Наказание

Валентин Берестов

Наказание

На 346 году Будущей эры некий Нарушитель совершил проступок, вызвавший всеобщее недоумение и самые разнообразные толки.

Проступок объяснили своеобразием характера Нарушителя, недоразумением, временным умопомрачением, педагогическими ошибками, которые, может быть, совершили в детстве воспитатели Нарушителя, уязвленным самолюбием, срывами в работе, неустроенной личной жизнью и даже излишне пылким проявлением добрых чувств.

Другие книги автора Валентин Дмитриевич Берестов

Валентин Дмитриевич Берестов

Аист и Соловей

...Было время, когда птицы не умели петь. И вдруг они узнали, что в одной далёкой стране живёт старый, мудрый человек, который учит музыке. Тогда птицы послали к нему Аиста и Соловья проверить, так ли это.

Аист очень торопился. Ему не терпелось стать первым в мире музыкантом.

Он так спешил, что вбежал к мудрецу и даже в дверь не постучался, не поздоровался со стариком, и изо всех сил крикнул ему прямо в ухо:

Валентин Дмитриевич Берестов

Змей-хвастунишка

Однажды Витя сделал Змей. День был пасмурный, и мальчик нарисовал на Змее солнце.

Витя отпустил нитку. Змей стал подниматься всё выше и выше, мотая длинным хвостом и напевая песенку:

- Я лечу

И рею,

Я свечу

И грею!

- Ты кто такой? - спросили птицы.

- Разве не видите? - ответил Змей. - Я- солнце!

- Неправда! Неправда! - закричали птицы. - Солнце за тучами.

Валентин Дмитриевич Берестов

Мастер Птица

Мы ехали из пустыни в город Куня-Ургенч. Кругом лежали пески. Вдруг я увидел впереди не то маяк, не то фабричную трубу.

- Что это? - спросил я у шофёра-туркмена.

- Старинная башня в Куня-Ургенче, - ответил шофёр.

Я, конечно, обрадовался. Значит, скоро мы выберемся из горячих песков, очутимся в тени деревьев, услышим, как журчит вода в арыках.

Не тут-то было! Ехали мы, ехали, но башня не только не приближалась, а, наоборот, как будто отодвигалась всё дальше и дальше в пески. Уж очень она высокая.

Валентин Берестов

Стихи о детях

Содержание

Любили тебя без особых причин

Бабушка Катя

Прятки

Уроки

Третья попытка

Из цикла "Школьная лирика"

Он руку над партою тянет и тянет

Где право, где лево

Читалочка

С тобой мы дружили, как дружат мальчишки

* * *

Любили тебя без особых причин

За то, что ты - внук.

За то, что ты - сын.

За то, что малыш.

Имя Валентина Берестова широко известно читателям. Двухтомник избранных произведений — итог его многолетней работы в литературе. В первый том вошли ранние стихи, повести и рассказы об археологах, мемуары о детстве и другие сочинения.

Валентин Дмитриевич Берестов

Как найти дорожку

Ребята пошли в гости к деду-леснику. Пошли и заблудились. Смотрят, над ними Белка прыгает. С дерева на дерево. С дерева на дерево. Ребята - к ней:

- Белка, Белка, расскажи,

Белка, Белка, покажи,

Как найти дорожку

К дедушке в сторожку?

- Очень просто, - отвечает Белка. - Прыгайте с этой ёлки вот на ту, с той - на кривую берёзку. С кривой берёзки виден большой-большой дуб. С верхушки дуба видна крыша. Это и есть сторожка. Ну что же вы? Прыгайте!

В шкафу, на самой верхней полке, за стеклом, жила маленькая игрушечная девочка. Она мечтала оказаться внизу, в игрушечном городе. И, наконец, мечта сбылась.

Валентин Дмитриевич Берестов

Честное гусеничное

Гусеница считала себя очень красивой и не пропускала ни одной капли росы, чтобы в неё не посмотреться.

- До чего ж я хороша! - радовалась Гусеница, с удовольствием разглядывая свою плоскую рожицу и выгибая мохнатую спинку, чтобы увидеть на ней две золотые полоски. - Жаль, что никто-никто этого не замечает.

Но однажды ей повезло. По лугу ходила девочка и собирала цветы. Гусеница взобралась на самый красивый цветок и стала ждать. А девочка увидела её и сказала:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

В. Журавлева.

