Наивные сказочки об экономике, о мире, об обществе

Основой и источником феномена промышленной цивилизации является наличие ссудного процента. Самое забавное в проценте на кредит (ростовщичество, банковскую деятельность в Западном понимании), это его категорический запрет во всех ответвлениях моисеевого завета. Причём, если у иудаизма этот запрет действует только вовнутрь, для своего народа, то в христианстве и исламе этот запрет абсолютен. Как и все заветы и религиозные правила действительность этот запрет обходила и нарушала всегда. Но всегда нарушители подвергались обструкции, презрению, зачастую гонениям. Тем не менее, нигде в мире этот принцип, принцип получения незаработанного (отнятого, сворованного) дохода не сработал в качестве ускорителя прогресса. В нашем случае – научно-технического прогресса. Только взяв на вооружение весь спектр Западных правил получения дохода на пустом месте, Восток стал ускоряться в промышленном и научном плане. И то, Япония, Корея и другие молодые и старые тигры Юго-Восточной Азии взяли на вооружение только поверхностные, видимые рыночные и банковские механизмы, упустив конспирологические и, особенно, сакральные факторы деятельности западных финансово-экономических структур. Только Китай понял и применил в полном объёме принципы построения западной промышленной цивилизации в своей, восточной специфике. В отличие от России (Советского Союза), отказавшейся от прямой борьбы с Западом, Китай выступил на западном поле противоборства и победил. Во всяком случае, победил экономически.

Рекомендуем почитать

Научно-технический прогресс явился важным элементом и необходимым условием Западного Проекта. Без него невозможно себе представить осуществление тотального доминирования в мире, а следовательно, распространения, так называемого «свободного» рынка. Без подавляющего технического и организационного превосходства, Запад не смог бы распространять своё влияние дальше своей небольшой территории и собственного маленького населения. Предел роста и предел существования этого типа системы был бы достигнут к началу 19-го века, после чего, неизбежно последовал бы крах системы и отказ от ссудного процента. Это в лучшем случае. Скорее же, крах мог произойти сразу. Без научно-технической революции у ссудного процента не было шансов на существование. И наоборот, ссудный процент подстёгивал научно-технический прогресс, направляя его ко всё более расточительному, ко всё более экстенсивному использованию природных и людских ресурсов.

В постордынский период Европа, особенно северная и западные её части попала в своеобразные экономические, политические и социальные тиски. Для того уровня аграрных возможностей дико перенаселённая, с неясным политическим будущем, она встала перед вопросом выживания. После ухода Орды из политической жизни Европы, началось спонтанное государственное строительство. Внутреннее развитие испытывало серьёзные трудности, привычные торговые и транспортные потоки оказались прерванными. Сельское хозяйство и кустарные мастерские не в состоянии обеспечивать нужды населения. Ремесленники не обладали опытом и способностями. Резкий отток золота и серебра на Восток поставил торговлю Европы на грань исчезновения. Просто не стало универсального денежного эквивалента, а бартер не мог служить серьёзным средством обмена. Несмотря на зачаточность рыночных отношений, обнищание грозило тотальным голодом. Обнищание аристократических родов, войны, голод, мор и эпидемии стали обыденным делом в то время. Европа фактически находилась в экономической блокаде. Попытки вырваться из нее привели к великим географическим открытиям. Но ещё до них, сначала на севере Италии, потом во Франции, Швейцарии, Англии, а затем по всей Европе был отменён запрет на ссудных процент, ранее категорически запрещённый как светскими властями, так и религией. С этого момента и начался научно-технический прогресс. Он шел быстрее там, где засилье церкви было менимально, но и диктат церкви оставался только там, где к этому были экономические и политические предпосылки, то есть в районах относительно благополучных. Золотой шок, случившейся после перекачки золота и серебра из Нового Света, на века замедлил развитие капиталистический отношений южной Европы, практически остановил там технический прогресс. Как следствие, там долго сохранялась доминирующее влияние церкви, в основном рухнувшее на севере и западе.

