Нарушенные обеты

Нарушенные обеты
Автор:
Перевод: А. Помогайбо
Жанр: Короткие любовные романы
Год: 1998
ISBN: 5-237-00822-4

Джек О'Коннор привык общаться с крутыми уличными подростками, чьим перевоспитанием давно занимался. Но что делать с очаровательной новой преподавательницей Венди Вэлдез, рядом с которой этот многоопытный мужчина почему-то чувствует себя робким мальчишкой? И какой должна быть любовь, чтоб исцелить кровоточащие раны прошлого?..

Отрывок из произведения:

– Эй, мамаша, давай повеселимся! – Низкий голос звучал развязно и самоуверенно.

Венди Вэлдез обернулась. Говоривший стоял у задней дверцы ее фургона. Им оказался худенький мальчуган с карими глазами, который изучал ее совсем не детским взглядом.

Венди опустила глаза на листок бумаги с адресом, затем снова пристально вгляделась в номер над дверью дома за спиной парня. Да, похоже, что именно этот невысокий дом с облупившейся штукатуркой и есть «Валенсия-хаус» – приют для подростков, бежавших от своих родителей. И этот паренек, в глазах которого читалось, что он уже немало перевидал в своей жизни, – один из подопечных приюта.

Популярные книги в жанре Короткие любовные романы

В романе рассказывается о судьбе молодой американки, которая отправляется в свадебное путешествие на родину мужа — Ирландию. В этой стране ее поджидает ряд драматических и романтических событий. Юная женщина, сама не догадываясь об этом, становится объектом языческого ритуала, который чуть не оканчивается для нее смертью.

Этот остросюжетный любовный роман держит читателя в напряжении с первой до последней страницы.

Что может быть общего у всемирно известной фотомодели и незаметной, обремененной семьей служащей универмага? Ни внешностью, ни возрастом, ни положением в обществе главные героини двух романов Джорджины Форсби не похожи друг на друга.

Но обе они одинаково прекрасны в своей душевной щедрости, склонности к самопожертвованию, в стремлении преодолеть все хитросплетения судьбы ради благополучия дорогих им людей.

И в конце концов каждая из них обретает покой и счастье в объятиях того единственного мужчины, без которого жизнь превращается в унылую череду серых однообразных будней.

Для широкого круга читателей.

Молодая американка Кэра Станоп сопровождает свою сестру, пережившую тяжелую семейную драму, в путешествии по Африке. Они отправились туда, чтобы сменить обстановку, приобрести свежие впечатления, вновь почувствовать интерес к жизни. И сестры не обманулись в своих ожиданиях — Африка пленила их не только экзотикой, но и неожиданными встречами. А уж какой сюрприз поджидал здесь Кэру!

Глория Кемпбелл осознанно выбрала свой жизненный путь. Она мечтает получить то, что имеют умные и честолюбивые мужчины: высокий деловой статус, независимость и никакого быта. А личная жизнь… Спасибо, ей надоело предоставлять свой ум, душевное тепло и тело в распоряжение тех, кто ее использует и бросает. Итак, она делает карьеру, а мужчина — симпатичный, но бедный сосед — навещает ее только на правах друга. Но судьба буквально швыряет ей в руки неожиданный сюрприз и вносит в жизнь решительной Глории свои коррективы…

Снег на улицах Парижа в марте — событие невероятное и мало кого радует. Доктор медицины Клер Лапар не исключение, к тому же весенняя непогода под стать ее унылому настроению. Как всякой женщине, ей хочется тепла, счастья, любви, но годы идут, а Тот Самый Мужчина все не встречается. Однако ненастье и нескладная личная жизнь не вечны, из-за туч всегда выглядывает солнце. Мартовский снег сойдет, и к Клер придет настоящая любовь. Ответит ли ее избранник на это чувство?..

Пола Андерсен долгое время не подозревала, что ее некогда любимый муж устроил за ней слежку, наняв частного детектива Ричарда Чейза. Вот только для чего? Ведь супруги давно разлюбили друг друга и даже не скрывали, что чувства остыли. И тем не менее за каждым шагом Полы следил красавчик детектив… До тех пор пока не познакомился со своей «жертвой» лично. Пола в два счета завладела его сердцем. Ну а можно ли оставаться объективным и выполнять свою работу, когда приходится следить за женщиной, которую любишь? Вот и Ричарду предстоит этот непростой выбор.

Луизе Найвен трудно живется. Она много работает, а все свободное время отдает различным благотворительным проектам. И очень-очень одинока. В ее прошлом есть какая-то тайна, лишающая ее желания сближаться с людьми.