Эти удивительные звезды

Бакинцы, бывавшие до войны в Нагорном парке, вероятно помнят старика с телескопом. Я была тогда совсем девчонкой, но хорошо помню и старика, и телескоп, и косую надпись на жестяном плакатике: "Аттракцион "Зрительная труба" - 30 коп".

"Зрительная труба" стояла в самой высокой части Нагорного парка, на каменных плитах возле недостроенного бассейна. Сквозь щели между плитами пробивалась трава, и массивный деревянный штатив телескопа казался вросшим в землю.

ВАЛЕНТИНА ЖУРАВЛЕВА

Придет такой день

Не читайте этот рассказ днем, потому что вас будут отвлекать тысячи назойливых мелочей. Лучше всего читать ночью, когда на столе лежит теплый круг света от лампы и сквозь полуоткрытое окно слышно, как шуршит дождь.

Не читайте этот рассказ, если вас раздражают исторические и научные неточности. Действительность здесь основательно перемешана с вымыслом. Сведения, которыми я располагала, были так противоречивы, что пришлось выбирать почти наугад. Кое-что я присочинила сама.

Журавлева Валентина Николаевна

ВТОРОЙ ПУТЬ

Я - двойник астронавта Хаютина.

Насколько я знаю, двойников было немного: человек триста, не больше. В наше время мало кто помнит, что значит быть двойником астронавта.

Двойники появились за год или за два до конца XX столетия. Это было накануне первого межзвездного перелета. Шли испытания ионных кораблей, и за каким-то порогом скорости обычно нарушалась связь. Станции космосвязи принимали обрывки до неузнаваемости искаженных фраз. Тогда и появились двойники. Идея здесь проста: два человека, долгое время находящиеся вместе, постепенно становятся во многом похожими и приобретают способность понимать друг друга с полуслова. Двойники - это, конечно, преувеличение. Но, если на

Лес, который подходил почти к краю пляжа, поднимался далеко по бокам низких, туманных холмов. Под ногами песок был грубым и смешивался с мириадами разбитых раковин. Здесь и там прилив оставлял за собой длинные полосы водорослей, тянущиеся поперек пляжа. Дождь, который редко прекращался, в этот момент ушел вглубь от моря, но даже теперь большие, сердитые капли выбивали маленькие кратеры в песке.

Было жарко и душно, потому что война между солнцем и дождем никогда не прекращалась. Иногда, на время, туман поднимался и вокруг становились ясно видны холмы, возвышающиеся как стражи над землей. Эти холмы тянулись полукруглой дугой вдоль залива, следуя линии пляжа, а за ними иногда можно было видеть на большом расстоянии линию гор под вечными облаками. Везде росли деревья, смягчая ландшафт, так что холмы плавно смешивались друг с другом. Только в одном месте виднелись голые скалы, там, где давным-давно по какой-то причине ослабло основание холмов, и теперь на милю или больше они резко прерывали линию неба, падая в море как сломанное крыло.

Я уже описывал смешную, так сказать, ситуацию перед взлетом первой экспедиции на Луну. Получилось так, что американский, русский и британский корабли совершили посадку практически одновременно. Однако, никто не объяснил, почему британский корабль вернулся назад примерно на две недели позже остальных.

О, я знаю официальную версию; я должен знать, поскольку сам помогал ее состряпать. Правда в том, что она далека от того, что происходило, но вряд ли слишком далека.

Я старею.

Нет-нет, телом я еще в полном порядке, двухпудовой гирей играю, как гимнастка мячом, ныряю на семдесят метров в длину и в состоянии выбить девяносто из ста, пробежав перед этим десяток километров на лыжах.

Я старею душой.

Когда-то любимые компьютерные игрушки, леталки и ходилки уже не привлекают меня, зато появилась тяга к сложным тактичкам и стратегичкам, где надо управлять армиями, странами и планетами; сталкиваясь с проблемой, я ломаю голову не над тем, как ее разрешить, а всего лишь – кто из подчиненных справится с ней быстрее; и наконец, женщины...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Валентин Берестов

Светлые силы

Книга воспоминаний

ДЕТСТВО В МАЛЕНЬКОМ ГОРОДЕ

Глава первая. ПРОИСХОЖДЕНИЕ

САМАЯ ПЕРВАЯ ТАЙНА

О своем детстве я привык рассказывать стихами. Оно открывалось мне, взрослому, как тайна, - озарениями. Кроме того, я родился в стране, полной государственных. военных, хозяйственных, партийных и, разумеется, личных тайн и секретов. Да и само детство - тоже тайна.

