Надо зеленеть

Он встал, как всегда, бесшумно, чтобы не разбудить жену. Было около шести по местному времени. В узком осколке слюды, который он прошлым летом оправил деревом, смутно отразилось его большое нескладное тело. «Будто в спешке собирали — из чего придется», — мельком подумал Ким и улыбнулся.

Он жил уже четвертую жизнь — двести сорок восемь лет от первого рождения и немногим больше тридцати от последнего — и каждый раз, меняя износившийся организм, до мельчайших деталей воссоздавал и свою не очень удачную телесную оболочку. Его приверженность к традиционной биоформе другие Импровизаторы считали чудачеством, прихотью мастера, потому что любая стабильность в изменяющемся мире всегда стоит немалых усилий, гораздо проще придумать себе тело более современное и удобное для работы. Он знал, что начинающие Импровизаторы охотно выращивают массу дополнительных органов чувств, дублируют сердечно-сосудистую систему, объясняя все эти приготовления будущими трудностями. Как же, им предстоит воистину божественное занятие — находить безнадежные, потенциально непригодные к самозарождению жизни миры и пробуждать их, оплодотворять сначала устойчивыми органическими соединениями, затем… Словом, каторжный труд генного проектировщика, обученного методам формирования материальных структур при помощи психополя. Всяческие эксперименты с собственным телом Ким считал баловством, пустой тратой сил и времени. По этому поводу он как-то бросил фразу, ставшую впоследствии крылатой: «Настоящий Импровизатор должен быть консервативнее природы; ей что, матушке, она могла экспериментировать миллионы лет, у нас же есть сроки и осознанная цель».

Другие книги автора Леонид Николаевич Панасенко

Он спешил. У него было видимо-невидимо дел в этом уголке вселенной, дел трудных и ответственных, и потому он попросил Корабль лишний раз не беспокоить его. Тем более, что среди встречных миров только на одной из планет — Земле — существовала разумная жизнь, да и то робкая, слишком молодая. Прогнозам своих коллег умудренный опытом Патрульный Великого Кольца мог верить или не верить, но одно он знал точно: людям предстоит еще долго взрослеть, чтобы Кольцо могло начать с ними диалог.

Она объявилась весной. Пришла в гости в соседний отдел, где годом или полтора раньше то ли работала, то ли стажировалась — словом, крутилась. Алексей её тогда не замечал. Не заметил и когда девчушка куда-то сгинула. Мало ли кто крутится в институте… Весной же, в один из бесчисленных перекуров, он зашёл к соседям и сразу приметил знакомое лицо и даже имя вспомнил.

Рассказы и повести, составившие книгу украинского советского писателя, вводят читателя в мир необычных ситуаций и невероятных приключений. Повествуя о них легко и непринужденно, автор раскрывает морально-этические ценности своих персонажей. А его манера моделирования событий, художественного их разрешения отражает оптимистический взгляд на будущее человечества, веру в его созидательный разум.

Рецензент Н. Б. Славинский

В 107 год от Ошибки Компьютера в Новых Афинах решили провести игры в канун их двухсотлетия. Последние такие игры были проведены в 1996 году. Двухголовый судья Спирос главным видом состязаний сделал марафонский забег, так как он способствует связи между поселениями. Марафонцы прибывали целый день из поселений, находящихся на разных расстояниях, так что простая арифметика выявляла выигравшего. Лавровый же венок достался самому последнему из прибывших — Ясону-доходяге из самого близкого к Новым Афинам поселения.

© Виталий Карацупа

Максим отдыхал в Крыму в наши дни 1990-е гг., и встретил нескольких инопланетян. После того как он спас жизнь одной инопланетянке (принцессе звездного престола), по их законам он стал кандидатом в её мужья. Девушку похищает другой кандидат в мужья Мудлак и Максим вместе с магом Маггом бросается ей на выручку. По дороге к ним прибиваются два брата-джинна и бывшая подруга Ирина и интрига затягивается. После того как Максим спасает принцессу, он проходит испытания на кандидата в мужья.

Это была не пурга. Это был взбесившийся снег. Тревожными голосами звучал он в ледяных торосах, в одно мгновение заполнив узкую щель между небом и землей. И закипело белое варево. Снег слепил глаза, отчаянно царапал лицо.

Это была странная пурга. Возникла она внезапно, вопреки всем прогнозам. Даже не возникла, а снежной бомбой разорвалась над головой. Вместе с ней пришли две неприятности. Уже первый разбойничий посвист ветра будто заговорил самоходные лыжи — черные змейки гусениц безжизненно замерли, и Максим чуть не упал. Одновременно погас зеленый глазок браслета связи.

Панасенко Л.Н. Мастерская для Сикейроса: Сборник научно-фантастических рассказов и повестей. / Худож. А. Семенов. М.: Молодая гвардия, 1986. — (Библиотека советской фантастики). — 271 стр., 80 коп., 150 000 экз.

Планета запрограммирована как произведение искусства… Больная совесть материализуется вдруг в Черного человека, а разумный Смерч влюбляется в земную женщину… Повести и рассказы, включенные в сборник, отличаются вниманием к загадочным явлениям природы и мотивам поведения героев в экстремальных ситуациях в век НТР, психологизмом и лиричностью.