Вполне очевидно, что никто и никогда не разрабатывал какой либо проект жизни народа, региона, континента или всего мира специально. Проекты складывались естественным образом через жизнь и развитие народа, населяющего эту землю, через его опыт, его быт, его экономические, социальные связи и хозяйственный уклад. Однако постепенно выработались некие принципиальные моменты, отличающие один стиль жизни от другого. Важно, очень важно не смешивать тенденции, жизненные приоритеты разных стран и народов, разные принципы организации социума. Навязывание народу несвойственного стиля поведения грозит непредсказуемыми последствиями, самым спокойным из которого может быть полная потеря идентичности, а худшим – глобальное столкновением, аннигиляция противостоящих культур. Дело в том, что непонимание жизненных приоритетов с неизбежностью приводит к отторжению всей системы культуры, принципов хозяйствования. Так навязывание Западного проекта всему миру едва не привело к глобальному столкновению Западного проекта с Русским, с полным уничтожением всего живого на Земле. Кажущееся отступление Восточного проекта привело к фактическому уничтожению Западного и так далее и тому подобное. Повторяясь надо заметить, что основу Восточного проекта составляет внутреннее чувство Порядка и естественной гармонии, не зависящие от искусственных социальных форм. Западный проект не видит себя без жёстко построенного Закона, который довлеет не только над людьми, но и над природой и даже божественным. Русский проект основан на внутреннем чувстве Справедливости и не приемлет искусственных, закостеневших форм. Попытки навязать свои нормы, догмы, правила и мировоззрение приводит к непониманию и отторжению. Только переработав идею в своём видении мира, народ может двидвигаться к совершенствованию.

Основой и источником феномена промышленной цивилизации является наличие ссудного процента. Самое забавное в проценте на кредит (ростовщичество, банковскую деятельность в Западном понимании), это его категорический запрет во всех ответвлениях моисеевого завета. Причём, если у иудаизма этот запрет действует только вовнутрь, для своего народа, то в христианстве и исламе этот запрет абсолютен. Как и все заветы и религиозные правила действительность этот запрет обходила и нарушала всегда. Но всегда нарушители подвергались обструкции, презрению, зачастую гонениям. Тем не менее, нигде в мире этот принцип, принцип получения незаработанного (отнятого, сворованного) дохода не сработал в качестве ускорителя прогресса. В нашем случае – научно-технического прогресса. Только взяв на вооружение весь спектр Западных правил получения дохода на пустом месте, Восток стал ускоряться в промышленном и научном плане. И то, Япония, Корея и другие молодые и старые тигры Юго-Восточной Азии взяли на вооружение только поверхностные, видимые рыночные и банковские механизмы, упустив конспирологические и, особенно, сакральные факторы деятельности западных финансово-экономических структур. Только Китай понял и применил в полном объёме принципы построения западной промышленной цивилизации в своей, восточной специфике. В отличие от России (Советского Союза), отказавшейся от прямой борьбы с Западом, Китай выступил на западном поле противоборства и победил. Во всяком случае, победил экономически.

Вполне очевидно, что никто и никогда не разрабатывал какой либо проект жизни народа, региона, континента или всего мира специально. Проекты складывались естественным образом через жизнь и развитие народа, населяющего эту землю, через его опыт, его быт, его экономические, социальные связи и хозяйственный уклад. Однако постепенно выработались некие принципиальные моменты, отличающие один стиль жизни от другого. Важно, очень важно не смешивать тенденции, жизненные приоритеты разных стран и народов, разные принципы организации социума. Навязывание народу несвойственного стиля поведения грозит непредсказуемыми последствиями, самым спокойным из которого может быть полная потеря идентичности, а худшим – глобальное столкновением, аннигиляция противостоящих культур. Дело в том, что непонимание жизненных приоритетов с неизбежностью приводит к отторжению всей системы культуры, принципов хозяйствования. Так навязывание Западного проекта всему миру едва не привело к глобальному столкновению Западного проекта с Русским, с полным уничтожением всего живого на Земле. Кажущееся отступление Восточного проекта привело к фактическому уничтожению Западного и так далее и тому подобное. Повторяясь надо заметить, что основу Восточного проекта составляет внутреннее чувство Порядка и естественной гармонии, не зависящие от искусственных социальных форм. Западный проект не видит себя без жёстко построенного Закона, который довлеет не только над людьми, но и над природой и даже божественным. Русский проект основан на внутреннем чувстве Справедливости и не приемлет искусственных, закостеневших форм. Попытки навязать свои нормы, догмы, правила и мировоззрение приводит к непониманию и отторжению. Только переработав идею в своём видении мира, народ может двидвигаться к совершенствованию.

