Нападение на Барона

Юноша был молод и обаятелен: светлые волосы, голубые глаза, красиво очерченный рот, твердый квадратный подбородок.

— Может, это и стоит десять тысяч франков, но мне просто непонятно, зачем я должен платить эти деньги, когда могу получить все бесплатно. Не пытайтесь помешать мне, Маннеринг, иначе вам будет плохо.

С этими словами он вытащил из кармана автоматический пистолет и направил его на человека, сидящего с другой стороны прилавка. Протянув левую руку, накрыл ею один-единственный бриллиант, лежащий на мягкой подушечке. Аккуратно положил его во внутренний карман, так же поступил и с другими драгоценностями, потом стал медленно отступать к двери.

Рекомендуем почитать

В настоящий сборник вошли романы Джона Кризи, объединенные названием «Приключения Барона». Автор выпустил эти произыведения под псевдонимом — Энтони Мортон. Романы представлены в переводе Мари Виталь.

Издательство «Канон». Москва. 1993.

В этот вечер Мэннеринги оставались дома, и совсем одни. Так случалось нечасто, и они были рады этому случаю. Джон Мэннеринг мирно возлежал в удобном кресле, с закрытыми глазами, с трубкой во рту и с бокалом виски на расстоянии вытянутой руки. Его жена Лорна сидела рядом – она была занята важным делом: наносила заключительные штрихи на изящную вышивку.

Концерт Брамса, который они молча слушали, подошел к концу, и Мэннеринг поднял крышку проигрывателя, почти незаметно входившего в общий ансамбль меблировки этой продолговатой, с высоким потолком, комнаты. Умолкли чуть шипящие звуки пластинки, но только лишь Мэннеринг собрался сменить ее, как зазвонил телефон.

Другие книги автора Джон Кризи

Утром в понедельник, отправляясь из дома на работу, Джордж Гидеон, ответственный сотрудник уголовного розыска, отчетливо представил себе, как в эти минуты его подчиненные в Скотленд-Ярде наводят к его приходу последний лоск на рапорт о последних событиях. Он живо представил себе, какие забавные гримасы строит при этом его заместитель Леметр и все те, кто помогал ему шлифовать этот ответственный документ. Но разве он сам не поступал точно так же задолго до того, как его назначили «комендент»? Это совсем недавно введенное звание несколько действовало ему на нервы, и по многим причинам Гидеон предпочитал ему свой прежний титул старшео полицейского офицера "главный суперинтендант". Но это новое качество давало Гидеону определенные преимущества, было уже по-настоящему серьезным звеном в иерархии чинов, и, не лишенный человеческих слабостей, он, достигнув вершины служебной лестницы, мог наконец позволить себе несколько покупаться в лучах славы.

Джон Кризи (1908–1973) — один из выдающихся английских мастеров детектива, автор более 600 книг. Один из главных героев Кризи — инспектор Вест — присутствует во многих произведениях писателя.

Динамичные, подчас непредсказуемые сюжеты романов, вошедших в сборник, будут интересны широкому кругу читателей.

Очередной сборник объединил в себе три детективных романа, обладающих всеми достоинствами этого жанра. Как всегда: острый сюжет, мастерски закрученная интрига, циничная изощренность преступников и высокий профессионализм детективов.

Знакомство со сборником доставит много волнующих, приятных минут читателю.

В ВЫПУСКЕ:

Джон Криси — Убийца королев красоты

Стивен Кинг — Чужими глазами

Первое преступление было совершено ровно за четыре с половиной года до того, как вообще начали подозревать, что речь шла о преступлении разве что в самом широком смысле слова.

Правда, слово «преступление» фигурировало несколько раз, когда был обнаружен труп, а также и во время дознания, но к нему никто не отнесся серьезно. Большинство восприняло термин «преступление» совершенно так же, как выражение — «вопиющее безобразие».

Старший инспектор Вест, которому позднее пришлось расследовать всю цепочку, прочел о втором преступлении в «Ивнинг Глоубе», единственной из более или менее крупных газет, сообщавшей о нем подробнее. Он отнесся к нему безразлично, как к обыденной дорожной катастрофе, при которой была сбита очередная жертва лихачества шофера. И когда его жена попросила отложить газету и заняться вторым, он ей охотно подчинился, немедленно позабыв о прочитанном, во всяком случае, в то время.

