Наедине с собой

В сборник «Наедине с собой» – вошли ранее опубликованные произведения: «Возвращение», «Вечер длиною в жизнь», «Корабль «дураков», «Остров цензоров».

«Возвращение»

Главный герой возвращается в свой родной город. Приехав, он встречается с прошлым из своей юности, которое жило в нем все годы. Здесь он вспоминает свою первую любовь. Встреча со своим другом меняет его жизнь, которая ставит его перед выбором.

«Куда ты бежишь? От кого? От нее? От себя? Признайся, что этот дневник, который ты так холишь и бережешь, который везде возишь с собой это не талисман на удачу. Это ты так себе сказал, потому что легче. Нет. Это нечто больше, это твой эталон. Ты же каждую женщину примеряешь под него, под те чувства, которые в нем, пусть и юношеским языком. И свои отношения с женщинами ты меряешь по прошлым чувствам, которые испытал тогда, двадцать лет назад, но которые помнил, пусть и не явно. Может быть это и глупо, но ты всех сравнивал с этой девчонкой. И ни одна, ни одна прошла тест на соответствие чувств.

«Вечер длиною в жизнь»

Уехав на отдых, жена не возвращается. Оставшись один, герой рассуждает о случившемся. Этот вечер стал самым длинным в его жизни, разделив ее на «до» и «после». В нем трогательные, а порой мучительные отношения между мужчиной и женщиной. Их единение и противостояние.

«Единственное, что я могу попытаться сделать – полностью исчезнуть из ее жизни и вычеркнуть ее из своей. Она не была счастлива со мной в прошлой жизни, во всяком случае, в последнее время, хотя я был там счастлив. Мы теперь будем жить в разделенном мире. Я научусь прощать и забывать свое прошлое, где мы были вместе. Отчаяние, боль. Я сжал кулаки до боли в костяшках пальцев от бессилия».

Корабль «дураков»

У них нет имен, у них есть только образы (Нищий, Бизнесмен, Домохозяйка и другие) который каждый придумал сам для себя, отправляясь из своего грустного прошлого, которое они покинули по воле обстоятельств, в свое призрачное, неизвестное будущее, которое для них одно. Они видят мир таким, какой он есть, а не таким каким мы хотим его видеть и сделать.

«– Ну, если вы радуетесь только глазами…, – и, улыбнувшись, добавила. – Женщина должна радовать не только глаз, вы взрослый мужчина и пора бы это знать».

мы любим то спокойствие, которое создаем сами, А на самом деле, любим будоражить жизнь из пузырьков встреч и событий. Иначе нам скучно…»

«– Но в их рассуждениях проскальзывает здравый смысл.

– Это у нас он проскальзывает, а у них он просто есть».

«Остров цензоров»

Общество, в котором мы живем, подвержено жесткой цензуре и кто-то решает, что необходима новая структура цензоров.

«Я бы не смог, как ты. Будем объективны. Я не такой боец. Я понимаю, что меня обидели, но я такой же, как большинство. Как ни странно, легче проглотить обиду, чем набраться мужества для борьбы. Можно себя успокоить тем, что оскорбление, как камень – пролетел мимо и вообще предназначался не мне. Но это мнимое успокоение. Оставшись наедине с собой, начинаешь оплакивать свою трусость».

Отрывок из произведения:

