Наркоманские былины

Зависали Поручик и Миша-кайф на каком-то флету. Все проширяли, вмазаться хочется, а нечем. И тут Поручик под кроватью нашел мисочку с желтой жидкостью. Понюхал, вроде салютом пахнет. Подумал он, что это кто-то ныку такую сделал. Выбили они с кайфом несколько соток, сварили, вмазались, отменно приходнулись. А потом выяснилось, что одна герла, которой по приходу было лень дойти до сортира, пописала в эту мисочку, и Поручик бодяжил именно ее мочу. Когда он сам об этом узнал, он только хмыкнул: Винт, он и есть винт, из чего бы его не сварили.

Другие книги автора Баян Ширянов

Роман Баяна Ширянова — наиболее скандальное литературное произведение русского Интернета в 1998 году. Заявленный на литературный конкурс АРТ-ТЕНЕТА-97, он вызвал бурную полемику и протесты ряда участников, не желавших выступать в одном конкурсе с произведением, столь откровенно описывающим будни наркоманов. Присуждение же этому роману первого места в конкурсе, сделанное авторитетным литературным жюри во главе с Борисом Стругацким, еще более усилило скандал, вызвав многочисленные статьи и интервью в сетевой прессе.

«Низший пилотаж» — роман с первитином. Он же винт — могущественный психостимулятор, успешно конкурировавший с молекулами ДНК в крови постсоветской богемной и прочей деклассированной молодежи.

Главный наркотик начала девяностых — беспрецедентно доступный и дешевый (в своей весовой категории, разумеется, — трава не в счет). К середине девяностых был потеснен близнецами-братьями героином и кокаином, но в памяти народной по-прежнему живее многих живых, благо «винтовая тусовка» — хочется сказать «винтовой этнос», до такой степени препарат повлиял на психику и физиологию своих приверженцев — успела обзавестись своим фольклором.

«Низший пилотаж» — энциклопедия винтового сленга, кумарных притч, стремных примет и торчковых мудростей.

«Низший пилотаж» — история поколения, полная неоновых картинок «из жизни» и надрывных нецензурных разговоров.

Стиль Баяна Ширянова сочетает ледяную патетику в духе Берроуза с трезвой журналистской ироничностью; интонации истерики, исповедального монолога, физиологического очерка, анекдота и сенсационного репортажа сплавлены в романе без видимых швов. Этакая пристрастная беспристрастность, тоскующая ненависть, понятная любому, кто «соскочил».

Верхний и нижний. И никаких средних! Что вверху – то и внизу. А посередке – я с питерским эфом. Вчера привез. Сегодня сварю и вмажусь.

А зачем я это пишу? Так, мало ли что...

300 тыщ знаков, в принципе достатошно. Может, я в зашир уйду и мне будет лениво это все дописывать?

Но все, хватит. Пепел эфедры стучит мне в сердце! Ничего, не долго ему стучать осталось. Эх, ща вотрусь!..

Долгожданное продолжение скандально известного романа «Низший Пилотаж». Книга о жизни и быте наркоманов. За эти произведения на автора подавали в суд «Идущие вместе». За одно это уже стоит почитать.

Баян ШИРЯHОВ

HИЗШИЙ ПИЛОТАЖ

Роман в новеллах о наркоманах, для них самих и

всех прочих желающих.

ЗАМОРОЧКА - 6. УПРАВЛЕHИЕ ЛЕТУЧИМИ МЫШАМИ.

Произошло это странное происшествие в одной глухой деревушке. Туда на лето укатила Шура Кикоззз, переламываться от винта.

В ближайшем поселке была, конечно, каличная, но ничего, кроме марганцовки и горчичников в ней не продавалось. Зато в огородах росли бошки.

Антинаркотическая кампания не проникла в среднерусскую глубинку, чем Шура Кикоззз и пользовалась, еженощно совершая набеги на соседние деревни на предмет дербана лишнего мачья.

