Наш день хорош

Когда в низине тихо застрекотал велосипедный моторчик, Павел Иванович разогнулся и посмотрел вокруг.

Жаркое солнце, казалось, хотело насквозь прожечь землю: оно набухло и катилось все ниже. Горизонт призывно синел невысоким хребтом Уральских гор. Над темно-рыжим массивом поля то здесь, то там виднелись платки, пиджаки, фуражки. По далекой дороге то и дело пробегали машины, груженные белесыми мешками. Стояла пора уборки картофеля. Пахло разворошенной землей, раздавались выкрики людей и звон лопат. А в неизмеримой вышине сияло такое по-домашнему теплое небо, что на душе было легко и просторно и не хотелось никуда уходить.

Другие книги автора Александр Смирнов

Конец XXI века. Земная цивилизация, пребывая в расцвете и на пике могущества, неожиданно сталкивается со смертельной угрозой. Из глубин космоса в пределы освоенного человечеством пространства вторгаются безжалостные дикари, вооруженные новейшими технологиями.

Численное превосходство захватчиков не оставляет землянам никаких шансов на отражение атаки.

И тогда Стратег – верховной правитель Земли и космических Колоний – идет на, казалось бы, нелепый и даже предательский шаг – позволяет агрессорам захватить Землю. Его план – обескровить врага, чтобы дать человечеству передышку и собрать силы для ответного удара.

Где он произойдет – знает только Стратег.

Читайте вторую книгу о приключениях Стратега.

XXI век. Благодаря грандиозному открытию земляне получают доступ к совершенно новым технологиям. Человечество осваивает Дальний космос, инопланетным цивилизациям приходится потесниться.

Колоссальные звездные флоты Земли способны противостоять любому противнику.

Однако из глубин Вселенной надвигается неведомая чудовищная опасность, против которой бессильны все существующие виды оружия.

Чужие цивилизации гибнут одна за другой. Земля на грани тотального уничтожения.

И тогда Стратег – верховный правитель объединенной Земли – изобретает план, благодаря которому у человечества появляется надежда…

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Какое прекрасное желтое слово — степь! Откуда я знаю, что чувствуют степняки, когда лежат, идут, бегут или скачут по степи на лошади. Откуда я знаю?! Откуда я знаю, что чувствуют москвичи, которых занесло в эшелоне, постукивающем колесами на высокой насыпи, но я могу сказать, что чувствовал, когда видел эту степь, и что чувствую теперь, через полсотни лет, через полвека с тех пор, как я ее видел…

Шестьдесят лет — срок жизни для одного человека немалый. И я, не упорствуя, без нажима, совершенно свободно, выхватывая из памяти что попало и при каких угодно обстоятельствах, когда я вспоминаю эту степь и даже не саму степь, а слово «степь» — желтое просторное слово, я тогда испытываю то, что я не испытываю при воспоминании о всяких там горах, лесах, полянах, садах, городах…

В течение многих лет (с 1900 по 1917 год) я пробыл за границей. Мне пришлось много скитаться по морям и по суше по городам Америки и Европы.

На основе личных наблюдений написаны мною эти рассказы. Во многом они автобиографичны.

О нем надо писать не рассказ, не повесть, не роман, а очерк. Именно очерк, чтобы разобраться в том, что сейчас происходит на нашей теплой и круглой земле. Поставить точки над "и", разместить акценты, развеяв дымку предположений, выявить невыявленное и все это сжать тугой пружиной обобщения.

А он сидит передо мной и курит вторую папиросу… Да, вторую папиросу! Видимо, все-таки чуточку волнуется, хотя он слишком крупный и сильный человек для того, чтобы волноваться в обычном смысле этого слова. Не могут же у него – черт возьми! – вздрагивать от волнения руки, прерываться дыхание, краснеть лицо. Это не такие руки, не такие легкие… Вот выкурить подряд две папиросы – это он может!

В течение многих лет (с 1900 по 1917 год) я пробыл за границей. Мне пришлось много скитаться по морям и по суше по городам Америки и Европы.

На основе личных наблюдений написаны мною эти рассказы. Во многом они автобиографичны.

В течение многих лет (с 1900 по 1917 год) я пробыл за границей. Мне пришлось много скитаться по морям и по суше по городам Америки и Европы.

На основе личных наблюдений написаны мною эти рассказы. Во многом они автобиографичны.

Герои произведений Гусейна Аббасзаде — бывшие фронтовики, ученые, студенты, жители села — это живые образы наших современников со всеми своими радостями, огорчениями, переживаниями.

В центре внимания автора — нравственное содержание духовного мира советского человека, мера его ответственности перед временем, обществом и своей совестью.

Герои произведений Гусейна Аббасзаде — бывшие фронтовики, ученые, студенты, жители села — это живые образы наших современников со всеми своими радостями, огорчениями, переживаниями.

В центре внимания автора — нравственное содержание духовного мира советского человека, мера его ответственности перед временем, обществом и своей совестью.

Герои произведений Гусейна Аббасзаде — бывшие фронтовики, ученые, студенты, жители села — это живые образы наших современников со всеми своими радостями, огорчениями, переживаниями.

В центре внимания автора — нравственное содержание духовного мира советского человека, мера его ответственности перед временем, обществом и своей совестью.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Двое советских физиков знакомятся на зарубежной конференции с неким демонологом, который, желая доказать неверующим факт существования адских сил, предлагает провести ночь в доме, где регулярно появляются привидения.

Обязанностью Симона было следить за небом, что этот затянутый в форму сын почтенных родителей из Коммантри и делал.

Беззвучный, как взмах кошачьей лапы, фосфорический луч обходил экран радара. Озарялось пустое пространство неба, вспыхивали уступы далеких Альп, ярусы туч, которые сгустились над Роной, близкие вершины Божоле и Юры. Затем изображение таяло, пока его снова не оживлял фосфорический луч. Бодрствование и дремота сменялись на экране, не уступая и не побеждая друг друга.

Космический корабль попал в аварию вблизи астероида. Из всего экипажа выжил лишь один пилот Петров. Он спас свою жизнь, но оказался заперт внутри мертвой жестянки на орбите вокруг безжизненного астероида. Искать его никто не догадается. Значит, надо подать сигнал бедствия. Но как?

Шаpль Эксбpайя (Шарль Дюриво) — один из ведущих мастеpов фpанцузского детективного жанpа. За долгую жизнь в литеpатуpе он написал более 160 pоманов, их общий тиpаж во Фpанции и за её пpеделами пpевысил 20 миллионов экземпляpов. Многие его pоманы были экpанизиpованы в кино и на телевидении. Эксбpайя считается создателем особого жанpа — юмоpистического детектива, где остpосюжетность и занимательность сочетаются с искpомётным юмоpом.