Я возвращаюсь… В очередной раз я возвращаюсь в свой родной город. Не могу похвалить себя, что делаю это часто, но он мне нужен – город моего детства, юности. Появляется жуткая потребность окунуться в атмосферу своей памяти, памяти наяву, которую хранил в себе, порой она отступала в глубины моего я, а порой захлестывала и становилась почти реальной. Хотелось почувствовать, претворить свою память в реальность, увидеть то, что так бережно храню – черты моего родного города, увидеть новое, но, наверное, больше увидеть то, что было, что сохранилось в том виде, который сохранился до подробностей в памяти, когда стоит закрыть глаза и всплывают знакомые очертания домов, изгибы улиц, скверы. Вот и сейчас мне нужен воздух родного города, его ритм. Вдохнуть его воздух, его эмоции. Я возвращаюсь к его людям, улицам, площадям. Как ты жил без меня? А как я без тебя? Да, в целом, вроде бы жил, что-то ускользало, не цепляясь за углы памяти, но всегда помнил тебя, где бы ни был. Ты везде оставался со мной мой город, который я помнил, любил. Но не хватало чувства дома, чувства привязанности. И вот теперь я возвращаюсь. Много раз мысленно я приезжал и ступал на перрон знакомого вокзала, но каждый раз что-то мешало: дела, заботы. На какой срок приехал в этот раз, я не знал, но знал, что мне это необходимо. Мне это нужно, как воздух, которым я дышал в детстве. Воздух, который я хочу вдохнуть снова. Ностальгия? Да, ностальгия по ушедшему, которое не вернуть, которая зовет, манит. Не всегда она на пользу и приятна, но от нее не спрятаться. Можно сделать вид, убеждая себя, что все ерунда, но стоит остаться одному, как она забирает тебя целиком и не отпускает, пока не прогонишь прочь, зная, что она снова вернется.

Рекомендуем почитать

«Искушение». Кажется, что потерял все, не все получается, как хочется, но именно в этот момент может появиться тот, кто вытащит тебя, и даст все, что ты хочешь. Как хочется поддаться и изменить свою жизнь. Но за все надо платить и какой ценой?

«На меня смотрели глаза, в которых играли лукавые искорки, как сказала бы бабушка – бесинки. Глаза смеялись и пронзали насквозь. Но главное – они были разные: один зеленый, другой черный. Я встретил глаза, которые не принадлежали этому миру. Он буравил меня взглядом, от которого я должен был бы съежиться, но мое настроение не давало место испугу.

– Ты это хотел увидеть, – спросил он, перейдя на «ты».

«Чистый лист». Даже на небесах не всегда порядок, и за нарушение надо расплачиваться. И меру наказания выбрали, дав возможность заполнить листы своей жизни. Каждый человек при рождении – чистый лист, но им записали заранее. Обычные люди, с отмеренным сроком жизни, и только Судьба может изменить срок пребывания среди людей, но не всем.

«– Ненависти, ненависти добавьте побольше, к несправедливости, – кричал кто-то.

– Да отстань ты, – возражал ему другой. – Надо эту честность сначала найти, как и нечестность. А ну, как не найдет? А ненависть останется. А если он вознесется на вершину власти, так он со своей ненавистью разнесет всю Землю к Ч… в общем, к матери нашего оппонента».

Жанр произведения – современная проза.

В сборник вошли два рассказа: «И что теперь?» и «Без веры в будущее»

«И что теперь?». Случайностей не бывает. Его встреча с ней была предрешена. Ему была нужна именно такая женщина: умная, самостоятельная, уверенная. Их не продолжительное знакомство расставило все по сметам, чтобы понять, они нужны друг другу. И вопрос: и что теперь? пройдя по кругу, вернулся, чтобы они на него и ответили, но уже без посторонних глаз.

«Без веры в будущее». Ему не интересно свое будущее. Оно для него существует только как время. Его будущее – это настоящее, и это его устраивает. Он живет одним мгновением, но понимает, что не все с ним согласны.

В книгу вошли три рассказа: «Стриптизерша», «Рыжая грусть», «Хрупкая осень».

«Стриптизерша». – Рассказ женщины, профессиональной стриптизерши, ее взгляд на профессию, на мужчин, на отношения внутри и вне клуба.

«Рыжая грусть». – Он приехал, чтобы оставить свое прошлое там, где получил настоящее, в которое верил. Две встречи, изменили его. Он понял, что то прошлое, было не настоящим, а так увлечением.

«Хрупкая осень». – Он успешный хирург. Прежняя семейная жизнь не сложилась, он привык жить один, и в свою жизнь пускает только дочь. Знакомство на улице с женщиной дает повод задуматься о будущем, но он уже опасается семейных уз. Расставание тяжелая ноша. Трагические события вынуждают его обратиться к этой женщине, он хотел бы все вернуть, но на этот раз инициатором расставания становится она. И только дочь, своим детским умом чувствует и понимает, что надо делать.

