Над полем боя

Ефимов Александр Николаевич

Над полем боя

Аннотация издательства: Дважды Герой Советского Союза маршал авиации А. Н. Ефимов начал свой фронтовой путь в августе 1942 года. Защищая Родину, он сражался с врагом до победного окончания войны, громил фашистские полчища под Ржевом и Орлом, Брянском и Смоленском, в Белоруссии, Польше и Германии, совершил 222 боевых вылета, уничтожил немало живой силы и техники противника. О суровых фронтовых буднях, о подвигах боевых товарищей рассказывается в воспоминаниях бывшего командира эскадрильи 198-го штурмового полка 4-й воздушной армии. Ныне маршал авиации Александр Николаевич Ефимов - первый заместитель главнокомандующего ВВС СССР. Его мемуары рассчитаны на массового читателя.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Книга рассказывает о жизни и деятельности революционера Виктора Павловича Ногина.

В одной из своих бесед с Борисом Натановичем Стругацким я спросил, как он относится к писателю Геннадию Прашкевичу. БНС ответил мне так: «С кем сравнить Геннадия Прашкевича? Не с кем. Я бы рискнул добавить: со времен Ивана Антоновича Ефремова — не с кем. Иногда кажется, что он знает все, — и может тоже все. Исторический роман в лучших традициях Тынянова или Чапыгина? Может. Доказано. Антиутопию самого современного колёра и стиля? Пожалуйста. Вполне этнографический этюд о странном житье-бытье северных людей — легко, на одном дыхании и хоть сейчас для Параджанова. Палеонтологические какие-нибудь очерки? Без проблем! Фантастический детектив? Ради бога! Многообразен, многознающ, многоталантлив, многоопытен — с кем можно сравнить его сегодня? Не с кем! И не надо сравнивать, пустое это занятие, — надо просто читать его и перечитывать».

Несколько лет назад мы с Александром Етоевым, готовясь к семидесятилетию Геннадия Мартовича Прашкевича, коренного сибиряка, одного из старейших отечественных фантастов, поэта, переводчика, историка фантастики, решили сделать подарок нашему большому (он ведь под два метра ростом) другу. И написали к юбилею Мартовича странную книгу, каждая глава которой посвящена определённому периоду жизни этого замечательного писателя. Начинаются главы с моих разговоров с Геннадием Прашкевичем, а заканчиваются вольными комментариями Александра Етоева.

Владимир ЛАРИОНОВ

Уже будучи автором многих книг, Джек Хиггинс отважился на весьма смелый поступок: он кардинально изменил свой литературный стиль, чем снискал себе поистине всемирную славу, а его романы были переведены на сорок два языка народов мира. Начало этому процессу положил роман «Жестокий день» («The Savage Day») — триллер, в основу которого легли события, относящиеся к начальному периоду так называемого «ирландского кризиса» и потому имевшие под собой серьезную политическую подоплеку. Затем пришел черед романа «Орел приземлился» («The Eagle Has Landed») и ряда других всемирно признанных бестселлеров, каждый из которых, будучи по жанру типичным триллером, таил в себе ненавязчиво преподносимую, но явственно ощущаемую подтему столкновения человеческих судеб в сложных, подчас критических ситуациях. Данное обстоятельство, усиленное несомненным даром автора создавать неподражаемые характеры своих героев, столь редко встречающееся на страницах большинства триллеров, дало основание говорить о существовании особого и легкоузнаваемого «стиля Хиггинса».

В основу этой книги легли материалы из семейного архива – воспоминания, дневники, письма, фотографии, а также документы из архивов НКВД-КГБ-ФСБ, познакомиться с которыми авторам удалось лишь в 1998–2000 годах. В результате получился рассказ о многих и многих людях, связанных семейными, профессиональными и дружескими узами. И шире – рассказ о XX веке, о том, как он отразился на конкретных человеческих судьбах, каким виделся не с высот исторической науки, а при непосредственном столкновении с его большими и малыми событиями. Послереволюционные годы и романтика мечтаний о новом обществе, Большой террор и Вторая мировая, “оттепель” и освоение целины – все это так или иначе пережито героями книги, а теперь предстает перед читателем в подробностях и деталях, которые так легко могут быть стерты временем и уйти навсегда.

