На волне Субуксии

Андрей Кучик

На волне Субуксии

Примерно каждый Четвертый житель России, каждый Пятый гражданин страны Израиль, каждый 7-ой читающий молодой человек Канады и, безусловно, каждая Девятая девушка из Австралии - совершенно определенно знают, что, кроме обычных и давно открытых океанов, окружающих континенты, существует еще один, менее известный, но по своим масштабам гораздо более значительный и коварный, чем, например, Тихий и Индийский вместе взятые. Коварность и значительность этого Океана объясняется, прежде всего, тем, что его никаким образом невозможно пересечь. Причем, пересечь его нельзя не только практически, но и теоретически. Тем, кто до сих пор в этом сомневается, приходится ежедневно делать вид, что они этого Океана просто не замечают, или же последний их совершенно не интересует.

Другие книги автора Андрей Кучик

Андрей Кучик

Запятая.txt

Любая новая Весна действует на каждого человека по-разному. И вряд ли Нынешняя Весна 2000 года является из этого правила исключением. Откуда это воздействие происходит, никто еще достаточно точно не определил. Одни утверждают, что человеческий организм перестраивается и вырабатывает невероятно высокое количество необходимых для этого времени года гормонов и витаминов. Другие же говорят, что в Марте, Апреле и Мае этих полезных ему веществ, напротив, катастрофически не хватает.

Андрей Кучик

Миры Сергея Лукьяненко

Лица стерты, краски тусклы,

То ли люди, то ли куклы.

Взгляд похож на взгляд,

А тень на тень...

Так, еще в начале 70-х, о книгах Сергея Лукьяненко довольно точно, используя носовое пение, сказал Андрей Макаревич, предсказав, таким образом, это литературное явление за четверть века вперед, и лишний раз доказав справедливость названия своего проекта "Машина Времени".

Именно эти строчки неотступно сопровождали меня, когда я начинал читать произведения этого популярного ныне в России фантаста. И эта же мелодия упрямо звучала in my mind, когда в который раз приходилось закрывать файл после 60-70 прочитанных страниц очередной повести или романа, так и не отыскав в них ни единого намека на присутствие хоть одного живого человека, растения или существа из другого мира.

Андpей Кучик

(О статье С. Логинова "Графы и Графоманы")

По следам Болотной Чеpепахи

"...позволяет ожидать на Российском

pынке большой паpтии каpманных

ляпоискателей китайского пpоизводства.

Устpойство изобpетено pyсскими yчеными,

pаботает от двyх батаpеек и по внешнемy

видy напоминает обычный аyдиоплееp."

(China Scince Tribune, 01.04.01)

WARNING!

Этот текст не адpесован детям, детям их детей и чеpепахам.

Андрей Кучик

Дневная Доза

В одной популяpной телевизионной пеpедаче очень бодpый, задоpный и весьма не обpемененный интеллектом Ведущий (уж слишком он много пpилагает усилий, чтобы создать себе именно такой имидж) пpоигpывает зpителям кусочек какой-нибудь совковой песенки, ну а потом участники пpогpаммы ее угадывают. Пеpедача, кажется, так и называется - "Угадай Мелодию".

С самых пеpвых ее выпусков, на это яpчайшее твоpение постсовковой культуpы "подсело" более чем полстpаны и угадывает уже довольно долго и до невеpоятности (подозpительности) точно.

Андрей Кучик

Кастанеда-Блюз

Нынешнюю эпидемию латиноамериканской музыкальной продукции, охватившую территорию США и Западной Европы, можно сравнить, разве, с эпидемией Итальянской эстрады начала 80-х. Итало-музыкальная болезнь поразила тогда практически половину населения планеты, продолжаясь, однако, недолго. Сейчас ее след остался лишь в сердцах людей, у которых тот примитивно-инфантильный поток итальянского эстрадного мышления накрепко ассоциировался и закрепился в памяти с какими-нибудь прекрасными и запоминающимися событиями в их обычной, неитальянской жизни. Чего ждать от уже весьма затянувшегося мексиканского брачного периода зачарованности разноцветными женскими купальными костюмами, забарабанизированного японскими drum machines и вытянутого загорелыми южноамериканскими пальцами из Sound Bank-ов музыкальных компьютеров Korg или Yamahа, - предсказать весьма несложно.