«Подвешенный кофе» – сборник коротких романов (Шаги за спиной. Подвешенный кофе. Призрак на час. Спасибо за нелюбовь. Осень для Насти. Любовь живет рядом).

Всех их объединяет одно – позитивное отношение к жизни героев, которое проявляется в вере в себя, в своих друзей, любимых людей.

Другие книги автора Юрий Горюнов

Он никогда не думал о работе нелегала. Но судьба повернула его жизнь так, что он сделал свой выбор. Для близких людей он погиб, но только не многие знали, кто работает под псевдонимом ZERO. Он начал новую жизнь, полную неожиданностей. Владел стрельбой флэш, знал несколько языков.

Эта книга начало пути молодого парня, пути трудного и непредсказуемого, где рассчитывать можно в первую очередь только на себя.

Его первая операция под видом удачливого бизнесмена убедила его, что, другой жизни он уже не представляет. И так на многие годы.

«Ты должен приняв решение понять, что это жизнь не полная чудес из кино, а постоянного напряжения. Не думай, что нелегалы самые искренние из агентов, просто им тяжелее, чем другим. Искренность слишком дорогое удовольствие для них, и она может стоить им жизни. Вся эта атрибутика – яды, пистолеты и тому подобное не их оружие, чаще всего они не держат ничего, но владеют всем»…

Он никогда не думал о работе нелегала. Но судьба повернула его жизнь так, что он сделал свой выбор. Для близких людей он погиб, но только не многие знали, кто работает под псевдонимом ZERO. Жить в Париже приятно, но если бы только жить.

Случайное знакомство привело к необходимости выехать в одну небольшую Азиатскую страну. Это очередное задание нужно было выполнить в кратчайшие сроки, проанализировав ситуацию на месте.

«…– Может Марк и сделал эту запись?

– Он не мог ее сделать. Что там, не в наших интересах.

Вот и все. Мозаика сложилась. Если он проверял меня, знаю ли я о том, что там записано, то он зря тратил время, по моему лицу прочитать было не возможно. Судя по тому, что он произнес, Омар дал запись Марку, а тот переслал ее в МИ-6, а значит у них более тесные отношения. Теперь стало ясно, как была спланирована операция и для чего. Именно фраза „не в наших интересах“ и стала ключевой…»

Они отправляются исследовать глубокий космос на новом типе корабля. Никто не обещает им, что они могут вернуться, т. к. никто не знает, что может преподнести им космос, где могут  действовать иные законы физики.

Так и случилось. Их корабль выбрасывает в «теневую» Вселенную, где они видят ту же Солнечную систему, с такими же планетами, но на этом сходство заканчивается. Высокоразвитая цивилизация, заселяющая Землю, живет по иным законам. Как вернуться назад, они не знают, и остается начать жить среди людей, под чужим Солнцем, под чужими именами. Но, возможность есть, и им ставят условие.

В сборник вошли ранее опубликованные произведения в жанре фэнтези «Прощание Колдуна», «Призрак на час», «Между светом и тьмой».

«Прощание Колдуна»

Он удачный бизнесмен, нравится женщинам, но личная жизнь не складывается.

Чтобы пережить личную драму он уезжает в небольшой городок. Это он считает, что принял такое решение, а на самом деле идет по цепочке событий, чтобы познакомится с тем, кто его ждет, и не знает, что его выбрали для неизвестной ему миссии. Но выбор принятия решений ему всегда предоставляется, как и женщинам, которых он встречает. Только цепочка событий, все равно делает круг.

А все потому, что тот, кто пишет сценарий событий, устал.

Но сценарий написан, действующие лица понятны, и выбранным актерам остается только играть, хоть ролей они не читали, да и не прочитают. И управляет этим, тот, кто знает больше, чем все они вместе — Колдун.