Встреча со Стивеном Дэвидсоном меняет ее жизнь. Этот зеленоглазый богатырь, лейтенант пожарной части, уверен, что сумеет излечить Луизу от неврозов, коренящихся в прошлом. И Стив делает это. Потому что объятия любимого — лучшее лекарство для женщины.

Дорогой читатель! Этот рассказ не проба пера, не попытка найти себя в роли писателя и прочее. Это проза моей жизни. Я решила душевно обнажиться перед вами, просто потому, что я одна из миллиона девушек, с которыми что-то подобное уже было. И если бы я захотела в одной фразе отразить суть этого рассказа, я бы процитировала слова Уинстона Черчилля: «Вот вам урок: никогда не сдавайтесь, никогда не сдавайтесь, никогда, никогда, никогда, никогда – ни в чем, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком – никогда не сдавайтесь, если только это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего соперника».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Семья русских эмигрантов. Три поколения. Разные характеры и судьбы – и одинаковое мужество идти навстречу своей любви, даже если это любовь-грех, любовь-голод, любовь-наркотик. Любовь, которая перемежается с реальным голодом, настоящими наркотиками, ужасом войн и революций. Но герои романа готовы отвечать за собственный выбор. Они не только напряженно размышляют о том, оставляет ли Бог человека, оказавшегося на самом краю, и что же делать с жаждой по своему запретному и беспредельному «я». Они способны видеть ангела, который тоже смотрит на них – и на границе между жизнью и смертью, и из-под купола храма, и глазами близких людей.

Роман «Расставание» Л. Бородина построен вокруг идеи Бога. Его герой — московский интеллигент — решает начать новую жизнь. Где-то в Сибири он отыскивает попа Василия и его дочь Тосю, которые живут с Богом в душе, вокруг них особая атмосфера чистоты и любви, притягивающая героя. Но он не чувствует себя достаточно чистым, чтобы принять от судьбы такой подарок, и уезжает в Москву, чтобы привести свои дела — прежде всего душевные — в порядок.

Из Сибири вся его московская жизнь казалась ему ясной, понятной и легко преобразуемой в нужном для очищения направлении. Приехав и столкнувшись с ее живым и непредсказуемым потоком, он безнадежно в ней запутывается, поскольку общение с Тосей наделило его способностью гораздо острее видеть чужую жизнь и воспринимать чужую боль, чем это было прежде. Арестовывают его сестру-диссидентку, и он не может уже сказать «допрыгалась»; его отец, отношения с которым были так просты и удобны, оказывается вдруг человеком ранимым и способным на неожиданные поступки; «халтура», которую он раньше бы сделал с хладнокровным цинизмом, превращается в моральную проблему; любовница ждет от него ребенка, и этот факт перерастает свое бытовое содержание, предопределяет судьбу. Душевный переворот совершился, холодный рационалист стал живым человеком, теперь он ближе к Богу, чем когда бы то ни было. Однако цена всему этому — погубленная судьба Тоси, к которой герой уже не может вернуться.

«Корсет» вздрогнул и устремился (вообще-то полагалось ему именоваться «Корвет», но когда-то робобаба-машинистка на верфи сделала опечатку, идиотское словечко влетело в регистратор – и кранты; с тех пор мой кораблик страдал комплексами и хронической невезучестью). Я рванул рычаг тяги. Печь гневно загудела. Только тут я вспомнил, что нахожусь в кухонном отсеке и бросился было прочь, но стукнулся коленом о дверцу поддувала. Зашипел от боли и, отчаянно бранясь, хромая и подпрыгивая, заторопился в рубку. «Корсет» все еще стремился, как будто его невольно влекла неведомая сила, я ударил носовыми дюзами, пульт ударил меня по той же коленке, я перелетел через панель экранов и завис в матерой паутине между пультом и передней переборкой. Дюзы грохотали, перекрывая несущееся из кухни шкварчание, но не запах подгоревшей яичницы (на сале). «Корсет» с грохотом ударил в неведомую преграду и остановился.

Я подсек. Уклейка вылетела из воды, промелькнула серебряной искрой и шлепнулась в траву. Я поймал ее, вытащил крючок из верхней губы, пустил добычу в ведерко и накрыл сверху листом лопуха – чтобы она не выпрыгнула и чтобы не так быстро грелась вода.

И тут за спиной у меня раздалось:

– Вы ее будете есть?

«Что он имеет в виду? Что несолидно такую мелочь ловить? А кому какое дело? Ловлю для отдыха, для удовольствия. Нервы успокаиваю. Или он считает, что нехорошо ловить ради удовольствия? А кто вы, простите, такой, чтобы задавать вопросы?»