На высоте поцелуя

Однажды пообещал поэтам подарить книгу стихов без слов. Они возмутились, возразили – быть такого не может. Но в поэзии всё возможно, она старше письменности. Когда поэты получили на руки строки, состоящие из сколов уральских камней, они смирились.

Я ищу поэзию во всем, она соизмерима с миром. Написал «Цифростишия», где вместо букв – цифры, где вместо слов – натуральные числа. Потом вышли «Хулиганские дроби», дробь – это тоже поэзия, танец числителя со знаменателем.

Теперь перед вами новая книга стихов: ведь губы, соединенные в поцелуе, это четверостишия.

Отрывок из произведения:

Однажды пообещал поэтам подарить книгу стихов без слов. Они возмутились, возразили – быть такого не может. Но в поэзии всё возможно, она старше письменности. Когда поэты получили на руки строки, состоящие из сколов уральских камней, они смирились.

Я ищу поэзию во всем, она соизмерима с миром. Написал «Цифростишия», где вместо букв – цифры, где вместо слов – натуральные числа. Потом вышли «Хулиганские дроби», дробь – это тоже поэзия, танец числителя со знаменателем.

Другие книги автора Александр Евгеньевич Попов

Сказка – не жанр, сказка – состояние души.

Сказка-Гримм, сказка-Гауф, сказка-Андерсен…

Сказка-Попов – из этого ряда? Конечно, нет. Здесь, скорее, сказка-Довлатов, сказка-Шукшин, а еще – сказка-Сэй-Сёнагон, сказка-Олеша…

Здесь не сказка, но сказывание, сказывание как вопрошание, как изумление и как отчаяние. Сказка как заметы на полях жизни, извечно горестной, горькой, волшебной…

Взрослые эти «сказки» – потому что для выживания, для сохранения своей души во взрослом, убийственном мире созданы. А сказки – потому что отчаяние их – не смертный грех, но тропинка к Свету. Даже тогда, когда автор в этот будущий Свет уже и сам почти не верит.

Дневник Александра Евгеньевича Попова, директора одного из лучших в России физ-мат. лицеев, челябинского 31-го, чтение уникальное. Перед нами – размышления и раздумья человека, который заведомо больше Системы, но судьбой и своим выбором обречен в ней работать. Сейчас, когда Попова преследуют уже «на государственном уровне» (в апреле 2013 на него завели уголовное дело, пытаясь уличить в «пособничестве в получении взятки»), переиздание этого дневника особенно актуально. В нем – весь Попов, и человек, и учитель, и писатель. Весь – с его прямотой и страстностью, с его азартом и беззащитностью, с готовностью стоять до конца и жаждой бежать из «взрослого мира». Попов не мыслит себя «взрослым». Взрослое для него значит – неживое, застывшее. Потому-то скучно и тоскливо ему от лицезрения нашего, с позволения сказать, «образования», потому так бежит он чиновников всех мастей и рангов, потому всю свою «директорскую» жизнь чувствует себя на кресте: и уйти нельзя (ну как ему покинуть этот «праздник, который всегда с тобой», этих детей и это звучащее детскими голосами школьное царство), и остаться – смерти подобно… По сути, перед нами не просто дневник, перед нами – мартиролог.

Новая книга Александра Попова написана в давно любимом им жанре. Афоризмы и сентенции, составившие «Вечерние ворчания», это как бы узловые точки на карте авторских размышлений о современности. Точки, содержащие спрессованный опыт души.

Причудливые их сочетания – своего рода «созвездия» – и создают неповторимый ландшафт этого сборника.

В книгу избранной прозы Александра Попова вошли как недавно написанные, так и уже публиковавшиеся прежде рассказы и миниатюры.

Очередная книга Александра Попова, «Проза дождя», необычна как по содержанию, так и по оформлению. По содержанию – потому что автор ее как бы двоится. Иногда это человек, иногда – дождь, иногда – сумрак ночной, в котором сияют звезды…

"Есть ли у книги автор? А зачем? Если читатель с глазами, если они голы и голодны, свидетель – помеха.

Авторов – тридцать три. На какой букве остановишься, та и автор.

Есть ли цена книге? А зачем? Цену пишут на том, что портится.

Книгу можно отодвинуть, и она станет другой. Смена мест разнообразит. Книга без движения – узник. Выбор – великая вещь. Книга знает, в чьих руках раскрыться.