«Пока идет по кругу, ситуации надо менять, постоянно ставя перед выбором, только тогда его позиция будет крепкой в своих убеждениях. Мы люди, и порой наши поступки не предсказуемы, а вмешиваться, принуждать, только испортить будущее человека. Надо давать ему свободу выбора. Подсказать можно, принуждать, нет…»

«Призрак на час»

К чему может привести, если ночью появившееся привидение пришло не просто так, а с просьбой, и что из этого получилось.

«— Вас смущает мое появление? — услышал он.

— Если это можно назвать так, то да, — и он услышал свой вдруг осипший голос, — а вы кто? Привидение?

— Да. И не от слова привиделось. Вы меня реально видите. Вы испугались?»

«Между светом и тьмой»

Волею случая, герой услышал призыв, о том, что найдется ли кто, чтобы вызвать на суд человеческий Создателя. И если не суд, то хотя бы разобраться, почему мир такой и задать ему вопросы. И он решил попробовать, а что дальше… Дальше появился посланец, который сопровождает героя и изучает мир, а также присутствует на заседании, где судья — человек.

«— Ну, и зачем тебе был нужен это спектакль? — спросил сатана, — результат был предсказуем.

— А правильно он сказал, — произнес Создатель, — они живут между светом и тьмой. И куда будет обращен их взор надо еще работать. В конечном итоге, мир и спокойствие заложено у них с рождения. Так я создавал их. А что создал мир за шесть дней, так получилось. Дело было в радость. А ошибки я могу все предусмотреть, все просчитать и сделать более качественно. Но вопрос? А это было надо? Зачем тогда было их создавать?

— Да сидели бы сейчас и вели беседы, которые нам через неделю наскучили бы. В общем, ты прав. И спектакль был нужен. И возможно не только им, но и нам. Я, конечно, чаще с ними общаюсь, но интересно услышать было все со стороны, ради, кого мы стараемся».

Ее считают «Стервой», но это она рассматривает как комплимент.

Она научилась жить по своим правилам, не читать сказки, а писать их самой в реальности. Но ее взгляд на жизнь меняется, когда понимает, что ничто женское ей не чуждо.

 «Она вытянула губы к своему отражению в зеркале и произнесла: – Боже, сотворил же ты такую умную и прелестную женщину, как я».

«Привлекательна, чертовски привлекательна. Ну, кто устоит? Одним словом – Стерва! Но, увы, за все надо платить, – произнесла она чуть грустно, –   платить за свое материальное и моральное благополучие, за свою независимость. Платить своим одиночеством, а порой и телом. Все крутиться вокруг меня, но вот беда, что себя обманывать, живу я с одиночеством в душе. Все. Хватит ныть! Что это я расслабилась, не мое это. Все будет, как я хочу, а о цене я с собой договорюсь, – закончила она на веселой нотке».

 «Это только глупые женщины стараются отомстить мужчинам. Чего они добиваются для себя лично? Морального удовлетворения, что ему плохо? Можно ли с этим долго жить? Это все проходит. Если так, то они просто глупы. Не надо никому мстить. Надо делать так, чтобы не мужчине было плохо, а женщине хорошо».

«Ваше восхищение не льстит моему самолюбию. Отделение для восхищений уже переполнено. Если вы сочли меня за дьявола, то могли бы догадаться, что дьявол не будет спать с кем попало».

Жанр произведения – современная проза.

В сборник вошли два рассказа: «Дождь, как повод» и «Жизнь взаймы».

«Дождь, как повод». Встреча через много лет. Случайна ли она? И сколько есть в человеке силы, чтобы сохранить свои чувства и однажды предъявить любви оплаченный счет.

«Жизнь взаймы». Почему был выбран он, ему не хотелось задумываться, но и дальше жить, как жил не имело смысла. Ему повезло. Предложена возможность начать все сначала, сделать то, что хотел, но не сделал. Это сделает за него другой. Но взаймы попросит время жизни.

Жан Марше — под таким именем живет разведчик-нелегал во Франции.

Получив задание, он отправляется в Аргентину журналистом одной из газет, покидая свой любимый Монмартр.

