Напасть

Азиза Джафарзаде

НАПАСТЬ

Историческая повесть

Перевод Сиявуша Мамедзаде

Зачин

XVI век!.. Шах Исмаил Хатаи, объединив разрозненные и рассеянные племена и создав на огромной территории Азербайджанскую державу, ушел в мир иной. И оставил потомкам Родину. Оставил родной язык, который приравнивался к языку межнационального общения. Оставил урок Гражданской Доблести. Оставил питомцев, протягивающих руку другу и встречающих боевым кличем врага. Таким был венценосный пращур наш, Шах Исмаил. А что последовало после него? И я заглянула на следующую страницу истории, читатель мой!

Другие книги автора Азиза Джафарзаде

Принц Гази-бек скучал. Уже несколько дней, как умер его учитель, кази дворца Ширваншахов Мухаммедъяр, и музыкальные, развлекательные собрания были на время прекращены. Принц с самого утра не находил себе места: чем бы заняться? Дни тянулись один скучнее другого.

Так и сегодня. Вздыхая, он долго ворочался в постели, потом, кликнув надима[1] Салеха, велел ему готовиться к прогулке. А сам нехотя, без аппетита, сел завтракать. Поковырял нежнейшую чихиртму[2]

Этот роман посвящен жизни и деятельности выдающегося азербайджанского поэта, демократа и просветителя XIX века Сеида Азима Ширвани. Поэт и время, поэт и народ, поэт и общество - вот те узловые моменты, которыми определяется проблематика романа.

Говоря о судьбе поэта, А. Джафарзаде воспроизводит социальную и духовную жизнь эпохи, рисует картины народной жизни, показывает пробуждение народного самосознания, тягу простых людей к знаниям, к справедливости, к общению и дружбе с народами других стран.

Популярные книги в жанре Историческая проза

Исторический роман известного латышского советского писателя, лауреата республиканской Государственной премии. Автор изображает жизнь латгалов во второй половине XIII столетия, борьбу с крестоносцами. Главный герой романа — сын православного священника Юргис. Автор связывает его судьбу с судьбой всей Ерсики, пишет о ее правителе Висвалде, который одним из первых поднялся на борьбу против немецких рыцарей.

Роман Станислава Десятникова является трилогией, две первые части которой вышли в Лениздате в 1986 году. В центре повествования - история Северной войны, перипетии сложной дипломатической борьбы, которую вели Петр I и русская дипломатия. На этом фоне автор рассказывает о судьбах двух братьев - Никиты и Романа Корневых.

Приключенческие рассказы о королевстве Латинском на Святой Земле повествуют о кровавых временах противостояния Запада и Востока, наступивших после завоевания крестоносцами Иерусалима в 1099 г. и продлившихся почти 200 лет, до 1291 г., когда пал последний крестоносный город Сен-Жан-де-Акр или Акра (ныне город Акко в Израиле). Доблестные рыцари, юные королевы, коварные политики, кровожадные ассасины и многие другие исторические образы предстают перед читателем на страницах книги.

В год, когда поползли слухи о гибели евреев моего города, я жил в одном из кварталов Ерушалаима, в доме, построенном мною после погрома, случившегося в году ТАРПАТ[2], а гематрия "ТАРПАТ" равна "Нецах Исраэль"[3]. В ту ночь, когда арабы лишили меня крова, дал я себе обет – если Всевышний пожелает и я останусь в живых, построю дом в Ерушалаиме, в том же квартале, который враги пытались разрушить. Милостью Божьей спасся я от рук их и остался с женой и детьми жить в Ерушалаиме.

Место и время действия — Германия, 1930–1931 годы: период стремительного взлета НСДАП. Имена большинства центральных персонажей печально знакомы нам с детства. Однако таких Гитлера, Геринга, Геббельса, Гесса — молодых, энергичных, нацеленных в счастливое будущее — мы еще не встречали ни в литературе, ни в кино.

Каждая сцена книги Елены Съяновой основана на подлинных документах из труднодоступных архивов; внимательный читатель обнаружит здесь множество парадоксальных параллелей с ситуацией в России начала XXI века. Тем не менее перед нами не историко-публицистическое исследование, а психологический роман — о дружбе и страсти, самопожертвовании и предательстве. О том, какими чистыми чувствами и добрыми побуждениями бывает подчас вымощена дорога в ад.