Мир всегда существовал в пределах необходимости. Самостоятельно человечество редко предпринимало даже минимальные усилия к развитию. Человек довольно легко привыкает к ничегонеделанию и только острая необходимость заставляет его совершать некие шаги к развитию собственному и мира вокруг. Народы в различных странах и регионах мира существовали, придерживаясь разных установок социального устройства и принципов общежития. Восточные народы руководствовались установками на традиции и естественный порядок в природе и социуме. Запад предлагал главенство раз и навсегда установленного Права. Права, которое выше законов природы, а вернее подменяет их. Славянское мироощущение выдвигало примат общечеловеческой справедливости, примат совести. Так же распределялась власть и собственность. На Востоке, путём традиций и обычаев, на Западе, через установленное Право, в славянском мире, а затем и в Русском мире, через ощущение справедливости и правды. Попытки внедрения как восточной, так и западной модели, в России и в странах со схожим мироощущением приводили к революционному взрыву, бунту, черному переделу власти, страны, собственности. Власть в Русском социальном пространстве должна была основываться исключительно на понятиях справедливости, в противном случае она всегда становилась нелегитимной и неустойчивой. Да, эта власть иногда поддерживалась в течение столетий. Но это была власть узурпированная, власть на насилии, власть поддерживаемая искусственно, через прямое порабощение. Эффективность такой власти всегда крайне низка. В этом причины странного, на первый взгляд, развития России. Оно проходит скачками, в догоняющем ключе. Страна стремительно догоняет и перегоняет Запад при наличия ощущения справедливости происходящий перемен, и погружается в спячку, апатию, при уверенности в несправедливости происходящего.

Основным признаком режима народовластия служит максимально возможная, на данный период развития общества, положительная обратная связь между системами управления и контроля, и непосредственно народом, гражданами той страны, того региона, района, общины, где это управление и контроль осуществляется. В сложных системах режим народовластия самостоятельно, спонтанно образоваться не может. Он может быть построен только искусственно. Для существования режима народовластия необходимо несколько обязательных условий. Демократия западного образца должна быть поставлена с головы на ноги. Гражданин не может квалифицированно избирать или назначать высшее и даже среднее руководство. Не даром в демократических играх Запада участвуют только политические и, отчасти, социальные силы. Но никак не хозяйственные или экономические. Выборность возможно только в низовом звене. Только там, где все друг друга знают, да и то не обязательно. Возможно и назначение сверху. Выборы руководителя или его назначение должны проходить на сугубо профессиональной основе, а не на популистской или, тем более не на волюнтаристской. Предпочтительны. Но не обязательны представительные выборы-назначения. Иными словами, граждане выбирают непосредственных руководителей. Причём во всех сферах жизни. Это и территориальные, и хозяйственно-производственные, и политические, контрольные, информационные сферы. Руководители выбирают – назначают собственных руководителей по профессиональному принципу. И так дальше, до руководителей или руководителя государства. Выборщики персонально отвечают за своего выдвиженца и если его снимают или он теряет доверие граждан, снижается рейтинг и выборщиков.

Западный проект или научно-техническая цивилизация, получила старт после двойного золотого кризиса 15 – 16 веков. До этого времени, а у некоторых народов и по сию пору, был категорически запрещён ссудный процент. Этот запрет распространялся на все виды товарно-денежных и имущественных отношений. В 15 веке разразился первый золотой кризис. Практически всё золото и большая часть серебра Западной и центральной Европы оказалось сконцентрировано у церкви или вывезено из стран региона. Тогда Европа первый раз проиграла конкуренцию с Востоком. Восток мог предложить товары, которые Европа не могла производить совсем, или же производила, только крайне низкого качества и по несуразной цене. Кроме этого, монополизированы пути перемещения товаров со стороны Руси и Орды. Европа начала поиск обходных путей на Восток. Началась эпоха великих открытий, эпоха океанский путешествий и колонизации стран и целых континентов. Случайно открыв и, пользуясь техническим и организационным превосходством, ограбив Америку, Европа попала в ещё больший финансово – экономический кризис. Золото и серебро, за очень не продолжительное время, обесценилось в несколько раз. Под угрозой физического выживания оказались весь север и запад Европы. Менее катастрофично, но тоже сложно было и в Центральной Европе. Целые народы вынуждены, просто для физического выживания, залезать в долги, другими путями добывать средства к существованию. Положение усугублял малый ледниковый период. Череда хронический неурожаев, гибель посевов и скота вынуждал целые народы переходить к прямому грабежу. Началось растаскивание и католической церкви, оформленный, как реформация, протестантизм. Но оказалось, что накоплений у монастырей и церквей не так уж и много. Даже монархам приходилось делать заимствования у ростовщиков. Ими, чаще всего были евреи – всеми презираемый и отверженный народ, как и само ростовщичество.

