Набег

Увлекательнейшая повесть «Набег» вернет вас в далекое прошлое. Во времена, когда все было по-иному, когда расстояние мерили верстами, а в бой шли с мечами и булавами.

Иллюстрации Г. Филипповского.

Отрывок из произведения:

Сторожевой воин ходил на верху башни. Вдоль северной стороны, вдоль западной и вновь сначала. Иногда он останавливался и, прислонившись грудью к ограде, смотрел вдаль. Потом снова шагал вперед и обратно.

Крепость была невелика, окружена земляным валом с оградой из заостренных дубовых бревен. Башня стояла против ворот, чуть отступя внутрь крепости, так что каждый, кто входил в ворота, должен был пробираться между стеной и башней, проходом столь узким, что двум всадникам едва можно было в нем разминуться. Сразу за валом был выкопан крутой ров. Против ворот через него был перекинут мост, но можно было спуститься на дно рва косой, мощенной камнем дорожкой. За рвом насыпан был второй, наружный вал. Прилепившись к нему, наполовину уйдя в землю, теснился там посад. Здесь жили ремесленные люди. Жалкие их землянки сверху похожи были на неровно раскиданные кучи бурой соломы. За посадом начинались поля, и среди них то там, то здесь виднелись небольшие присёлки, где жили пахари-смерды. А дальше расстилалась степь.

Другие книги автора Ольга Марковна Гурьян

Введите сюда краткую аннотацию

Ольга Гурьян

Ивашка бежит за конём

Историческая повесть.

Глава первая ИВАШКА И АННУШКА

Ивашка бежал за конём, увозившим его сестрицу Аннушку. Злой всадник перекинул её поперёк седла. Аннушкина голова свесилась, длинные косы метут пыль. Ивашка бежал, торопился нагнать, вернуть Аннушку. Да где ж ему догнать? Конь-то быстро скачет, а Ивашка, как ни старается, бежит медленно. Всё длинней становится пыльная дорога между ними. Конь всё меньше становится. Уж он будто глиняная игрушка-коняшка. Уж и того нет, клубочком вдали катится. Уж и того нет, только вьётся вдали облачко пыли. А Ивашка за тем облачком пыли бежит, бежит, задыхается, бежит. Вдали облачко уже растаяло. Нет его. Ветром пылинки унесло и туда, и сюда, и вовсе никуда. Тут Ивашка взвыл в голос, вопит, плачет, пыль и слезы растирает по толстым щекам. - Как же я без Аннушки буду жить? Идёт Ивашка, всхлипывает, носом хлюпает. Ноги с непривычки подгибаются. Пот заливает глаза, он их рукавом утирает. Да что ж делать, надо идти. Уже солнышко высоко поднялось, по серёдке неба стало. Ивашкина тень на дороге вовсе стала коротенькая, жмётся к его пяткам. Но Ивашка на солнышко не глядит, под ноги не смотрит. Он смотрит вдаль и вперёд, туда, где Аннушка исчезла. Вдруг он слышит подле себя тихие стоны. Кто бы такой? Оглянулся - нет никого. Он дальше шагает, и опять кто-то стонет. Да что ж это? Никого нет. Никого нет на дороге, один он бредёт. Вверх посмотрел - птиц не видать, они в полуденный жар отдыхают. По сторонам взглянул - стоят кусты, не шевелятся. Посмотрел на дорогу - там одна его послушная тень. Ох, один он, один на всём белом свете! Никогда, никогда он один не бывал - всегда с Аннушкой. И отца с матерью он не помнил - его Аннушка вырастила. Она его баловала, холила. Сама всю работу справляет, а ему говорит: "Ты у меня ещё молоденький, погуляй ещё. Вот вырастешь, будешь мне защита". Вот он вырос, уже десятый годок ему пошёл, а в страшный час не сумел её защитить. Замешкался. Ещё было рано, ещё солнышко не совсем взошло. Они только умылись, за стол не успели сесть - вдруг услышали на улице великий шум. Они выбежали во двор, смотрят: на том конце деревни избы полыхают. По улице скачут всадники, мечами машут, хватают людей. - Бежим! - кричит Аннушка. - Ой, чьи-то дружинники на наше село напали! Не успели до калитки добежать, конь взвился над плетнём, одним махом перескочил. Всадник кричит: - Лови её! Схватил Аннушку, бросил поперёк седла, ударил коня плетью, поскакал прочь. А Ивашка растерялся, замешкался, не сумел её защитить. Ах, кто же это стонет, голос подаёт? А не ветер ли к нему Аннушкин голос доносит издалека, как она плачет, упрекает его? Нет, и ветра нет, и Аннушка далеко, уж ему её голоса не услыхать. Кому же это быть, кому стонать? Один он на дороге, и тень у его ног. А не тень ли жмётся к его ногам, жалуется? Нет, тень - она безгласная, тени не разговаривают. А больше некому, никого не видать. Это Ивашка стонет от нестерпимого горя. От жгучего стыда глаза закрыл. Ан по дороге-то надо идти зрячему. Ивашка споткнулся о камень, на дорогу пал, коленку зашиб, руки ссадил. И пожаловаться некому, и больше плакать сил нет. Вот догонит он злодея, схватит его за пояс могучей рукой. С копя прочь сдёрнет и ногой наподдаст. Покатится злодей по пыльной дороге, заверещит от страха, от обиды взвоет. А Ивашка злодею прямо в лицо засмеётся, вскочит в седло, Аннушку одной рукой обнимет, и на том коне они домой едут. Аннушка радуется, говорит: "Мой Ивашенька всем молодцам молодец! Освободил меня и домой везёт". Тут Ивашка очнулся, оглянулся. Лежит он один на пустой дороге. Дорога вьётся, убегает вдаль, конца не видать. В тот невидимый конец конь Аннушку унёс. Надо торопиться, надо бежать Аннушку ворочать. Он на четвереньки поднялся, на коленки встал, выпрямился, побежал по дороге. Он бежит, бежит... Это ему кажется, что бежит, а в самом деле усталые ноги еле переступают. Надо бы тогда сразу, вовремя, на злодея кинуться. Как конь перескочил через плетень, надо бы в узду вцепиться, схватиться с этим злодеем, не пускать его, а Аннушка бы успела убежать, в малиннике бы спряталась или в лесу бы успела скрыться. А он бы всё это время со злодеем бы дрался, задерживал бы его. Да, надо было бы, мало что надо было бы. Время упущено, теперь догонять осталось, надо шагу прибавить, догнать коня. Уже солнце к закату клонится, а Ивашка плетётся по дороге. Во рту у него пересохло, пыль скрипит на зубах. В голове мутится. Он зубами скрежещет, голову вскидывает, руками взмахивает, взлететь бы, поскорей бы, а ноги под ним подгибаются. Тень-то подле него выросла длинная и тощая. Ивашка с ней разговаривает: - Пить, пить! Водицы испить! А у колодца стоит Аннушка. Коромысло с плеч спустила, набрала полные вёдра воды. Чистая водица в ведре поплёскивает. Упал Ивашка на колени, пересохшими губами прильнул к воде, а оттуда на него смотрит чужое лицо. Лицо-то тёмное, в пыльных подтёках. Глаза провалились, тусклым огнём горят. Смотрят те глаза Ивашке в глаза, один другого не узнаёт. Отшатнулся Ивашка, стукнулся головой о край ведра, упал без памяти. А чужая баба подхватила его, льёт ему воду в рот и на голову.