«Упрямая вещь — инерция надежды. Еще вчера я сказал себе: „Оставь, наконец, эту телепатию. Побереги свои нервные клетки“. А сегодня, повертевшись около получаса у экрана обозрения, где в вечной пыли звезд так соблазнительно горит недостижимая вишенка Солнца, я снова устроился в кресле и с тупым упрямством стал мысленно повторять коротенький текст то ли телеграммы, то ли мольбы, то ли какой-то современной молитвы: „Попал в катастрофу. Координаты такие-то: Заклинаю — помогите!“

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Можно посчитать рассказ и триллером с…своеобразной развязкой, но автор явно хотел сделать рассказ предупреждением человечеству в погоне за личными удовольствиями и несбыточным счастьем. Не все то золото, что блестит!

Однажды пожилой человек поднял дома телефонную трубку и услышал в ней голос своей юности, с ним заговорила романтическая, сражающаяся с белогвардейцами молодость. Это рассказ — «Млечный Путь». В сборник вошли фантастические повести и рассказы, посвященные моральным проблемам настоящего и будущего.

Тоже с «Вареников». Конкурс такой до 2000 знаков на жж.

В научно-фантастической повести автор рассказывает об установлении своеобразного контакта с инопланетной цивилизацией. В произведении поднята проблема ответственности ученого за свое изобретение. Написанная в остросюжетном плане, повесть легко читается, увлекая с первых страниц.

— Сразимся же, Рейн!

— Давай, Лотос!

Броня Бедствия, троянские программы, ISS комплекты, Броня Бедствия 2...

Загадочная организация "Общество Исследования Ускорения" принесла в Ускоренный Мир много хаоса и трагедий.

На поверхности они — относящийся к Великим Белый Легион "Осциллатори Юниверс", владеющий районом Минато.

Перед тем как выступить против Белой Королевы Вайт Космос, корня всего зла, Нега Небьюлас под предводительством Черноснежки идет объединяться с Красным Легионом "Проминенс".

Одиннадцать представителей Нега Небьюласа, тридцать три Проминенса.

Харуюки впервые видит полный состав Легиона, втрое превосходящий по размерам Черный. Поначалу он ошарашен, но встреча с самого начала развивается совершенно неожиданным образом.

— Сильвер Кроу! Сразись со мной как представитель Нега Небьюласа!

Берст линкер, которого Харуюки видит впервые в жизни, вызывает его на бой. Что он ответит?!

Одновременно с этим Нико и Черноснежка начинают заветную битву двух Королев.

Смогут ли они, противостоящие друг другу, объединить два Легиона?!

Новый том, приближающий нас к решающей битве!

На просторах галактики не стало никакого житья от жуткого количества сверхцивилизаций и надкультур. Они чуть ли не каждый день берутся неизвестно откуда, строят звездолёты и заселяют новые планеты. Тайну их возникновения поручено разгадать Рицу, лучшему выпускнику Школы Разведчиков. Примечание: Впервые рассказ «Операция «Прогрессор» был напечатан в журнале «Техника — молодежи», 1987, № 12.

В этом сборнике Станислав Лем, виртуоз нестандартных сюжетов и парадоксальных ситуаций, ставит перед читателем проблемы сосуществования Человека и Иного разума. Рассказ «Охота», недавно обнаруженный в рукописях Лема, печатается на русском языке впервые.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В вышине, в чистом небе, мчалась белая тучка. За ней свирепой ордой не спеша двигались черные грозовицы, и это пушистое создание небес казалось одиноким всадником, который что есть силы удирает от погони…

Заросли полыни и маков. А еще каленая земля, почему-то пахнущая муравьями. Он упал на нее, будто в воду. Удивленные маки стряхнули свои лепестки. Он не заплакал, потому что несказанная горечь сжала маленькое сердце, перехватила дыхание. Он решил умереть. Лежал, втиснув горбатое безобразное тело в полевые цветы, и ожидал молнии, которая испепелит его. Молнии не было. Вместо нее в вышине удирал и никак не мог удрать одинокий всадник, а где-то далеко, возле таверны, опять вспыхнула перебранка и грянуло три выстрела.

Новый сосед объявился в конце января, поздним вечером. Он вошёл на кухню с чёрного хода. Точнее, даже не вошёл, а влетел. Георгий Петрович, который как раз направлялся в свою комнату с чучелом совы, задержался и с любопытством уставился на молодого человека в чёрном облегающем костюме и необычной дымчатой куртке.

В бассейне реки Магдалены в труднодоступных тропических лесах обнаружено селение Макондо, точь-в-точь соответствующее захолустному мирку, изображённому в романе нашего знаменитого писателя Габриэля… Имена его обитателей и факты их биографий, история городка поразительно совпадают с выдумкой писателя, который, как известно, прототипом Макондо объявил городок своего детства Аракатаку.

Ужимки продюсера начинали бесить.

— Нет! — резко сказал Рэй Дуглас. — Ваш вариант неприемлем… Нет, я не враг себе. Напротив, я берегу свою репутацию…

Голос продюсера обволакивал телефонную трубку, она стала вдруг скользкой, как змея, и у знаменитого писателя появилось желание швырнуть ее ко всем чертям.

— Речь идет о крохотном эпизоде, мистер Рэй, — вкрадчиво нашептывала трубка.

— Представьте, что рассказ — это ребенок, так часто говорят, — он с грустью отметил, что раздражение губит метафору. — Эдакий славный крепыш лет пяти-шести. Все при нем — руки, ноги, он гармоничен. Данный эпизод ручка, сжимающая в кулачке нить характера. Почему же я должен калечить собственного ребенка?..