Начало рыбачьего патруля

Маленький поселок Зеленоград населяют веселые и воинственные мальчишечьи племена. Они любят приключения, тайны, ведут войны, ссорятся и мирятся. С мальчишками случаются всякие забавные, а порой и печальные приключения, в которых проверяется мужество, верность долгу и крепкое чувство товарищества. Плохо среди них приходится эгоистам, собственникам и трусам.

Обо всем этом вы узнаете, ребята, прочитав рассказы Ю. Третьякова.

Отрывок из произведения:

Солнце пекло так, что даже облакам в небе лень было двинуться. Река чуть пошевеливала камышинки. На них, опустив блестящие крылья, принимали солнечные ванны стрекозы. Рыбы уплыли в тень, под кусты, лягушки попрятались в воду, выставив наружу выпученные глаза. Ивы на берегу, казалось, тянулись ветвями к воде, да так и сникли, сморенные жарой. И только кузнечики под каждой травинкой играли на своих скрипках — им жара нипочем.

А посреди реки на крошечном островке, поросшем ивняком, изо всех сил трудились «американские поселенцы»: ковыряли лопатами твердую, как свинец, землю и выдергивали кусты.

Рекомендуем почитать

Все трое сразу остановились и посмотрели в одну сторону. В густом осиннике вдруг открылся солнечный просвет и сверкнула речка. Оттуда доносились всплески воды и дружные вопли множества голосов.

— Ну их… — сказал большой, но смирный Олег. — Пойдемте лучше еще куда-нибудь. Привяжутся еще… Ну их…

Щуплый востроносый Борька, по прозванию Буратино, ухмыляясь неизвестно чему, объявил:

— Мне ихний Стасёк так и сказал: «Поймаю — удавлю». А за что, спроси? Тоже мне, приходит раз: на, говорит, тебе черепаху. Пускай пока у тебя поживет, а то у меня мать ругается. Это, говорит, черепаха водяная, ей полезно быть в воде. Я ее и посадил в кадушку с дождевой водой, чтобы плавала. Прихожу, а мать говорит; я, говорит, твою пакость на помойку выкинула. Ишь, чертенок, чего обдумал! У ней голова как у змеи, а он ее в кадушку. А потом в этой воде белье стирать! Я скорей на помойку, но черепахи там никакой уже не было. Ее Федьке Калиныч украл и продал за шесть рублей и резину на рогатку. Резину потом я у него отнял, а шесть рублей — он клялся, аж заплакал — мать отняла. Успел он только за шестьдесят копеек мороженого съесть. А Стасек: ты, говорит, мне черепаху представь…

Другие книги автора Юрий Фёдорович Третьяков

Постороннему человеку казалось, что в дачном поселке Дубово нет ничего особенного: стоят маленькие дачки в соснах, а посредине — большой луг.

На самом же деле в Дубово обитали два разных племени: половина поселка была построена заводом «Метиз», и мальчишки, жившие там, звались «метизы», другая половина принадлежала чулочной фабрике и там жили «чулки» или «лягуши», так как на их территории был пруд, маленький, без рыбы, но лягуши им очень гордились и не пускали купаться метизов.

Гусиновка — это что такое?

Деревня? Но прямо к ней примыкают бесконечные серые корпуса микрорайона с торчащими кранами, а чуть подальше заводские трубы дымят день и ночь.

Город? Но по широким, сплошь в зеленой мураве улицам каждый день утром и вечером прогоняют стадо, и серый лобастый бык Борис ревет, будто где под землей гром грохочет. На дороге в пыли жарятся на солнце куры, и малыши могут спокойно копаться там сами по себе, не опасаясь, что их задавит машина.

Бабушка очень обрадовалась, когда Сережка приехал к ней на все лето. Она пошла в магазин и купила две книги. Одну тоненькую — для Сережки: «Гигиена школьника», другую для себя — очень толстую: «Воспитание ребенка в семье». Про гигиену Сережка читать не стал, а свою книжку бабушка читала каждый день, потому что там описывалось, какие черты у ребенка хорошие, а какие плохие. По этой книжке выходило, что хороших черт у Сережки мало, а плохие есть почти все. А если чего не было в книге, бабушка ходила советоваться к своей подруге Анне Марковне, а уж та все знала и все могла объяснить, потому что ее внук был первый на улице хулиган, с ним постоянно случались всякие истории, пока он не полез на крышу за другим мальчишкой, своим врагом, и не очутился где-то в санатории, в гипсе. Между страницами бабушкиной книги были заложены всякие вырезки и листочки из календаря — тоже насчет разумного отдыха, умывания, физзарядки, чистоты. Сережка понемногу их вытаскивал и уничтожал, а из календаря заранее вырвал все листки, где были напечатаны «Советы родителям».