Как закалялась сталь. Капиталистический вариант. Гравюры П. Староносова. *** Нет текста окончания 11-й главы.

Героиня повести — Жанна д'Арк — освободительница Франции. Имя ее знает каж­дый школьник. Знает, что она — героиня, что она — мученица: ведь ее сожгли на костре! Но никто, пожалуй, не знает, какой у Жанны был характер.

И вот всю короткую жизнь своей героини, весь ее нелегкий путь от деревушки Домреми до стольного города Реймса и да­лее до костра в Руане автор видит как бы глазами нескольких десятков людей — современников Жанны. Тут и нищенка, и дофин Франции, крестьяне и горожане, солдаты и военачальни­ки, слуги, тюремщики, паж, палач и даже епископ. У каждого свой характер, своя речь,— это не тени, не призраки, а полно­кровные, живые люди. Каждый из них по-своему переживал события тех тяжелых лет, по-своему относился к Жанне д'Арк, запомнил то, что запало ему в душу. И из всех этих рассказов складывается яркий и трогательный образ народной героини Жанны д'Арк.

Рисунки Б. Диодорова

В один из последних летних дней 1474 года корабль бросил якорь у берегов острова Порто — Санто, не заходя в его бухту.

Четверо матросов спустили шлюпку.

Развернувшись на лету, упала с палубы верёвочная лестница, и матросы натянули её нижний конец, чтобы она не скользила по выпуклому кузову [точнее, корпусу — Прим. lenok555] корабля.

Мужчина и женщина, неловко цепляясь, сошли по ней, и шлюпка направилась к берегу.

Франция. Начало 15 века. Противостояние бургундцев и арманьяков. Время правления Карла VI Безумного.

Девочка Марион приходит в Париж и поступает в услужение в дом под вывеской "Три восточных короля". Вскоре с ней начинают происходить невероятные события…

Вы познакомитесь с ремеслами, модой, торговлей, законами того времени, обычаями и бытом жителей средневекового города.

Эта увлекательнейшая историческая повесть рассказывает о событиях давно минувших дней, о временах, когда великий князь Игорь защищал землю Русскую от половецкого нашествия. 1179 год. Восьмилетний деревенский мальчик Вахрушка уходит странствовать по Руси с тремя скоморохами — деревня его умирает от голода, саранча опустошила поля, все, что в доме было, продали и проели и до весны никак не дожить. К зиме пришли скоморохи ко двору князя Игоря, собиравшего полки на битву с половцами.

