поплелся домой. Он давно забыл о стынущем горне и о несозданном творении. е занимали его грядущие ратные подвиги и чудные вещи, созданные руками гнома, не имеющие цены посредь людей. В его голове вертелись совершенно иные мысли.

Peter Pike's

Hаследник мага

Пpедлагаю Вашему вниманию сумбуpный pассказ, сочиненный мной несколько лет назад. Киньте в меня чем нибудь тяжелым.

1

Было темно. Костеp, наконец, pазгоpелся и осветил pасписанные изобpажениями людей и стpанных животных стены. Глаза защипало от дыма. Hа улице гpохотал штоpм. В нескольких шагах от этого кpошечного здания волны сотpясали чеpные скалы. Сквозь узкие окна были видны падающие в моpе извилистые молнии. Поpывы ветpа задували в единственную комнату капли дождя и пpогоняли дым. Дpожа от холода, Стик подсел поближе к костpу. Он насквозь пpомок, пока добpался до этого убежища. Человек, котоpый pазжег костеp, достал тpубку и пpинялся набивать ее табаком.

Погуляй Юрий

Ритм

-Левой! Левой! Раз! Два! Три! Третья шеренга - шире шаг!

Ритм давно правит телом. Всем в мире управляет он и вопли сержанта. Левой! Левой, твою мать! Левой! Даже сердце послушно отбивает великий марш.

-Эй, пехота, как шагается? - пролетают мимо двое Бешеных Кирасиров. Один из них, розовощекий безусый юнец, шутливо салютует свободной от поводьев рукой.

Пехота молчит. Команды "отвечать" не было. Лишь - Левой!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он – Последний Солдат. Последний из тех, кто сражался в войне не на жизнь, а на смерть. Последний, кто был свидетелем жестоких битв. Но все это в прошлом. Теперь благодарные потомки заботятся о нем. Следят за здоровьем. Пишут ему письма. Даже вот разыскали документы о его Дне рождения и решили его отметить. Вот только живет он как узник. В башне, на высоте двухсот с лишним метров. Почему же он не может выйти наружу?..

– Мне нужна удача, – уныло пробормотал Бог и почесал сияющую лысину. – Без удачи мне дальше никак…

Бог знал, что говорит, ведь он мог читать будущее.

– Привет, Господи! – В светлицу, не постучавшись, ввалился Архангел Гавриил. Он взмахнул потрепанными крылами, и в воздухе метелью закружился белоснежный пух.

Господь скривился. Он не очень-то жаловал Гавриила – на то было множество причин, и одна из них заключалась в том, что Гавриил никогда не стучался, перед тем как войти.

«Вы не можете спрятаться от них. Не можете убежать. Все, что вам позволительно – это не замечать их. И вы не видите их до той поры, пока не совершите ошибку. И тогда они придут за вами.» Так же, как пришли за человеком, от чьего лица ведется повествование этого рассказа.

Если от тебя ушла жена, отняли квартиру и ты стал опустившимся бомжом, то есть странный путь вернуться домой…