На темной стороне Луны

Повесть о нелегкой борьбе с мафией за честное имя человека, за возможность говорить правду, за справедливость. Действие происходит в 1980 году в Узбекистане.

Отрывок из произведения:

— Анарбай! — Халматов постучал в ворота.

Было еще рано, но зной, горячий и плотный, как верблюжий войлок, уже наваливался на кишлак. Во дворе у колонки кто-то набирал воду. Тугая струя из крана, дребезжа, била в край ведра.

— О-о, Анарбай!

Тура выехал из Мубека затемно, чтобы застать Маджидова. И хоть в один конец дорогу проехать по утреннему холодку.

— Иду…

Створки заскрипели. Маджидов, моложаво-осанистый, — несмотря на жару, уже в костюме, в шляпе, видимо, собирался на работу. С «Лады», только что вымытой, переливающейся искристыми брызгами, стекала вода. Машина в створе ворот, наблещенная, сверкающая, казалась витринной принадлежностью автомагазина.

Рекомендуем почитать

Книга посвящена работе уголовного розыска в период Великой Отечественной Войны. Действие повестей «Приступить к ликвидации», «Ночной закон», «Брат твой» разворачивается в Москве, блокадном Ленинграде, в Западной Белорусии и Эстонии.

Действие двух повестей разворачивается во время гражданской войны и в первые послевоенные годы. Автор рассказывает о ценностях подлинных и мнимых, о том, что для молодой Республики Советов не было более важного и дорогого, чем человеческие судьбы. Герои всех повестей — молодые ребята, которые в результате нелегких испытаний находят единственно верную дорогу в жизни.

Топографический отряд Виктора Тимофеевича Хорькова шел в последний маршрут от реки Уды на юг. Перед ним, до далекого горизонта, расстилались ржавые мари, зыбуны, болота. На сотни километров ни единого следа человека, только звери, птицы да гнус.

На небе давно, слишком давно не появлялись облака. Солнце выпило влагу. Травы увяли. Ягель загрубел. Вода в озерах отступила от берегов. Звери и птицы в поисках корма и прохлады покинули насиженные места.

Сборник остросюжетных приключенческих произведений советских авторов.

Содержание:

Игорь Андреев. Прорыв

Олег Кузнецов. Дальний поиск

Николай Самвелян. Прощание с Европой. Диалоги, начатые на вилле «Гражина» и продолженные на Уолл-стрите

Анатолий Селиванов. Гараж на пустыре

Волчьи ягоды: Сборник. — М.: Мол. гвардия, 1986. — 381 с. — (Стрела).

В сборник вошли приключенческие произведения украинских писателей, рассказывающие о нелегком труде сотрудников наших правоохранительных органов — уголовного розыска, прокуратуры и БХСС. На конкретных делах прослеживается их бескомпромиссная и зачастую опасная для жизни борьба со всякого рода преступниками и расхитителями социалистической собственности. В своей повседневной работе милиция опирается на всемерную поддержку и помощь со стороны советских людей, которые активно выступают за искоренение зла в жизни нашего общества.

В новый сборник молодого писателя С.А.Абрамова вошли две повести: «Опознай живого» и «Сложи так», рассказывающие о борьбе советских чекистов с агентами иностранных разведок, заброшенными на территорию нашего государства.

В книгу войдут повести — "В последнюю очередь", "Заботы пятьдесят третьего года", "Привал странников". Герой всех повестей — бывший фронтовой офицер, сотрудник московской милиции Александр Смирнов — принимает твердое решение продолжать борьбу в мирном городе, утверждать идеалы добра и справедливости.

Во время войны Семен Ильич Стрельцов в составе диверсионно-чекистских оперативных групп дважды забрасывался в тыл немецких войск. О действиях чекистских отрядов на оккупированной территории, о встречах с партизанами-ковпаковцами, о взаимодействии польских и советских партизан рассказывает эта книга.

Другие книги автора Леонид Семёнович Словин

В книгу «Эра милосердия» вошли роман и три повести. История проведения труднейшей операций по ликвидации шайки особо опасных преступников — основное содержание романа «Эра милосердия». «Двое среди людей» — «повесть, основанная на фактах и документах». Она содержит много размышлений о том, что может привести человека к преступлению. В повести «Ощупью в полдень» рассказывается о долгом и опасном пути расследования убийства корреспондента газеты. Повесть «Часы для мистера Келли» — это история раскрытия крупнейшей спекуляции.