Там ему улыбнулась удача, и он «случайно» узнает о наличии военных лагерей, чем сразу привлекает внимание двух спецслужб. Но его опыт нелегала свидетельствует, что удача не бывает случайной. Это часть задания, а вторая его половина — это нарушение его правил не выходить на прямой контакт с резидентурой. Но в любом правиле бывают исключения.

Он не сторонник радикальных мер, но когда ставка — жизнь, он выбирает свою.

Он никогда не думал о работе нелегала. Но судьба повернула его жизнь так, что он сделал свой выбор. Для близких людей он погиб, но только не многие знали, кто работает под псевдонимом ZERO.

Он покидает приветливый Париж, оставляя бизнес и отправляется в США, где ему выпадает задача, спасти того, кого не знает. Задание надо выполнить без стрельбы. Он нелегал, а значит не сторонник радикальных методов. Его оружие – ум, но всем остальным он владеет не хуже…

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '90

# # #

Когда звонят и на порог

Пленительный и белоснежный

Является единорог

И голосом безумно нежным

Он говорит: Пойдем мой милый

Я покажу тебе могилу

Ленина

Не верь! не верь - он есть тайна

смертной доблести, а не рыцарской!

не его дела над этими вещами покров приподнимать!

# # #

В снегах ли русских под Рязанью

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '93

# # #

Ленин Троцкому сказал:

- Ты бы сбегал на вокзал

Да и местечко заказал!

А он и сбегал на вокзал

Да местечко и заказал

А Сталин строго наказал

Троцкого:

- Зачем бегал на вокзал

И местечко заказал

В неведомое

Зачем?

А?

Политика есть искусство реального!

- А мне Ленин сказал!

- Не знаю никакого Ленина!

М. Пришвин

ГОЛУБИНАЯ КНИГА

Было высказано скромное желание оживить общественную жизнь вопросами быта, и по всему литературному фронту пошло: Троцкий сказал, Троцкий сказал...

Я слышал от писателей, которые называют себя "бытовиками", что будто бы и нет никакого еще у нас быта: милиционера, например, нельзя теперь описать, как раньше городового: сегодня он милиционер, а завтра заведующий отделом МКМ (Московское купоросное масло). Я бытовиков этих никогда не понимал; мне казалось всегда, что чем дальше писатель от быта, тем он лучше может, если захочет, и быт описать; мне казалось, что сам писатель-бытовик является категорией быта, подобной городовому... Единственное, что присуще писателю, рисующему быт, - это наличие в душе его некоторой доли уверенности, что данное явление есть на самом деле, а не только его писательское представление; это, с одной стороны, а с другой - писатель не должен быть, как фотограф, и просто переносить на бумагу то, что он видит и слышит обыкновенными глазами и ушами. Сейчас у нас господствует именно это последнее ложное представление, и потому мы в газетах видим невозможные для чтения огромные точные отчеты без всякой попытки со стороны самого автора между ее угловыми фактами жизни провести свою волшебно сокращающую диагональ.

М. Пришвин

ОТ ЗЕМЛИ И ГОРОДОВ

История цивилизации села Талдом.

По Савеловской железной дороге от ст. Талдом до Кимр на Волге (18 верст) лежит глухое болото Ворогошь, в старые времена приют беглецов от церкви, государства и общества; на берегу этого болота теперь живут ремесленники, разного рода сапожники, башмачники, скорняки, портные, всего в краю насчитывают двенадцать, или тринадцать ремесл, но в подавляющем числе талдомские - башмачники и кимрские - сапожники. Не надо себе представлять, что ремесленники распределены только в этих крупных центрах, их гораздо больше в деревнях, и так, что если портные, то вся деревня - портные, и даже две-три под ряд, скорняки, так опять все на-чисто скорняки, а башмачники, даже по своим специальностям, несколько деревень под ряд занимаются детской обувью, дальше, тяжелой обувью, еще дальше легкой, красивой; есть деревня, где живут одни пастухи, которые ранней весной являются в близлежащий центр со своими рожками, трубят там на базаре, играют и нанимаются на лето. Чрезвычайно интересный край для исследователя, благодарный в высшей степени, потому что мало-мальски вдумчивому человеку легко можно ввести всевозможные улучшения в рутинные приемы всех этих ремесел.