С чего начинается книга? Со слова? Нет! С поклона. Молитва необходима, как воздух. Книга: и окно, и двери, и дом, и тайна тьмы от света".

А оформление "Прозы дождя" – отдельная тема. Фотоколлажи Александра Потапова сквозной нитью проходят через книгу. Это уже не первый случай, когда Издательство Игоря Розина под одной обложкой объединяет два по видимости разных смысловых потока. Текст и визуальный ряд с первого взгляда – независимы, автономны, мало связаны друг с другом, но что-то происходит, что-то новое рождается в их диалоге…

Это издание, по существу, содержит под своей обложкой две книги. Их авторы, Александр Попов и Любовь Симонова, незнакомы друг с другом. Однако, по мнению редактора-составителя, их творчество родственно в чем-то корневом и главном.

С одной стороны, каждому из них удалось редчайшее для нашего времени подделок и имитаций – нащупать свою, уникальную тропу движения к сути, к истокам вещей. С другой, основа их творчества – самозабвенное доверие миру, открытость его энергиям. Диалог со вселенной, ведомый в детстве любому, перерастает здесь границы художественного приема, творческого метода. Диалог становится насущной необходимостью, оборачивается путеводной спасительной нитью.

«Дерево, полное птиц», «Соседи по свету»… Прислушаемся же к голосам, звучащим со страниц этой книги.

Популярные книги в жанре Современная проза

В новой книге авторитетного ученого, детского психиатра, директора Mindsight Institute вы познакомитесь с практикой Колеса сознавания. На примере Колеса вы поймете, как работает разум, и научитесь жить более полно, развив три важных навыка – внимательность, сознавание и добрые намерения. Книга предназначена всем, кто интересуется практиками осознанности и медитации, а также научной составляющей этих тем.

На русском языке публикуется впервые.

Мрачная судьба была уготована этому ребенку. Только родившись, третий сын короля должен был умереть. Вся его недолгая жизнь – это борьба со смертью, и надо выжить вопреки всему. Пираты, каторга, война, гладиаторы – через все это предстоит пройти и остаться в живых. А жизнь подкидывает все новые и новые сюрпризы. Появившись в королевстве как бежавший каторжник, он, по сути еще мальчишка, становится героем войны и бароном. В его побратимах сыновья правителей соседних государств, ставшие назваными братьями на поле боя. Но самое главное, он единственный из сыновей короля, который может стать новым королем. А хочет ли он этого, ведь у него свои планы?

Фан Сыци двенадцать лет. Девушка только что окончила младшую школу, и самый любимый предмет у нее литература. А еще у Сыци есть лучшая подруга Лю Итин, которую она посвящает во все тайны. Но однажды Сыци знакомится с учителем словесности Ли Гохуа. Он предлагает девушке помочь с домашним заданием, и та соглашается. На самом деле Ли Гохуа использует Фан Сыци в личных целях: насилует ее, вовлекает в любовные утехи. Год за годом, несколько раз в неделю, пока девушка не попадает в психиатрическую больницу. И пока Лю Итин случайно не находит дневник подруги и ужасающая тайна не обрушивается на нее.

Это поэтичный роман-исповедь о нездоровых отношениях и о зле, которое очаровывает и сбивает, прикидываясь любовью.

На русском языке публикуется впервые.

Пробуждение в замке оборотня – не совсем то, о чем мечтала наследница герцогства. Но как быть, если с тем, кого считала врагом, связывает ритуал, который не сможет разрушить ни одна сила в мире… Смириться или пойти наперекор судьбе? А может, прислушаться к голосу сердца? Оно не обманет.

Мир можно разделить на два типа людей: на тех, кто ждет, что им что-то дадут, и на тех, кто сам берет, что захочет.

Нина – дочь талантливой аферистки и профессиональная мошенница. Вместе со своим парнем она обкрадывает представителей золотой молодежи. Ванесса – молодая наследница большого состояния и известный Instagram-блогер. Но за блестящим фасадом шика скрывается личная трагедия девушки.

Их истории пересекаются здесь, на холодном берегу озера Тахо, где в зимней тишине столкнутся двуличие, месть и опасные желания.