Мишаня сидел у себя во дворе и толстому Глебу грузило на леске перевязывал, собираясь идти на рыбалку, пока речка Совсем от жары не пересохла.

Тут же стоял верзила Гусь и помогал разными советами, а маленький Колюнька просто так смотрел — приучался.

В это время вернулся с работы Мишанин отец — веселый — и спросил:

— Ну, могикане, чего планируете?..

— Пескарей пойдем таскать! — ответил Мишаня. Отец помолчал, загадочно усмехаясь, потом сказал:

У Шурки Суркова в жизни было два несчастья: маловатый рост и неумение свистеть.

Насчет роста кое-какая надежда еще имелась: ведь многие сперва всё не растут да не растут, а потом вдруг возьмут и вырастут, некоторые даже чересчур!

А вот со свистом дело совсем негодно обстояло: язык, что ли, сильно толстый или зубы неправильно расположены, но как Шурка ни трудился, ничего не получалось: вместо свиста выходил какой-то противный шип… И потому было обидно: даже совсем маленькие ребятишки, по прозванию Зубан и Голован, сунув в рот четыре пальца, заливались соловьями, а их сосед Перфишка свистел в любые пальцы и даже в колечко, сложенное из большого и мизинца. Да уж, видно, такой у людей бывает талант с самого детства!

Рассказы детского писателя Юрия Федоровича Третьякова, вошедшие в эту книгу, объединены одними героями. Андрейка, Алеха, Моська и другие мальчишки, живущие в маленьком селе Шапкино, — фантазеры и изобретатели, люди беспокойные, неравнодушные, всегда готовые постоять за справедливость. Много интересных, смешных и грустных историй случается с ними. Дружба, доброта, готовность прийти на помощь друг другу выручают товарищей.

По радио сказали, что днем температура будет на сорок градусов выше нуля. В этом году такой день первый.

На небе — ни облачка, в воздухе — ни ветерка.

Даже на реке пусто: мало кто захочет идти по такой жаре — лучше под крышей сидеть; а то хотя и искупаешься, но без толку: пока будешь идти обратно, опять жарко, хоть возвращайся.

Белый песок на берегу раскален донельзя: пробежаться босыми пятками — все равно что по горячей сковороде.

Капиталистом Вася сделался случайно, а раньше денег у него никогда не водилось больше рубля, да и те — не успеют привыкнуть к карману, как их уже нет!

И вообще Васе даже думать об этом было некогда, потому что началась весна, а весной, как известно, у пионеров работы хватает.

Взять, например, металлолом: кажется, в прошлом году все до последнего гвоздя собрали по всему городу, а сойдет снег — и опять его полно во дворах и на улицах, будто за зиму он потихоньку под снегом вырастает. Но металлолом — пустяк.

Популярные книги в жанре Детская проза

Рассказы о маленьком мальчике Душане, который живет в Братиславе — столице Словакии.

Повести и рассказы Александра Папченко будут интересны ребятам среднего школьного возраста. Ведь герои рассказанных автором забавных и грустных историй — ровесники этих ребят, их современники — люди находчивые и неунывающие.

Повесть о детских годах героя гражданской войны, талантливого командира Красной Армии Василия Ивановича Чапаева.

Зайдя в квартиру, Макс бросил рюкзак прямо в прихожей и пошел в ванну, выдираясь из пропахшей потом одежды и отбрасывая ее как ненужную шелуху. Он долго блаженствовал в воде, смывая почти недельную пыль, потом, не вытираясь, обернулся полотенцем, прошлепал в кухню, налил себя большой стакан любимого грепфрутового сока и добрел до автоответчика. Сообщений было море.