Скавлуков был найден мертвым в сорока семи километрах от поселка, недалеко от железной дороги, в снегу. Как писала экспертиза, смерть наступила в результате действия холода на организм, подверженный до того алкогольным напиткам.

Из отдела кадров дали телеграмму на родину, в город Чайковский, отцу погибшего, а домоуправу Дьяченко было приказано съездить и привезти тело.

В тот же день он прибыл на «мазике» с порванными железными бортами. Подписав какую-то бумагу на полустанке, принял тело, погрузил в кузов, куда перед тем навалил мерзлой хвои.

Дмитрий Прядко

ЛИФТ

Зачем он зашел в этот чертов лифт, Чак не помнил. Да и сложно что-то вспоминать, когда нога пылает, обдавая все тело волнами тупой неумолкающей боли. "Hаверное, сломал", - с досадой подумал Чак и сморщился от очередного наплыва. От потери крови ощущения уже не были такими острыми, и он наконец смог немного поразмышлять. Во-первых - что произошло? Во-вторых - как отсюда выбраться? В-третьих - что делать с ногой? Чак огляделся. Лифт как лифт: заплёванный потолок, чудом оставшаяся в живых лампочка, неграмотная, но от этого не менее пошлая надпись на задней стенке - в общем, обычное для Лос-Анджелесских трущоб зрелище. Hадо было как-то отсюда выбираться. С какой стати эта штуковина сорвалась и полетела вниз, было неизвестно. Разумеется, такое могло произойти только из-за обрыва троса, однако подобного случая в своей практике Чак не помнил.

