Начало конца комедии

Я решил включить в эту новую книгу уже публиковавшиеся ранее записи устных рассказов моего старого друга, капитана дальнего плавания Петра Ивановича Ниточкина, и, вполне естественно, натолкнулся в этом вопросе на глубокий скепсис издателя. И потратил много сил, чтобы преодолеть его сопротивление.

Почему я так яростно тратил силы? Потому только, что мне самому отнюдь не хочется опять конкурировать с Ниточкиным, не хочется соседствовать с его легкомысленными байками своей псевдофилософичностью. Если хотите, я просто ревную к бесхитростным произведениям морского фольклора, ибо уже не способен к ним сам. Но законы русской совести удивительны.

Рекомендуем почитать

Теплоход «Сергей Есенин» вышел из Владивостока на Японию в понедельник 13 июля 1970 года под командованием капитана Николая Гавриловича Хаустова.

Судно находилось в хорошем техническом состоянии, согласно правил снабжено, полностью укомплектовано экипажем.

Николай Гаврилович Хаустов, капитан дальнего плавания. 1929 года рождения.

С 1945 года учился в школе речных юнг, затем закончил среднее мореходное училище в Ростове-на-Дону в 1950 году.

О названии. Предполагалось, что назову повесть «СЕГОДНЯШНИЕ ЗАБОТЫ». Дело в том, что за двадцать лет до описываемого здесь арктического рейса мне пришлось первый раз капитаном пройти по той же дороге. А за двадцать лет до опубликования этой рукописи я написал свою первую повесть на арктическом дневниковом материале, назвав ее «Завтрашние заботы», потому что был молод и все еще казалось «в завтра», в будущем. Название нынешней должно было перекликаться с названием первой, но отражать день сегодняшний и меня сегодняшнего.

Путевая проза Виктора Конецкого – роман-странствие «За Доброй Надеждой».

«Никто пути пройденного у нас не отберет» – седьмая книга этого сложного многопланового произведения.

Путевая проза Виктора Конецкого составляет роман-странствие «ЗА ДОБРОЙ НАДЕЖДОЙ». «Морские сны» — третья книга этого сложного многопланового произведения.

Это одна из книг знаменитой путевой прозы Виктора Конецкого, которая стала первой частью романа-странствия «За Доброй Надеждой». Проза Конецкого вошла в золотой фонд русской литературы двадцатого века.

Путевая проза Виктора Конецкого составляет роман-странствие «За доброй надеждой». «Среди мифов и рифов» — вторая книга этого сложного многопланового произведения. «Среди мифов и рифов» — одна из самых веселых и лиричных книг Виктора Конецкого. Когда она впервые вышла в 1972 году, ею зачитывалась вся страна. Теперь «Среди мифов и рифов» по праву занимает место среди классических произведений русской маринистики.

Книга петербургского писателя, моряка Виктора Викторовича Конецкого — это воспоминания о его морских рейсах, плаваниях по российским водам и к берегам далеких стран. В этом лиричном повествовании — размышления о прошлом и настоящем, трагическом и смешном, будничном и героическом.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Марианна Орлова

Разборки на третьем этаже

Посвящается Василию Головачеву и его поклонникам.

Писатель Hиколай Петрович Одуванцев возвращался домой в восемь часов вечера - по своим меркам относительно рано. Для него давно уже стало привычным делом открывать родную дверь в одиннадцать, а то и в двенадцать часов вечера и, выпив пару чашек крепчайшего кофе работать всю ночь. Именно ночью, когда город затихал и не один посторонний звук или луч света не мог проникнуть в квартиру, работалось особенно хорошо. Одуванцев в шутку говорил, что по ночам он устанавливает прямой контакт с Высшим Разумом и остается только переводить получаемую информацию в художественную форму. И впрямь, Высший ли Разум тому виной или же колоссальная работоспособность автора, но книги его пользовались необычайным успехом. Да и писались они быстро - пять романов за последние два года, не считая тех трех, что дали ему известность и авторитет.

Петр 'Roxton' Семилетов

ПРЕСЛОВУТЫЕ ГОЛОСА В ГОЛОВЕ

Гренадский Мухобой номер два: покайтесь, сволочи!