«Эра милосердия», «Визит к Минотавру», «Гонки по вертикали»… Остросюжетные романы братьев Вайнеров не одно десятилетие имеют культовый статус и по праву вошли в Золотой фонд отечественного детектива. Их любят и читают уже несколько поколений читателей.

«Эра милосердия». Совсем молодым и неопытным пришел на работу в Московский уголовный розыск старший лейтенант Володя Шарапов. Под руководством Глеба Жеглова он постигает основы оперативно-разыскной работы и, не считаясь с личным временем, ведет борьбу с бандитизмом.

«Ощупью в полдень». Спустя годы Владимир Иванович – настоящий профессионал, дослужившийся до звания подполковника, гордость управления, и уже сам делится опытом и знаниями и раскрывает секреты профессии молодому следователю Стасу Тихонову.

Старшему офицеру Интерпола, многоопытному подполковнику Сергею Ордынцеву предстоит нелегкое дело! Дело о предотвращении покушения на жизнь одного из крупнейших бизнесменов страны — школьного друга Ордынцева. По иронии судьбы, покушение это намеревается совершить еще один из неразлучной компании друзей — бывший спортсмен, ставший теперь лучшим киллером на службе у мафии…

На заснеженной дороге найдена убитой молодая женщина.

ПОЧЕМУ орудие убийства найдено у мальчишки-подростка, если все свидетели указывают на то, что видели на месте преступления мужчину? Так начинается одно из ранних дел Стаса Тихонова…

Книга была задумана и написана в 1975–1977 годы, когда короткая хрущевская оттепель осталась далеко позади — в самый разгар брежневского «застоя», в условиях, при которых строить какие бы то ни было политические прогнозы было по крайней мере авантюрным легкомыслием. Разгул всесильной административной машины, новый культ личности, океан демагогической лжи, в котором утонуло наше общество, нарастающая экономическая разруха, всеобщее бесправие — вот социальная и духовная атмосфера, в которой создавался и которую призван был воссоздать роман.

Между следователем Станиславом Тихоновым и рецидивистом Лехой Дедушкиным давняя и непримиримая борьба, и это не просто борьба опытного криминалиста с дерзким и даровитым преступником, это столкновение двух взаимоисключающих мировоззрений.

У известного советского музыканта похищена драгоценная скрипка, изготовленная величайшим мастером прошлого, — такова завязка событий в романе «Визит к Минотавру». В поисках скрипки капитану Тихонову и его помощнице инспектору Лавровой пришлось столкнуться с преступлениями, совершенными более 20 лет тому назад. История поисков скрипки перемежается в романе с повествованием о величайших скрипичных мастерах далекого прошлого. Непримиримый конфликт двух взглядов на жизнь, двух противоположных мировоззрений показан в романе «Гонки по вертикали». С первым романом последний связан одним из главных героев — это следователь Станислав Тихонов.

В романе «Лекарство против страха» двое ученых — Лыжин и Панафидин — ведут работы над новым лекарственным препаратом. Втайне от них лекарство попадает в руки преступников, которые используют его в корыстных целях…

Расследование ведет уже знакомый нам инспектор Станислав Тихонов.

Популярные книги в жанре Криминальный детектив

Под дождем, истекая кровью, лежал юноша в ярко-красной нейлоновой куртке с надписью «Королевская гвардия». Юношу звали Энди — это имя было аккуратно вышито черными нитками на груди, над самым сердцем. Энди.

Его ранили десять минут назад. Нож вошел в тело немного ниже грудной клетки и с силой вспорол живую плоть, оставив широкий надрез. Энди лежал на тротуаре, а мартовский дождь хлестал его по куртке, и хлестал его по телу, и смывал кровь, что лила из открытой раны. Он испытал мучительную боль, когда нож вошел в тело, а потом, когда его выдернули, — внезапное облегчение. Он услышал чей-то голос: «Вот тебе, Король!», потом звук торопливых шагов сквозь шепот дождя, а потом он рухнул на тротуар, зажав рану, стремясь остановить кровотечение.