Пожалуй, за последние годы в России не было более скандального произведения, чем «Низший пилотаж» Баяна Ширянова. И вот новый текст, фактически комментирующий знаменитую и ставшую исторической реплику, прозвучавшую в одной из перестроечных телепередач: «У нас секса нет». У нас - патология. Автор «ЗС» продолжает традиции отечественного ликбеза в русле «Занимательной математики». Жжет, да?

Баян ШИРЯHОВ

HИЗШИЙ ПИЛОТАЖ

Роман в новеллах о наркоманах, для них самих и

всех прочих желающих.

МАРАФОH.

ДЕHЬ ПЕРВЫЙ.

Утро. Я решил завести себе байбл. В него я буду писать все мои приключения. Хотя, приключений у меня а самом деле маловато, но будет, наверное, приятно перечитать все это когда-нибудь.

Итак, у меня было двое суток ремиссии. Старые дырки поджили, но некоторые воспалились. Hадо завязывать шмыгаться чужими струнами и давать их кому попало.

Баян ШИРЯHОВ

HИЗШИЙ ПИЛОТАЖ

Роман в новеллах о наркоманах, для них самих и

всех прочих желающих.

ПОДЕРЖИ ЗЕРКАЛО.

Hикаких хохмочек! Hикаких выебонов! Правда. Голая блядь правда! Сам видел! И поэтому право имею ее резать! Hа глушняк...

Да, я ширяюсь, шмыгаюсь, втираюсь, мажусь. Да, и зовут меня поэтому Шантор Червиц. А, может, и не поэтому, а из-за других причин, но причины эти по хую.

Может и узнаешь когда, а пока въезжай в расклад и расстановку сил. Я объявил войну винту. Как и многие. Мы воюем с ним так же, как алкоголики со своей вонючей водярой, путем уничтожения посредством собственного организма. Hичего нового в этом нет, поэтому мы решили легализовать наркотики. Hо об этом тоже позже.

Баян Ширянов

Оборотень

- Не надо... - пролепетала девушка, но и ее слова не возымели действия. Нож рассек ладонь, которой она пыталась загородиться от разящей стали, и вошел в шею несчастной. Телохранитель разминулся с убийцей более чем на четверть часа. Войдя в подъезд, охранник увидел кровавые отпечатки ботинок. Чувствуя неладное, он кинулся по следам...

Пролог

Трагедия -дама, предпочитающая внезапные появления.

Популярные книги в жанре Контркультура

Александр Семенов

В поисках утраченного яйца

ВЫСТРЕЛ

В каком году не сказано, в каком краю замазано, в общем, представь, дорогой друг, представь: солнце восходит... День вчерашний - что ж, я не знаю, куда он делся, или я забыл его с перепоя, а может быть, просто тот, кому надлежит ведать временем, внезапно переключил скорости, пошуровал рычагом своего инфернального организма, и вот уже новая жизнь вокруг совершается, трепещет, кипит и пенится, и идет уже через край, полная надежд и заманчивых телодвижений... Но, как и все, я жил, пока был молод, и, как и все, любил, пока был телом, у каждой женщины подмышкой есть испания, а когда я вернулся обратно, рядом со мною плавал непотопляемый броненосец Арсений, которому я и посвящаю страницы, лежащие перед вами, потому что сердце у него большое и справедливое, пусть ему будет приятно.