Другие книги автора Вячеслав Львович

Рынок не на деревенском базаре, а в экономике страны и мира, это скорее жест отчаяния, жест беспомощности руководства страны перед лицом хозяйственного хаоса, властной и политической неразберихи. Это отчаянная попытка обанкротившихся в экономическом, властном, политическом смыслах руководства стран и народов. На Западе, в самом общем смысле этого слова, реального свободного, «либерального» рынка никогда не было и быть не могло. Либеральный рынок, сначала в Англии, потом континентальной Европе, в северной Америке всегда был жестко и чётко зарегулирован. Всем другим странам и народам рынок предлагался для разрушения традиционных или вновь создаваемых типов экономик. Экономик не рыночных, основанных совершенно на других принципах. Если с традиционным укладом всё более или менее ясно – он должен был уйти с патриархальным аграрным обществом, то с новейшими структурами, не всё так очевидно. Советский тип экономики и хозяйствования имел все шансы на победу, если бы советской, а затем и русской экономикой не управляли бухгалтера. Хороший, подчёркиваю – хороший бухгалтер, по другому думает. Он думает в цифрах, в бухгалтерских терминах. Каким бы хорошим человеком он не был, каким бы не был патриотом (хотя мне очень сложно представить себе патриота-бухгалтера), он не может думать иначе. У него всё должно быть выражено в цифрах. То, что нельзя выразить в цифрах для него, как бы не существует или, во всяком случае, не существенно. Для него рынок естественен. Именно поэтому экономика СССР не превратилась в новейшую систему хозяйствования, а стала помесью бульдожки с носорожкой.

Общество должно быть надлежащим образом структурировано. Только в этом случае оно сможет нормально функционировать и только в этом случае счастье людей будет не случайно, а системно.

По мере своего развития человечество вырабатывало различные системы социального построения. Имеется в виду последние десять столетий документально подтверждённых или достоверно реконструированных исторических последовательностей. Гипотетические, расчётные и смоделированные исторические варианты здесь рассматриваться не будут. Рассмотрим эволюцию человечества от досоциального состояния к трём разделам элитарного общественного устройства и соответствующие этим ступеням религиозных систем. Кроме исторических и псевдоисторических параллелей к рассмотрению можно принять ныне существующие социально-религиозные системы.

Рассеянные по миру, лишенные всех прав, собственности и тем более власти, потомки жреческой и военной каст старого мира – будущие евреи, вынуждены влачить жалкое существование в течении почти тысячи лет. Основная масса семитских племён, приняла новую религиозную идею, так называемое христианство в единственном варианте, представленном в то время. Однако в 14-м веке произошёл раскол на две ветви – западное направление, получившее в последствии центр в италийском Риме и восточное, с прежним, некогда едином центром в Новом Городе. Вскоре основная масса семитов выделили собственный вариант православия – ислам. Это могло происходить благодаря мутациям в христианской религиозной доктрине на западе Европы, а потом и на востоке. Последний оплот старой православной идеи рухнул, с приходом к власти в России прозападно ориентированной династии Романовых.