1. ЦЗЮЙ У

советник наследника яньского престола, который затем испытает многие превратности,

не переменив своего имени.

2. ЦЗЮЙ ЦЗИНЬ

мальчик, его сын.

3. Ю ШИ

учитель.

4. ЦЗЕБА

заика, слуга в доме Цзюя, затем получит имя Хо Чжи.

5. ХО НЮЙ

торговка грибами и травами.

6. ВАНЬ СЯО-БА

по прозвищу Тюремный тигр — деревенский мальчик, друг Хо Чжи, затем слуга в хорошем доме.

Популярные книги в жанре Историческая проза

Повесть о герое итальянского народа Джузеппе Гарибальди. В книге даны события 1848 - 1849 гг., когда Римская республика сражалась против иноземных захватчиков - австрийцев и французов.

Исторический роман знаменитого канадца Марка Фруткина переносит читателей в далекий XVIIвек. Жители итальянской Кремоны боготворят священника Фабрицио Камбьяти и искренне считают его чудотворцем. С чудом, однако, сталкивается сам Фабрицио: при помощи новейшего изобретения — телескопа — он неожиданно видит не только комету в ночном небе, но и события будущего на земле. А в будущем, спустя почти сто лет, в город прибудет иезуит Микеле Аркенти, чтобы, покопавшись в жизни усопшего Фабрицио, решить, достоин ли тот называться святым. Проводя расследование, Аркенти прикоснется к секретам алхимии, раскроет тайну чужой любви и встретит свою — столь же запретную и мучительную. Ночь возвращения таинственной кометы станет для него роковой… Роману присуждена престижная премия «Триллиум».

В 1943—1944 гг. Чаковский не раз бывал в сражающемся Ленинграде — так началась его работа над трилогией о людях героического города «Это было в Ленинграде». Первая ее часть «Военный корреспондент» была издана в 1944 г. Вторая книга «Лида» была издана в 1946 г. Дилогию продолжила повесть «Мирные дни» (1947). Эти три произведения и составили трилогию, знаменовавшую развитие документально-художественной прозы, жанровое ее обновление.

1.1 - файл отформатирован, сноски введены внутрь текст в квадратных скобках.

История любви. История власти. История императрицы. История Екатерины II…

Куликовская битва…одна строчка.

 Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В.Г.Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

 Произведения, посвященные Северу, являются наиболее ценной частью творческого наследия В.Г.Тана-Богораза.

В книгу включены романы «Восемь племен» и «Воскресшее племя», а также рассказы писателя, в которых сочетается глубокое знание быта и национальных особенностей северных народов с гуманным отношением ученого и художника.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Данная книга представляет собой анализ законодательства и судебной практики по делам о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества. Очень часто случается так, что один из супругов не желает больше сохранять семью по различным причинам. Что в таких случаях делать, какими правами обладает каждый из супругов, с кем останется ребенок? Ответы на эти вопросы Вы найдете в этой книге. Автор рассматривает также сложные моменты, случающиеся в реальной жизни. Например, что делать, если один из супругов скрывает документы, подтверждающие право собственности на общее имущество?

Книга ориентирована на широкий круг лиц.

Год 1927-й, январь. Держа за руку маленькую дочку, я стою между холмами, по которым сбегают прямые накатанные следы лыж, поблескивающие на солнце. Снега так много, как будто огромные люди, тоже сделанные из снега, тысячу лет таскали его сюда и красиво укладывали, чтобы навсегда похоронить озера и гати и чтобы легкий тонкий лес казался еще легче и тоньше.

Мальчишки из Ново-Сиверской катаются с гор, и так же лихо заворачивают они на полном ходу, без палок, как быстро поднимаются «елочкой» на своих подрезанных лыжах!

АПК — Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации

ВВС — Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации

БНА — Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти

ВВС — Ведомости Верховного Совета (СССР, РСФСР), Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации

Вестник СГАП — Вестник Саратовской государственной академии права

ГК — Гражданский кодекс Российской Федерации

Елизавета Николаевна Водовозова, до замужества Цевловская, родилась в 1844 году в семье помещика. В середине 50-х годов ее отвезли учиться в Петербург, в Смольный институт, который, она окончила в начале 1862 года. В 1863 году Водовозова напечатала свою первую статью и с тех пор до самой своей смерти (в 1923 году) не прекращала литературной деятельности. Ею напечатан ряд работ по педагогическим вопросам, писала она и книжки для детей, но для современного читателя большой интерес представляют лишь ее мемуары (воспоминания). "История одного детства" является переработкой для детей мемуаров Водовозовой "На заре жизни", причем из них выбраны (и по необходимости сокращены) только те части, в которых описывается детство и институтские годы автора.