Родился на одиннадцатом году от Октябрьской революции. Эту новую дату каждый день указывали календари нашего детства. Но и прежний отсчет, от Рождества Христова, не посмели отменить. Выжидали, пока привычная уже для новых поколений, коммунистическая эра не вытеснит из сознания людей (желательно, всего человечества) прежнюю, устаревшую и, как любили тогда говорить, отжившую.

Дмитрий Березенко

Снайпер

Hервы были в полном порядке, уже давно прошло то время когда они были на пределе. Hесколько лет... Время тянулось, как расплавленная жевачка. Hе находя себе места, ходил по комнате туда, сюда. До 3-х часов оставалось несколько минут. Я был такой человек, который знал свое дело, и ни в коем случае не оставлял его...

Медленно, с большой любовью я собирал винтовку. Мысли не лезли мне в голову, и лишь иногда на мгновенье задумывался о своей будующей жертве, которую мне предстояло убрать. Прошло еще 2 минуты , сердце стучало сильней и сильней. В квартире было очень душно, по щеке скатилась капля. Дрожащей рукой я смахнул её с лица. Время ещё было, и я пошёл на кухню глотнуть чего-нибудь. Hевыносимая жара... Достал из холодильника бутылку пива. Проходя по корридору - в сторону зала, открыл её об ручку входной двери. И, закинув голову, я несколькими секундами наслаждался горьковатым вкусом пива. Казалось, что прошло несколько часов. Hо оставалось ешё чуть-чуть - 3-4 минуты, взяв с кресла пачку сигарет я взял одну. Медленно повернув голову я наткнулся взглядом на свое оружие. Я любил свою винтовку. Это была совершенная машинка для убийства с большого расстояния, выполненная на заказ: 45-й калибр, удобный приклад, легко скользящий затвор, резное цевьё, длинный ствол из червлённой сталли, глушитель, 700-х кратный электронный оптический прицел и конечно отличная балансировка. Вот такая она моя малышка. Я взял ее в руку и вынес на балкон. Закурил. Hа мгновенье меня озадачил вид с балкона: кругом было мрачно и ни души. Медленно приподняв винтовку, стал устанавливать её на штатив. Сделав это я почувствовал, как постепенно стала нарастать азартность. Ветра не было и дым сигареты медленно поднимался к потолку. Он был такой легкий и такой свободный. Я курил и думал почему моя жизнь не может быть такой-же легкой и свободной. В памяти медленно всплывало прошлое: первый выстрел, второй,.... ,бесполезные ссоры, обиды , разочарования в жизни, и то как я стал ненавидеть людей. По моей щеке скатилась еще одна капля, и с какой-то неторопливостью, как-бы нехотя, разбилась о пол. Я сделал последнюю тягу и бросил окурок, задержав дыхние, выпустил дым вверх. В голове по-прежнему стоял гул. Еще оставалось около минуты. Аккуратно отрегулировал прицел и пробно прицелился. Мысли о цели продолжали всплывать.

Бережной Сергей

"Люди Кода" в "Библиотеке Камелота"

Получил от Павла Амнуэля письмо с просьбой запостить в сеть "Люди Кода". Павла Рафаиловича беспокоит, что скоро "Интерпресскон", а роман мало кто читал. Выполняю - роман пошел по XFANRUSF. Пользуюсь случаем, поворяю свою давнюю рецензию на этот роман.

Амнуэль Песах. Люди Кода: Роман / Художн. Соня Красная.- Иерусалим: Миры, 1996.328 с., ил.- (Фантастика русского зарубежья).

Бережной Сергей

____________________________________________________________

Айзек Азимов. Роботы и Империя. / Пер. с англ. А.Абдураимова и О.Максименко; Худ. Г.Ябкевич.-- Петродворец: Петербург, 1992.-- ISBN нет.-- 352 с.; 10 т.э.; ТП+С; 84х108/32. _____________________________________________________________

Гарри Гаррисон. Запад Эдема. / Пер. с англ.; Худ. Г.Метченко.-- Екатеринбург: Виктори; Джаконда, 1992.-- ISBN 5-8791-4001-6.-- 400 с., ил.; 200 т.э.; ТП; 84х108/32. ____________________________________________________________