Патрик Доулиш поднимался по лестнице, насвистывая веселый мотивчик. Косые лучи заходящего солнца, проникая сквозь окна, мягким ровным светом заливали пространство лестничных пролетов и маршей. Все хорошо: и жизнь, и работа, а жена, ждущая его прихода, не просто хорошая, а чудесная.

Он открыл дверь, испытывая ощущение радостного нетерпения.

Прямо на пороге его встретила жена: казалось, она все время стояла за дверью, ожидая его.

Известно, что любой муж способен в мгновение ока определить настроение своей жены. Он может обмануться по части настроения других женщин, но только не своей собственной супруги. Ее улыбка может быть нежной и приветливой, но если настроение у нее мрачное, он почувствует это прежде, чем она успеет вымолвить хоть слово.

Лондон спал.

На крыше "Куинс" бесшумно работали двое.

Третий караулил внизу, на Харт-роу, насвистывая сквозь зубы и проклиная "босса", строго-настрого запретившего курить.

Ночь стояла прохладная, по темному небу ползли тяжелые тучи. Вот-вот пойдет дождь. В конце Харт-роу, маленького тупичка, довольно пустынного даже днем, сверкали огни Нью Бонд-стрит, но здесь, вокруг "Куинс", царила полная мгла.

При свете тусклого фонарика, укрепленного среди черепицы, грабители работали быстро и слаженно: один вытаскивал черепицу, второй аккуратно складывал ее на плоское основание каминной трубы.

Джанет Вест одновременно ухитрялась не спускать глаз со старшего сына Мартина, именуемого в семье Скуппи, то есть Пронырой, забавлять младшего Ричарда, который сидел на пледе, растянутом на горячем песке, и высматривать мужа, полчаса назад отправившегося искать мороженое.

Мартин стоял и во все глаза смотрел на маленькую девочку с льняными волосами, наполовину скрытыми белой панамкой. Теплое ласковое солнце освещало желтый пляж и почти неподвижное море. В руке у Скуппи было маленькое ведерко с водой. Вдруг он поднял его с решительным видом, но Джанет успела крикнуть:

Популярные книги в жанре Полицейский детектив

На большом ведомственном складе перед предстоящей ревизией совершен поджог. Знаменский понимает, что самое вероятное — руководство склада пытается скрыть крупную недостачу. Но слишком это просто. Тогда что? И на помощь к Пал Палычу, как всегда, приходят его друзья — Томин и Кибрит.

Есть много причин, по которым в пути мы открываем свою душу не только друзьям, но даже совсем незнакомым людям. И быть может, одна из самых главных — чувство отрешенности от повседневной рутины, постоянных забот. Мысль о том, что однажды мы вот так же покинем эту землю, как несколько часов назад покинули родной город, заставляет нас поверить спутнику самую заветную тайну.

Так или иначе, но едва поезд миновал Флоренцию, Джиджи без всяких видимых причин сам рассказал мне о краже, происшедшей десять лет назад. Тогда и состоялось мое первое знакомство со старшиной карабинеров — Джиджи Арнауди, которое вскоре перешло в настоящую дружбу. Мы сидели с Джиджи в вагоне-ресторане скорого поезда. Джиджи ехал по делам в Пьяченцу, я — в Милан. По-весеннему ярко светило солнце, заливая золотистым светом заснеженные горы. И хотя зима еще не думала сдаваться, на южных склонах Апеннин уже появились зеленые и коричневые пятна. Голубое небо, какая-то особенная легкость, словно разлитая в воздухе, улыбающееся лицо девушки с велосипедом у переезда — все говорило, что жизнь, хоть и редко, но все же бывает прекрасной, исполненной радужных надежд.