Книга представляет собой философскую драму с элементами романтизма. Автор раскрывает нравственно-психологические отношения двух поколений на примере трагической судьбы отца – японского пленного офицера-самурая и его родного русского любимого сына. Интересны их глубокомысленные размышления о событиях, происходящих вокруг. Несмотря на весь трагизм, страдания и боль, выпавшие на долю отца, ему удалось сохранить рассудок, честь, благородство души и благодарное отношение ко всякому событию в жизни.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся философией жизни и стремящихся к пониманию скрытой сути событий.

На сегодняшний день перу Ричарда Вудмена принадлежит около двух десятков произведений, включая четырнадцать томов серии о Натаниэле Дринкуотере и книга о морской службе Тринити Хауз — «Хранители моря». Им также написаны «История корабля», различные исследования о Второй мировой войны, об арктических и мальтийских конвоях, а также захватывающая история фрегатной войны во времена Французской революции — «Воины моря».

К плаванию под парусом Вудмен пристрастился с детства. Он получил опыт управления судном с прямым парусным вооружением, плавая на судах «Роялист» и «Эндевор Реплика» (восстановленной прогулочной яхте викторианской эпохи). У него есть пятитонный гафельный куттер «Андромеда», на котором он совершает плавания, главным образом вдоль берегов Англии и в южных водах Северного моря. Его привлекают в качестве советника Национальный Военно-морской музей и парижская студия «Эдвенчер Филмз».

«Око флота» (An Eye of the Fleet) — Первая книга серии о Натаниэле Дринкуотере. Действие книги развивается в начале 1780-х гг. Юный мичман Дринкуотер начинает службу на одном из фрегатов Королевского флота. Ему предстоят как сражения с американцами и французами в ходе Войны за независимость, так и борьба за самоутверждение в корабельной команде.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Валерий Джалагония

Шутки усталых вождей

В своей "Автобиографии", недавно переведенной на русский язык, Артур Кестлер, прошедший путь от убежденного сторонника коммунизма до его врага, привел поразившие меня слова Ленина. Как утверждает автор, тот с мрачным юмором называл соратников "покойниками на каникулах". Этих усталых людей, пишет Кестлер, "уже ничего не пугало, ничего не трогало. Они отдали Делу, истории все, что могли,.. сгорели дотла, но продолжали преданно светить холодным мертвым светом, точно фосфоресцирующий труп".

Абдуррахман ДЖАМИ

Стихи

Перевод В. Державина Газели "Взгляд мой, видящий мир земной..." "Что видел в мире этот шейх..." "Мне чуждой стала Мадраса..." "Я пьян - целую ручку чаши..." "Вот из глаз твоих две слезинки..." "Безумец, сраженный любовью к тебе..." Кыт'а "Я поднял выю помыслов высоких..." "Джами, ты ворот жизни спас..." "В саду словесном..." Из "Книги мудрости Искендера"

ГАЗЕЛИ

Взгляд мой, видящий мир земной, - от тебя. Мир цветущий, как сад весной, - от тебя. Пусть не светит мне серп молодой луны. Дом мой полон яркой луной - от тебя. Так ты мечешь аркан, что хотели бы все Перзнять бросок роковой - от тебя. Кто увидел тебя, не укроется тот Ни щитом, ни стеной крепостной - от тебя. Роза хвасталась: "т, мол, одежда ее. Но ведь амбровый дух иной - от тебя. И должна разорваться одежда твоя, Чтоб упасть, отделиться кабой - от тебя. Говоришь ты: "Что хочет Джами от меня?" Я хочу лишь тебя самой - от тебя. Что видел в мире этот шейх, укрывшись в своем дому, Отрекшийся от нужд людских, себе лишь нужный самому? Он сам живую с миром связь, как пуповину, перегрыз, И словно шелковичный червь, ушел в свой кокон - чужд всему. Зачем, живой среди живых, бежит он от людских тревог? От всех избавясь, от себя куда уйти? В какую тьму? Он в зрелости, исполиеп сил, достойных дел не совершил. Ты, как неверному, ему не доверяйся потому... Ведь он верблюжьих бубенцов не слышал средь степных песков. Ты, внемля проповедь его, не верь и слову одному. Влюбленный в ложный внешний блеск, он груду раковин

Карен Джангиров

Осенний волк

Карен Джангиров. Родился в 1956 году.

Поэт, лидер российских верлибристов.