В современном мире все социальные и политические системы проистекают из феномена Орды. Запад, вследствие прямой оккупации и системного подавления, вернее практически полного уничтожения собственных элит приобрёл понятие надвластного, надсовестного и наднравственного Права. Главенство мёртвого Закона стало основой жизни Западного общества. Закон можно изменить, но только вперёд. Обратной силы он не имеет. В Западном Проекте это обусловило доминирование мошенничества, лжи, фальши. Запад не понимает и не может понять справедливость вне Закона, вне уложений Права. Сила может изменить Закон, но не может изменить его последствий. Восток, после власти Орды, получил иероглифическое единство. Основное население Поднебесной империи начало думать не через понятия и категории социума, а через силлогизмы своеобразной письменности, только в ней ища и находя ответы на вопросы бытия. Россия, после Орды получила исключительный примат центральной власти, не ограниченной ничем, кроме внутреннего восприятия справедливости и целесообразности владыки. Исторически, власть от Орды представлял исключительно верховный правитель – великий князь, хан, царь, безо всяких промежуточных звеньев, без распределения, во всей полноте. Вниз власть спускалась чисто волюнтаристски, по произволу сначала хана, князя, потом царя, императора, генсека. После ослабления и ухода Орды с реальной политической сцены, власть вынуждена искать поддержки внутри русского общества.

Признаки антинародных государственных систем можно свести к нескольким блокам. Каждый блок самодостаточен. Иными словами, единственный признак свидетельствует о том, что данная государственная система не служит народному благу, а значит, не служит благу государства. Все причитания о том, что народ глуп, туп и пьян, нуждается в мудрых или не очень руководителях и поводырях, не более чем самооправдание насильника в собственных глазах. Современная система мира построена на лжи и обмане. Именно мошенники, для того, чтобы прийти к власти разработали современную демократическую систему. Сам принцип «демократизма», с доминантой «свободы» и является главным признаком антинародных режимов. Замечу, что принципы «равенства» и «братства» уже демагогами отринуты. Итак….

Состав Совета.

Первый – глава Совета, выполняет роль говорителя. Ни за что не отвечает и ни на что не влияет. Наименее значимая фигура в Совете.

Второй – курирует Северную Америку. Наиболее значимый по авторитету и влиянию, после пятого. Отвечает за проведение согласованной политики в правительственных кругах США и, через них, в Канаде.

Третий – курирует Западную и Восточную Европу. Отвечает за согласованный курс Запада, способствует внутреннему развалу и деградации стран Восточной Европы.

Запад и особенно США взяли на вооружение декларативный принцип равных начальных возможностей для граждан. Несмотря на массированную пропаганду этот тезис столь же лжив, как и остальные лозунги «свободного» мира – свобода, равенство, братство. Какие могут быть равные возможности в обществе расколотом по имущественному, социальному и культурному принципам. Если просто равенство – это просто глупость, то равные начальные возможностей не могут быть осуществлены в условиях неравного и несправедливого распределения. Для реализации равенства начальных возможностей следует исключить, причём исключить полностью, любое наследование – имущественное, социальное, статусное. Только в этом случае каждый гражданин будет реализовывать себя сам.

Популярные книги в жанре Публицистика

Ужас пришел в русские семьи, ужас с лицом Черномырдина. Заглядывает в черные окна нетопленых домов. Склоняется к колыбелям некормленых детей. Нависает, как бред, над больничными койками ветеранов. Смотрит глазами тухлой камбалы с пустых магазинных прилавков. Высовывает из банкоматов распухший лиловый язык. Все считают копейки, в наволочки засыпают крупу, достают из-под половиц дедовский золотник, штопают шерстяные подштанники - готовятся к блокадной зиме, к мерзлым саночкам на булыжной мостовой, к наледям у колонок с водой, к нужникам на морозных дворах. Идет зима с залысинами Черномырдина. Среди ржавых мостов и заводов, на пепелищах музеев и храмов веселая костлявая девка, с голым черепом, в красной помаде, трется берцовой костью о тучное бедро Черномырдина.

О маленьком очкарике по имени Гарри Поттер писали так много, что ничего нового сказать невозможно, а повторяться моветон. А потому речь у нас пойдет не о книгах как таковых, а о людях, которые читают. Еще точнее о тех, кто, прочитав или не прочитав сам, изо всех сил стремится запретить их к прочтению прочими.