Лью Мартин, известный среди малышей Стонтон-Сити как «дядюшка Лью», сидел на стуле, закинув ногу на ногу, и мечтал о том благословенном часе, когда он сможет наконец уйти в отставку и отдохнуть. Всякий раз как Лью пытался подсчитать, сколько бесконечно долгих часов он провел на дежурстве, бродя по улицам города, или торчал столбом на перекрестке Белвер-стрит и Кеннеди-авеню, регулируя движение, у бедняги начинала кружиться голова и только крепкое словечко помогало не рехнуться окончательно. Лью Мартин звезд с неба не хватал, но был честным служакой и уже почти тридцать лет добросовестно выполнял порученную ему работу. Но сейчас, когда делать было решительно нечего, полицейский позволил себе погрузиться в мечты и вероятно уже в тысячный раз подумать над важной проблемой — стоит ли, получив отставку, обосноваться на родине жены, в Кентукки, неподалеку от Мэдисона, или же уехать на оставленную ему родителями ферму в окрестностях Роллы, в самом сердце Миссури. Впрочем, и сейчас Лью не смог прийти к окончательному решению, тем более что в управление с перекошенным лицом влетел Джордж Росли, владелец знаменитого в городе ресторана «Маисовый початок». Мартин давно знал старика Джорджа и очень любил его. Росли уже стукнуло семьдесят два года, однако он сохранил юношескую живость и стройность, а заодно и удивительно мощную глотку. Полицейский дружески приветствовал старого знакомого.

Иномарка с киллерами, попетляв по кривым арбатским переулкам, остановилась возле небольшого старинного особняка. Сидящий за рулем Огнев нервно осмотрелся: «Вроде бы все спокойно. Типичный старомосковский дворик. Детишки мучают скрипучие качели и копаются в песочнице. Опрятно одетые старушки сидят на скамеечке. Дворник в синем комбинезоне усердно подметает двор, поднимая тучи грязной пыли. Интересный тип! Я бы не взялся описать его внешность. Средний человек без особых примет. Безликий какой-то! Да и возраст точно не определишь. То ли моложавый ветеран, то ли рано постаревший от разгульной жизни тинейджер. Интересно, какой у него взгляд? Из-за темных очков не видно. Зачем они ему в такую пасмурную погоду, от пыли что ли?»

Герои романов Жозе Джованни – одиночки, отверженные всеми, зачастую жестокие и мстительные: 25-летний гангстер, силой и смелостью заставивший уважать себя в преступной среде, стареющий вожак уголовников, бежавший из тюрьмы, водитель бандитской группировки, спасающийся от преследования полиции…

Рано или поздно они оказываются в безвыходной ситуации. Как они будут драться за свою жизнь? Способны ли они бросить вызов смерти, когда шансов на выживание уже почти что нет?

Чернобыльские события оставили след в судьбах многих наших современников. Автор романа «Хозяин Зоны» оказался в эпицентре трагедии, поэтому не с чужих слов знает о том, что и как происходило в 1986-м. Однако в первую очередь его волнуют нравственные вопросы. Кому мы вверяем судьбу своей страны, своих детей? Что ожидает нас в будущем? Смогут ли люди, облеченные властью, распорядиться ею по совести?..

Стало быть, убить человека не так уж трудно? На мгновение он замедлил бег и оглянулся: в начале длинной улицы, освещенной редкими фонарями, он увидел распростертое на земле тело этого Антонио, фамилии которого даже не знал, он увидел это тело с такой ясностью, что поразился. Поразился тому, что в один миг успел разглядеть его лицо, худое лицо, отмеченное страданием, и позу, в которой тот застыл, позу почти естественную, но необычную. Он видел это неподвижное тело в ракурсе — Антонио лежал на пригорке, склонив голову на плечо, — верно, падая, он неловко ударился головой о стену; с первого же взгляда было понятно, что это тело мертвеца, больше того — убитого, и только подошвы негнущихся ног, отбрасывавших в скудном свете редких фонарей длинные тени, казалось, принадлежали безмятежно отдыхающему человеку…

Совершено покушение на успешного бизнесмена Василия Степанчука. Расследование обстоятельств преступления заходит в тупик. Один из "лучших" представителей милиции пытается отдать под суд напарника потерпевшего…