Звонили практически все члены бесконечной восьмерки. В наличии было и корректное послание от Светки Беловой, и шутовское от Рыжова, и трогательное от Даши-мышки, и романтичное от Ирочки Боковой... Все хотели встретиться.

Вера злилась. У нее ничего не ладилось. Когда неугомонная Светка Белова предложила устроить на Новый Год карнавал и поставить мини-спектакль по эпохе Петра I, художница Вера загорелась этой идеей. А теперь, когда уже было начало декабря, у девочки просто опустились руки. Она была недовольна всем на свете, а особенно, своими эскизами для декораций. И вся эта Верина душевная кутерьма началась с обычного мальчишки. Правда, обычным в полном смысле этого слова Кирилла Ханеева назвать не мог никто.

– Папа, ну чем плоха моя школа? – в который раз заныла Даша, пытаясь переубедить отца в его решении.

– Дарья, ты взрослый человек, не заставляй меня в сотый раз повторять одно и то же.

Обращение «Дарья» означало только одно: папа сердит. Это девочка усвоила очень давно. Ее отец никогда не повышал голоса. Когда он сердился, то в его тоне появлялись официальные нотки, и обращался он к дочери, называя ее полным именем, без всяких умильных сокращений. А вот когда папа говорил «Дашута», это означало, что дочка может вить из него веревки и получить все, что хочется.

Попытка написать детскую прозу. Здесь есть лето, первая любовь, приключения и мальчишеская крепкая дружба. Нет мата, насилия, убийств, вампиров, гоблинов и орков. Кого-то, наверное, это расстроит.

Стелла не может поверить в удачу. Сэб, в которого она влюблена уже целый год, сказал ей, что она очень красивая. Произошло это на прощальной вечеринке, а на следующий день ее семья переехала из Лондона в сонный курортный городок, где самой большой сенсацией является ненормальная чайка.

Как робкой и застенчивой Стелле приспособиться к этому чудному городку, особенно без своей лучшей подруги Фрэнки?

Неожиданно вместе с легким ароматом персиков и сливок в жизни Стеллы появляется таинственное пушистое существо, и все вокруг сразу же становится ужасно интересным...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джоан закончила добровольную работу в больнице раньше, чем обычно. Быстро спустилась по пандусу, ведущему к стоянке машин. Если повезет, она вернется домой до темноты и перед тем, как принарядиться к выходу, сумеет разделаться с домашними делами, которыми обычно занималась вторую половину субботы. Было холодно. Джоан подняла ворот и укутала им лицо.

Она шла, смотря в землю, и заметила мужчину, только когда он обратился к ней.

— Джоан! Джоан Бейтс!

Книга знакомит читателя с наследием Древних давно ушедших Культур — Великой Орианы-Гипербореи и её южной колонии Атлантиды, их влиянием на современную цивилизацию, показывает причины и следствия этого влияния. Автору удалось убедительно показать, что процессы на планете Земля управляются не только посредством религии, идеологии и экономических рычагов воздействия, но и более серьёзными силами, использующими методы из области психологии и тайного знания. Причём, именно последнее, невидимое и скрытое, является основным и самым действенным. То, о чём обыватель даже не подозревает… Не будь этой силы и мир мог бы развиваться совсем в ином направлении.

В первой части книги автор стремился на некоторых наиболее ярких примерах из прошлого раскрыть и показать воздействие на человеческую психику основного и самого действенного приоритета управления - оккультного, то, что маги задают тон развития общества, не было секретом и в глубокой древности. Вопрос в том, кто эти маги, и что собственно они хотят? На этот сложный вопрос давно пытались ответить многие образованные люди, но еще несколько столетий назад, не говоря о тысячелетиях, ответ был спрятан за семью печатями.

Однако сейчас, в наше противоречивое и ускоренное до предела время, стала хорошо видна та конечная цель, к которой не одно тысячелетие темное жречество вело земной социум. Теперь оглянувшись назад, мы видим, что все, что происходило на нашей планете, было далеко не случайным. Во всем просматривается определенная цепь связанных между собой взаимодополняющих событий. На первый взгляд, совершенно разных, для неискушенного взгляда, даже взаимоисключающих, но, в конечном счете, приводящих к такому результату, который четко соответствует заданному курсу.

Предисловие к сборнику современной японской прозы «Она».