Вначале несколько курьезных фактов из недолгой, но бурной жизни произведений (книг и кинокартины Криса Коламбуса). Не далее как в декабре прошлого года в городе Аламогордо американского штата Нью-Мехико пастор церкви Сообщества Христа Джек Брук назвал книги о Гарри Поттере «ненавистными Богу» и заявил, что романы о колдунах и привидениях разрушают молодое поколение. В рождественский сочельник он призвал прихожан принести эти книги к церкви, чтобы [1]

Это не полностью журнал, а статья из него. С иллюстрациями. Взято с http://7dn.ru/article/karavan и адаптировано для прочтения на е-ридере.

Сэмюэл Беккет

Живописцы препятствий[1]

Перевод с французского и примечания Бориса Дубина.

Все, что я имел сказать о живописи братьев ван Вельде[2], я уже сказал в последнем номере «Кайе д‘ар»[3] (если только с тех пор не вышел новый). И мне нечего добавить к тому, что там было сказано. Мало ли, много ли я тогда сказал, но добавить мне нечего. К счастью, речь не о том, чтобы сказать то, что еще не было сказано, а о том, чтобы пересказать — и чаще всего как можно короче — то, что уже миллион раз говорилось. Иначе ведь обеспокоишь истинных ценителей. И это еще самое малое. А современная живопись — вещь и без того достаточно беспокойная, чтобы добавлять ей лишнего беспокойства, рассказывая о том, что она может быть такой, а может — этакой. К тому же, мы и сами беспокоимся без малейших на то оснований. И уже достаточно — и вполне основательно — обеспокоены, и не только современной живописью, а потому вовсе не желаем прежде времени себя беспокоить и пытаться высказать по ее поводу то, что еще не было сказано. Поддаваться же недостойному соблазну высказать то, что еще не сказано по ее поводу, значит рисковать — и серьезно рисковать — тем, что в голову вдруг придут мысли, которые, насколько известно, еще никому в голову не приходили. Нет, если не хочешь доставлять лишнее беспокойство себе и другим в связи с современной живописью или другими предметами ученых диссертаций, важно одно: заявить нечто — не важно, оригинальное или нет, — и держаться сказанного. Поскольку заявив нечто и держась сказанного что бы ни случилось, можно, в конце концов, составить мнение о чем угодно — твердое, надежное мнение, при котором и останешься на всю жизнь. А презирать мнения, которые не снашиваются веками, нет никакого смысла, почему их, конечно же, никто и никогда, даже в самом раннем Средневековье, не презирал. Тем более это относится к мнениям о современной живописи, о которой ведь обычным способом никакого, даже самого беглого, мнения не составишь. А заявив — и твердо заявив — в один прекрасный день и потом повторяя на следующий, и послезавтра, и день за днем, что современная живопись есть вот это и только это, можно лет за десять–двенадцать узнать, что такое современная живопись и, может быть, даже обогатить этим знанием своих друзей, причем не проводя лучшие часы дня в так называемых галереях, помещениях тесных, захламленных, тусклых, и не утруждая собственных глаз. Иными словами, узнать все, что стоит знать, в виде готовой формулы, а не это ли задача любой науки? Знать, что имеешь в виду, — вот в чем истинная мудрость. А лучший способ узнать, что имеешь в виду, это терпеливо иметь в виду всякий день и в любой ситуации одно и то же, сжиться с формулой, которую однажды нашел. Чтобы при классических закавыках вроде вопросов об экспрессионизме, абстрактной живописи, конструктивизме, неопластицизме и их противоположностях исчерпывающие, окончательные и, скажем так, машинальные ответы выскакивали сами собой. По счастью, возникающую в итоге эстетическую неуязвимость и отменное самочувствие вполне можно изучать в сообществе самих современных художников, которые, будь они спрошены или безо всяких вопросов, в любой час дня и ночи продемонстрируют, в чем именно состоит современная живопись, а в чем — нет (особенно — в чем нет), и сравняют с землей все, что посмеет сопротивляться этой демонстрации, быстрей, чем успевают начертить круг или треугольник. Их живопись, которую, впрочем, не нужно путать с разглагольствованиями о ней, несет на себе счастливый след той же уверенности и неопровержимости. Так что о каждом из двух составляющих — холсте и рассуждении — не всегда легко сказать, где здесь курица, а где яйцо.