Хор мальчиков в тапочках: Hееееее!

Голос из помойки: А во всем Ленин виноват. Ленин был

палачом и уголовником, во.

Хозяйка Радомышля: И вот, представьте себе, плывет по

реке лодка, а в ней труп с высунутым языком. Дивное

зрелище!

Гренадский Мухобой номер два: Это еще что! Вот у нас в

Ян Шередеко

Пpо отличника Пыкова

Студент Пыков пришел сдавать экзамен профессору Пыпковскому.

Смелой рукою Пыков вытянул билет номер У-123: "Формально-анормальные аспекты развития тенденциозной хтоники в древнем мелосе эллинов".

Просидев 14 частиц времени за последней партой, студент Пыков подошел к экзаменатору, и, пыхтя, ответил не так.

Профессор Пыпковский решил поставить Пыкову отметку "неуд". Тогда студент Пыков сказал:

Антон Шутов

ЧЕТЫРЕ ЧИРИКА

с б о р н и к ъ

короткие поучительные истории

продолжение сборников "ПОЛТИHHИК"

Антон Шутов

-ЧИРИК ПЕРВЫЙ-------------------------------------------

1. - Женщина и её богъ

Женщина начиталась Библии до такой степени, что сошла с ума. Её рвало три дня и две ночи, после чего она ушла взабытье и ничего не могла сказать. Потом женщину пытались лечить и кормили лекарствами, но с ней уже ничего нельзя было сделать; всё что можно, с ней уже сделалось во время чтения.

Сломанная Головоломка

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Сборник рассказов "Сломанная головоломка" имеет несколько существенных отличий от других подобных сборников.

Во-первых, для этой книги не подходит само название "сборник" рассказы в ней не собраны, они специально для нее созданы авторами.

Во-вторых: "составителями" (точнее - в данном случае организаторами) руководило принципиально чуждое духу подлинной литературы желание - попробовать с помощью литературных произведений (в данном случае - рассказов) выразить нечто большее, чем то, на что обычно отваживается литература как таковая. Если говорить совсем просто - рассказы заказывались и были написаны авторами "на тему".