Память об ушедших. Следы отца. Приземление: автор сварщик 6 разряда, по совместительству – электрик, токарь, фрезеровщик и т. д. Сползание в перестройку. Испытателей ЯО рассекретили. Цветы запоздалые. Маразм крепчает.

Коллег губит национальный напиток. Встреча и прощание с мечтой. Пир во время чумы. Полный альбац. Конец книги.

Глава 28. PS 1 посвящена автором нашей истории и жизни. Косой взгляд на историческую науку. Постоянная времени и фюреры. Две моих Родины.

В главе 29. PS 2 приводится шутливый спор со старым другом об идеалах.

Глава 30 – комментарии и ответы автора о книге ЕЩЕ ВЧЕРА…, первая версия которой была размещена автором в Интернете

В разделе “ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ” приведены в основном шутливые миниатюры автора написанные в разное время.

Первая часть автобиографической трилогии охватывает время от 30-х годов до начала 1955 года.

«В жизни моего поколения самое главное событие, которое разделило всю жизнь на два периода «до» и «после», была ВОЙНА. И война наложила свой неизгладимый отпечаток на всю жизнь «после», – для всех и на всё» – пишет автор.

За это время мальчик из глубинки прошел путь раннего взросления, как и всё поколение «детей Войны». Бегство на восток перед наступающей на пятки войной. Трудные годы выживания, голод и холод. Возвращение, школа, работа на сахарном заводе и в колхозе. Яркие годы постижения мира, людей, техники – учеба в знаменитом КПИ. Работа инженером-сварщиком – до призыва в ВМФ. Автор пишет:

«Все кончено. Ленинград. Завод, на котором так ладно началась интересная работа. Теперь уже «моя» наладочная группа… Невесомые листики приказов образовали жесткую воронку, куда неотвратимо и бесповоротно, не считаясь с моей волей и желаниями, неведомая сила затягивает мою жизнь…»

Интервью газете "Комсомольское Знамя" от 14 января 1990 г.

Мемуары лидера группы Red Hot Chili Peppers «Линии шрамов» – это честные воспоминания Кидиса о захватывающей жизни. Он вспоминает красивых, сильных женщин, которые были его музами, становление группы и как он мог все потерять в одночасье. Это история самоотверженности и разврата, интриг и честности, безрассудства и искупления, – история, которая могла произойти только в мире рока. Энтони Кидис делится удивительными воспоминаниями о цене своего успеха.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ефимов И.Г.