Редакционная статья

Приватизация многочисленных государственных активов была заявлена в мае прошлого года как один из стратегических приоритетов кабинета, сформированного Дмитрием Медведевым. И сразу стало ясно, что вокруг вопросов об очередности их продажи, о сроках, методах, темпах и глубине приватизации завяжется нешуточная борьба. На первом же заседании нового правительства один из вновь назначенных министров (тут дело не в персоналиях — желающие легко могут поднять стенограмму) выступил за скорейшее уменьшение госдоли Сбербанка, нарвавшись на жесткий ответ переназначенного первого вице-премьера: дескать, спешка здесь ни к чему. Не стоит и говорить, что, когда речь зашла о границах и формах присутствия государства в ТЭКе, в частности в святая святых комплекса — нефтянке и электроэнергетике, — страсти и противоречия во властных структурах обострились до предела. Конфликт был транслирован и в бизнес — в государственные и квазигосударственные компании и бизнес-структуры, формально либо неформально курируемые противоборствующими высокими аппаратчиками.

21 марта 2013 800 0

Как сообщают источники из Филадельфии, визит на Туманный Альбион двух российских министров, руководителя МИДа Сергея Лаврова и главы Минобороны Сергея Шойгу, для переговоров с их британскими коллегами был обусловлен не только необходимостью "выложить все карты на стол" по сирийской проблеме, но и "прощупать" степень лояльности ключевых игроков "путинской команды" к своему шефу со стороны "лондонского ЦК". Специально указывается на то, что при всем видимом "потеплении" российско-британских отношений фигура Путина остается абсолютно неприемлемой для Фининтерна, который готов использовать любую возможность для ослабления позиций действующего президента РФ и его замены на менее конфликтную для "клана Ротшильдов" фигуру. Дополнительным свидетельством серьезности происходящего стало решение Великобритании и Франции осуществлять прямые поставки тяжелых вооружений для сирийской оппозиции, а также прошедшее избрание Сирийской национальной ассамблеей собственного "премьер-министра переходного правительства", которым стал многолетний житель США Хасан Хитто

Тех, кто полагает, будто в России XIX века женщины занимались сугубо домашним хозяйством и воспитанием детей, а в деловом мире безраздельно правили мужчины, эта книга убедит в обратном. Опираясь на свои многолетние исследования, историк Галина Ульянова показывает, что в вопросах финансов и заключения сделок хорошо разбирались как купеческие дочери, так и представительницы всех экономически активных сословий. Социальный статус предпринимательниц варьировался от мещанок и солдаток, управлявших небольшими ремесленными предприятиями и розничными магазинами, до магнаток и именитых купчих, как владелица сталепрокатных заводов дворянка Надежда Стенбок-Фермор и хозяйка крупнейших в России текстильных фабрик Мария Морозова. Каково было отношение этих женщин к богатству? Какие стратегии развития бизнеса они избирали? Удавалось ли предпринимательницам совмещать твердость в бизнесе с мягкостью и заботой в семье? Автор отвечает на эти вопросы, приводя десятки фантастических историй женского успеха, которые переворачивают наши представления о месте женщин в дореволюционном обществе. Галина Ульянова – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, автор семи книг по истории купечества и благотворительности.

Книга знаменитого журналиста, музыкального критика и радио-ведущего Михаила Марголиса посвящена Борису Зосимову, культовой фигуре российского музыкального мира. В увлекательном, почти приключенческом романе раскрывается удивительная история жизни невероятного медиа-менеджера и продюсера, для которого нет ничего невозможного: организовать концерт Metallica и AC/DC в Москве за три недели, создать музыкальный канал MTV, подружить Алсу с князем Монако.