УТРАЧЕННАЯ СМЕРТЬ

x x x

Что жизнь!?

Сначала реки грез

и светлый бег хрустальных весен.

затем закат осенних трав

и череда уставших солнц, потом

катящийся вдали бессонный балаганчик,

и наконец, утраченная смерть

и долго- долго длящееся небо...

x x x

КАРЕН ДЖАНГИРОВ

УБЕЖИЩЕ В КАНАДЕ

Посвящается Канаде от имени всех, нашедших убежище на ее земле

ОТ АВТОРА Предваряя это издание, хотелось бы ответить на несколько главных вопросов кому, во-первых, оно предназначено, какова его цель, и, наконец, что является его основным содержанием. Иммиграция, при любых ее вариантах, - всегда очень тяжелый путь. Если хотите, это маленькая смерть, которую надо "пережить" во имя другого будущего. Сказанное, в первую очередь, относится к беженцам,- пожалуй, самой безысходной категории иммигрантов. Неопределенность, иной раз на долгие годы, страх возвращения в страну преследования и многое другое - извечные спутники всех, покинувших родные пенаты в поисках убежища. И конечно же, - непрерывная борьба за статус, ведомая чаще всего без понимания ее самых элементарных правил и потому обреченная на поражение. Вот именно им, - заявившим на убежище, но плохо представляющим, как его надо добиваться, - и предназначена эта книга. Что касается цели ее издания, то она предельно проста -ознакомить беженцев с "техникой" получения убежища и тем самым повысить их шансы на успех до возможного максимума. Несколько слов о содержании книги, состоящей из пяти основных и двух дополнительных глав. В главе "Основные сведения " читатель познакомится с подробной схемой продвижения по знаменитому конвейеру под условным названием "рефъюджи ", с понятием фастрека (ускоренного рассмотрения заявления на убежище) и основными условиями его назначения, четкое соблюдение которых практически его гарантирует. В этой главе мы поговорим и о юридической помощи, конкретно о роли и значении адвоката, ведущего дело беженца, и о том, как следует его выбирать и заключать с ним договор. Во второй главе издания мы на конкретных примерах из практики весьма обстоятельно демонстрируем читателям, - как должна выглядеть история заявителя на убежище, чтобы полностью отвечать всем требованиям, четко зафиксированным в известной Конвенции по Беженцам (Женева, 1951) и Протоколе (Нью-Йорк, 1967). Так, на базе фактического материала каждого конкретного случая мы сначала выстраиваем неправильную, проигрышную модель истории, затем, после ее тщательного анализа с выявлением всех допущенных просчетов, предлагаем максимально выигрышный для заявителя вариант. Метод моделирования применяется нами и в следующей, не менее важной главе, посвященной подготовке заявителя на убежище к слушанию его дела в Комиссии по Беженцам. При этом большое внимание уделяется не только содержательной стороне подготовки, но и вопросам чисто тактического и психологического характера. Вторая и третья главы издания являются основными и занимают более половины его объема. Социальное обеспечение - тема четвертой главы. в которой достаточно широко освещаются вопросы, связанные с "постановкой" на велфер и его размерами. Здесь мы расскажем и о некоторых других видах социальной помощи, полагающихся беженцам в тех или иных случаях. Несколько второстепенной для основной тематики книги является ее пятая глава, посвященная технике получения разного рода международных документов, в том числе и "паспорта ООН", представляющего несомненный интерес для многих из наших соотечественников. Предлагаемая нами информация поможет им обойтись без услуг всевозможных посреднических фирм, что, как минимум, в несколько раз снизит себестоимость мероприятия. Последние две главы, включенные нами в качестве дополнения, будут в большей степени интересны тем, кому в Канаде было отказано в статусе беженца и кто оказался перед сложной дилеммой: либо вернуться в страну преследования, либо попытать счастье на другом континенте, например, в Европе или в Австралии. Вот о европейском и австралийском вариантах заявления на убежище мы и рассказываем в разделе "Дополнение" и, прежде всего, с позиции того, как следует себя вести на всех этапах продвижения по конвейеру (весьма специфическому на каждом из континентов), дабы шансы на конечный успех были предельно высокими. Помимо всего прочего, информация, представленная в последнем разделе, еще раз убеждает в том, что Канада была, есть и безусловно останется самой гуманной в мире страной по отношению к беженцам. А, стало быть, и ко всем. Карен Джангиров