ВЫХОД РОССИИ ИЗ КРИЗИСА

ПРЕДИСЛОВИЕ

Открытие седьмой чакры, после того, как человек стал сильным сердцем возможно через 1-2-3 года. Во всех книгах говорится о том, что в конце 2 тысячелетия появится новое учение, а на самом деле древнее учение, которое люди забыли несколько веков, и что оно придет с Востока. Это учение дал человеку один Тибетский Лама. Это учение расходится с христианством. Но что мы видим в христианских церквях? Там почти одни старухи, и все придирчивые и раздражительные. Сейчас очень плохой климат - удушливый, жаркий, сухой или влажный. Потому что ослабло силовое поле планеты. Все катаклизмы происходят из-за этого. Также из-за этого возникли озоновые дыры. Силовое энергетическое поле нашей планеты, необходимое для держания атмосферы планеты и поддержания жизни всех живых существ на планете, складывается из всех энергетических силовых полей людей, животных, растений, а также техники. Силовое поле человека держит сердце человека, и чтобы усилить это силовое поле надо тренировать сердце. Силовое поле планеты сейчас очень ослабло, ослабли сердца людей, и в связи с этим на людей очень сильно нападают (а попросту убивают) темные экстрасенсы (колдуны) с нашей и других планет. Появляется слабость, муть в голове, резь в глазах, болит сердце. Также людей задавливает тяжесть атмосферного столба, который давит на человека весом в 2 тонны, без силового поля планеты. Люди катастрофически быстро истощают свои биоэнергетические запасы. Из-за этого очень много больных людей. Человечество погибает, и надо просто очень большому количеству людей, как можно быстрее начинать тренировать сердца и собирать технику из своих деталей (хотя-бы только крупных, которые упираются в другдруга) чтобы быстро усилить силовое поле нашей планеты. Силовое поле появляется от собранной техники и оружия. От несобранной его почти нет. Когда детали в изделии упираются в друг -друга и завинчиваются с натягом появляется это поле. Оно возрастает параболически в конце затяжки. Только не сверните изделие. Если трудно пока собирать крупные изделия, насобирайте большое количество мелких. Это поле приподнимает тяжесть атмосферного столба на большом расстоянии. С большим количеством собранного оружия у людей значительно усиливаются физические силы, энергетика, уходит усталость, излечиваются болезни. Крупные детали. Корабли: корпус, двигатель, надстройки, орудия, нос корабля. Самолеты: фюзеляж, крылья, нос, двигатели, хвост, срединные отсеки. Танки: корпус, шасси, рама, двигатель, башня, пушка. Пушки: лафет, ствол, дульный тормоз, затвор, детали затвора. Детали техники поддерживают те части людей, которым соответствуют: крылья-руки, корпус-тело, двигатель, затвор- сердце, мушки-носы. У нас везде не хватает сердец, головы, +(f , носов изделий. Везде закрыты сбрасывающие системы, не полностью открыта канализация в городах. Отсюда и все болезни. Собрав что-нибудь люди сразу почуствуют прибавку сил.

Игорь Ефимов

Суд да дело

Роман

ИСК ПЕРВЫЙ

I-1. Босс Леонид

- Я ищу твое лицо в толпе, - сказала она. - Каждое утро, выходя из дома, я начинаю вглядываться в лица. Но тебя никогда нет. Ни на улице, ни в кафе, ни в автобусе. Почему? Как ты можешь так не быть? Порой я убить тебя готова за это. Тебя нет как-то назло, нарочно. Может быть, я когда-нибудь тебя убью.

Они стояли рядом. Смотрели сквозь стеклянную дверь. Веранда висела над рекой. Беззвучный буксир толкал красную баржу в щель между горами. Беззвучный поезд полз по дальнему берегу. Медленно, как столбик ртути в термометре.

Автоp пpогpаммы Маpина Ефимова

Леди, пославшая в отставкy Hиксона

Диктоp: Мисс Кэтpин Гpэм, yмеpшей 17 июля в возpасте 84-х лет, были yстpоены похоpоны, котоpых yдостаиваются только главы госyдаpств. В Вашингтонском национальном собоpе y ее гpоба дежypили миллиаpдеpы Билл Гейтс и Уоppен Баффетт, а также знаменитый киноpежиссеp Майк Hиколс. Сpеди четыpех тысяч человек, пpишедших в собоp пpоститься с покойной, был вице-пpезидент Дик Чейни, все бывшие пpезиденты, включая Била Клинтона, гyбеpнатоpы всех штатов, мэpы всех кpyпных гоpодов, послы всех кpyпных деpжав, и главы всех кpyпных газет и жypналов. Сенатоpов подвозили к собоpy автобyсами. Самые теплые и искpенние слова сказали на ее похоpонах Генpи Киссинджеp и Баpбаpа Уолтеpс. Междy тем, Кэтpин Гpэм никогда не занимала никаких постов и должностей. Она была пpосто хозяйкой Вашингтона.

Автоp пpогpаммы Маpина Ефимова

Маpк Твен и политкоppектность

Естественно, лyчше всех написал бы пеpедачy на этy темy сам Маpк Твен. Он написал pассказы "Как я pедактиpовал сельскохозяйственнyю газетy", "Как я был жypналистом в Теннеси", "Как меня избиpали гyбеpнатоpом" и мог бы написать такой же смешной pассказ "Как меня пpоизвели в pасисты", потомy что сейчас, почти чеpез 100 лет после смеpти Маpка Твена, одна из главных пpетензий к немy - именно pасизм. Вот, что pассказывает об этом пpофессоp литеpатypы из Даpтмyта Лев Лосев.