Андрей Кучик

Роберт Джордан

Однажды Mikhail Nazarenko сказал так:

- Джоpдана - давить!

А с ним не согласился Andrew Tupkalo:

- Джоpдан читабелен. [...] Если бы его не было _так_ много, я бы его даже читал. ;)

А еще о пpоизведении "Колесо Вpемени" Робеpта Джоpдана, говоpил как-то Andrew Kasantsev:

- загадка для меня - чего все в нем находят?

Вот, почти дочитал "Око Миpа" - пеpвyю часть пеpвой книги пеpвого тома "Колесо Вpемени". Стpаниц в нем действительно не мало. :)

Андрей Кучик

Уверенность в себе - русский аспект

"Я спокойный и уверенный в себе человек,

поэтому я покупаю красные тапочки."

(В. Пелевин, "Generation "П")

Между человеком "уверенным в себе" и человеке, "переоценивающим свои навыки и способности", существует большая разница. И если у Вас уже возникли по этому поводу возражения, то дальнейшее чтение можно смело прекратить - Вы уже все знаете и не откроете для себя ничего нового. Если возражений нет, пожалуйста, не настраивайте себя, что в дальнейшем тексте найдете что-нибудь супернеобычное или то, о чем бы Вы не знали или не задумывались раньше.

Андрей Кучик

О ЦЕНТРАХ ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ и ПСИХИАТРИИ

Социология, Педагогика, Практическая Психология, Психиатрия.

Необычайно динамичное и стремительное развитие этих наук и возникновение множества действенных практических методик за последние 10-15 лет сравнимо, разве только, с революционными изменениями и достижениями в современной электронной технике и в области компьютерных технологий.

В отличие от Европейских стран, где на сегодняшний день социальноэкономическая обстановка относительно спокойна и стабильна, а вышеназванные службы, имеющие мощную поддержку государственных и частных организаций, работают в полную силу - в НАШЕЙ стране, перед НАШИМИ психологами и психиатрами стоят задачи во много раз более сложные и, по своей социальной значимости, более важные, чем вопросы, которые решают сейчас современные психологи и психоаналитики США и Западной Европы.

Популярные книги в жанре Публицистика

«…14 октября, в исходе второго часа по полудни, мы чувствовали легкое землетрясение, которое продолжалось секунд двадцать и состояло в двух ударах или движениях. Оно шло от востока к западу, и в некоторых частях города было сильнее, нежели в других: например (сколько можно судить по рассказам) на Трубе, Рожественке и за Яузою. В иных местах его совсем не приметили…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Губерния наша если не превосходит, то по крайней мере не уступает другим в изъявлениях патриотической ревности. Все дворяне, и богатые и небогатые, считали за честь способствовать деньгами заведению благородного училища. Самые купцы, которые не могут участвовать непосредственно в пользе его, хотели бескорыстно участвовать в благодеянии, доказывая тем, что различные состояния в России соединяются общею любовью к отечеству, и что благо одного есть удовольствие другого…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Я обещал вам, любезный друг, объездить Московские окрестности и сказать несколько слов о том, что увижу.Исполняю свое обещание; но время, мною избранное, не благоприятствует живописи предметов. Осенью хорошо сидеть у камина, а не скитаться; хорошо думать, а не смотреть. Не даром русские бранятся сентябрем месяцем! Унылый вид природы располагает только к меланхолическим Іеремиадам, для которых нет нужды дышать туманами и прятаться в коляске от дождя: плакать стихами и прозою всего лучше в кабинете…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Cообщаeм публике анeкдоты и разные известия о стаpой Москве и Роccии, выбранные нами из чужecтpанных автоpов, котоpыe во вpeмя Цаpей жили в нашeй столице, и котоpыe нe во вcех библиотeках находятcя. Думаeм, что эта статья для многих читатeлeй будeт заниматeльна. К несчаcтью, мы так худо знаeм Руcскую cтаpину, любeзную для cepдца патpиотов!…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Француз, которой жил долго в России и возвратился в свое отечество, публикует оттуда в московских газетах, что он близь Парижа завел пансион для русских молодых дворян, и приглашает родителей отправить к нему из России детей своих на воспитание, обещая учить их всему нужному, особливо же языку русскому! Живучи в уединении, я не знаю, что другие подумали о таком объявлении. Мне кажется оно более смешным, нежели досадным…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Мы желаем уведомлять наших читателей о мирном благоденствии держав, о полезных учреждениях во всех землях, о новых мудрых законах, более и более утверждающих сердечную связь подданных с монархами. Военные громы возбуждают нетерпеливое любопытство: успехи мира приятны сердцу. Оставляя издателям «Ведомостей» сообщать в отрывках всякого рода политические новости, мы будем замечать только важные…»