Что происходит с нами? Какова цель нашей жизни? Интернет, вот кто забирает наше время. Попадая в его сети, ты обречен, он правит тобой. Что это, черт возьми?!Трудно поверить, но большую часть жизни мы стали проводить в соц. сети, неважно какая она, будь познавательной или развлекательной, но мы в сети каждый день, каждую минуты, тратим бессмысленно свое драгоценное время на чужие комментарии и репосты. Люди выкладывают свое фото, описывают себя, свой характер, настроение, удачи и не удачи. Люди сошли с ума? Они не понимают что это никому не нужно. Глядя на чужое фото, где знакомый твой наслаждается жизнью, где — то на берегу теплого моря, человек скорее завидует ему, чем радуется за него. Люди становятся завистливыми, угнетая себя, называя себя неудачниками...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В своих приключенческих романах Дональд Э. Уэстлейк переворачивает криминальный мир с ног на голову. В классических авантюрных криминальных романах Дональда Э. Уэстлейка все плохое становится хорошим, а Господь помогает всем, кто хоть как-то связан с Джоном Дортмундером в конкретный момент. На это раз Уэстлейк описывает одну из афер, которые по большей части временные и безрезультатные. Его главный герой не верит в успех этой аферы и не хочет в ней принимать участие. Но из-за шантажа, который продолжается уже долгое время…. Что смешного? А все из-за хитрых действий бывшего копа по фамилии Эппик, который усердно пытается втянуть Дортмундера в свою игру, а тот все сопротивляется. Не имея альтернативы, он собирает свою верную команду и они начинают опасную охоту за сокровищами – давно утерянными золотыми и усыпанные драгоценными камнями шахматы, которые когда-то были подарком для последнего царя из рода Романовых, и которые, к сожалению, затерялись где-то в России, когда его правление закончилось. Как только Дортмундер находит первую пешку, он тут же сталкивается с непреодолимыми разногласиями. Похищенная часть из драгоценной коллекции спутала все его планы, которые он только мог выстроить. Успех операции под большим вопросом, но Джон Дортмундер не был бы самим собой, если бы не был таким настойчивым, и парочка гамбитов или других фигур могут запросто выстроиться в победную партию.

Случилось это в первый год войны.

Январской ночью небольшая группа партизан пересекла на лыжах широкий Заонежский залив, чтобы разведать силы финского гарнизона в селе Кузаранда.

Партизаны благополучно миновали вражескую патрульную лыжню, сделали проход в минном поле, вышли на берег и, осторожно обогнув по лесу деревню, залегли на опушке.

Деревня казалась вымершей. Даже пения петухов не слышно было в эту морозную предутреннюю пору. Впереди темнели бревенчатыми срубами огромные затихшие дома, продавленные сверху белыми, похожими на сугробы крышами.

— Олег, сходим сегодня в «Атенеум»?

В его ответном взгляде я вижу удивление, вопрос и сразу — согласный кивок: да, конечно, сходим…

Я знаю Олега давно, с тех далеких пор, когда он студентом Пудожского педучилища присылал в редакцию журнала первые стихи. Сейчас ему тридцать семь. На моих глазах он вырос, закончил институт, работал в школе, защитил кандидатскую диссертацию, стал известным в Карелии поэтом, изучил финский и шведский языки. Из многих его достоинств я искренне завидую последнему, ибо сам к иностранным языкам совершенно не способен. В студенческую пору я четыре года изучал английский, со словарем прочел несколько художественных книг, отдельные слова улавливаю в разговоре и сейчас, но никакая сила, наверное, не может заставить меня произнести перед иностранцем чужеземную фразу. Это особенно отчетливо я понял на днях, когда известная финская художница предложила мне для разговора три европейских языка, а я, сгорая от смущения, беспомощно искал глазами куда–то запропавшего Олега. Хорошо, что поблизости оказалась ее дочь–студентка, изучавшая в университете русский, и наша беседа все же состоялась, хотя я до самого конца мучительно переживал свою языковую несостоятельность. Олег — мой спаситель. Он впервые за границей, ему нужна практика и он готов переводить день и ночь. В Финляндии много знающих шведский, и Олег, когда есть к тому возможность, с удовольствием переходит с одного языка на другой. В такие минуты я не просто завидую, я горжусь им, и он это, наверное, чувствует.

Вечером 11 мая 1922 года в Читинскую уездную милицию явился крестьянин села Телембы Емельян Кислов и передал дежурному записку, адресованную инспектору милиции Забайкальской области Антонову. На обрывке листа из школьной тетради химическим карандашом были тесно нанизаны крупные буквы: «Товарищи по охоте убиты. Я ранен. Нахожусь в зимовье Внукова. Станислав».

В ту самую минуту, когда оробелый мужик суетливо доставал из–за подкладки треуха записку, чтобы вручить ее дежурному, в соседней комнате помощник начальника уездной милиции Никанор Васильев собирался домой. Радуясь, что еще один хлопотливый день службы наконец–то окончен, он запирал ящики стола и в уме прикидывал, что сегодня он успеет, пожалуй, до ужина заняться домашними хозяйственными делами и тем самым положит предел ежедневным попрекам жены.