В Черногорске убит криминальный корейский авторитет Тен, который возглавлял преступный синдикат по угону автомобилей. Чтобы по горячим следам выявить его связи, опер Загорский отправляет своего помощника к любовнице Тена Ольге. Но задержать женщину не удается, а сам полицейский попадает в реанимацию с перерезанным горлом. С большим трудом Загорскому удается найти телефоны сообщников Ольги, но бандиты оказываются недосягаемыми: один из них погибает в перестрелке, другой, сбежав с зоны, где-то скрывается. Ольга — ключевое звено в преступном синдикате, найти ее надо во что бы то ни стало. И отчаявшийся Загорский неожиданно для себя рассказывает всю эту историю случайной журналистке, оказавшейся рядом с ним в самолете…

«…В первой части предлагаемой читателю книги рассказаны (с участием автора) невероятные истории. А потому здесь все имена вымышлены, все совпадения – случайны.

Во второй части книги повествуется о реальных событиях. Имена действующих лиц – сыщиков – подлинные, все истории – чистая правда. Читателю самому предстоит решить, в какой части сборника больше загадочного и удивительного.

Книга адресована всем любителям детективного жанра…»

Расследуя покушение на жизнь своего коллеги, Мегрэ поселяется в меблированных комнатах и в очередной раз сталкивается с нравственной проблемой: а так ли уж важно, чтобы правосудие восторжествовало, наказав преступника, но разрушив при этом мир и покой других людей.

Что важнее: оправдать человека или предотвратить преступление? Нелегкая нравственная задача стоит перед комиссаром Мегрэ...

Такого еще не было! Полковнику МВД Льву Гурову предъявлено обвинение в соучастии в экономическом преступлении! Его счета арестованы, личный компьютер изъят. Одновременно автоинспекция заподозрила полковника в совершении серьезного ДТП: видеокамера запечатлела машину с номерами Гурова, на решетке его радиатора обнаружены следы чужой крови. Последним ударом стало известие об измене жены Марии… Сыщик не сомневается: кто-то хочет свести с ним счеты. Но кто? Для начала он решает найти мужчину, изображенного на компрометирующей Марию фотографии. И находит его – убитым из табельного пистолета… полковника Гурова.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пьеса «Контрабас» — первое произведение выдающегося немецкого писателя Патрика Зюскинда. После премьеры в Мюнхене она стала одной из самых популярных в Европе. Хотя сам Патрик Зюскинд играет не на контрабасе, а на фортепиано, ему удалось создать то, «что не написал еще ни один композитор: меланхолическое произведение для одного контрабаса» (Дитер Шнабель).

В одноактном монологе «Контрабас», написанном в 1980 г., Зюскинд блестяще рисует образ «аутсайдера, психически неуравновешенного индивида» (Вольфрам Кнорр), который, тем не менее, почти сразу завоевывает симпатии читателей. Это объясняется тремя особенностями блестящего стиля Зюскинда-литератора: его «юмором, почти контрабандным наслаждением языком и напоминающей о Чехове слабостью к неудачникам и одиночкам» (Марсель Райх-Раницкий).

Ян Билецкий

Дневник поваренка

3 января 1977 года. ТОЛЬКО О КУХНЕ

"Поваренок" - именно так меня называют товарищи. Поваренок? Ну что ж, пусть будет поваренок, хотя мой официальный титул звучит немного иначе: "Главный Гастроном Космической ракеты".

Разница, правда? Но правда и то, что не только моим товарищам первый титул пришелся больше по вкусу. Мне тоже! Он гораздо проще, короче, даже как-то вкусней, что ли...

Так что не стану "отыгрываться" на них за это прозвище, а ведь мог бы, учитывая мое положение.

На мой взгляд, нет ничего более нелепого, чем принятое за истину и прочно укоренившееся в обществе отождествление простой деревенской жизни и душевного здоровья. Если я скажу вам, что место действия моего рассказа деревня и повествует он о беде, приключившейся в склепе со здешним гробовщиком, неуклюжим, нерадивым и толстокожим, то всякий нормальный читатель вправе ждать от меня буколической хотя и комедийной истории. Но Бог свидетель, что в происшествии, о котором я теперь, после смерти Джорджа Берча, могу рассказать, есть свои темные стороны, перед которыми бледнеют самые мрачные наши трагедии.

Доктор Рэнсом похищен и на космическом корабле перенесен на красную планету Малакандру. Бежав с нее, он ставит под угрозу не только шансы на возвращение домой, но и свою жизнь. Это первая книга из Космической Трилогии Клайва Льюиса; в посвящении он пишет, что многим в ней обязан Г.Уэллсу.