Аpтем Пpохоpов

ЕЩЕ РАЗ

- Сколько вас там? - Тpое. Hу, и Галя... (Тихо, тихо, Галенька...) - Значит тpи здоpовых мужика и одна pожающая женщина. В лесу. Плюс - в машине. Минус - на моpозе... Я думаю, вы спpавитесь. До больницы доехать, точно нет ни какого шанса? - Hет, вы знаете, доктоp, я смотpел Мы кpепко сели. Hе нужно мне было в том месте сpезать, но ведь тоpопился же, блин, хотел быстpее. Тут снегу выше капота. Джип увяз обеими осями, хоть и хвалит pеклама меpседесовские внедоpожники, но задние колеса... - Меня мало интеpесуют подpобности. Hет - значит, нет. Будете пpинимать pоды пpямо там. - Кто будет пpинимать pоды пpямо там? - Вы. Вы и будете их пpинимать. Пpямо там. - Доктоp, вы с ума сошли? (Он говоpит, нам пpидется самим пpинимать pоды!.. Да заткнись ты, Сеpый... Тихо, тихо, Галенька, все будет хоpошо...) Кто их будет пpинимать, я пpо это ничего не знаю?! Я никогда... Hи Сеpега, ни Санек тоже этим никогда не занимались... Я вообще никогда не... - Спокойно. Паниковать будем потом, договоpились? Завтpа с pебенком добеpетесь до больницы, и начнете паниковать. Ясно? А сейчас действовать нужно. И действовать быстpо. Вы меня поняли? - Я... Hо я... Я все понял, доктоp. Что нам нужно делать? - Так, один из вас пусть немедленно отпpавляется на поиски чего-нибудь гоpючего. Хвоpост, дpова, все pавно. Пусть сыpые, пусть любые, обольете их бензином. Hужен костеp, чтобы нагpеть воду... В салоне тепло? - Да, я еще дома включил обогpев на полную мощность... (Что?... Выключить?...) Доктоp, Галя говоpит, что ей жаpко. - Hичего, паp костей не ломит. Сеpега уже ушел за хвоpостом? - Hет. Санек пошел. - Да мне плевать, кто там куда пошел. Мне нужно, чтобы была теплая вода... Тепеpь белье. Hужны чистые полотенца. Или вообще любая чистая ткань. - Есть одеяло, мы захватили его с собой. Вpоде бы чистое. - Вы новоpожденного пpямо в одеяло завеpнете? Hужна мягкая ткань. Тонкая. - Сейчас... (Сеpега, нужна мягкая, не толстая ткань... А я откуда знаю?... Галя, у тебя нет?... Что?... Hет, нет, ничего, потеpпи милая, потеpпи еще немножко, сейчас все будет хоpошо.. ) Доктоp... (А, Сеpега, у тебя же чистая pубашка? Пеpед выездом одел? Снимай ее, быстpо. Hа майку свитеp наденешь...) Доктоp, pубашка белая подойдет? - Подойдет... Антисептик. Hужен какой-нибудь антисептик. Спиpта нет? - Есть водка. Хоpошая, кpисталловская. Почти полный ящик. Мы этта... Hу, думали... После pодов, с коpешами... За наследника... - Успеете еще за наследника. Значит так, нужен нож. Хоpошо если остpый. Есть? - Есть. Hож есть. Охотничий. - Пойдет. Тепеpь гpейте воду. - И что? - И ничего. Ждите, пока не начнется. - (Он говоpит нужно гpеть воду и ждать...) Доктоp, я пеpезвоню, а то сотовик сядет. И еще, доктоp, если все ноpмально будет и с Галкой и с pебенком, я вам свой джип подаpю. Вот как есть, ей Богу, подаpю, мне не жалко... - Кончай тpепаться, мужик. Совсем батаpейки посадишь. Я жду у телефона. - Хоpошо, хоpошо... ... - Доктоp, это я. Пошло, пошло кажется... - Так, все готово? Вода есть теплая? - Да, Санек пpитащил кучу дpов, мы снега pастопили в канистpе. - Тепеpь всем водкой вымыть pуки и пpодезинфициpовать нож. Еще нужна веpевка тонкая, или леска. Или нитка пpочная, суpгучовая, чтобы пуповину пеpетянуть. - Hайдем. А чего делать-то? - Пока ничего. Пpиpода сама все и без вас сделает. Ваше дело маленькое, не суетиться и не мешаться под ногами, пуповину пеpеpезать, да pебенка обмыть, насухо вытеpеть, в пеленку завеpнуть. - Ох, доктоp, жидкости сколько, все сиденье... Да еще слизь какая-то. И кpовь... - Много кpови? - Hет, совсем чуть-чуть. - Hоpмально. Все будет хоpошо... - Ой, по-моему головка показалась! Какой ужас! - Спокойно. Подсунь снизу пpавую pуку, поддеpживай его за головку. Роженица тужится? - Да... (Тужься Галенька, тужься милая...Вот он, выходит, pодненький...) - Hе давайте ей устать. Путь тужится, чтобы аж глаза на лоб лезли! ... - Доктоp, доктоp, это мальчик! У меня мальчик!!! - Спокойно, мужик, ты слышишь?!! Спокойно! Тепеpь нужно пеpеpезать пуповину. Сантиметpах в десяти от пупка pебенка туго, слышишь, туго пеpетягиваешь пуповину какой-нибудь веpевкой, еще чеpез сантиметpов пять снова пеpетягиваешь, и посеpедине pазpезаешь. - А кpовь не бpызнет? - Hе бpызнет. И больно ей не будет, в пуповине неpвных клеток нет. Тепеpь омойте pебенка, завеpните его в чистую... что у вас там... pубашку, и свеpху в одеяло, чтобы не замеpз. Да, и по заднице не забудьте хлопнуть, посильнее. - Он закpичал, доктоp, подал голос! Он живой! У меня есть сын! - Здpавствуй, миp, нас стало больше. Еще одна победа жизни над энтpопией... - Что, доктоp? - Hичего. Оботpите там все у женщины. Минут чеpез 10 плацента должна сама отделиться. Потом снова все пpотpите чистой тpяпочкой с теплой водой, а пока оставьте ее в покое, дайте отдохнуть...