Завораживающая панорама молодой музыкальной индустрии России 1990–2000-х годов переплетается в этой книге с забавными анекдотами из жизни Бориса Зосимова и его многочисленных друзей, с лирическими зарисовками и тонкими историческими наблюдениями. Эта книга предназначена для всех, кто интересуется российской музыкальной индустрией, и станет настоящим подарком для любителя необыкновенных историй о рок-н-ролле, который все еще жив.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мир всегда существовал в пределах необходимости. Самостоятельно человечество редко предпринимало даже минимальные усилия к развитию. Человек довольно легко привыкает к ничегонеделанию и только острая необходимость заставляет его совершать некие шаги к развитию собственному и мира вокруг. Народы в различных странах и регионах мира существовали, придерживаясь разных установок социального устройства и принципов общежития. Восточные народы придерживались установки на традиции и естественный порядок в природе и социуме. Запад предлагал главенство раз и навсегда установленного Права. Права, которое выше законов природы, а вернее подменяет их. Славянское мироощущение выдвигало примат общечеловеческой справедливости, примат совести. Так же распределялась власть и собственность. На Востоке, путём традиций и обычаев, на Западе, через установленное Право, в славянском мире, а затем и в Русском мире, через ощущение справедливости и правды. Попытки внедрения как восточной, так и западной модели, в России и в странах со схожим мироощущением приводили к революционному взрыву, бунту, черному переделу власти, страны, собственности. Власть в Русском социальном пространстве должна была основываться исключительно на понятиях справедливости, в противном случае она всегда становилась нелегитимной и неустойчивой. Да, эта власть иногда поддерживалась в течение столетий. Но это была власть узурпированная, власть на насилии, власть поддерживаемая искусственно, через прямое порабощение. Эффективность такой власти всегда крайне низка. В этом причины странного, на первый взгляд, развития России. Оно проходит скачками, в догоняющем ключе. Страна стремительно догоняет и перегоняет Запад при наличия ощущения справедливости происходящий перемен, и погружается в спячку, апатию, при уверенности в несправедливости происходящего.

Научно-технический прогресс явился важным элементом и необходимым условием Западного Проекта. Без него невозможно себе представить осуществление тотального доминирования в мире, а следовательно, распространения, так называемого «свободного» рынка. Без подавляющего технического и организационного превосходства, Запад не смог бы распространять своё влияние дальше своей небольшой территории и собственного маленького населения. Предел роста и предел существования этого типа системы был бы достигнут к началу 19-го века, после чего, неизбежно последовал бы крах системы и отказ от ссудного процента. Это в лучшем случае. Скорее же, крах мог произойти сразу. Без научно-технической революции у ссудного процента не было шансов на существование. И наоборот, ссудный процент подстёгивал научно-технический прогресс, направляя его ко всё более расточительному, ко всё более экстенсивному использованию природных и людских ресурсов.

Все естественные или спонтанные общественные формации не планировали и не предполагали планировать будущее обществ, их развитие. Все общественные формации объявляли себя в виде конечного продукта. Все социальные структуры предполагали себя, как вечные и неизменные, а чаще всего, данными свыше, божественными. Эволюционные изменения вроде бы признавались, но только, как дела давно (или недавно) ушедших дней. Настоящее положение дел в социальной сфере принималось, если не идеальным, то, во всяком случае, конечным. Так небольшие доделки, навести глянец, и хорош! Все старались убедить всех, что к данному положению дел в социальной сфере привели естественный ход истории, что по другому и быть не может. Чаще всего действия социальных законов считались пережитком прошлых социальных устройств. Законы и уложения служили для преодоления «дикости», действительно естественных, социальных законов. Происходили постоянные сшибки здравого смысла с положениями и нормами морали, этики, а потом – законности и права. Несмотря на полную безнадёжность затеи, люди старались поддерживать и удерживать именно настоящее положение дел. Это касается не только власти. Всегда находилось масса людей, старавшихся удержать в современном им состоянии всё, до чего они только могли дотянуться.

Социально-экономические формации разделяются на базовые и переходные. Так родоплеменной строй, сложившийся после палеолитической катастрофы являлся естественно базовым. Он мог существовать неограниченное время не деградирую и не развиваясь. Период рабовладельческого общества, напротив, переходный. Этот тип социально-экономической системы не мог существовать без родоплеменной периферии. Развитие рабовладения, вернее преобразование его в стабильное кланово-кастовое феодальное общество и произошло благодаря невозможности волнообразного поглощения нерабовладельческой периферии. Феодальное общество в Западной Европе не успело сформироваться и окостенеть, как например в Индии или Китае. Это дало возможность осуществить реализацию первой искусственной системы, основанной на примате кредитно-денежной экономики. Проект, так называемого рыночного капиталистического общества.