Она решила понести наказание за мелкое правонарушение, избрав провести тридцать дней на экспериментальном Уровне. Кейну Дельмар никто не предупредил о том, что во мраке тумана, там, где материя зыбка, а дороги, предметы и здания пропадают через минуту, водятся существа инородного происхождения. Роковая встреча с таким оборачивается наличием в клетках Кейны «подселенца».

Он жесток, рационален и холоден. Его работа на СЕ заключается в том, чтобы мутанты – в человеческом теле или без него – не вышли на поверхность. Если носитель «заразен», его необходимо заставить страдать, потому как гормон стресса – яд для инородной субстанции. Лиам Карра – Комиссионер, он всегда верен долгу и собственным принципам. Даже в том случае, если очередным носителем окажется хрупкая на вид человеческая девушка. Даже если ему придется ее «сломать».

Написать вступительный экзамен за сына лорд-канцлера? Легко! Украсть у гномов-рудокопов секретное зелье? Проще простого!

Но что делать, если тебя подставил близкий друг? И угроза нависла над твоей жизнью? Только одно: вступить в сделку с начальником Департамента магического контроля и наказать виновных! Но как потом уйти незамеченной от пристального взгляда темных глаз?

«Сердце убийцы» – фантастический роман Мики Ртуть, четвертая книга цикла «Дети грозы», жанр любовное фэнтези, приключенческое фэнтези.

Иногда, чтобы стать бессердечным чудовищем, достаточно подарить свое сердце тому, кто важнее жизни.

Иногда, чтобы коснуться мечты, стоит упасть в бездну.

Иногда, чтобы выжить, надо забыть все, что тебе дорого, и найти смысл заново.

Иногда, чтобы увидеть свет, нужно пройти через предательство, месть и ненависть. Потерять все. И найти…

Шанс. Новую судьбу. Или единственное, что может изменить мир – доверие.

Шуалейда. Дайм. Роне. Стриж. Каждый из них – бессердечное чудовище. Или нет?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Женщина за рулем «кадиллака» просит мальчика, моющего стекла её машины, позвать полицию. Через некоторое время ребенка сбивает тот же самый автомобиль.

Все началось со странного стечения обстоятельств. Ну взять хотя бы тот факт, что именно в то утро мне понадобилось сходить в банк – оприходовать пару чеков. Сложись мои планы иначе, и я мог бы вообще не оказаться в тех краях.

Но судьбе было угодно, чтобы я оказался. Погода в то утро выдалась как по заказу. Наслаждаясь ярким солнцем и свежим ветерком, я свернул с Лексингтон-авеню на Ист 37-ю стрит и, пройдя ещё сорок шагов, увидел пятиэтажное здание из жёлтого кирпича, чистенькое и аккуратное, по обе стороны от входа в которое стояли кадки с декоративными растениями. Я вошёл. В холле, размером не больше моей спальни, – пестрый ковер на полу, камин без огня, те же растения в кадках и привратник в униформе, который немедленно ощупал меня подозрительным взглядом.

— Так вот, как оно выходит, — сказала она, изо всех сил стараясь, чтобы её голос не дрожал, — на самом деле мы не женаты…

Я поднял брови вверх.

Много раз, сидя в кабинете Ниро Вулфа, я разглядывал наших очередных молоденьких посетительниц, прикидывая про себя, сколько убедительных доводов они могли бы привести для того, чтобы я приобрел для них обручальное кольцо. Но, обычно, я совершенно не интересовался теми, кто уже был «окольцован», так что мой взгляд на эту особу был чисто профессиональным. Не говоря уже о том, что к нам она явилась вместе с мужем. Однако теперь я изменил своё мнение. Она, несомненно, заслуживала высокой оценки, если сделать скидку на морщинки на лбу, покрасневшие веки, напряженную челюсть и плотно сжатые губы. Подобные скидки, как вы понимаете, не были для меня новостью, потому что большинство посетителей этого кабинета приходили сюда не просто поболтать, а с серьёзными проблемами за душой.

Убит Марко Вукчич, близкий друг великого детектива Ниро Вулфа. Следы дерзкого убийцы ведут на родину Вулфа и Вукчича, в Черногорию. Знаменитый частный сыщик, почти никогда не выходящий из дому, для расследования этого преступления совершает настоящий подвиг — отправляется в коммунистическую Югославию. В ходе разбирательства выясняется, что в деле замешаны черногорские спецслужбы…