Аpтем Пpохоpов АКА Sly2m

HАФ

Москва меняется с каждым годом. Пpиезжая сюда снова и снова я замечаю это по новым pекламным щитам на Садовом кольце, неоновым вывескам на Hовом Аpбате, чyвствyю это с каждым новым pестоpаном, откpывающимся на набеpежной Москвыpеки, да что там pестоpаны... Меняются люди, вот что главное.

Илья мой стаpый, еще школьный дpyг. По окончании десятого класса он не стал, как большинство наших одноклассников, постyпать в местный политехнический, а на папины деньги pванyл в Москвy, в гоpод больших возможностей и огоpчений. Тогда она казалась стpашной - Москва, в гоpоде комендантский час, сигаpеты по талонам, толи коммyнисты y власти, толи демокpаты - мы смотpели на него как на полyдypка. Завидовали, конечно, в тайне, чего скpывать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Здесь нет ни лирики, ни интриги детектива. Но здесь есть вопросы, которые каждый хоть раз в жизни задавал себе. А ответы на них? Кто знает, насколько фантазия далека от реальности.

Волею случая, герой услышал призыв, о том, что найдется ли кто, чтобы вызвать на суд человеческий Создателя. И если не суд, то хотя бы разобраться и задать ему вопросы. И он решил попробовать, а что дальше…

«– Ну, и зачем тебе был нужен это спектакль? – спросил сатана, – результат был предсказуем.

– А правильно он сказал, – произнес Создатель, – они живут между светом и тьмой. И куда будет обращен их взор надо еще работать. В конечном итоге, мир и спокойствие заложено у них с рождения. Так я создавал их. А что создал мир за шесть дней, так получилось. Дело было в радость. А ошибки я могу все предусмотреть, все просчитать и сделать более качественно. Но вопрос? А это было надо? Зачем тогда было их создавать?

– Да сидели бы сейчас и вели беседы, которые нам через неделю наскучили бы. В общем, ты прав. И спектакль был нужен. И возможно не только им, но и нам. Я, конечно, чаще с ними общаюсь, но интересно услышать было все со стороны, ради, кого мы стараемся».

Она успешна и привлекательна. Случайная встреча, напомнила ей о прошлом, и она решила взять реванш, сделать то, что не удалось тогда.

«В глазах любимого человека надо видеть радость, даже если не любима им, усмирять свою боль его радостью, тем, что он жив и счастлив. Моя боль – это моя боль, а я захотела ее отдать ему. Видит Бог, я не хотела того, что произошло».

Как часто мы делаем глупости, и только потом понимаем их значение в нашей жизни. Не просто бывает уйти, еще труднее вернуться. Трудно привыкать – труднее отвыкнуть. Разве не так?

Судьба развела героя не только с любимой, но и с друзьями. Но все можно вернуть, если захотеть.

«– Она здесь больше не живет, – услышал я ответ на свой вопрос. Все надежды сразу рухнули.

Моя жизнь сделала круг. Я вернулся туда, откуда начал свой путь. Я вернулся, чтобы попробовать начать историю с чистого листа, который уже достал. А что было до этого? Получается, писал черновик».

Главная героиня не испытывает недостатка от мужского внимания. Встречает мужчину, который дает ей все, но трагедия меняет их жизнь. Она кладет на алтарь своей любви всю себя, чтобы продлить жизнь любимого человека.

Дорогие читатели! Разве не бывает, что вы задумываетесь не только о делах насущных? Мысли сами приходят, не зависимо от того, зовете вы их или нет. Если случится время мыслить, не гоните его, и без вас прогонят.

Жанр – городской рассказ. В нем трогательные, а порой мучительные отношения между мужчиной и женщиной. Их единение и противостояние. Да, жизнь не сахар, но от того сколько в ней соли, зависит и вкус сладости. Сладкий вкус – горький привкус. Это ли вам не знать. А любовь? Это проза жизни, которую хочется читать всю жизнь, но так и не дочитать до конца.

Книга издана благодаря мнению читателей рукописи в интернете. Она – результат общения с вами. Это ваши мысли, чувства. Автор, как губка, впитывает их и кладет на бумагу. Поэтому в ней все мы.