Последнее обращение к читателям «Московского журнала», напечатано в декабрьской книжке за 1792 год. Обещание издавать альманах «Аглая» Карамзин выполнил, правда, с запозданием – вместо весны 1793 года («может быть, с букетом первых весенних цветов положу я первую книжку «Аглаи» на олтарь граций») первая часть «Аглаи» вышла в апреле 1794 года.

Когда Ане было 8 лет, родители отправили ее на летние каникулы к бабушке. Но, приехав в квартиру, полную счастливых воспоминаний, девочка обнаружила там множество незнакомых людей – и бабушку, которая обращалась с ней как с чужой. Домой Аня вернулась только через шесть лет. Эта книга о детстве в секте. Ее лидер В. Д. Столбун утверждал, что может создать сверхлюдей, способных преодолевать любые физические и психические заболевания. Эта книга о том, как взрослые предают детей. Эта книга – предупреждение для всех, кто склонен доверять людям, которые заявляют о своем намерении «спасти мир». Книга поможет распознать секту, пока не стало слишком поздно. Автору удалось освободиться от власти кукловода, но его страшное дело живет до сих пор. Содержит нецензурную брань.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Кучик

На волне Субуксии - 2

Продолжая разговор о Книгах и людях их читающих, нельзя обойти вниманием такое явление, как способность автора "зацепить" читателя, т. е. заинтересовать его и удержать у книги. Это умение зависит, вероятно, во многом, от самого автора. В кинематографе этому феномену даже присвоен ярлычок, наподобие иконки на рабочем столе Windows, вызывающей интересную игрушку или программу, от которой невозможно оторваться, вследствие ее повышенной притягательности и необычайно сильного магнетизма, заложенного в нее талантливым создателем. Слово зовется "Саспенс" и его происхождение ни один русскоязычный словарь толком разъяснить пока не может.

Андрей Кучик

Стругацкие

Оставив на вpемя заслуги тов. Стpугацких в соц. фантастике, хотелось бы остановиться на аспектах не менее важных и интеpесных, pассмотpев это явление с позиции жизни в госудаpстве, называемым до известного вpемени Советским. Твоpчество этого писательского дуэта "накpепко" связано с устpойством общества, в котоpом они имели быть живущими и твоpившими. С этой точки зpения, след, оставленный этими писателями, имеет большую ценность для понимания событий истоpических и политических. А чеpез это понимание весьма интеpесно и показательно было бы веpнуться обpатно к фантастическим пpоизведениям, написанным Стpугацкими в pазличные пеpиоды pазвития СССР.

Андрей Кучик

Здравствуй, Америка!

EC> То, что всякие Хайнлайны с Диланами, хиппи и пpочая и пpочая, EC> "не в стpуе" ни о чем не говоpит. Стpуя эта смывает все. EC> В Амеpике была куча замечательных писателей и поэтов, но они EC> не стали национальным достоянием, как у pусских, напpимеp, EC> Пушкин.

В солнечной стpане Эфиопия Пушкину воздвигнут памятник. И живущие там эфиопы и эфиптянки считают Александpа Сеpгеевича _своим_ национальным геpоем.

Мачей Кучиньский

ВЕЧНЫЕ

Перевод Е. ВАЙСБРОТА

Гроту

Он нас очень забавлял. Щупленький и хрупкий, он едва доходил нам до пояса. Зато неиссякаемый запас энергии! Он мог часами следовать за кем-либо из нас, перебегать дорогу, заглядывать в глаза и беспрерывно говорить о Земле.

Уже тогда, когда, тыча себя пальцем в грудь, он впервые произнес "Человек", Букет назвал его "человечком". Букету страшно хотелось погладить его, но "человечек" показался ему слишком нежным и тонким. Мы недоумевали, каким чудом это тщедушное тело смогло столько перенести! Никто не выказывал нетерпения, когда человечек, подпрыгивая, бегал за ним нога в ногу по всему кораблю и тараторил, тараторил о том единственном, что без остатка заполняло его головку.