В школе я был обычным панком. Ну, слушал, там Exploited, GBH, Sex Pistols, Гражданскую оборону. Ругался с учителями из-за булавки в ухе, панковских маек, бритых висков. Но потом моя жизнь резко изменилась. В компании друзей я посмотрел фильм Romper Stomper. Копия была даже не первой, но все, что нам было надо, мы там увидели. Этот фильм рассказывал о скинхедах, точнее, о, так называемых боунхедс, бритоголовых, придерживающихся расистских и националистических взглядов. Фильм был направлен против них, скинхеды по сюжету жили как свиньи, какой-то полухипповской коммуной. Тем не менее, идея нас захватила. Не то, чтобы мы были убежденными нациками, но конфликты с рэпперами, неконтролируемый поток иммигрантов из южных республик бывшего СССР, которые не желали ассимилироваться и часто создавали этнические преступные группировки, все это, несмотря на наличие друзей других национальностей как у нас, так и у наших родителей, не способствовало росту интернационализма. На дворе стояла бешеная середина девяностых. Мы с друзьями ненавидели новую действительность, когда все измерялось деньгами, а деньги делались на крови и обмане. Мы протестовали против нее. И вот была найдена форма протеста.

 Согласитесь, до чего же интересно проснуться днем и вспомнить все творившееся ночью... Что чувствует женатый человек, обнаружив в кармане брюк женские трусики? Почему утром ты навсегда отказываешься от того, кто еще ночью казался тебе ангелом? И что же нужно сделать, чтобы дверь клубного туалета в Петербурге привела прямиком в Сан-Франциско?..

Клубы: пафосные столичные, тихие провинциальные, полулегальные подвальные, закрытые для посторонних, открытые для всех, хаус– и рок-... Все их объединяет особая атмосфера – ночной тусовочной жизни. Кто ни разу не был в клубе, никогда не поймет, что это такое, а тому, кто был, – нет смысла объяснять.

 Согласитесь, до чего же интересно проснуться днем и вспомнить все творившееся ночью... Что чувствует женатый человек, обнаружив в кармане брюк женские трусики? Почему утром ты навсегда отказываешься от того, кто еще ночью казался тебе ангелом? И что же нужно сделать, чтобы дверь клубного туалета в Петербурге привела прямиком в Сан-Франциско?..

Клубы: пафосные столичные, тихие провинциальные, полулегальные подвальные, закрытые для посторонних, открытые для всех, хаус– и рок-... Все их объединяет особая атмосфера – ночной тусовочной жизни. Кто ни разу не был в клубе, никогда не поймет, что это такое, а тому, кто был, – нет смысла объяснять.

 Согласитесь, до чего же интересно проснуться днем и вспомнить все творившееся ночью... Что чувствует женатый человек, обнаружив в кармане брюк женские трусики? Почему утром ты навсегда отказываешься от того, кто еще ночью казался тебе ангелом? И что же нужно сделать, чтобы дверь клубного туалета в Петербурге привела прямиком в Сан-Франциско?..

Клубы: пафосные столичные, тихие провинциальные, полулегальные подвальные, закрытые для посторонних, открытые для всех, хаус– и рок-... Все их объединяет особая атмосфера – ночной тусовочной жизни. Кто ни разу не был в клубе, никогда не поймет, что это такое, а тому, кто был, – нет смысла объяснять.

 Согласитесь, до чего же интересно проснуться днем и вспомнить все творившееся ночью... Что чувствует женатый человек, обнаружив в кармане брюк женские трусики? Почему утром ты навсегда отказываешься от того, кто еще ночью казался тебе ангелом? И что же нужно сделать, чтобы дверь клубного туалета в Петербурге привела прямиком в Сан-Франциско?..

Клубы: пафосные столичные, тихие провинциальные, полулегальные подвальные, закрытые для посторонних, открытые для всех, хаус– и рок-... Все их объединяет особая атмосфера – ночной тусовочной жизни. Кто ни разу не был в клубе, никогда не поймет, что это такое, а тому, кто был, – нет смысла объяснять.

 Согласитесь, до чего же интересно проснуться днем и вспомнить все творившееся ночью... Что чувствует женатый человек, обнаружив в кармане брюк женские трусики? Почему утром ты навсегда отказываешься от того, кто еще ночью казался тебе ангелом? И что же нужно сделать, чтобы дверь клубного туалета в Петербурге привела прямиком в Сан-Франциско?..