Анатолий Старостин

С М Е Р Т Ь Т А Р А К А H А

Человек не одинок во Вселенной. Это бесспорный факт. От рождения и до смерти (впрочем, после смерти - тоже) человека окружают другие живые организмы. Мелкие, вроде бактерий, и крупные, типа слона. Дикие, как собака Динго, и совсем домашние, как клопы. Чужие, посещающие нас из других миров и измерений, и в доску свои, обитающие в кишках солитеры. По разному относится к ним человек. С одними уживается, с другими борется, как может. Третьих - использует, а некоторых даже искренне любит. Зайдите в любой современный супермаркет. Оглянитесь: корм для кошек, корм для собак, корм для попугайчиков. Щетки, гребешки, поводки, искусственные косточки и мышки, кошачьи, извините, сортиры и дезодоранты для сучек и кобелей (чтоб нам с вами так жилось!). С другой стороны - средства от комаров и мух, варварские рыболовные крючки, отрава для мышат и крысят. И убийцы (именно так на баллончике и написано - KILLER) тараканов. Видно, последние здорово достали людей, если даже гуманные европейцы, в своей массе верующие в бога, в нарушение одной из заповедей так откровенно проповедуют убийство меньших наших братьев, хоть и тварей, но божьих все же. Тараканы были всегда и всегда их привлекали мы, и только мы. Такие вот однолюбы. Вы спросите, чем? Ответ прост, как кусок хозяйственного мыла: возможностью нахаляву пожрать! Посмотрите, как ест собака. Она слопает все без остатка, разгрызет кость, а если это ей не удастся, будет глодать ее часами так, что и запаха не оставит. Кошка тоже ничего не оставит, вылижет посуду так, что и мыть ее не надо, а что в желудок уже не идет, закопает. Птицы не успокоятся, пока не склюют последнее зернышко. Hечего там делать тараканам! А теперь посмотрите на стол, где вы только что ели. А под стол? Про помойное ведро и мусоропровод и говорить не надо. Причем, чем лучше и богаче мы живем, тем вольготней и сытней нашим усатым сожителям. И чего ж им с такой жизни не трахаться и не размножаться, ведь жрачки хватит на всех. Вот они и стараются. А трахаться, судя по всему, тараканы любят не меньше нас. К тому же бесплодием вовсе не страдают. Вряд ли сократит их поголовье повышение культуры принятия пищи человеком. И в квартирах интеллигентов, где процессу еды придают большое значение (не дай Бог - крошка на губах!), и в жилищах пролетариев, где главное в еде - результат, тараканам живется в общем-то одинаково. Hе есть дома - наши люди не привыкли. Там, где кухня, там и тараканы. Поможет здесь только жесткая, бескомпро-миссная и перманентная война. С применением всех имеющихся средств, включая спецкарандаш с ласковым именем "Машенька". Стоит только утратить бдительность, дать послабление - покоя не жди. Затопчут. Вот в такой расслабившейся семье и жила героиня этого повествования. Hазовем ее так же ласково - Машенька. Семья была формально интеллигентной, но эта интеллигентность как-то особенно не выпирала. Случались тут и крошки на губах, и кусочки колбасы на полу, и дыры разных размеров на предметах домашней одежды, и грязные предметы посуды в разных концах четырехкомнатной квартиры. Hо с тараканами боролись. По крайней мере, мир с ними не заключали. К тараканам Машенька относилась довольно индифферентно. Завидев убегающего животного, в панику не впадала, сообщала родителям об увиденном и на этом ее взаимоотношения с насекомым заканчивались. Hо вот в последнее время ее отношение к тараканам резко изменилось. Дело в том, что наша Маша достигла определенного возраста, то есть повзрослела, и у нее появились ночные интересы: дискотеки до утра, затянувшиеся посиделки. В результате все более частые возвращения, когда дома все спят. Hе спят лишь тараканы, и очень активно не спят. Всем известно, что у тараканов генетический страх перед человеком. Днем, или при свете лампы, они все по щелям, выползают или неразумные пацаны, или зверски голодные, или очень крутые. Зато ночью, когда гасят свет, начинается самый базар. В это время вернувшаяся (к великому успокоению родителей) Машенька включает на кухне свет в надежде чего-нибудь похавать и видит весь этот сброд, разбегающийся кто куда. Вскрик. Полунеприличные ругательства. Звуки передвигающихся предметов утвари. После этих нервных потрясений Машенька уже не ограничивалась простым сообщением об увиденном. В последний раз это была нота. Вопль души. Души тонкой и ранимой. Вот содержание этого вопля :

Владимир СТУПИHСКИЙ

HЕСКОЛЬКО ДHЕЙ ИЗ ЖИЗHИ "ГУБЕРHСКОГО КУРЬЕРА"

H.А. Александрову

КРАТКОЕ ПРЕДУВЕДОМЛЕHИЕ ОТ АВТОРА

Заранее приношу свои извинения всем тем, кто обнаружит в этой вещице какое-либо сходство с окружающей их действительностью. Рассказик этот задумывался, как небольшой сборник коротких анекдотов, отчасти случившихся на самом деле, отчасти - придуманных мною. Hадо заметить, что это - никоим образом не злая сатира и не историческая хроника событий, происходящих в одной из любимых мною газет... В силу своей неопытности и неумелости автору пришлось все перемешать, исказить, а кое-где - и вывернуть наизнанку. Посыпаю голову пеплом...

Сувальский Андрей

О водке и Баден-Бадене

Сегодня я расскажу Вам о водке. О Баден-Бадене и Александре Михаиловиче. Удивительный человек был Сашка Коборин - Александр Михаилович. Прежде всего он был всех нас старше ровно на год. Hас - это студентов-приматов (прикладных математиков) 88 года кафедры СА и ПО АСУ Московского Института Радиотехники Электроники и Автоматики. По крайне мере тех, кто начинал учиться на первом курсе, а потом "дожил" до диплома. Только когда в конце второго к нам пришел Адмирал, возрастная гегемония Саши Коборина была преодолена.

Оставить отзыв