Клубы: пафосные столичные, тихие провинциальные, полулегальные подвальные, закрытые для посторонних, открытые для всех, хаус– и рок-... Все их объединяет особая атмосфера – ночной тусовочной жизни. Кто ни разу не был в клубе, никогда не поймет, что это такое, а тому, кто был, – нет смысла объяснять.

One

Ты понимаешь, они сами не знают, чего хотят. Начинаешь о чем-то мечтать шутки ради, просто так, чтобы о чем-то помечтать. А через год-другой ты уже забываешь о том, что придумал эту мечту, она вырисовывается, как самая настоящая симулакра из Бодрийара, вырисовывается в нечто. Симуляция без объекта симуляции, она замыкается сама в себе и становится твоим смыслом жизни. Бам! Теперь ты уже живешь для достижения мечты, которая никогда тобой толком не была понята, ты живешь симуляцией своей жизни. Как компьютерная игра, в которую ты играешь, и думаешь, что сыграешь немного и все, будешь жить нормально, но игра затягивает, ты играешь так долго, что в конце уже не можешь провести грань между игрой и жизнью. В конце концов все эти вопросы, которые мы задавали пока вырастали… на них так и не получены ответы, на них нельзя найти ответа, так и получается, что любой ответ лучше чем ничего.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Данный материал представляет собой панорамное видение, полученное мной в начале 1995 года. Совершенно очевидно, что оно дано в виде аллегории, как и большинство видений и снов. Я постарался как можно точнее передать то, что я на самом деле видел и ощущал.

Пожалуй, в отечественной истории не найдется другого персонажа, которому навешивались бы подобные ярлыки. «Вешатель». И этим все сказано. Это позорное прозвище прочно связывается с именем Михаила Николаевича Муравьева, бывшего главным начальником Северо-Западного края в 1863–1865 годах. Его обвиняют в жестоком подавлении польского восстания, называют палачом Литвы и Беларуси, безжалостным русификатором, приписывают желание уничтожить всякое культурное своеобразие белорусского народа. И эти догмы переходят из статьи в статью, из учебника в учебник. Казалось бы, все ясно — черная личность, антигерой белорусской, да и российской истории. Но не все так просто. Ведь большинство современников называли 1860-е годы в Беларуси «Муравьевской эпохой». В крае в его честь открывали музеи, его ангелу-хранителю посвящали храмы и часовни, на его имя шли десятки и сотни благодарственных адресов, Муравьева почитали спасителем Отечества, сравнивали с Кутузовым. Так каким же он был, Михаил Николаевич Муравьев? Какова его роль в нашей истории? Отрицательный он персонаж или положительный? Попробуем разобраться.

Обабков Евгений Николаевич

(Там где душа) Жизнь, сложная штука, а вот смерть...

Аннотация: Первое мое произведение, местами сырое, местами не продуманное, местами со слабым слогом, но бесценное для меня в плане набора опыта - именно на нем я учился впервые, красиво и "мягко", складывать слова (идей много, а вот красиво оформить их - это уже дело опыта) В разделе можно найти и второе мое произведение, закончено оно будет к середине Апреля 2011 года, название - Смерть еще не конец. Именно в нем я реализовал все то что не получилось в превой части (особенно ближе к середине) и на мой взгляд вторая книга достойна того, что бы ее прочитали и запомнили. Итак, дорогие читатели, представляю вашему вниманию свои фантастические произведения. Очень жду оценок, мне это важно. Спасибо всем.

Обабков Евгений Николаевич

Империя Звезд и (основание или космический цепеллин)

Аннотация: Судьба порой выкидывает странные сюрпризы и даже во времена покорения космоса, звездных кораблей и всеобъемлющего использования энергии, жизнь может быстро покатиться под откос. При этом выбор предстоит сделать один - добиться благоволения от судьбы своими силами. Это полная версия книги.

  

  ПРОЛОГ